Чудный олень вечной охоты

               
« А над гаванью - в стране стран, в пустынях и лесах сердца, в небесах мыслей -  сверкает Несбывшееся – таинственный и чудный олень вечной охоты»    А.С.Грин   
          
 В канун зимнего солнцестояния  белый свет летит вверх тормашками, уступая место таинственным, синим  сумеркам.  Нагие  трогательные берёзы,  вдруг перестают отбрасывать тени, превращаясь  в монстров, а закутанные в снежные  шали сосны, заметив это, угрюмо хмурятся и чернеют. Лес замирает, и всё живое готовится к встрече с неведомым.
   
 В бревенчатом домике на пригорке из печи выдвигается вьюшка,  из поддувала выгребается кочергой лёгкая зола с мелкими тлеющими угольками, в открытый зев летит береста и сухие поленья. Чиркает  спичка,  зажигая лучину, которая  подсовывается к шелковистой бересте, и почти сразу вспыхивает огонь.
 
   Человек  садится на невысокую скамейку и неотрывно смотрит на пламя. Терпеливо ждёт, пока оно наберёт силу и даст отражение на брёвна, которые рублены из настоящей  корабельной сосны и проконопачены  рыжим мохом, пропитанным смолой. Вскоре вокруг него запляшут огненные змеи,  уничтожающие тьму и раздвигающие пространство, а хрустальная призма времени повернётся  и  откроет вход  к тому далёкому туманному берегу, где под вечным сводом одиночества, живёт  Несбывшееся.               
И где, только ему, Человеку, поёт свою пронзительную песню, Сольвейг….

       Ей было семнадцать. В  лесхоз она попала сразу после детдома. Солька обожала  лес и не любила людей. Она уводила его на делянку, где приветливо кивали  радужные головки  клевера, кланялись конопатые ягоды земляники,  и  раскачивалась на ветру свежая  поросль  молодого леса.  Там  они падали, на прогретую землю. Глазами в небо, но в разных направлениях, касаясь друг друга лишь затылками.  Она, чтобы облака уносили, а он, чтобы глядеть им вслед.

-Зима вновь настанет и го-од пролетит, и го-од пролети-ит….

-Ко мне ты вернёшься и бу-удешь со мной, и-и бу-удешь со мно-ой .

Звенел  ручей её голоса. В раннем детстве она услышала эту мелодию и заплакала, и тогда мать сказала отцу, что зря они назвали дочь - Сольвейг.  Потому что есть над душами неприкаянных  власть Несбывшегося.  Отец не согласился.  И потом, забыв про дочь, они заспорили об экзистенциализме, затем о судьбах мира,  литературы и интеллигенции.  А также  о многом другом, что Солька  не в состоянии была понять.  Вскоре они уехали в экспедицию на Тибет, где и пропали.  Так маленькая Солька осталась наедине с Несбывшимся.

- Женюсь, -  заявил Человек  родителям, когда исполнилось восемнадцать.

-Это на ком? На Сольке? Только через мой труп,- отрезал отец. А мать добавила:
 
- Не позорь себя и нас, сынок. Ты же видишь.  Она  не от мира сего. Полная дурочка. Говорит так, что и не поймёшь, что сказала. А идёт, словно не видит  вокруг никого.

 Это была одновременно и правда,  и ложь. Внешне всё именно так и выглядело. Уж очень она диковинно выражалась.  Но те, кто знал её ближе, понимал, что ей было дано больше. В каждой букашке и травинке  она видела  глубинный смысл и умела разгадать причины  явлений  и событий. А мыслила  Солька ещё причудливее, чем говорила.  Её умозаключения непостижимым образом меняли местами причину и следствие, а логика основывалась не на фактах, а на образах и чувствах.  И, как ни странно, истина, непонятным волшебным образом, открывалась ей охотнее.

-Полная сирота ещё не значит полная дура,- неуверенно возразил сын.

Мать уловила тень сомнения  в его голосе и решила схитрить:

-Подожди немного сынок. Вот выучишься на плотника, тогда и женишься. Семью-то кормить надо.

Он чувствовал житейскую мудрость её слов, и решился сказать об этом Сольке. Но та не хотела ждать. Нашептывала  ему о звонке Несбывшегося.  А он целовал её глаза, цвета незабудок, гладил белокурые волосы, смеялся и кричал на весь лес:

-Я построю тебе дом!  В лесу, под сосной, на высоком берегу ручья! Такой, как ты хочешь! И тогда ты станешь моей. Навсегда.

Прошло долгих пять  лет, а может и больше. Их делянка заросла непроходимым лесом, заслонившим  небо и облака.  Человек  построил, наконец,  дом и женился.  Но не на Сольке, а к радости родных,  на Гальке из продмага. Молодые  жили  в посёлке, где у них  была самая лучшая усадьба. И в ней полная чаша. Правда бывало,  Галька гуляла, а он её поколачивал. В общем, жили как все.
Только, случалось, что Человек иногда запивал и куда-то исчезал, а Галька трепала по посёлку, что он у Сольки.

Однажды  Солька пропала. За неделю до Нового года ушла в лес и не вернулась. Её  искали, но так и не нашли. Да, и не больно старались.  Кому нужна сирота, к тому же, то ли дурочка, то ли ведьма.

И только ранней весной,  когда снег  начал таять и превращаться в грязно-бурые островки с прозрачными ручейками, охотники заметили у сосны, что росла возле  нового лесного дома, её лыжи и варежки.

А с Человеком стало происходить что-то странное. Он прислушивался к чему-то, никого не замечал, и сам с собой разговаривал.  Галька с раздражением рассказывала каждому встречному, что он ждёт какие-то сигналы из космоса.

- Это она, ведьма, его спортила.  С того света достала, - возмущалась Галька в магазине, не забывая  обвешивать и обсчитывать,  охочих до чужих  тайн, тёток в очереди.
Но один мужик, тоже зашедший в магазин,  засомневался:

- А ты откуда знаешь, что она умерла? Ведь её же не нашли. Может, ушла куда.

- Да чего уж тут, - засуетилась Галька, и очередь с удовлетворением отметила внезапный страх в её пронырливых глазках, а в прокуренном голосе дрожь, - знамо дело, замёрзла, и волки съели. К кому ей идти-то.
               
Но  народ на мякине  не проведёшь.

- Что-то Галька богомольная стала, из церквы не вылазит.  И слова матерного не скажет, не то, что раньше,- подметили поселковые кумушки.

- А муж еённый,  котору ночь носа не кажет, всё  в том доме, как сыч сидит, что для Сольки строил….

   Люди говорили правду. Он сидел у огня в канун зимнего солнцестояния, пытаясь услышать Несбывшееся. Получалось плохо. Знакомые очертания  проплывали мимо, не оставляя шансов. Пламя  давно погасло, но угли ещё ярко пылали.
 
- Наверно,  Солька всё выдумала,- решил Человек,- Несбывшегося нет и никогда не было. Мать, как  всегда, права.
 
Он вздохнул, возвращая  мыслям обычный строй и порядок.

 -Вьюшку закрывать ещё рано, можно угореть,- подумал он.

Человек захлопнул дверцу печки и встал со скамейки. Потянулся, чтобы размять затёкшие конечности,  и,  вдруг…замер. В тишине дома зазвучало:

-Зима вновь настанет и го-од пролетит, и го-од пролети-ит….
-Ко мне ты вернёшься и бу-удешь со мной, и-и бу-удешь со мно-ой .
 
Как переворачивают огромные океанские волны хрупкую посудину, так и этот голос, ворвавшись в  сознание, перевернул,  измученную ожиданьем, психику.  Привычный мир  рухнул,  разлетевшись на осколки, и в каждом были горестные лица матери и отца, которые удалялись всё дальше, и дальше - в бесконечность реальности.  А рядом  сверкала та  хрустальная призма, за которой лежал «чудный олень вечной охоты», счастливый остров Несбывшегося,  где одиноко пела на пустынном  берегу любимая Солька.  И,  чтобы попасть туда, нужно  лишь повернуть грань.
 
Человек  постоял немного, потом подошёл вплотную к печке, дотянулся до вьюшки и закрыл трубу.


Рецензии
Спасибо,Мери! Очень трогательно...

Влад Моро   16.12.2019 12:58     Заявить о нарушении
Рада, что Вам понравилось. Спасибо.

Мэри Стар   16.12.2019 15:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.