Новогрудский вулкан

 Обычный день, в котором я прощался с семьёй и отправлялся в горы, для меня стал последним.
 - Сынок, ты что сегодня получил в школе? – спросила мама.
 - Пять двоек по географии. Теперь и такое бывает. Представляешь?- ответил я, - Эта злая учительница пять раз вызвала к доске с разными вопросами и за каждый поставила по двойке. Хорошо, хоть звонок прозвенел: иначе их было бы больше…
 - Она всё-таки права. Если не знаешь – лучше не отвечай, всё равно будет два.
 - Говорит ещё, что имеет на это полное право. Она способна любому завалить свой предмет так, чтобы ученик не был допущен к единым экзаменам. А уж билеты как-нибудь подделает, что никому не решить. Расстреливать таких учителей надо!
 - Хорошо, что она не знает, что ты мой брат. Спасибо тебе, что вовремя взял фамилию матери, - братишке всегда есть, за что меня благодарить.
 - Пожалуйста, Коля. Мама, можно я сегодня опять поеду в горы? – стал я настаивать.
 - Нет. Сначала выучи географию! Твой младший брат на пятёрки учится, а я даже ему не позволяю ехать.
 - Да как можно выучить с таким учителем? Географию я знаю отлично, причём настолько, что сам открытия делаю. Вспомни о гипотезе сферического вулкана…. Мне надо успокоиться, а уроки сделаю в горах. Скажите отцу, чтобы он ни в коем случае не шёл на родительские собрания моего класса, а сама не ходи в его, - указываю на брата, - класс – это ради Коли. Всем пока.
 Ничего в этом диалоге особенного не было: мать мне никогда не могла разрешить ехать на Новогрудскую возвышенность, а я всегда сопротивлялся и шёл вперёд. Сел на старый велосипед и отправился в трёхкилометровый путь. Я заехал, как всегда, на самую вершину возвышенности. Передо мной открылся, возможно, самый лучший вид на Белоруссию, одна из самых высоких и красивейших точек страны. Сама гора, большей частью, состоит из леса, а на самой высоте – луг, на котором я и остановился, оставил велосипед в пяти метрах и лёг на землю, взял в рот одуванчик - так я наслаждаюсь природой.
 Миг, и послышались неизвестные звуки, будто телефон завибрировал, но оказалось, что никаких звонков и сообщений на него не приходило. Вслушиваясь в землю, приложив на неё ухо, начинаю думать о землетрясении, чего поначалу испугался, а потом вспомнил, что к катастрофам они приводят только в городах и решил остаться. Земные колебания усиливаются, песок шевелится – всё это заставляет меня встать и пытаться удержать себя на обеих ногах.
 И земля разломалась: гора раскололась на две части и разошлась на пару метров. Мне ничего, а вот мой велосипед вместе с портфелем провалился в образованное ущелье. Однако, землетрясение прекратилось, и не ожидая повторных толчков, я продвинулся к его эпицентру и посмотрел вниз: велосипед виден очень маленьким. Что мешает спуститься за ним? Правильно, нет разрешения от мамы, вот я и звоню ей:
 - Мама, представляешь, я лежал, отдыхал, а горы раздвинулись и велосипед упал в ущелье, - сам удивлялся, чему говорил, - Можно, я достану велосипед?
 - Нет, Вадик, срочно домой, уроки будешь делать!
 - Но портфель вместе со всеми учебниками тоже упал, - так я и думал, однако, видел только велосипед.
 - Ты что смерти моей и своей хочешь? Домой иди!
 - У меня кончилось землетрясение. А у тебя как? Если нет, я не пойду….
 - Закончилось, не переживай…. Я переживаю за тебя, возвращайся пешком.
 - Я тебе не верю и возвращаться не собираюсь, - сказал я и отключил нашу связь.
 Даже не понимаю, чему я сейчас должен удивляться. Не верю ни во что, кроме доброты и рациональности природы. Мать, надеюсь, переживёт всё, а мне нужно действовать. Спускавшись по одной из стен трещины, заметил падение велосипеда в пропасть. Осознав, что надежды никакой нет, поднялся обратно и изучаю расщелину сверху. То, что я видел в течении минуты было настоящим адом: появилась лава и стала делать из себя фонтанчик, а крупнейший фонтан состоял из вулканического пепла, возвышающегося с огромной скоростью, что я еле успел увернуться и побежал прочь.
 Тут меня осенило: я открыл на этом месте настоящий вулкан, Новогрудский Вулкан – будущее первое чудо Гродненской области. Открытие принадлежит мне, более того, я могу объяснить наличие вулкана на такой местности. Дело в том, что будучи семиклассником, я придумал гипотезу «сферического вулкана», которая подразумевает под собой то, что под всей земной корой находится сплошной сферический слой магмы. Из этой гипотезы выходит, что под каждой точкой земной поверхности находится лава, а каждая гора – прочная (иногда закупоренная, в том случае, если люди её не называют вулканом) воронка для выхода лавы наружу, т.е. все горы могут извергаться, если силы давления лавы хватит на то, чтобы пробить «пробку», а что касается настоящих «вулканов», то у тех нет «пробок», т.е. землетрясений и никакой силы давления не нужно, чтобы лава вытекала. Уже представляю, что я, Вадим Ригман – великий учёный, получивший нобелевскую премию и сто баллов за экзамен и меня больше не будет мучить учительница.
 Я оглянулся, лава течёт в мою сторону. Не останавливаясь я беру телефон и звоню маме:
 - Мама, привет, ты слышишь меня? Можешь внимательно послушать?
 - Да, сынок, где ты?
 - Я на вулкане, на Новогрудском вулкане, он извергается. Помнишь гипотезу, сочинённую мной более двух лет назад? Она оказалась верной: лава вытекает из-под земли. Я бегу в Новогрудок, но шансов нет. Менее чем через минуту лава накроет меня. Я не шучу, понимаешь?
 - Да. Я сейчас за тобой приеду. Держись!
 - Нет, не приезжай. Я умру в эту минуту, а ты сохрани свою жизнь. Бери с собой Коляна и отправляйся первым рейсом, а лучше на машине, в Минск. Следи за новостями, если вулкан продолжит извергаться, садись на первый самолёт и лети в Россию или Украину!
 - Я тебя не брошу, сын мой!
 - Мама, подумай о моём брате, который тоже тебе сын!
 Всё. Я бросил телефон, а за ним снял куртку, чтобы было легче бежать. О чём только я ни думал: о славе меня, как учёного, о смерти, о семье…. Меня теперь волнует только один вопрос: «Сохранится ли моя гипотеза?». Как учёный, пусть и слишком молодой, я должен быть счастлив, что умер во время самого грандиозного собственного открытия. Переплетение и расход мыслей был неописуем.
 И последним, что я произнёc было: «Мама, не дай брату повторить…».


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.