О свободе, равенстве и братстве

(в помощь молодому революционеру)

Libertе, Еgalitе, Fraternitе ...

Эти слова не напрасно стали девизом французских революционеров.

Эти три слова в соответствии с их смыслом определяют принципиально новую модель эволюционного развития, переход к которой и пытались совершить все революционеры прошлых периодов.

Однако, смысл слов свобода, равенство и братство оставался, и для многих остается и сейчас, скрытым.

Поэтому так трудно людям реализовать эти понятия на практике. И даже, если они и реализуются, то люди не могут их распознать, поскольку не знают, чем они являются и не ассоциируют с ними достигнутое. «Проходят» мимо свободы, равенства и братства.

Давайте рассмотрим их, чтобы не пройти мимо них впредь или, чтобы знать к чему идти.

СВОБОДА.

Понятие свобода имеет двойственный смысл.

Двойственный потому, что свобода от одного всегда предполагает и зависимость от другого. Причем последняя является гарантией первой.

Быть абсолютно свободным значило бы быть и абсолютно независимым, а последнее невозможно ни в мире вещей и явлений, ни в человеческом обществе.

Поэтому стремясь к свободе от одного, необходимо не только предполагать обязательное приобретение зависимости от другого, поскольку иное невозможно, но и стараться приобрести зависимость такого рода, которая бы гарантировала получение желаемой свободы.

В приложении к свободе от личной зависимости одного человека от другого, чего, собственно, и добивались все борцы за свободу и каковой она ими всегда подразумевалась, в качестве приобретаемой зависимости, гарантирующей получение такой свободы может рассматриваться зависимость от общества в целом, когда человек подчиняется всем вместе и никому в отдельности.

Общественная зависимость со свободой человека от человека,  и личная зависимость человека от человека со свободой от общества являются антиподами, и одна другую не допускают.

Так называемое демократическое общество (которое есть химера), пытающееся пародировать симбиоз одновременной свободы человека и от человека и от общества, фактически приводит во всей полноте лишь к зависимости человека и от другого человека, и от общества одновременно, что вполне закономерно, как следствие совершенствования рабской системы,  поскольку обществом на почве демократии выступает не общество в целом, а лишь одна его часть, от которой зависит другая.

Поэтому, в поисках свободы от зависимости человека от человека, от угнетения человека человеком, необходимо рассматривать как гарантию таковой зависимость от общества в целом, которая для этого необходима и достаточна, и которая чем сильнее, тем сильнее гарантирует свободу человека от человека.

Парадоксальность этого лишь кажущаяся.

И если вам не нравиться заявляемая зависимость от общества, "парадоксально" гарантирующая свободу человека от человека, можете наслаждаться заявленными демократической доктриной свободами человека от человека и от общества, "парадоксально" гарантирующими исключительно зависимость от обоих (с поправкой на то, что обществом на почве демократии выступает не общество в целом, а лишь одна его часть, от которой зависит другая).


Люди живут обществом. Исключить зависимость от него невозможно.

Но, возможно эту зависимость увеличить, чтобы полностью исключить зависимость одного человека от другого.


РАВЕНСТВО.

Равенство  всегда рассматривалось и рассматривается как равенство возможностей в чем бы то ни было, как отсутствие привилегий у одних перед другими.

При этом забывается, что люди изначально "состоят" из таких естественных привилегий, как личные способности и возможности, умственные и физические, выгоды сред обитания и средства воспроизводства жизни, которые у всех разные.

Таким образом, люди более сообразительные, более сильные, обитающие в более выгодных природных условиях и имеющие более совершенные средства воспроизводства жизни, имеют и естественные привилегии.

Для того, чтобы равенство между членами общества действительно было возможным, личные способности и возможности людей, выгоды среды обитания и средства воспроизводства жизни каждого, должны стать достоянием всех.

Такое обобществление будет соответствовать и необходимому и достаточному условию свободы и независимости человека от человека, подчинению обществу и зависимости от него.

И только такое обобществление личных способностей и возможностей, выгод сред обитания и средств воспроизводства жизни каждого в достояние всех и могло бы породить искомое равенство.


БРАТСТВО.

Братство между людьми, возможно лишь как родство идейное, которое сильнее, чем родство кровное, подтверждениями чего пестрят не только древние пророчества, но и литература, искусство и, главное, история человечества, представленная гражданскими войнами и попытками революций.

Поскольку братство возможно лишь идейное, для этого жизни каждого в отдельности и всего общества в целом должны принадлежать реализации одной общей идеи.

Тогда братство будет достигнуто в полном смысле этого слова, поскольку идейный принцип родства будет реализован, а в кровном родстве всего человечества никто не сомневается.

Такое братство будет не только залогом тепла и приязни между людьми, оно сможет полностью компенсировать все бремя зависимости от общества, сделать эту зависимость совершенно непринужденной. Оно сможет сделать непринужденным и равенство.

И тогда, когда будет зависимость каждого от всех и ни от кого конкретно, а значит свобода и независимость человека от человека, когда личные способности, возможности, выгоды среды обитания и средства воспроизводства жизни каждого, станут достоянием всех, когда жизнь каждого в отдельности и всего общества в целом будет принадлежать реализации одной общей идеи, тогда и только тогда, как и мечтали классики философии, литературы и искусства, а также вооруженные ими борцы за свободу, равенство и братство, эти три слова, этот поистине революционный, а значит в философском смысле перпендикулярный эволюции лозунг, человечество сможет начертать на своем знамени.

В противном случае нам всем предстоит плыть по течению в русле сегодняшней эволюционной модели, сознавая, что такое мы, плывущие по течению, есть.


Рецензии
Лозунг "свобода, равенство, братство" осуществим лишь в том случае, если первичным в этой триаде является братство. Потому что из свободы самой по себе (т.е. своевольного отношения или, в лучшем случае, чистого творчества)никак не вытекают ни равенство, ни братство, тогда как братство с очевидностью предполагает равенство и свободу (как творчество из любви).

Сергей Колчигин   17.10.2011 22:53     Заявить о нарушении
Рад Вашему отклику, Сергей!
Согласен, начинать надо с братства.
Пусть даже такой братальной идеей будет идея свободы и равенства.
Тогда надо писать: Братство > Равенство >> Свобода.
Да, Вы правы, именно так.
Может быть до сих пор не удавалось именно потому, что ни с того начинали?
Вернее начинали-то всегда с братства революционеров, но последующие поколения, наслаждавшиеся "равенством и свободой", как-то о братстве забывали ...
С признательностью,

Иъ Лю Ха   18.10.2011 01:13   Заявить о нарушении