Разная магия. Глава 5

     Ларрен

     А я - грандиозный специалист по выпутыванию из неприятностей! Особенно себя самого. Впрочем, ради мальчишки я попробую. В нем я вижу лучшее, что было в его молодом отце, когда мы познакомились. Такой же отчаянный шалопай, но добрый шалопай. Добрый и слишком чувствительный. Так я и знал, что добром его дружба с Верлиозией не закончится! Хотя… если я это знал, почему не сопровождал его во время посещений мира драконов? Наверное, потому что я трус. 
     Я - трус. Рассуждая об этом, складываю вещи в сундук. Понятия не имею, что придумал князь по поводу моей клятвы не покидать столицу Шактистана. Но не сомневаюсь в том, что не пройдет и нескольких минут, как разрешение покинуть этот благословенный край будет у меня в руках. Я прав. Почти. И часу не прошло, как на пороге моей очищенной от растений и последствий многодневного загула, а потому непривычно аккуратной комнаты появляется главный маг султана. Зарреусь.
     Он изображает легкий небрежный поклон, слабо улыбается и передает мне свиток, скрепленной личной печатью тестя. На свитке рукою писца начертано сообщение о том, что я вправе на время выполнения задания особой важности покинуть Шактистан. Под личную ответственность Главы Совета. Дальше идет напоминание о том, чем именно данный Глава поплатится, если что, а также намек на то, что в результате этого сделают со мной. Зарреусь кивает на прощание и удаляется, так и не сказав ни слова.
     - И что же Вы ему пообещали, дядя? - спрашиваю я, глядя на то, как пергамент горит, тихо и бездымно синим пламенем.
     - Тебе не нужно это знать, - заявляет Терин и, не спросив моего разрешения (конечно, это было бы чрезмерной роскошью!), быстро перемещает мою драгоценную персону… куда-то, вроде как в парк. Место незнакомое, и мне здесь не нравится. Впрочем, а где мне сейчас нравится? Да нигде! 
     Конечно же, настроение не повышается после того, как я обнаруживаю Верлиозию, спокойно стоящую возле высокого, отливающего фиолетовым (да что мне сдался этот цвет!) дерева и глядящую на меня с выражением холодного презрения на лице. Вот не изменилась ничуть - все так же худа, небрежно одета, без украшений. Разве что волосы отросли, отчего она еще больше стала походить на своего отца.
     Провожу ревизию своих эмоций и понимаю, что волнения не испытываю. Все, лимит исчерпан. Стоит передо мною дракон, прикинувшийся женщиной, но это не повод для того, чтобы начинать нервничать. 
     - Здравствуй, Верлиозия.
     Она отчего-то вздыхает, потом фыркает и насмешливо интересуется:
     - И как же тебя угораздило жениться?
     - Угораздило.
     А что она от меня ждала? Развернутого отчета? Начинаю вдруг злиться, и оттого, что понимаю это, злюсь еще больше.
     - А я скучала, - вдруг игриво произносит драконица. Кстати, так вот я и не выяснил, как же именовать драконов женского пола. Драконицами? Драконихами? Самками дракона? Как?
     - Не могу сказать о себе того же. Уж прости, - отвечаю я.
     Она тянется ладонью к моей щеке. Отстраняюсь.
     - Все такой же недотрога? - интересуется Верлиозия.
     Хочу спросить «а ты все такая же шлюха?» и не решаюсь. В самом деле, кажется, я готов на Веру перенести всю свою ярость в отношении женщин. Не стоит. В конце концов, расставались мы с нею, помнится, на мажорной ноте. Ну, почти, на мажорной. Во всяком случае, она нашла способ вернуть мне свободу, которую я потом так бездарно…
     На лице у Верлиозии появляется изумление.
     - Все так плохо? - интересуется она.
     - Все отлично!
     Не желаю обсуждать с ней особенности своего эмоционального состояния, а потому поворачиваюсь к присутствующему при нашем с самкой дракона диалоге князю и спрашиваю у него:
     - Конкретные инструкции будут? Или мы должны поздороваться и тут же отправляться неизвестно куда и непонятно зачем?
     - Что за тон, Ларрен? - возмущается князь Эрраде. Как-то не слишком натурально он возмущается. Впрочем, на что он рассчитывал? На мое безропотное послушание? А не хватит ли?
     - А что Вы от него хотели, князь? - тут же интересуется Верлиозия. О, у меня появилась защитница. Спасибо, не нужно.
     - Я хотел, чтобы он меня выслушал, - спокойно произносит Терин, - у меня есть информация, которая может помочь вам в поисках.
     - Я слушаю! - рычим мы с Верой одновременно. Тут же переглядываемся, но оставляем наше внезапно возникшее взаимопонимание без комментариев.
     - Я разговаривал с твоим отцом, Верлиозия.
     - Надо же, он умеет разговаривать! – ехидничает Вера. - И как Вам разговор с «мудрым» драконом? Информативно?
     - Он сказал мне, что, судя по его ощущениям, ты произвела пять перемещений. К сожалению, он не может сказать - куда именно, но уверен в том, что ты сможешь их почувствовать, если постараешься. Ты постараешься, Верлиозия?
     Лицо князя серьезно и торжественно. У меня просто гадко на душе. Только вот дракониха не желает соответствовать общему настроению. Она улыбается и ехидно произносит:
     - Я-то могу постараться. Мне котенок дорог пока, как память. Мне вот только одно хотелось бы знать, князь. А Вас-то интересует, что случилось с Вашим внуком, жив ли он? Вы-то хоть переживаете? Или просто исполняете свой долг? Прочитать Вас я сейчас не могу, уж больно Вы хорошо прикрылись, но вот Ваше лицо… Простите, князь, но мне кажется, что Вам вообще на все наплевать. И на Терина и на Ларрена. Я что, не права?

     Верлиозия

     Ларрен не рад меня видеть. Это не удивляет и не огорчает. Это ожидаемо. Он демонстративно игнорирует меня, но я чувствую его раздражение. Правда, неприязнь ко мне идет задним фоном и основная причина его плохого настроения не я. Князь. Насколько эффективно меня успокаивает младший Терин, настолько же сильно Ларрена раздражает старший. Это не удивительно, учитывая, что неприятности Лара начались, когда князь поставил на нем печать собственности.
     - Я разговаривал с твоим отцом, Верлиозия, - торжественно сообщает князь. Я не сразу понимаю, что речь идет об Аргваре.
     - Надо же, он умеет разговаривать! – изображаю удивление и интересуюсь, - и как Вам разговор с «мудрым» драконом? Информативно?
     Оказалось, что да – информативно. Найти котенка будет сложно, но не невозможно. Пользуясь случаем, задаю князю на прощание пару неприятных вопросов, ясно давая понять, что я о нем думаю. Терин-старший не тот человек, на которого я буду тратить свое время, поэтому ответа я не дожидаюсь, хоть и вижу, что он собирается что-то сказать. Беру Ларрена за руку и перемещаюсь.
     Думала, он разозлится, что утащила его без предупреждения, но он молчит и, кажется, даже доволен.
     - Интересный мир, - бормочу я, разглядывая землю под ногами. Похоже, нас выбросило на огромную свалку в мир, где мусор не сжигают, а складируют ровным слоем по земле. Он повсюду. Куда ни оглянись везде пустота и земля, покрытая мусором.
     - Лучше осмотреться с высоты полета, - намекает Ларрен.
     Смотрю на него задумчиво. Издевается? Или не знает, что Аргвар поставил запрет на смену ипостаси?
     - Я не владею левитацией.
     Он озадаченно смотрит на меня. Пытается понять, чтобы значило мое заявление, потом догадался, осмотрел вплетенный в мою ауру подарок Аргвара и заявил:
     - Интересное заклинание. Ты не можешь превращаться в дракона, уровень твоих магических возможностей почти равен моему… даже меньше, - в этом месте в его голосе слышно изумление, он смотрит еще раз, внимательнее, и констатирует, - меньше. За что он тебя так?
     - Адриана меня достала, - коротко пояснила я и взяла Ларрена за руку. Он бросил на меня недовольный взгляд.
     - Так удобнее перемещать, - объяснила я свои действия, - мы отправляемся дальше, здесь Терина нет.
     - Уверена?
     - Меня лишили только части магических возможностей, - подарив ему самую нежную из своих улыбок, напоминаю я и перемещаю нас в ближайший к этой помойке мир.
     Ларрен недоволен моим самоуправством. Мне становится смешно. Он злится и молчит. Мог бы спросить, но молчит, накручивая себя и все больше раздражаясь. Глупая зверушка, ему так хочется меня ненавидеть, выплеснуть хоть на кого-то свои негативные эмоции. Но мне это не нужно. Не дожидаясь вопроса, объясняю, что те нити, которые связывают меня и Терина и говорят мне о том, что он жив, также показывают, насколько он далеко от меня. Не точные координаты, но, по крайней мере, я знаю, в одном ли мире мы с ним находимся или в разных.

     Дульсинея
 
     Если честно, мне не очень понравились вещички, которые Катька себе выбрала – слишком скромненько, на мой взгляд. Хотя, видел бы это Терин, наверняка, прочел бы лекцию о том, что подобает носить помощнице Главы совета, а что нет, потому что даже по меркам Зулкибара отличающегося свободными нравами, облегающие брючки и короткая маечка с глубоким вырезом (еще немного и это можно было бы смело обозвать бюстгальтером) это не то, что рекомендуется носить девушкам.
     А потом мы сидели и дружно пытались избавить новую одежду от… хм… вот хоть убейте меня, я не помню, как называются эти штучки, которые продавец снимает после оплаты и благодаря которым срабатывает детектор на выходе из магазина, если попробовать пронести краденую вещичку. Что, кстати, с нами и произошло – ну то есть детектор сработал, и сидели бы мы сейчас в обезьяннике, если бы не заклинание невидимости. Все-таки быть волшебником в немагическом мире – очень удобно. Я поделилась с Катькой этими своими мыслями, а также высказалась по поводу моды в разных мирах и реакции, которую вызовет в родном мире ее новый наряд
     - Знаешь, Дусь, даже если я появлюсь при дворе в трусах и в каске, никто не подумает о том, что девушке так одеваться не подобает. Во мне в первую очередь видят не девушку, а самого молодого архимага за всю магическую историю, и почти Главу совета. Ни у кого же сомнений нет, что, когда Терин наиграется, эта должность мне достанется.
     - Ну, так и что плохого? – не поняла я.
     Катерина посмотрела на меня как на умственно отсталую и ничего не сказала. Так, видимо что-то я упустила, и моя внученька не так довольна жизнью, как мне казалось. Подумала я немного, в задумчивости как-то так с подвыпертом тапком махнула и штуки эти от одежды поотлетали. Катерина вроде бы спросить хотела, как я это сделала, но меня в этот момент как раз осенило, что именно внученьку мою в ее сказочной жизни не устраивает.
     - Знаешь, Кать, Саффа вот тоже переживала в свое время, что все в ней видят в первую очередь страшную и ужасную Озерную ведьму, а потом уже еще кого-то. И я вот даже не знаю, как бы сложилось, если бы Лин с самого начала знал, кто она. Папочка твой уникум необразованный, он понятия не имел кто такая Саффа. Думал, что она обычная молоденькая волшебница, которая делает карьеру при зулкибарском дворе. Он, дурачок наивный, считал, что Озерная ведьма это легенда, вроде драконов… хотя потом выяснилось что и драконы вовсе не сказки.
     - Дусь, ты о чем?
     - О том, что вот сейчас, пока мы в этом не магическом мире, у тебя есть шанс оторваться по полной программе. Здесь никто не знает кто ты такая. Ой, вот только не хмурься! Я не предлагаю тебе пускаться во все тяжкие. Просто попробуй, каково это, когда тебя воспринимают как обычную девушку, без всяких наворотов типа высокопоставленного дедушки или магии. Хотя в этом мире и магии-то нет.
     Смотрю, у Катерины блеск алчный в глазах появился. Прямо как у Теринчика моего, когда он очередную пакость затевает.
     - В этом мире нет магии, - задумчиво проговорила Катька.
     - Ага. То есть магия-то есть. Вот Саффа из этого мира родом, только из глубокой древности, когда в такие вещи еще худо-бедно верили. А сейчас совсем не верят. Нет, ну есть там всякие экстрасенсы и даже не все из них шарлатаны, но все это дело на таком уровне, - я выразительно помахала рукой, не зная как объяснить словами. – Короче, вот наш мир пошел путем магического развития, а этот технологического. Вот так наверно будет правильно. Да и, в общем-то, даже если бы было не так, и магия здесь была в порядке вещей, все равно тебя никто не знает.
     - Вот именно! - Катерина с энтузиазмом закивала.
     - А, следовательно, никто здесь не будет смотреть на тебя как на архимага и внучку Главы совета. Уловила мою мысль?
     Катерина согласно кивнула, окинула меня долгим задумчивым взглядом, явно о чем-то размышляя и, наконец, спросила:
     - Где в этом мире люди друг с другом знакомятся?
     - Да где угодно. В клубах, например. Ну, есть еще рестораны всякие и прочие заведения. Или вот еще можно через Интернет попробовать. Но я этому способу не доверяю, нереально как-то.
     - Нереально! – фыркнула Катька. – Ты вспомни, как ты с дедом познакомилась. Это, по-твоему, реально?
     - Ага, – я радостно закивала. - Это для меня самая реальная реальность и есть. Мы, потомки Мерлина, такие… хм… такие…
     - С приветом, - посмеиваясь, подсказала Катерина.
     - Да, и это тоже есть. Ну, так что ты выбираешь? Клуб, кабак или интернет?

     Катерина

     Клуб, кабак или интернет… По-хорошему, на месте надо бы нам сидеть и ждать, пока Ллиувердан сообразит, что совершила ошибку и попытается вытянуть нас обратно. С другой стороны, если уж драконесса до сих пор этого не сделала, значит, у нее имеются какие-то свои соображения на этот счет. Опять-таки, Ллиувердан - не тот… то… существо, которое, обнаружив наше отсутствие в квартире, скажет «ах, я их не нашла, все потеряно, вернусь домой, жизнь не удалась». Да она из принципа перевернет полмира, но вернет нас обратно. Да, я так себя утешаю.
     - А совместить мы все это не можем? - спрашиваю я.
     Дуся изображает на лице задумчивость.
     - Хм… частично можем. Это если мы сейчас регистрируемся в интернете, а потом идем в клуб или кабак. В сети народу время нужно для реакции.
     - Отлично! - говорю я и усаживаюсь за стол. Надо сказать, компьютер, как источник информации, просто восхитителен. Я, конечно, исследовала еще не все его функции, но то, что успела обнаружить, вдохновляет. К сожалению, мне приходится затрачивать довольно-таки много времени, чтобы найти на клавиатуре нужные буквы. А потому бабуля с громким «Эх! Вспомним молодость!» сгоняет меня с места.
     - Ну что же, - заявляет она, коварно улыбаясь, - на платные сайты мы не полезем. Как колдовать в интернете - не представляю. Пойдем по общедоступным. Жаль, фотки твоей у меня нет, но ничего, если что, найдем что-нибудь более или менее подходящее.
     Минуты через две на экране всплывает приглашение заполнить анкету. С ростом, цветом глаз и волос, а также с весом мы определились быстро. Профессия…
     - Маг! - выпаливаю я.
     - Это не профессия, - быстро заявляет Дуся.
     - А что?
     - Призвание, блин.
     - Княжна?
     - Тоже не туда, это статус. Так, подожди… Ага. Ты же у нас заместитель главы совета. Пишем - менеджер.
     - А что такое менеджер?
     - Ну… насколько я помню, это такая странная штука, которая может быть и уборщицей и директором. Не отвлекай. Скажи лучше, что ты хотела бы сказать о себе.
     - Я… Ответственная, грамотная, умная…
     - Ага, можно подумать, это кого-то интересует!
     Смотрю на бабушку в состоянии, близком к отчаянию. Ну что я еще могу о себе сказать? То, что я самый молодой в истории архимаг? То, что наследница, пусть и второй очереди, престола? То, что изобрела несколько новых заклинаний? Что?!
     Дуся глядит на меня со скепсисом во взгляде пару секунд, после чего поворачивается к экрану и начинает быстро стучать пальцами по клавиатуре. Заглядываю через ее плечо и читаю: «Милая, эротичная, нежная. Увлекаюсь музыкой и танцами».
     - Это я?!
     - Конечно, ты.
     - Это - неправда!
     - Это ты думаешь, что неправда, а нам нужно нормальную рекламную кампанию организовать. Не мешай. Скажи лучше, какие тебе мужчины нравятся.
     Медленно краснею. Дуся злится.
     - Ну!
     - Умные…
     - Понятно, что умные! Возраст, рост, профессия.
     - Да мне как-то без разницы…
     - Да, внуча, я тебя точно замуж не выдам.
     Заглядываю в экран и вижу, что я предпочитаю высоких интеллигентных брюнетов спортивного телосложения.
     - Не обязательно брюнетов….
     Слово «брюнеты» тут же стирается.
     - Чувство юмора важно? - деловито спрашивает Дуся.
     - Конечно.
     Она морщит нос и внимательно меня разглядывает, после чего интересуется:
     - Тебе? Зачем?
     - Дуся!
     - Ладно, пишу, чтоб было. Но не обязательно. Интересы у тебя какие? Помимо музыки с танцами?
     - Я…
     - Ладно, понятно. Пишем - готовка.
     - Чего?
     - Еды.
     - Я?!
     - Ты. Яичницу можешь пожарить?
     - Я…
     - Научу. Ну, в общем-то, все, можем собираться. Придем, посмотрим, кто нарисовался.
     Не успеваем даже отойти, как поступает сигнал о том, что пришел первый запрос. Заглядываем. Я - с замиранием сердца. Дуся - с выражением озабоченности на лице.
     Там вопрос: «А у тебя веб-камера есть?».
     - Дусь, - спрашиваю, - а это что такое?
     - Это чтоб друг друга видеть, - сухо сообщает Дульсинея и тут же начинает стучать пальцами по кнопкам:
      «К сожалению, нет, а что?»
      «Ты знаешь, какой у меня?»
     - Дусь, - интересуюсь я, - какой у него что?
     Дуся только отмахивается и пишет:
      «Ты о чем?».
      «Двадцать пять сантиметров. Хочешь посмотреть? Ты такой еще не видела»
      «Я такое видела, милый, что тебе и не снилось»
     - Дуся, я не понимаю, о чем речь?!
     - Катька, ну что здесь можно не понять?! Ты ж не тупая!
     - А я не понимаю.
     - Ну и дура тогда.
     Поступает второй запрос. Открываем.
      «Мне нужна госпожа для встреч на ее территории»
     - Эх…, - бормочет бабушка, - жаль, что я замужем.
     Я вообще перестаю что-либо понимать и потому лишь жалобно бормочу:
     - Ну Дууусь...
     Дульсинея решительно поднимается с кресла и заявляет:
     - Пошли в кабак. Если что, вернемся, посмотрим, кто еще нарисовался. Да, можешь не переодеваться, одежда у тебя и так достаточно… хм… подходящая. Мордаху только себе подрисуй.
     - Что?
     - Ладно, сейчас сделаем.
     Через полчаса, из которых минут десять мне понадобилось на то, чтобы прийти в себя после лицезрения своего отражения в зеркале, мы уже сидим в такси (так называется наемный транспорт) и едем в кабак. А что здесь из себя представляет кабак - не решаюсь даже спросить.

     Дульсинея

     Кабак, то есть ресторан «Князь Багратион», где я любила бывать когда-то, оказался не таким уютным местом, как я помнила. Все здесь было неправильным, чужим и холодным. Я с тоской вспомнила заведения подобного рода в Эрраде и Зулкибаре. Да, вот так порядочные девицы из Омска превращаются в отпетых иномирских волшебниц.
     Катерине же напротив все нравилось. Ну, по крайней мере, ей было любопытно, а ее ведь хлебом не корми, дай что-нибудь новенькое изучить. Вот она и изучала. Меню, например. А я над выбором долго не думала, помнила еще, что мне здесь нравилось. Ведь это для меня прошло шестьдесят лет, а здесь даже суток не минуло, так что я понадеялась, что готовят тут все так же хорошо.
     Катька заказала кучу всего, как она объяснила, на пробу, официантка бедная только глазами хлопала, принимая наш заказ. Я же ограничилась пивом и свиными ушками, приготовленными по какому-то особенному рецепту местного шеф-повара.
     Когда наш заказ принесли, меня постигло разочарование. Я поняла, что наш повар в Эрраде готовит намного лучше. Да что там! Даже мурицийский неумеха, у которого вечно что-то пригорает, пересаливается или не пропекается, по сравнению с местным поваром просто гений!
     - Кухня здесь дерьмо, - мрачно буркнула я.
     - А, по-моему, неплохо, - заметила Катерина, изучая нечто многоногое, наколотое на вилку. – Вот скажи мне, что это за пакость?
     - Осьминожка в белом вине.
     - Редкостное чудовище, - вынесла вердикт моя внучка и бесстрашно отправила эту штуку себе в рот, с задумчивым видом пожевала и резюмировала, - гадость.
     - А не фиг всякую дрянь в рот тянуть, - съехидничала я и поднесла к губам пивную кружку. Правда глотнуть так и не успела.
     - Дуська! Привет, вот ты где!
     За этим радостным восклицанием последовал «нежный» хлопок по спине. Я едва не утонула в кружке, фыркнула, сдувая с кончика носа пивную пену, и с мрачным видом повернулась к привалившему по мою душу «счастью».
     - Дуся, а я как вернулся, сразу к тебе, а на двери замок другой и тебя нет. Я думал, случилось что, а ты здесь. А замок почему поменяла? Сломался что ли?
     Ну, блин святая простота!
     - Жорик, солнце мое ты ли это? - Состроив радостную физиономию, рявкнула я. - Сколько лет сколько зим!
     - Кхм… ну вообще-то две недели всего, - смущенно пояснили мне.
     Вот Жорик меня просто поражает своей душевной простотой! Мы с ним несколько месяцев прожили душа в душу, а потом в один прекрасный день, пока я была на работе, он собрал вещички и свалил в неизвестном направлении. А теперь - на тебе! Явился, не запылился, как ни в чем ни бывало.
     - Да-да, две недели, - с видом счастливой идиотки согласилась я и наивно поинтересовалась, – а чего ж ты свалил, не попрощавшись?
     - Ну, так я это, - смущение этого юного любителя мотоциклов стало прямо-таки нереальным. – Дусь, понимаешь какое дело, срочно надо было ехать на слет байкеров в Екатеринбурге. Мне в последний момент сообщили, некогда было предупреждать. Да и я ж у тебя вещи оставил, думал, ты поймешь, что вернусь.
     - Какие такие вещи? – искренне изумилась я.
     Лет, конечно, много прошло, но маразмом я не страдаю и точно помню, что ничегошеньки этот байкер недоделанный у меня не оставлял. Не считая тапок, один из которых по стечению обстоятельств стал моим магическим предметом.
     - Так тапочки же! Мои любимые, между прочим, - поведал Жорик и, наконец, обратил внимание на Катерину, – здрасти.
     Катька сурово кивнула в ответ и пригубила бокал какой-то кислятины, которую здесь выдавали за белое вино.
     - Не видела я никаких тапков, - сделав честные глаза, соврала я.
     - Дусь, ты чего? Ты их выкинула, да? – искренне расстроился Жорик.
     Вот все ж таки он меня поражает! Здоровенный такой качок, типа суровый самец и прочее-прочее. Брутальность так и прет, а в душе ну просто дитя малое! Вот бровки домиком сделал, расстраивается из-за тапочек. Ладно, был бы эксклюзив какой, а то ведь обычные такие здоровенные тапищи 45 размера, которые на рынке по сотне за пару продают.
     - Вот еще! – фыркнула я, - с чего бы я твои вещички выкидывала? Я что истеричка какая-нибудь? Не видела я никаких тапок. Мы вот с Катькой недавно генеральную уборку делали, но тапок не встречали. Скажи, Кать?
     Катерина активно закивала, хотя, ясное дело, не совсем понимала, о чем речь.
     Жорик что-то расстроено буркнул, сграбастал стул от соседнего столика и пристроился за нашим столом. Вообще-то я его не приглашала. Еще не хватало мне тут с бывшими разговоры разговаривать. Хотя, вот говорит, что не бросал он меня. Только отмазка какая-то идиотская – слет байкеров. А позвонить не судьба была? Ну, я его так и спросила.
     - Дусь, ты не поверишь, - пробурчал Жорик и потянул к себе мое пиво. – Я собирался позвонить вечером, до того как ты с работы придешь, предупредить…
     - И что же тебе помешало? – не выдержав, перебила я.
     - Телефон потерял.
     - Не верю!
     - Вот я так и думал. Не поверишь. – Жорик с горя выглотал все мое пиво и потянулся к одной из Катькиных тарелок с мясной нарезкой. – Дусь, чем хочешь, клянусь, все так и было. Потерял телефон, а номер твой не помню. Ну, сама подумай, зачем бы я его наизусть учил, если он у меня в мобиле забит?
     - И правда незачем, – согласилась я, - но в потерю телефона не верю. Даже не надейся, что я тебя назад пущу! Живи вот со своим мотоциклом в гараже, раз тебе всякие байкерские слеты дороже меня.
     Ну, а что еще я могла ему сказать? Что я замужем, у меня сын и двое взрослых внуков? Пришлось вот клиническую блондинку из себя строить и обижаться на пустом месте.
     - Дусь, ну ты… ну, девушка, скажите вашей подруге, что она не права! – в отчаянии обратился Жорик к Катерине.
     - Простите, я предпочитаю не вмешиваться в чужие отношения, - деликатно отшила его Катерина.
     - Дусь, ну поверь! Хочешь, я тебе свидетелей приведу, они подтвердят, что я телефон потерял!
     - Вот не надо мне тут свидетелей твоих! А то я не знаю, что это дружки твои будут, которые что хочешь, засвидетельствуют, чтобы твою задницу прикрыть! Все, Жора, между нами все кончено. На продолжение даже не рассчитывай!
     - Все-таки выкинула ты мои тапки, - сделал вывод Жорик и с горя утащил с катькиной тарелки куриную ножку.
     - Нет, блин, я их украсила бриллиантами и всегда при себе ношу, – ехидно огрызнулась я.
     Катька фыркнула, с трудом сдерживая смех. Жорик бросил на меня укоризненный взгляд и удалился, на прощание предложив:
     - Ты, Дусь, если что, звони. Я сим-карту восстановил. Номер прежний.
     - Будто я твой номер все эти шестьдесят лет помнила, - проворчала я, когда он отошел достаточно далеко.
     - Дусь, это кто? – полюбопытствовала Катерина.
     - Кто, кто, – передразнила я. – Это мой бывший, кстати, хозяин того тапка, который теперь мой магический предмет. Надо, Катенька, не только магию, но и труды менестрелей  иногда изучать. Там об этом подробно рассказано.
     - Менестрели часто привирают, - пожав плечами, напомнила Катерина.
     Хотела я ей сказать, что на то она и помощница Главы совета, чтобы завравшимся менестрелям мозги вправлять, но не успела. К Катьке подрулил тип интересной наружности и пригласил танцевать.


Рецензии
Катерине повезло, в такой непредсказуемый мир попала с массой свободных мужиков. С её-то вежливостью и отличными манерами, как она во всё это впишется. Она не Дуся. Это той море поколено.

Галина Польняк   30.10.2011 21:54     Заявить о нарушении
Она - высокомерная взрослая дама в депрессии) какие мужчики?

Алк-Консильери   30.10.2011 21:51   Заявить о нарушении
А зачем она пошла по ресторанам и в интернете засветилсь?

Галина Польняк   30.10.2011 21:55   Заявить о нарушении
пытается вписаться)

Алк-Консильери   30.10.2011 22:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.