Фантомная темница одиночества

Написано для лит-проекта Круги На Воде, тема «Кошки приходят в марте» http://www.proza.ru/2012/03/23/240
(Одним пасмурным мартовским днём или наоборот - ясной лунной ночью, через восточные ворота пришли в город четыреста тридцать три чёрные кошки и одна рыжая…)

От автора: рассказ не про конкретных людей; любые совпадения случайны.

***
Вот и снова пришёл март. Странный, долгожданный и самый гадкий месяц весны, когда таяние снегов оголяет залежи гнуси во дворах и на газонах, а прохладный, но уже не зимний ветер приносит необъяснимую новизну и свежесть. Под ногами кашеобразное месиво иногда озаряется отблеском лучей. Чистейшая голубизна неба отражается в талой воде луж. Дни становятся заметно длиннее, солнце светит как-то иначе, чуть ярче, чуть теплее, а по ночам во дворах слышны завывания кошек, жаждущих любви. Значит, жизнь пробуждается с новой силой.

***
Она привыкла быть одна. Ну, не то чтобы совсем. Будучи совсем взрослой «немного за двадцать пять», так и жила с родителями, не собираясь ничего менять. У неё были друзья, занятие по жизни. Одна, в смысле без мужчины. И нельзя сказать, что Варе это нравилось. Да, раньше получалось обманывать себя. Дескать, одной лучше: на душе спокойно, никто не портит нервы, ни что не тревожит сердце. Именно этой мыслью объясняя своё одиночество. Надо же было хоть чем-то оправдывать страх перед жизнью и собой, отстранённость от мира и реальности, где и находятся они - живые люди. Когда в толпе девушка чувствовала одиночество, ей тоже, как и всем таким же, было плохо. Варя обвиняла мир в безразличии, в холодности, в закрытости. Как любой эгоист, чувствовала собственную ненужность здесь, скрывая страх перед реальной жизнью под личиной эмансипации, бог знает, чего ещё. Взращивала гордыню в себе, годами оставаясь одна.

Нет, эта девушка не была уродкой или “синим чулком”. Стильно одевалась, смело экспериментировала с причёсками и макияжем, выглядела всегда ухоженной и естественной. Только какой-то холодной и отчуждённой. В то же время в ней угадывалась глубина и осознанность собственной красоты и женственности. Это походило на сказочное заклятие злого колдуна, что специалисты называют последствиями психологической травмы. Значит, Варя не всегда была такой отстранённой, поэтому явно имела шанс раскрыться. …Но, наверно нужный момент ещё не наступил, а может уже был упущен навеки.

Девушка интересовалась разными вещами, много читала. Поэтому те, кому удавалось разговорить Варю, обретали интересного собеседника, умеющего и увлекательно рассказывать, и внимательно слушать. А смешливость и любовь ко всяческим шуткам и приколам добавляла пикантную нотку в общение. Правда, симпатии со стороны мужчин девушка как будто вообще не видела. Даже незначительные намёки словно пугали: она всегда отстранялась и закрывалась. Потом мысленно убеждала себя, что это всё - только плод её бурной фантазии на фоне нереализованного сексуального желания.
Со временем нелюдимость прошла, но было уже вроде как и поздно.

Так к двадцати восьми годам Варя оказалась официально без работы, и без ежедневной причины и стимула куда-то выходить. Источник существования конечно был. Нормально зная компьютер и будучи хорошим специалистом в своей сфере можно и сидя дома зарабатывать, не сильно напрягаясь. С другой стороны, освободилась масса времени на разные увлечения. Она стала писать стихи, изучать английский, мифологию; углубилась в психологию, которой немного увлекалась ещё со школы.
Вот только сидение дома ещё больше ограничило круг общения, постепенно сведя до родителей да одной-двух таких же одиноких подруг. Хотя конечно Варя любила и прогуливаться по любимым улицам, и посещать выставки, ходить по магазинам, бродить в парке, ездить куда-то недалеко. Но это никак не расширяло круг знакомых: её по-прежнему настораживали всё реже проявляемые знаки внимания со стороны представителей противоположного пола.

В, конце концов, девушка настолько закрылась от мужчин, что они практически перестали её замечать.

Даже удивительно, но в какой-то момент вот такая тихая ненасыщенная событиями жизнь стала полностью устраивать Варю. Исчез источник раздражения в виде клиентов и коллег мужского пола, с которыми волей-неволей приходилось соприкасаться раньше на работе. Хотя, прежде это ещё хоть как-то поддерживало чуть теплящийся огонёк надежды на то, что, возможно, когда-нибудь девушка всё же познает взаимную любовь.

Но теперь постепенно странное, вязкое спокойствие воцарялось в одиноком сердце. Нереализованные эротические фантазии и желания медленно угасали; самоудовлетворение стало почти неинтересным. Сарказм превратился в постоянного спутника Вари, а одиночество - в неизменного любовника фантазий и снов.

Через пару лет сидения дома жизнь стала настолько размеренной и спокойной, что в какой-то из очередных празднований Нового года, девушка не смогла сформулировать желание, чтобы загадать. У неё вроде как всё было и вроде как всё устраивало. Варя удивилась и порадовалась такому положению вещей. Да и вообще, чего желать, когда проблем-то никаких нет, всё, что хочется купить, доступно, а мир вокруг радует сменой сезонов и восхищает гармонией устройства.

Она радовалась каждому дню жизни, находя во всём то, что дарило позитивные эмоции. Каким-то непостижимым образом в девушке стала возрастать жизнерадостность. А присущая по жизни весёлость теперь просто фонтанировала. Ведь имея тонкое чувство юмора, можно посмеяться практически над всем. Это ещё прочнее держало, как говорится, на плаву, подпитывая желание идти по жизни дальше, и привносило в обыденность яркую нотку веселья.

Варя больше не мечтала, не вожделела. Свыклась, срослась со своим одиночеством кожей, мясом, костями. Смирилась.

…И постепенно, очень медленно, в ней что-то начало происходить. Толпы людей перестали казаться безликими; мир вокруг стал веселее, отзывчивей. Хотя… Всё это походило на некий суррогат того, чему дОлжно было быть, к чему стремится любое существо на этой Земле.

Вот так и жила она своей стабильной спокойной жизнью, варясь в собственном соку, в своих интересах и увлечениях. И наверно так бы и прожила ещё очень много лет, если бы ни банальное желание найти больше информации по психологии, мифологии. И ни увлечение музыкой, которую оказалось не так уж просто выискивать в магазинах. Именно с этой целю Варя подключила интернет.

Месяца два девушка купалась в океане нужной информации: читала, качала, изучала. Потом, когда информативный голод был полностью утолён, захотелось развлечься.


***
“Получивший знание лишается возможности говорить о нём, поэтому знающий молчит, а говорящий не знает.” (Лао Цзы)

Вот тут-то всё и закрутилось. Как-то неожиданно. Хотя, нет, Варя ждала подобного поворота давно, только уже совсем не надеялась. Смирилась. Плюнула. Дошла до своей крайней точки “необщения”. И тут в жизни девушки впервые за последние лет пятнадцать появился друг.

Они познакомились банально: в сети на простом сайте знакомств, куда Варю занесло от нечего делать. Тогда ей было уже тридцать, ему тридцать три. Слава был разведён, умён и интересен; привлекателен, даже красив.

Сошлись они на философствовании о том, что есть любовь. Он никогда никого не любил по-настоящему, как говорил сам. Вот и стремился понять, познать это явление; хотел, чтобы его научили любить. Она, так же как и он, боялась ответственности за кого-то; да и за себя тоже по большому счёту не была в ответе. Но, как и все женщины, думала, что знает, что такое любить, и сможет помочь Славе, да и себе заодно.

Правда, в жизни Вари не случалось ещё любовных историй, чтобы можно было опереться хоть на какой-то опыт в затее “научить любить”. Конечно, девушка влюблялась и не раз, даже дружила когда-то с кем-то ещё в школе; знала, что такое окрылённость и восхищение, вдохновение, подталкивающее на новые свершения. Но вот так, что бы “по-взрослому”, с отношениями, такого в её жизни так и не случалось до сих пор. Руководствоваться знаниями из книг? Для начала годилось и это. Правда очень быстро пришло осознание, что это - равно как читать о балете, сидя в кресле, ибо “путь осилит идущий”. А любовь? Хочешь познать что-то - стань этим.

После полугодовой переписки она неожиданно осознала, что тоже никогда никого не любила и что тоже хочет того же, что и её сетевой собеседник.

Девушка испугалась только, внезапно поняв, что привязалась к виртуальному другу, к веселым и откровенным беседам в онлайне, к длинным письмам, - когда осознала, что Слава ей понравился. В растерянности, Варя снова написала ему. За последнее время этот мужчина стал практически самым близким человеком, с кем она могла поделиться абсолютно всем. Варя написала, что ей понравился мужчина, и она не знает, как… в общем…

Он ей ответил, что сдерживать свои чувства - значит проявлять неуважение к себе. Эти слова что-то перевернули внутри. Варя вдруг осознала, что всю сознательную жизнь прожила вот в этом неуважении к себе, в нелепой неуверенности, молча, тихо… Никак!

Тогда же всплыло вроде как давно стёртое временем воспоминание.


***
Варя, ещё совсем юная двенадцатилетняя девочка, гуляет во дворе вместе со своим любимым мальчиком. Всё хорошо. Тепло. Лето. Душу переполняет восторг от того, что рядом её любимый человек и смотрит такими родными влюблёнными глазами. Но вдруг его окликает соседский мальчишка. И он бежит к нему. Она - за ним, пытается догнать, окликает. Мальчик не останавливаясь, оборачивается и с насмешкой говорит: “Ты что, влюбилась в меня? Чего ты за мной бегаешь?” Его приятель, видя всё это, наигранно смеётся. И возлюбленный тоже начинает неестественно хохотать. Боль пронзает девочку насквозь.

Больше с тех пор она никогда не… Хотя, нет. Было ещё пару подобных случаев, когда Варя пыталась открыться. Но и это заканчивалось плачевно. Правда, возможно, именно она видела те результаты вот в таком чёрном цвете.


***
“Какая чушь, однако! Он ведь любил меня. Потом наверняка сто раз пожалел об этом поступке. А я…”

Варя расплакалась… Потом из груди вырывался смех. Слёзы до смеха очищения!

И вспомнилась давно забытая, тогда понятая, но не прочувствованная притча. Девушка любила её вспоминать в беседах с подругами или каких-то простых житейских ситуациях. А сейчас те древние слова раскрыли новую грань мудрости Варе.

Это была притча про одного восточного Мастера. Однажды, когда он сидел у себя и медитировал, в хижину ворвался незнакомый человек и, размахивая мечом, потребовал денег.

— Все мои деньги там, на полке, возьми их, но только оставь мне десять монет, я завтра должен отдать долг, — сказал Мастер, продолжая просто сидеть.

Пришедший взял все деньги, оставив десять монет. Затем заметив красивую вазу, он взял и ее.

— Будь осторожен с ней, ваза очень хрупкая, — заметил Мастер.

Когда незнакомец собрался было ступить за порог, Мастер остановил его, окликнув:
— Эй, ты забыл сказать «спасибо»!

— Спасибо, — ответил незнакомец и ушел.

А Мастер продолжил медитировать.

На следующий день к нему в гости пришел друг из соседнего селения и начал взволнованно рассказывать, что вчера в деревне кто-то ограбил половину домов. Потом, заметив, что у Мастера пропала ваза, воскликнул:

— Э, да я вижу, что он и у тебя побывал!

— Нет, — возразил Мастер, — я одолжил вазу и деньги одному незнакомцу. Он был очень вежлив, сказал «спасибо» и ушел. Правда, он немного небрежно обращался с мечом.

***
Словно некая странная серая вуаль упала с глаз Вари в тот день, и мир заиграл новыми яркими красками. Как будто кто-то ей разрешил: “живи! и будь собой! делай, что хочешь! уже можно”. Ведь суть жизни в том и состоит, чтобы быть собой во всём. А значит, проявлять себя так, как хочется, и реализовываться во всех сферах жизни.

И девушка отписала своему виртуальному другу примерно так: “Я хочу встретиться с тобой в реале. Я впечатлительная, поэтому не хочу создавать для себя иллюзию на основе твоего образа. Просто… я уже начинаю думать о тебе не совсем как о друге, вследствие традиционности моей ориентации. Я хочу узнать, какой ты настоящий. В конце концов, если мы ничего иного не захотим, то станем просто друзьями, а это очень много”.

Написала и отправила. И как тяжкую ношу с плеч сбросила. А на её месте, по идее, должны расти крылья.

…От встречи Слава не отказался, но “запел” ту же песню: «Я никогда ни в кого не влюбляюсь. А просто дружбы между мужчиной и женщиной вообще не может быть - они либо бывшие любовники, либо будущие. Да и как можно быть в ответе за кого-то, если за себя в полной мере не отвечаешь? Поэтому и приручать кого-то не стоит».
Варе стало от этого скучно; но встреча состоялась. А спустя полгода она решила с ним переспать - “сдерживать свои чувства - это проявлять неуважение к себе”. Слава сразу же согласился на прямое предложение девушки. Хоть они и редко виделись, да и намёка не было на то, что их можно было бы назвать парой, - эти двое постоянно словно были рядом. Длинные письма день через день, онлайн общение, дружеские посиделки раз в месяц-два.

У мужчины всегда кто-то был для “физкультуры”, как он называл секс. Варе было плевать на данный факт, а Славе - на них, на эти его “физ-тренажёры”. Он как-то сказал: “все женщины в сексе одинаковы, да и сам секс вообще не так уж интересен, как может показаться”.

Варя не поверила. Разве она могла допустить мысль о сравнении себя с кем-то? Тем более в сексе. А с другой стороны, если все одинаковы, то зачем тогда пробовать и перебирать, не любя? Заниматься “неинтересным” делом? Менять одну на другую... на восемнадцатую? С целью доказать себе то, что всё именно ВОТ ТАК? Или наоборот, чтобы найти ту, которая отличается?.. Словно для мужчины женщины представляют собой некую безликую толпу, парад. Как, если бы одной мартовской безлунной ночью через восточные ворота пришли в город четыреста тридцать три чёрные кошки и одна рыжая. А поскольку «ночью все кошки серые», то вот он всю жизнь и ищет в темноте среди “серых” ту свою рыжую.

Девушка прекрасно осознавала, что не станет для Славы искомой “рыжей”, а навсегда останется одной из тех четырёхсот тридцати трёх… забытых, со временем неузнаваемых при встрече. Да, Варе было больно потому, что этот мужчина для неё будет первым. Хотя, нет, не ПЕРВЫМ, а просто по хронологии событий в её жизни первым, с будет... “физкультура”. Да, Варя его хотела, Слава был ей очень приятен. Да и рядом больше не было… ну никого вообще!

“А для чего тебе нужен секс? - спросил он в очередном письме - Вот мне он нужен для того, чтобы сбросить напряжение. Понимаешь, секс не должен быть целью. Секс это способ, средство для чего-то. Целью могут быть отношения.” “Которых ты не хочешь.” - “дописала” она меж строк.

Слава не хотел хоть какой-либо ответственности. Говорил, что у женщин всё сразу переходит в чувства, а в этом случае он ничем не поможет, потому что никого никогда не любил, “а лишь чувственно занимался сексом”. Говорил, что потом Варя захочет ещё и ещё. Станет забывать о предохранении в порывах страсти. А это ему ну уж совсем не надо… Что у него есть другая - более-менее постоянная на тот момент, - которую не хотелось бы обманывать.

Варя отвечала, что чувств к нему нет, есть только влечение; что обмануть “физ-тренажёр” невозможно; что ничего она не забудет “в порыве страсти” и ни о чём не попросит, потому как… это всё возможно лишь при наличии тех самых чувств.

***
...Когда они шли к Славе домой с точно определённой целью, он спросил:
- Ты сейчас руководствуешься отчаянием или ты именно меня хочешь?
- Именно тебя – тихо ответила Варя, стараясь изо всех сил верить в это… не понимая, какая ему-то разница, если…

А подтекстовая суть этого вопроса добила девушку окончательно: как же нужно к самому себе относиться, чтобы думать, что она может его не хотеть, а решиться быть с ним только из-за отчаяния? И где же делась эта уверенность в себе? “…Всё переходит в чувства”. А на чём этим чувствам базироваться при подобной самооценке?...

Слава ещё несколько раз переспрашивал, или Варя не “потухла”, или до сих пор точно уверена в своём решении.

- Ещё один подобный вопрос, и я таки передумаю! - в какой-то момент не выдержала она - А может, это ты ничего не хочешь уже? Так скажи - в этом ничего такого нет, я не обижусь - и заглянула в глаза Славе.

Он отвёл взгляд:
- Я в себе уверен.

***
Затея завершилась… ничем. Секс оборвался на этапе, прелюдии – девушка оказалась физически не готова. Не раскрылась… Варя толком ничего не поняла, растерялась, но не расстроилась.

Рыдания были потом, когда Слава через месяц в переписке чётко дал понять Варе, что больше никогда ничего не будет. За этим последовал её дружеский ответ… и их обоюдное полугодовое молчание, что потом увенчалось сетевым приятельством на пару месяцев.

***
После этого интимного свидания Варя несколько месяцев жила в каком-то ступоре. Ей вообще ничего не хотелось. На время она сделала свою анкету на сайте знакомств невидимой. Механически выполняла заказы, улыбалась, особо не понимая чему. Видя состояние, мама (с подругами девушка видеться не хотела; да и у них на тот момент были свои заботы) часто вытаскивала дочь на природу. И только бродя по лесополосам, Варя понемногу начала выговариваться, что помогало смириться с душевной звенящей пустотой, образовавшейся из-за нелюбви.

Но удивительно было то, что Варя совсем не чувствовала обиды ни на себя, ни на …приятеля. Наоборот, в ней разыгрался живой интерес к мужчинам, отношениям... и к любви. Той, о которой она уже ничего не могла рассказать, которой научить невозможно. Коей можно просто дышать и жить. Слов для писем Славе почему-то не было. Не хотелось больше вообще с ним соприкасаться. Хотя… конечно причинял боль неопределённый статус: то ли женщина, то ли... ещё девушка.

Иногда, конечно, накатывало отчаяние и снова хотелось забить на всё, сказать себе: “больше никогда!.. одной лучше”. В такие минуты Варя злилась на всё и всех. Сильнее всего на себя. За то, что у неё никого нет, что она не в состоянии… и что все они ничего не хотят, поэтому: “пошли они все!” Как будто кто-то что-то предлагал, а она не желала принять.

Вот тут-то в какое-то мгновение что-то щёлкнуло: «А ведь я и так одна. Одна! И была всегда одна. И буду, если... Именно! Если не почувствую и не признаю себя женщиной до конца. Сама для себя. Ведь мужчина может находиться только рядом с женщиной. А одиночество… Оно вокруг. Оно всегда было, есть и будет вокруг меня, пока оно есть во мне, пока я с ним не смирюсь до конца и не признаю то, что я одна».

...Слёзы боли, потом очищения не раз омывали глаза, когда Варя оставалась наедине с собой. Болела пустота внутри: звенящая, бесконечная, чёрная. Это надо было пережить и отпустить. Потому что только тогда в этом чёрном космосе и может родиться та звезда, что будет освещать Путь - звезда по имени Любовь с лучами-вдохновениями. Родящая всё остальное множество.

Так постепенно мудрость брала верх. Внешнее равно Внутреннему, это Варя точно знала, а время таки лечит. И Подобное притягивает Подобное. Поэтому девушка сосредоточила внимание на самой себе: стала уделять больше времени внешности, а главное - поднимать в медитациях состояние “быть женщиной”. Это доставляло удовольствие. И возвращало к себе - к ЛЮБВИ.

***
И наконец, спустя примерно года полтора в ней поднялось желание любить. Желание, которое лежит в основе самой сути человека. В этом мире всё начинается с Любви и держится на ней. И только ради Любви стоит жить. Бог есть Любовь. Посему Любовь - Бог - есть в каждом из нас. Это - та самая любовь, которую следует дарить и принимать с восторгом, радостью и благодарностью. И значит, предназначение каждого - делиться этим божественным, что в нас заложено изначально. То есть любить и быть любимыми. Ибо принимать любовь к себе от мужчины это тоже есть божественное предназначение женщины, как и дарить её мужчине. Одиночество есть испытание? Можно видеть это и так. Но ведь любое испытание тоже ведёт к воссоединению с собой, Богом = Любовью = мужчиной для женщины, с женщиной для мужчины.

***
Новый март был совсем не таким, как два предыдущих, когда Варя после того дивного приключения была не в состоянии вообще с кем-либо общаться. Нет.

Вот уже несколько месяцев рядом был человек, который что-то чувствовал к ней. А в эти несколько весенних дней мужчина просто отсутствовал в городе по делу.

Они часто виделись, ходили гулять, имели общие интересы. Он не хвастался своим опытом с женщинами из-за почти что отсутствия такового, не пугал нежеланием быть любимым. А их близость оказалась настолько сладкой, что отрываться друг от друга было так же сложно, как разнять две половины единого целого. Он рисовал интересные перспективы на будущее для двоих, а Варе очень хотелось в это всё верить. Они не пытались переделать друг друга. И всё шло так, как и должно было идти.

Он был для неё ТЕМ САМЫМ, хоть и не совсем первым. Она для него была именно той одной, которую он не искал, перебирая, а встретил.

...Вот только каждый раз, когда его не было рядом, как в эти мартовские дни, Варе казалось, что его нет вообще, что это всё сон… длинный многосерийный прекрасный сон. Даже некоторые вещи, что он оставлял у неё, казались иллюзией, самообманом. А Варя по-прежнему словно была одна.

---------
(написано - март, 2012; последняя редакция 09.10.2018)


Рецензии