Разная магия. Глава 13

     Верлиозия

     Прихожу в себя и понимаю, что сижу на чем-то мягком. Возможно это кресло. Я не связана, но пока остаюсь неподвижной, прислушиваясь к происходящему вокруг. Прислушиваться особенно не к чему – тишина. Только тихое дыхание неподалеку. Ларрен? Раздражение - основная исходящая от него эмоция. Надеюсь, что причина такого настроения - не я.
     Открываю глаза, встаю. Неудачная попытка. Падаю обратно в кресло, потому что простое движение приносит массу неприятных ощущений в виде слабости и тошноты. Смотрю на себя и понимаю, что не будь мои силы ограничены Аргваром, я бы сразу почувствовала, что мое тело оплетает «драконья сеть» - заклинание, способное остановить самого сильного из драконов. Создать такую сеть может только очень опытный маг из моего народа. Кому из соплеменников понадобилось ловить меня и удерживать таким неприятным способом? И, если ему нужна я, зачем здесь Ларрен?
     Медленно поднимаю голову, стараясь не делать резких движений, и осматриваюсь. Какое-то помещение. Здесь нет мебели, если не считать кресла, в котором я сижу. Наверно, еще за мебель сойдет большой каменный алтарь, размещенный в центре. Стены, из когда-то белого камня, который теперь выглядит затертым и старым, почти голые. Но только почти.
     С трудом подавляю рвущееся из горла рычание. Сказать что я в гневе, это значит, ничего не сказать. К одной из стен, самой дальней от меня, магическими путами привязан Ларрен. Магия мне уже знакома – та самая гниль, с которой мы столкнулись в гостинице. Но не это меня так разозлило. 
     Почему мой маг обнажен? Что за порезы у него на теле? Я вырву кишки и сломаю каждый палец в трех местах твари, которая посмела отрезать ему волосы!
     Я зло. Я очень разозленное зло. Нельзя! Трогать! МОЕ!
     Вовремя вспоминаю, что двигаться мне противопоказано, и остаюсь сидеть на месте. Я практически прикована к этому креслу благодаря «драконьей сети», ограничивающей любые мои действия, как магические, так и физические. Кстати, кресло расположено таким образом, что Ларрен не видит меня, а голову ему поворачивать трудно – кто-то очень постарался его упаковать, чтобы не делал лишних движений. Впрочем, судя по тому, что он способен злиться, самочувствие у него в норме. Но его вид…
     С глухим рычанием прикрываю глаза. Я даже думать не могу о том, что кто-то, а не я, прикасался к его обнаженному телу, в то время как он такой беспомощный, неспособный сопротивляться и обнаженный… Стоп! Я очень, очень плохо себя веду! Нужно выбираться отсюда, а я вместо этого предаюсь фантазиям, которые мне никогда не позволят воплотить в жизнь.
     Выбрасываю из головы лишние мысли и открываю глаза. Для начала нужно дать Ларрену знать, что я здесь. Хотя, возможно он уже осведомлен о моем присутствии - услышал, но никак не среагировал, потому что не только двигаться, но и говорить не может.
     - Ларрен! – громко окликаю я.
     По легкому движению безобразно остриженной головы понимаю, что меня услышали. Правда, сказать он ничего не успел.
     - Потом пообщаешься со своим зверьком. Сначала со мной поговори.
     Смотрю на незнакомого дракона. Высокий, тонкий и гибкий. Бледная кожа, серебристые волосы иглами торчат в разные стороны. Красивые губы кривятся в некрасивой усмешке. Красные глаза с желтыми искрами изучают меня с веселым интересом.
     Чую – он очень древний. Вижу, что он из огненных драконов. Не нужно долго раздумывать, чтобы понять, кто это.
     - Здравствуй, Боруй. С удовольствием пообщаюсь с тобой, только сначала сними с меня сети. За что такое негостеприимное отношение к соплеменнице?
     - Знаешь, мы с Зауру были последними из рода, - сообщает дракон.
     Будто я этого не знала! Великий маг Боруй и его верный друг Эльтаризаурус, последние огненные драконы – это легенда.
     - Он рассказывал мне о тебе, Верлиозия.
     Однако я польщена. Интересно, насколько подробно Эльтаризаурус  информировал своего дружка о наших встречах?
     - Он считал, что у тебя хорошая наследственность.
     Еще бы! Аргвар и Ллиувердан - не последние личности среди драконов.   
     - Он предполагал, что в будущем у вас могут быть дети. И если повезет, не только морские, как ты, но и огненные.
     Мечты! Мечты! Все-таки Эльтаризаурус был наивным романтиком. И еще маразматиком. Иначе не позабыл бы, что от союза огня и воды, может получиться только вода.
     - Зауру хотел возродить наш род, но ты убила его.
     Упс! Простите, я не хотела, оно само так вышло.
     - Зауру был моим лучшим и единственным другом. Ты лишила меня его. Что мне с тобой сделать за это, Верлиозия?
     - Убить? – предположила я.
     - А вот и нет! Не угадала! Я должен жениться на тебе и наделать много новых маленьких друзей для себя, - Боруй радостно хихикает, потом задумчиво хмурится и бормочет, - что же еще? Ах да! Еще нужно исполнить мечту Зауру – возродить род огненных драконов. Ну? Как тебе мой план? Нравится? Вижу, что да! Ты даже брачные браслеты прихватила на свидание со мной.
     Это шутка? Смотрю в глаза старого дракона и понимаю – не шутка. И в глазах этих ни проблеска разума. Боруй не в своем уме.
     Сумасшедший дракон – позор для всего рода. Понятно, почему Эльтаризаурус так старательно распространял историю о смерти Боруя, для правдоподобности расцвечивая ее подробными жалобами о том, как он его хоронил в гордом одиночестве, потому что таково было желание Боруя. На самом же деле Эльтаризаурус прятал сошедшего с ума друга здесь – в этом мире, в Шактистане. Учитывая, сколько лет прошло со дня «смерти» Боруя, с ума он сошел не вчера и все это время Эльтаризаурус присматривал за ним, не давая особо разгуляться в этом мире и привлечь к себе внимание. Около пяти лет назад я убила Эльтаризауруса, и Боруй остался без присмотра. Странно, что за эти годы он не успел наделать дел и объявился только сейчас. Да и то в мелких масштабах – в виде бога с кучкой жрецов.
     - Ты умер пятьсот лет назад. Тебя нет.
     Намеренно дразню сумасшедшего, рассчитывая, что он утратит контроль и ослабит «драконью сеть». Тогда у меня появится шанс от нее избавиться и поговорить с ним по-другому.
     - Не умничай! – разгневанно орет дракон, а в следующую секунду уже радостно ухмыляется и сообщает, – тебе замуж пора. Давай браслет.
     - Ты знаешь, что я не смогу его снять. Древнюю магию не обманешь, она увидит, что ты не тот, кого я хотела бы видеть своим супругом.
     - А ты постарайся, деточка. Иначе пострадает твой зверек. Как там люди говорят? Око за зуб, да? Ты убила моего друга, я убью твоего зверька.
     Кошусь на Ларрена. Он сумел повернуть голову в нашу сторону и теперь не только слышит, но и видит разворачивающиеся события.
     - Это ты ему волосы отрезал? – равнодушно интересуюсь я.
     - Ну что ты! Я бы побрезговал прикасаться к такой залапанной игрушке, как эта. У него аура перекошена и латанная-перелатанная. Сразу видно, что не ты одна с ним играла, тут еще кто-то из наших потоптался. Верлиозия, ну гадость же! Не могла найти себе новенького зверька? Зачем объедки подобрала? Фу-фу-фу и бе!
     Тихо рычу. Никто кроме меня не имеет права говорить про Ларрена гадости!
     - Переживаешь? – по-своему понял мою реакцию Боруй. – Это мои мальчики побаловались. Бяки такие, испортили игрушку моей невесты! Я их обязательно накажу.
     - Сними с меня сети, и я с удовольствием сделаю это сама.
     - После свадьбы все, что захочешь, дорогая.
     - Я несовершеннолетняя, мне еще рано замуж.
     - Драконы в двадцать лет становятся половозрелыми особями, способными иметь потомство, - наставительно сообщает Боруй, - тебе так же хорошо, как и мне, известно, что совершеннолетие - это показатель окончания формирования духа дракона, а не тела.
     - Ты такой умный! – делано восхищаюсь я и на всякий случай напоминаю, – до ста двадцати одного года мы нестабильны. Ты хочешь неуравновешенную жену?
     - Мне без разницы, какая ты будешь, – сообщает Боруй, - главное, чтобы детей нарожала и не имела возможности сбежать.
     Еще один кретин, озабоченный пополнением популяции драконьего племени!
     - Тебе бы с Аргваром дружить, вы одинаково мыслите, - ворчу я.
     Очевидно, с Аргваром Боруй знаком и состоит не в лучших отношениях, потому что при упоминании о нем, приходит в ярость и верещит, брызгая слюной:
     - С такими сучками не дружат! Таких мордой в пол и…
     - Фу! – брезгливо перебиваю я, - имей совесть, не делись с несовершеннолетней девочкой своими сексуальными фантазиями в отношении ее родителя.
     Кажется, я сказала что-то смешное, потому что Ларрен тихо зафыркал. Что ж рада, что хоть повеселила его перед тем, как он будет убит. Или не будет. Если я очень постараюсь.
     Оглядываю Боруя с ног до головы и снисходительно интересуюсь:
     – Уверен, что у тебя со мной получится? Я ведь не Эльтаризаурус. И даже не Аргвар. Хотя, если мордой в пол, то разница не так заметна. Тут главное не промахнуться. Ты же, я надеюсь в курсе, что дети через попу не делаются?
     Провоцирую старого дракона. Хочу, чтобы взбесился и ослабил контроль. Но мой маневр не удается. Боруй насмешливо фыркает и в одно мгновение оказывается возле Ларрена. Его пальцы почти нежно сжимают горло мага.
     - Хватит играться, деточка, давай браслет. Ты же не хочешь, чтобы я сделал больно твоему зверьку?
     Только сумасшедшему придет в голову заставлять девушку вступить в магический брак. Пытаюсь вразумить его:
     - Браслет не снимется. Ты знаешь не хуже меня, что магия не позволит провести брачный ритуал, если нет чувств.
     - Я много что знаю! Если хочешь, чтобы человек остался жив, браслет снимется! – орет Боруй.
     - Хочу! – ору я в ответ, теряя терпение. Все-таки общаться с ненормальными не мое призвание. - Я много чего хочу! Только нельзя получить все, что хочется, ты тупой старик! Ты выжил из ума и не понимаешь… Нет, не делай этого!
     Когда пальцы Боруя сжимаются на горле мага с явным намерением вырвать кадык, моя злость исчезает. Ее место занимает страх. Это странно – бояться за кого-то. Мне такое чувство прежде было незнакомо. И от этого мне еще страшнее. Но я не могу бояться сейчас. Я должна что-нибудь сделать, чтобы убрать дракона подальше от Ларрена. Я не могу позволить причинить ему боль. На это имею право только я, потому что…
     Браслет с тихим щелчком расстегивается и соскальзывает с моего запястья.
     - Я знал, что у тебя получится, - самодовольно говорит Боруй, отпускает Ларрена, подходит ко мне и протягивает левую руку. – Давай, надевай скорее.
     - Вера, не надо! – это Ларрен подает голос. Странный такой. Не надо. А что у нас есть другие варианты?
     - Ты позволяешь этой потасканной зверушке так мерзко сокращать свое имя? Ай-яй, как неразумно! - веселится Боруй, настойчиво пихая мне под нос свою руку.
     Ну, хватит уже! Защелкиваю браслет на его запястье и отпихиваю назойливую конечность подальше от своего лица. Камни на обоих украшениях активируются, опутывая нас брачным узором, который впитывается в наши ауры, тесно переплетаясь с ними.
     - А теперь, - произносит дракон, - когда ритуал соединения завершен, следует устранить причину, которая могла бы разрушить наш счастливый брак. Я прав, дорогая?
     Кто бы сомневался, что так и будет?
     Боруй снимает «драконью сеть», небрежно треплет меня по волосам и прогулочной походкой направляется к Ларрену.
     Теперь я знаю, что беспечность - это один из признаков сумасшествия. Старый дракон освободил меня от сетей и повернулся ко мне спиной, уверенный в том, что я не рискну напасть. Хотя в его уверенности есть доля здравого смысла. Только безумец способен поднять руку на магического супруга, потому что за такое браслеты наказывают, насылая страшные мучения. Правда, в нашем случае Боруй не учел одного – всегда найдется тот, кто более безумен, чем могли предположить создатели этого глупого брачного ритуала.
     В один прыжок оказываюсь на спине своего супруга и начинаю рвать зубами его горло, ногтями пытаясь добраться до грудной клетки, туда, где бьется сердце.
     Боруй с воем вцепляется в мои волосы, дергает изо всех сил. Я в ответ рычу и еще сильнее вгрызаюсь в жилистую шею. У огненных драконов крепкая шкура, но я уже почти добралась до артерии. Если я остановлюсь, если отвлекусь хоть на мгновение, то потоки боли, пронзившие мое тело в момент нападения, просто вырубят меня. Второй раз за день потерять сознание – позор для дракона!
     Боруй пытается оглушить меня, ударив о стену, но я успеваю отпустить его и отпрыгнуть в сторону. В итоге удар о стену, предназначенный мне, получает сам Боруй. Он шипит от боли и с разъяренным ревом бросается ко мне. Из рваной раны на его шее толчками вытекает темная кровь. Жаль что он не человек. Будь так, этой раны хватило бы, чтобы отправить его к праотцам.
     Я не сопротивляюсь, и даже не пытаюсь поставить блок, когда он бьет мне кулаком в лицо. Сильный удар отбрасывает меня назад. Налетаю на алтарь и сползаю по нему на пол, с ухмылкой наблюдая за тем, как мой супруг корчится от боли. Он напал и был наказан. Рискнет ли еще раз поднять на меня руку? У Боруя достает безумия, чтобы творить глупости, но достаточно ли его, чтобы терпеть боль?
     А у меня?
     Смотрю на Ларрена. Он напуган. Нет, не так. Он боится за меня. Да! Я достаточно безумна, чтобы поверить в это.
     - Ну, супруг, держись за воздух! - рычу я и пригибаюсь к полу, сгруппировавшись для прыжка. – Пришла твоя брачная ночь.
     Такое уже было однажды. Старый дракон, из последних сил пытающийся сменить ипостась, чтобы защититься. Брызги крови, ошметки мяса, хруст костей. Горячее сердце, пульсирующее в ладони. Все это уже было со мной. Только в прошлый раз не было браслета, нестерпимым огнем обжигающего руку, и проходящих через тело волн, которые, казалось, активировали все болевые точки, какие только существуют, тоже не было. А еще в прошлый раз не было никого, кто бы беспокоился за меня. Впрочем, тогда мне это было неважно. А сейчас?
     Разжимаю пальцы и роняю на каменный пол окровавленный кусок плоти, когда-то бывший сердцем Боруя Серого. Смотрю на свой браслет. Теперь это обычное украшение. Снимаю второй браслет с руки мертвого дракона, возвращаю его на свое левое запястье и встаю с колен, стараясь не поскользнуться на кровавых ошметках. Слизываю с пальцев кровь последнего огненного дракона (теперь точно последнего!) и кошусь на Ларрена. Он смотрит на меня и молчит. Его лицо ничего не выражает. Надеюсь, он сейчас не скажет, что я такая же сумасшедшая как Боруй?
     - Вера, ты с ума сошла? – шепотом шипит Ларрен.
     Ну вот. Все, как я и предполагала.
     Вытираю остатки крови на руках об разорванный подол платья и пытаюсь сменить тему:
     - Мне нравятся эти безделушки. Ты удачно угадал с камнями – точь-в-точь под цвет моих глаз. Не помню, я поблагодарила тебя за подарок, сладенький?
     - Ты с ума сошла так рисковать?!
     На этот раз маг не шепчет. Орет. Зачем? Я его прекрасно слышу. И чувствую я себя отлично. Только вот пол почему-то стремительно приближается к лицу. Разве мало я сегодня по нему получила?

     Ларрен

     Ответа, я, конечно же, не дождался. Вера падает на пол лицом вниз, выбрав для этого телодвижения, безусловно, не самый удачный момент. Дышит ли она? Вроде, да. Ничего-ничего, она сильная, она справится. Одного дракона она уже убила и пережила данный факт без потерь. Да, одного убила, но тогда она была полноценным драконом без каких-либо ограничений. Справится ли сейчас? Я же ей и помочь не могу. Какой толк от целителя, если он изображает из себя размазанную в пространстве кляксу? Так, стоп. Я маг или кто? Ну, магия, ну сильная. Но что ты не делай с магией, какой материал для ее строения не используй, каким образом не концентрируйся - принципы воздействия всегда одни и те же. Иначе словесник никогда не смог бы сражаться с жестовиком, а атака Верлиозии на Зулкибар привела бы к гибели последнего.
     Следовательно…. Следовательно, я сейчас возьму и всю эту ерунду с себя уберу. Я не так силен, как дракон, рвать заклятия мне редко удается, но мне не привыкать распутывать самые замысловатые плетения. А здесь и нет особой изысканности. Поклонники Боруя Серого рассчитывали преимущественно на силу.
     Не знаю, сколько времени прошло. Должно быть, немного.
     Падаю на пол, не удерживаюсь на ногах, колено себе расшибаю в кровь. Вот же невезение мое в действии. Встаю, подхожу к Вере, присаживаюсь рядом с ней, переворачиваю ее на спину. Ну вот, ссадина на лбу. Еще одна. Прелестное личико Верлиозии, да все равно мне уже, похожа она на отца или нет, все покрыто кровью и синяками. Бедная моя бедная. Но она дышит. Просто очень устала. Резерв почти исчерпан.
     Надо бы вынести ее на воздух, а еще лучше, к морю телепортировать. Там она, я думаю, быстрее придет в себя. Морской ветер, шум волн, запах соли и водорослей в данной ситуации будут куда лучшими врачами, чем вымотанный я.
     К сожалению, воплотить свою задумку не удается. По двум причинам. Во-первых, я не могу отсюда телепортироваться. Выход закрыт. Логично. Во-вторых, моему намерению покинуть это гостеприимное помещение вместе с морским драконом мешает группа магов в белых балахонах, появившаяся в зале так, как появляются нормальные люди - через дверь. Группа в количестве всего пяти магов. Всего… Какая мелочь! Учитывая то, что у моих ног бесчувственная женщина, а силы свои я очень так неэкономно растратил, выпутываясь из магической ловушки.
     Один из магов видит кровавое пятно на полу и стенах, чешуйки видит, налипшие на камни, а также живописно раскиданные вокруг куски мяса, потом, видимо, делает правильный вывод относительно судьбы своего бога и предводителя и издает пронзительный визг.
     Морщусь.
     Маг переводит взгляд на меня и с ужасом в голосе восклицает:
     - Ты убил Боруя Серого!
     - Как бы не совсем я…
     - Ты - богоубийца!
     - Ну, я же сказал…
     - Ты бог? - спрашивает бывший жрец дракона.
     Ну и что я должен на это ответить? И какая разница? Плохо верится в то, что жрецы срочно поменяют объект поклонения и обнаружат во мне божественную сущность.
     Хорошо, что здесь стены из известняка. Приятный материал, послушный, не слишком энергозатратный.
     - Я не бог! - говорю, в эту же секунду выстраивая вокруг нас с Верой щит. Мое изобретение. Он не только энергетический, в его структуры вплетены элементы камня. Выглядит это так, будто вокруг нас с драконом образовался небольшой вихрь. Бесшумный, кстати, так что мы с экс-жрецами вполне можем продолжать общение.
     Щит появляется вовремя, потому что в мою сторону устремляется банальнейший «огненный палец». Примитивное заклинание, рассчитанное, безусловно, не на мага моего уровня, если бы ни одно «но». Оно такой силы, что мой щит прогибается. Это что же у нас за гигант-недоучка?
     Впрочем, он быстро понимает, что меня не стоит недооценивать. Наверное, в тот самый момент, когда моими стараниями под его ногами образуется отверстие в полу, которое захлопывается сразу после падения туда незадачливого мага.
     Тут же еще двое из их группы радуют меня «весенним дождем» и «ледяной молнией». Был бы я их учителем, было бы стыдно - настолько они просто отражаются. Технически несложно, но вот силы мои расходуются при этом катастрофически. Простейший подсчет показывает, что минут через пять моя оборона будет сломана, смята, как лист с дерева,  и придет нам с Верой тогда, как выражается незабвенная Дульсинея, вот тот самый зверь с пушистым хвостом.
     Ситуацию осложняет то, что я не могу сдвинуться с места, а потому не в состоянии лавировать и уворачиваться. Могу только стоять и отражать. В атаку перейти тоже могу, конечно. На пару заклинаний меня, наверное, хватит. Стоит попробовать.
     Заклинание Эберрона-Каутта. Редкая штука, связывает металл в крови человека. Попадаю, но, к сожалению, только в одного из жрецов. У остальных щиты мощнее, намного мощнее. Почти как у дракона… Ох, Боруй, дохлая скотина! Что делать? Мой-то модернизированный уже рвется.
     И тут мне в голову приходит одна замечательная в своей простоте мысль. Я зять султана или мимо проходил? А как представитель царствующей семьи я имею право на знаете что? На защиту со стороны придворных магов. Никогда не думал, что она может мне понадобиться. 
     Но прелесть свадебного ритуала, проведенного с моим участием, заключается еще и в том, что я получаю право просто позвать магов на помощь, и они придут. Просто позвать. Для этого волшебником даже не нужно быть…
     - Зарреусь, скотина, помоги мне!!!! - ору я.   
     И, вот чудесная оперативность, рядом со мной тут же возникает упомянутый Зарреусь в сопровождении двух помощников.
     - Мало! - кричу.
     Он кивает и тут же испаряется для того, чтобы моментом позже в помещении материализовалось еще человек шесть. Кстати, как это он исчезает? А я почему не смог?
     Понимаю, что помощи от меня сейчас мало кто способен дождаться, а потому остаток своих сил направляю на то, чтобы просто проломить стену - ту самую, на которую я недавно любовался. Каменные глыбы рассыпаются в прах, и я выхожу с Верой на руках. Выхожу куда-то в коридор, а не на свежий воздух, как надеялся.
     Долгий подъем по лестнице. Вера кажется все тяжелее и тяжелее. Выхожу из здания, вдыхаю пыльный горячий воздух Дарана и решаю, что моих сил должно хватить для того, чтобы переместиться в гостиницу.
     Хватило.


Рецензии
Верлиозии хватило сил и злости победить огненного дракона потому, что она влюблена и поняла, что Ларену урожает опасность. Что не сделаешь ради любимого.

Генрих Пол   02.11.2011 23:56     Заявить о нарушении
Да, любовь зла)
Алк.

Алк-Консильери   03.11.2011 03:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.