Разная магия. Глава 8

     Ларрен

     Наша Вера - уже не всесильный дракон, а всего лишь маг. Просто маг. Взлететь она не может, левитацией не владеет, определить, где ее последняя любимая игрушка Терин - не в состоянии. Даже забавно. Впору бы позлорадствовать, да настроение не то, и антураж подкачал - разнообразие расположенных вокруг отходов могло бы даже порадовать взгляд, настолько они разноцветные, если бы обоняние так не страдало. 
     Хочется покинуть этот гостеприимный мир, как можно скорее. Верлиозии, видимо, тоже, потому что она кивает, берет меня за плечо, и мы тут же оказываемся в каком-то ином месте. Здесь тоже трудно дышать, но по иным причинам - очень жарко. Раскаленная темная почва прожигает подошвы. К счастью, Вера не планирует задерживаться и здесь. На сей раз ориентиры она берет гораздо быстрее. Вероятно, стимул лучше.
     Насколько я помню, князь говорил о пяти перемещениях. Надеюсь, последней нашей точкой окажется нечто менее ужасное. Хотя надежда моя не так уж сильна - ведь Терина выкинула Верлиозия. А поскольку руководствовалась она в тот момент лишь своим подсознанием (вспомнить-то, куда запропастился мальчишка, она не может), стало быть, будет это какая-то дыра - черная и зловонная, как большая часть устремлений моей ненаглядной спутницы.
     Ан нет. Последнее место, в котором мы оказываемся, выглядит вполне пристойно. Более того, пытаюсь найти отличия какие-то от моего родного мира, ну, что-то вроде другого оттенка неба, неизвестной мне растительности, словом, чего-то, что показалось бы мне чужеродным, и не нахожу. Более того, вот та стена - серая, со светлыми заплатками из не успевшего потемнеть камня - очень мне напоминает стену Столицы Зулкибара. Болезненно, прямо скажем, напоминает, поскольку видел я ее, помнится, в свое время примерно с этого вот ракурса. Когда в команде с драконицей защитников города убивал.
     - А ты везунчик, Ларрен! - весело восклицает Верлиозия.
     С трудом отрываю взгляд от стены и интересуюсь:
     - Интересно, в чем это выражается?
     - Так это Зулкибар!
     - Сам вижу, что Зулкибар, - гордо говорю в ответ, а у самого сердце так и скачет от радости. Это - мой мир, моя земля. Я здесь свой, и уж найти племянника как-нибудь сумею. Мало, что может мне помешать, а кое-что даже и поможет.
     Это кое-что стоит рядом с непереносимо самодовольным видом.
     - И где мальчик? - спрашиваю я и с удовольствием замечаю, как самодовольство испаряется с миловидной физиономии женщины-дракона. О, я придумал ей еще одно определение! Женщина-дракон! Хотя, признаться честно, звучит так себе. Самка – было лучше.
     Верлиозия молчит, хотя губы ее шевелятся. Такие, надо признать, соблазнительные губы… Она зачем-то проводит по ним указательным пальцем, и тело мое реагирует повышением температуры. Да, зараза крионская, хороша внешне - это я всегда признавал. Только сука.
     Жду. Минут через пять она, наконец, растерянным таким голосом произносит:
     - Не знаю.
     - А как же твоя хваленая привязка?
     - Не понимаю. Связь ослабла.
     Я встревожен.
     - Насколько ослабла?
     - Почти до предела.
     - Чем это может быть вызвано?
     Верлиозия морщится и протяжно так, противно произносит:
     - Ларик, ты же умный мальчик, сам догадайся.
     Да я уже догадался! Либо Терин тяжело ранен, практически при смерти, либо на него было оказано магическое воздействие такой мощности, что сильно снизило действие магии дракона. Вот даже и не знаю теперь, что лучше. И в любом случае время терять нельзя.
     - Ты можешь сказать, на каком расстоянии он находится и куда нам двигаться? -  спрашиваю я.
     - Расстояние - нет, не могу. Такое в первый раз. Не понимаю пока, как вычислить. Направление… Юг - юго-восток. Тебе легче стало?
     Мне? Не стало. Почти.
     - Ты предлагаешь мне взять след и идти отсюда и до восхода солнца? - осведомляюсь я.
     - Хорошая идея! - невесело усмехнувшись, восклицает Верлиозия, - только я плохо верю в ее эффективность. Расстояние я определить не могу, но он явно не ближе пятнадцати километров отсюда. Это я чувствую. Только не надо спрашивать, как.
     Не надо, так не надо. Что у нас на расстоянии более пятнадцати километров? Кто бы еще помнил… Трали у нас там. Чтоб его… Трали. Что у нас сегодня - экскурсия по местам боевой славы? Или мирного бесславия, что вернее?

     Верлиозия

     Даже если бы Ларрен спросил – как, я бы не смогла объяснить. Так же, как не смогла бы объяснить, что происходит с Терином. Такое ощущение, что мой котенок потерял себя. Может быть, он лишился памяти при переброске? Или лежит без сознания? Я провела пальцами по кнуту, обвивающему мою талию. Плохо, что мальчик переместился без своего магического предмета. Очень плохо.
     - Попробуем в Трали. Это приблизительно в пятнадцати километрах к югу отсюда, - решает Ларрен берет меня за руку и перемещается. Надо же – прямо сама доброта! Ничто не мешало ему бросить меня здесь, предоставив возможность телепортироваться самой, ведь ориентиры этой деревушки я хорошо знаю.
     Мы оказались на центральной площади. Народ при виде меня, с воплем кинулся врассыпную. Не могу удержать улыбки. Приятно когда люди помнят.
     - Я осел.
     - Любопытное заявление. И что тебя привело к таким выводам? – интересуюсь я.
     - Нужно было сначала личину или невидимость на нас наложить. Мы всех распугали, теперь даже спросить не у кого, не появлялся ли здесь Терин.
     - Нам не обязательно спрашивать. Я и так знаю, что он был здесь и довольно таки долго. Странно. Такое ощущение, что он провел здесь не меньше года. Но этого не может быть.
     - Если окажется, что ты его еще и во времени переместила, я тебя собственноручно придушу, - обещает Ларрен. – Я правильно понимаю – здесь его уже нет?
     - Да. Давно. Я не понимаю! – начинаю злиться. Мне не нравится, когда что-то не понятно. – Ларрен, уйди куда-нибудь.
     - Ну, уж нет, - огрызается маг, - учись держать себя в руках. Я не позволю тебе бесноваться и выпускать пар здесь. Жители этой деревни достаточно от тебя пострадали!
     - Надо же, какие мы благородные и храбрые, – шиплю я. – Хочешь, чтобы я выпустила пар за твой счет? Представляешь, что от тебя после этого останется?
     - Те части, которые тебе больше нравятся. Хватит капризничать! Лучше подумай о том, где сейчас может быть Терин? Ты чувствуешь?
     - В том-то и дело что да! Чувствую! И я не капризничаю, я не понимаю! А когда я не понимаю, я нервничаю и…
     - Верлиозия, ты хочешь, найти своего котенка или нет? – рявкает Ларрен.
     - Хочу! – рявкаю я в ответ. – И ищу! Но того, что я чувствую, не может быть! Такое ощущение, что он провел здесь не меньше года и ушел отсюда около дух лет назад. Это, по–твоему, нормально?
     - Нормально. И я придушу тебя, как и обещал, – сообщает Ларрен.
     Злость моя проходит так же быстро, как пришла. Передо мной разъяренный маг с явным намерением претворить свою угрозу в жизнь. Интересно, как он себе это представляет – задушить дракона голыми руками? Даже если дракон в человеческой ипостаси. Это будет очень любопытно. Я облизнулась в предвкушении, шагнула поближе и даже убрала волосы с шеи, чтобы ему было удобнее.
     - Приступай.
     - А? – Ларрен с трудом отводит взгляд от моих губ и, отступив на шаг, ворчит, - шуточки у тебя, Верлиозия, кхм… не смешные. Будь серьезнее. Итак, судя по всему, выходит, что ты отправила Терина не только в другой мир (к счастью это оказался его родной мир), но и переместила во времени. Надеюсь, это все, что ты с ним успела сделать. Если верить твоим ощущениям, он переместился сюда на три года назад в прошлое. Странно, что за все это время он не попытался ни с кем связаться.
     - Боялся изменить будущее? – предполагаю я. - Ведь до сегодняшнего дня он – настоящий, существовал в этом времени. Не думаю, что столкновение с самим собой было бы полезным опытом.
     - Да возможно, поэтому он не давал о себе знать. Но ведь он должен был помнить дату, когда все произошло и объявиться в этот день. Почему он этого не сделал?
     - Боюсь, что он не осознает себя.
     - Что? Вера, только не говори, что ты еще что-то сотворила с мальчишкой! – рычит Ларрен.
     - Я вообще не знаю, что я с ним сотворила, – напоминаю я и не удержавшись, спрашиваю, - может быть, все-таки попробуешь меня задушить?
     - Играй в такие игры с кем-нибудь другим, извращенка чешуйчатая! – психует маг. - Все, считай, что ты помогла нам в поисках Терина, можешь отправляться домой. Дальше мы справимся сами.
     - Кто это – вы?
     - Свяжусь с Лином и Саффой. Втроем мы быстро мальчишку отыщем.
     - Еще чего не хватало! – шиплю я, подавляя желание вцепиться ему в горло. – Больше ничего не придумал? Я не желаю, чтобы в этом участвовали посторонние маги. Я сделала это с Терином, мне и исправлять! И помогать мне в этом будешь только ты! Никто больше!
     - Лин и Саффа вообще-то не посторонние. Они родители Терина.
     - Плевать! Для меня они посторонние. И я никуда не уйду, пока не верну котенка. И помогать мне в этом будешь только ты!
     - Да почему?
     - Потому что я так хочу! И ты тоже не против хотя бы на время избавиться от опеки своей женушки и ее родных. Так?
     - Вообще-то я спрашивал, почему ты против помощи Лина и Саффы.
     - Они мне не нравятся.
     - Глупое объяснение. Не веди себя как ребенок!
     Ларрен не на шутку разозлен. Это очень привлекательное зрелище. Не удерживаюсь. Подхожу ближе, протягиваю руку, касаюсь кончиками пальцев его щеки. Он тихо рычит и собирается что-то сказать. Не даю ему этого сделать, накрыв его губы ладонью, и шепчу:
     - Тсссс, не надо. Я и так знаю все, что ты обо мне думаешь. Расслабься, сейчас мы будем перемешаться по чувствам.
     Кажется, Ларрен не понял, что я имела ввиду и попытался меня оттолкнуть. Пришлось, как следует обнять его и прижать к себе, чтобы не дергался. Нельзя, совершая телепортацию без ориентиров и руководствуясь только направлением нити, связывающей с объектом поиска, делать резкие движения.
     - Вера, какого… твою мать, зачем мы переместились в Даран?
     Да, я понимаю, что Ларрен не очень рад тому, что мы оказались в столице Шактистана. К сожалению, тут я ничего изменить не могу, придется ему потерпеть.
     - Я перемещалась по нити, связывающей меня с Терином. Она вывела сюда. Следовательно, он здесь.
     - Так это и означает – переместиться по чувствам?
     - Да. А ты что подумал? – интересуюсь я и с легким удивлением обнаруживаю, что маг еще не разучился краснеть.
     - Неважно, – ворчит он, отводя взгляд, - с тобой, что только в голову не придет. Ты уверена, что Терин в Даране?
     - Да. Он в этом городе, но где именно, я сказать не могу. Связь слабая.
     - Значит, будем искать, - вздыхая, подводит итог Ларрен. – Не знаю, сколько времени это займет, ты можешь остановиться у меня.
     - Нет. Мы оба остановимся в гостинице. Это не обсуждается! Домой еще успеешь. Потом, – решаю я. Вижу ведь, как сильно не хочет Ларрен возвращаться в свой дом. И мое требование насчет гостиницы его радует.

     Ларрен

     Смешно сказать, но я благодарен Вере за предложение остановиться в гостинице. Не желаю возвращаться ни в один из своих домов. Разве что, в лачугу, но она далеко, да и не предназначена она для раздельного проживания. А останавливаться с этой женщиной в одной комнате я не хочу. По ряду причин.
     К счастью, вынесло нас не в центр города, а на одну из его окраин, ближе к порту.
     - Ну, где здесь можно остановиться? - спрашивает Верлиозия.
     - Подожди, - говорю, - минутку.
     Верлиозия морщится.
     - Зачем?
     - Нужно.
     Одно любопытное заклинание, и ее облик меняется вместе с одеянием. Сейчас передо мной уже не высокая худая женщина в мужской одежде, а милая, немного пухлая смуглая и темноглазая особа в традиционном шактистанском хандабе - длинном, широком одеянии - нечто вроде наглухо застегнутого плаща с капюшоном, скрывающим волосы.
     - В кого ты меня превратил? - возмущается Верлиозия.
     - В нормальную женщину, - бормочу в ответ, производя с собой аналогичные манипуляции. Нет, пол я оставил тот же. Просто изменил цвет кожи, нарастил усы и короткую седоватую бородку. Заменил свой привычный наряд узорчатым, из богатой, переливающейся ткани, халатом, мягкими кожаными туфлями. Соорудил платок себе на голову. Сейчас бы еще вспомнить, как он повязывается. Ага, вот так.
     - Ты по-шактистански разговариваешь? - спрашиваю у Веры.
     - Нет! Как-то обходилась без этого.
     - Вот и отлично. Значит, будешь больше молчать. Впрочем, не имеет значения. Женщина говорит - ветер воет. Ты - моя покорная и тихая сестра.
     - А что не супруга? - спрашивает Вера с издевкой в голосе.
     - Супруга дома должна сидеть. А ты… Скажем, замуж я тебя привез выдавать. И ты не расслышала, что я сказал про покорность?
     Вера опускает ресницы и бормочет:
     - Как скажешь… братец. 
     - Можешь звать меня господином, - ухмыляясь, сообщаю я. Ну не могу удержаться и не поддеть этого «всесильного дракона»!
     - Сочтемся, господин, - фыркает в ответ Верлиозия.
     Мне не слишком-то хорошо знаком этот район, но дорогу худо-бедно я помню. Где-то через час мы с моей «молчаливой и покорной» спутницей приближаемся к рынку. Рынок - центр города, рынок - источник информации. Но, главное, рынок - это то, куда волей-неволей стекается все странное, чудесное и чудаковатое тоже. Откуда же нам начинать поиски, как не отсюда? 
     Гостиница «Золотая пальма», насколько я помню, одна из самых дорогих в Даране. Сам я в ней не бывал, но, помнится, когда я развлекался, изображая из себя собственного слугу, люди говорили, что место это шикарное, и останавливаются там только очень богатые купцы и те государственные служащие, которых решили во дворцах не размещать. В Пальму нужно въезжать с помпой, на экипаже, со слугами, багажом. Мне некогда это все организовывать, а потому мы туда не идем.
     Но неподалеку от «Золотой пальмы» есть небольшой постоялый двор для людей попроще. Называется он отчего-то «Морская дева». Там я, кстати, останавливался как-то. Под личиной, разумеется. Нет, это отношения к делу не имеет.
     Нам с Верой, которая без нареканий изображает из себя мою тень, отводят две комнаты на втором этаже с окнами на глухую стену соседнего дома. Меня устраивает. Нравится ли это моей спутнице, по большому счету, плевать.
     - Я спущусь в зал, - сообщаю я дракону, - пообщаюсь с людьми. Ты сидишь здесь и ждешь меня. Еду тебе принесут.
     - Что значит, я сижу здесь? - рычит в ответ Верлиозия. Да, недолго я наслаждался тишиной.
     - А смысл твоего присутствия? Во-первых, здесь не принято усаживать женщин за стол в присутствии мужчин. Даже сестер. Во-вторых, ты все равно не знаешь язык. А потому сиди здесь и пытайся нащупать Терина. Все, я сказал!
     Не дожидаясь реакции, ухожу. Признаться честно, поворачиваться спиной к Верлиозии после тирады на тему «женщина, знай свое место», несколько боязно. Но ни заклинание, ни нож мне между лопаток так и не прилетели. И то счастье.
     Общий зал «Морской девы» такой же, в общем, как и везде в этом мире. Разве что вместо привычных деревянных или каменных стульев и лавок здесь низенькие диванчики. Еще рано, посетителей почти нет. Купцы, ранние пташки, разбежались по делам, а бездельники еще не проснулись. Только за столиком в углу сидят два угрюмых чужестранца, судя по одежде, жители Арвалии. Далековато занесло подданных Вальдора.
     Нахожу место и для себя. Не успеваю устроиться, как ко мне подскакивает местный разносчик пищи - хрупкий и вертлявый полуэльф Караэль. Помню его по предыдущим своим посещениям. Он хитер, предприимчив и все всегда знает.
     Караэль окидывает меня быстрым взглядом, моментально вычисляет во мне небогатого торгового гостя и тихо проговаривает:
     - Приветствую Вас, хадэ, что желаете?
     - А что есть на Вашей кухне?
     - К сожалению, еще рано. Но я могу предложить Вам мелкую рыбку в меду. Или, может, вы желаете бурлам?
     Бурлам - местная каша, в которую намешаны сладости, курица и жители морских глубин. Сколько лет я прожил в Шактистане, но так и не научился получать удовольствие от употребления этого блюда.
     - Попросите отнести бурлам моей сестре, а мне давайте рыбку, уважаемый. Еще холодного пива и свежих овощей. И не забудьте лепешку. Надеюсь, свежие?
     - Конечно, хадэ, иных и не бывает.
     Спустя сорок минут, когда и рыбка, и пиво, и лепешка вместе с овощами активно знакомятся друг с другом в моем желудке, я считаю возможным подозвать к себе полуэльфа.
     - Передайте повару мою величайшую благодарность. И возьмите на пиво, друг мой, угодили.
     Ладонью придвигаю к Караэлю серебряную монету. Тот забирает ее, слабо улыбаясь. Смотрит на меня выжидательно. Умный парень.
     - Я сегодня сестру сюда привез. Замуж выдаю за своего партнера. Но, знаешь, так привязан я к девочке. Она у меня одна, к тому ж умница, а красавица уж такая, что луна стыдливо прячется за тучи, когда видит ее светлый лик. Так вот, хотел бы, прежде чем передать ее супругу, порадовать сестрицу чем-нибудь невиданным, чудесным. Что нового есть в Даране? Что могло бы и ее удивить и меня позабавить?   
     Караэль задумывается на минутку, после чего сообщает:
     - Появился на рынке заклинатель змей невиданных. Алые, синие гады слушаются его дудки, как ишаки палки.
     Смеюсь.
     - То есть не всегда?
     Полуэльф лукаво улыбается.
     - Заклинатель же жив.
     - А зрители?
     - Почти все.
     - А еще?
     - Говорят, корабль прибыл из Тубрама. На носу у него женщина вырезана, и она поет.
     - Красиво поет?
     - Сам не слышал, но, якобы, сирены рыдают от зависти при звуках ее голоса.
     - Скорее, от ужаса. Да и кто из живых слышал сирен, чтобы сравнить?
     - Не знаю, хадэ. Но Вы могли бы убедиться во всем сами.
     - Сестру вести в порт? Нет. Исключено. Не место это для благонравной девицы из хорошей семьи. Что еще?
     - Еще? На рынке, это я сам видел, выступает группа бродячих циркачей. У них есть маленькая девочка, которая свистит, как соловей. Есть силач, что на каждую руку может посадить по два человека и ходить так. А еще есть у них пес, который…
     Это происходит одновременно - я замечаю, как бледнеет Караэль и начинаю чувствовать рядом присутствие чего-то чужеродного. Оборачиваюсь и вижу у того входа в зал, что из улицы, фигуру человека в белом. Это мужчина лет пятидесяти на вид. Невысокий и не толстый, и черты лица какие-то смазанные, тусклые. Но, вроде бы, шактистанец.
     При этом сам-то он в белом, но вокруг него все так и полыхает с переходами из алого в бордовый. Это - маг. Причем силы необычайной. Только вкус у его силы какой-то странный, и еще что-то, не пойму, что… такое ощущение...
     А он стоит и смотрит на меня, не отрываясь, будто видит мою истинную сущность. Это, конечно, вряд ли. Хорошо, я немного схалтурил и применил не полноценное кардаголовское изменение материи, а всего лишь иллюзию. Но это была эльфийская иллюзия! Ее далеко не каждый маг разглядеть сумеет! И этот наверняка не может. Только вот все равно ощущение какое-то гадкое. Хочется ударить, да так, чтобы земля распахнулась и проглотила это существо.
     Но нет, он резко разворачивается и уходит.
     - Что это было? - спрашиваю я у замершего, как статуя, полуэльфа.
     - Жрец Боруя Серого.
     - Что за Боруй Серый?
     - Я… мне пора бежать. Меня хозяин зовет, кажется, - бормочет Караэль и быстро уходит.
     Я же остаюсь в состоянии замешательства. Это что за ерунда такая творится в моем Шактистане, а я не знаю? 

     Верлиозия

     Делать вид, что во всем слушаюсь Ларрена и притворяться покорной овцой – забавная игра. То есть это было забавно до тех пор, пока он не бросил меня одну.
     Еду мне принесли, как Ларрен и обещал. Сижу, изучаю гадость, наложенную в тарелку, и пытаюсь понять, в чем прелесть сочетания злаковых и мяса морских обитателей, со сладостями? Я это не стала бы есть, даже если бы была голодна.
     Отодвигаю тарелку и пытаюсь сосредоточиться на котенке. Он где-то рядом. Но где именно? И что с ним?
     Мощная волна энергии едва не опрокидывает меня со стула. Вскакиваю и с шипением поворачиваюсь к двери. Там никого нет.
     Ненавижу Аргвара! Если бы он не урезал мою силу, я бы не чувствовала себя слепой мышью, бредущей во тьме. Мне понадобилось целых полминуты, чтобы понять, что волна, которую я ощутила, идет с первого этажа. Возможно, из зала, где сейчас находится Ларрен. Грязная, гнилая магическая энергия. Я с такой никогда не сталкивалась. И мне совсем не нравится, что я не могу определить природу этой магии.
     Забываю, что сейчас я тихая шактистанская курица и бегом спускаюсь на первый этаж. Влетаю в зал и, игнорируя озадаченные взгляды присутствующих, направляюсь к Ларрену. Он недоволен моим появлением, встает навстречу, берет меня под руку, и громко выговаривая что-то на незнакомом языке (надо полагать, на шактистанком), выводит меня из зала и тащит вверх по лестнице обратно в комнату. Там, закрыв за собой дверь, он дает волю гневу:
     - Ты совсем сдурела, женщина? Что на тебя нашло? Неужели я попросил о чем-то сложном? Все, что от тебя требовалось -  сидеть здесь и не высовываться! Чего ради тебя понесло в зал?
     - Там что-то было.
     - В смысле?
     - Что-то нехорошее. Мне стало любопытно.
     Не собираюсь признаваться, что испугалась за него, поэтому и помчалась туда, позабыв о том, что нужно сидеть в комнате.
     - От любопытства кошка сдохла, - рычит Ларрен. – Ты чуть все не испортила.
     - Не понимаю, зачем разыгрывать эту комедию? – фыркаю я. – Если здесь такое отношение к женщинам, нужно было превратить меня в мужчину, чтобы я могла свободно передвигаться и быть с тобой рядом в случае чего.
     - Гениально! Так и сделаю! Может быть, хоть тогда перестанешь пожирать меня глазами и переключишься на других.
     - На кого, например?
     - На женщин, раз уж парнем будешь, - ворчит Ларрен, понимая, что сморозил глупость. Иллюзорная смена пола не меняет сущности превращенного.
     - Сомневаюсь, – мурчу я, окидывая его мечтательным взглядом. – Ну что ты замер, сладкий мой? Превращай.
     - Обойдешься! – орет Ларрен, - сиди здесь, и я тебя умоляю, не высовывайся больше!
     Пожимаю плечами и отхожу к окну, сделав вид, что меня интересует вид на глухую стену.
     - Вера, - зовет маг после пары минут молчания и злобного сопения, – что ты почувствовала?
     - А ты?
     - Гадость какая-то непонятная. Никогда с такой энергией не сталкивался.
     - Она тухлая. Как прогнивший труп… нет, скорее, как кровь. Когда кровь долго на солнце находится, она спекается и начинается вонять. И большие зеленые мухи над ней кружат. Вот примерно так я эту энергию ощутила.
     - Ты такое когда-нибудь встречала? Может быть, в других мирах?
     - Я не путешествую по мирам, - напоминаю я и признаюсь, - нет, с такой магией я не сталкивалась и не могу определить ее природу.
     - Нужно сообщить князю. Возможно, он, как Глава Совета,  знает о появлении новой магической силы.
     - Вот когда закончим с поиском Терина, можешь хоть к князю, хоть еще к кому обращаться. Не желаю, чтобы здесь объявился этот человек. Он мне не нравится.
     - Ты ему тоже, - заверяет Ларрен и, более не пытаясь развить тему об информировании князя, задумчиво произносит, - и что это за религия такая новая – Боруя Серого. Ты о таком слышала?
     - Был такой дракон – Боруй, по прозвищу Серый. Только он умер лет за пятьсот до моего рождения. Нянька мне про него сказки рассказывала.
     - И чем же он был так знаменит, что про него сказки складывали?
     - Да ничем особенным, – фыркаю я, - написал «Драконью магию» и умер, оставив полезную книгу своему другу – последнему огненному дракону.
     - Да, я помню. Тому самому, которого ты прикончила, чтобы завладеть этой книгой.
     - У тебя хорошая память.
     - Не жалуюсь. А не могло быть так, что этот дракон не умер, а ушел в другой мир?
     - Исключено. Он умер. Эльтаризаурус лично его хоронил.
     - Кто?
     - Последний огненный дракон. Он, знаешь ли, любил пожаловаться на жизнь, в том числе и о потере лучшего друга рассказывал.
     - Может быть, врал?
     - Зачем бы ему это было нужно?
     - Чтобы убедить тебя и вообще всех, что Боруй Серый действительно мертв. Покрывал друга.
     - Все равно не понятно. Зачем бы ему это было нужно – инсценировать свою смерть? Никто не стал бы его удерживать, реши он уйти в другой мир навсегда. Многие из нас так делают.
     - Ну, мало ли что было у него на уме.
     - Ты предполагаешь, что на самом деле Боруй не умер, а отправился в ваш мир и притворяется божеством? Это смешно! Боруй пропал несколько веков назад. Будь он здесь все это время, весь ваш мир уже лежал бы у его ног. А здесь всего лишь какой-то религиозный культ с гнилой магической энергией. Твоя версия неправдоподобна и просто смешна!


Рецензии
Мне ещё в прошлой части хотелось, чтобы эти двое нашли общий язык. Да, видно у влюблённых не всегда это получается, особенно у драконов.

Галина Польняк   31.10.2011 01:48     Заявить о нарушении
Все у драконов получается, просто у них логика своя - драконья, и люди не всегда правильно понимают их поведение и поступки))
Алк.

Алк-Консильери   31.10.2011 02:19   Заявить о нарушении
Сказочница, вы совершенно правы, люди сами себя иногда понять не могут, куда им до драконов.

Галина Польняк   31.10.2011 09:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.