Разная магия. Глава 16

     Верлиозия

     Когда в комнату без стука входят люди, я так удивляюсь подобной наглости, что ничего не предпринимаю. В результате они успевают сказать мне о цели своего визита, прежде чем я принимаю решение что-нибудь с ними сделать.
     Их прислала принцесса Левинда и я имею честь быть приглашенной в ее дом.
     - Для чего? – интересуюсь я, откидываю покрывало в сторону и встаю с кровати.
     Два мага и три воина за их спинами сначала застывают испуганными тушканчиками, не сводя глаз с моего обнаженного тела, а потом будто по команде одновременно отводят взгляды. Старший из двух магов, старательно сохраняя невозмутимый вид, объясняет:
     - Наша госпожа желает видеть тебя в своем доме в качестве гостьи.
     - Некогда мне по гостям расхаживать, - сообщаю я и оглядываю помещение в поисках чего-нибудь похожего на одежду. Ничего не найдя, заворачиваюсь в покрывало и изменяю его форму, превращая во вполне сносное платье, закрывающее все, что нужно. Не понимаю, почему эти люди продолжают смущенно отводить глаза, исподтишка жадно разглядывая меня. Потом вспоминаю, что это такая страна, где женщины ходят закутанные в одежду как гусеницы в кокон, и мой вид этим мужчинам непривычен. Ничего, пусть помучаются.
     - Мы нижайше просим последовать за нами. Если мы вернемся без Вас, наша госпожа разгневается и жестоко накажет нас.
     Старый маг пытается давить на жалость? Дракону? Совсем нюх потерял?
     Задумчиво обматываю вокруг талии кнут Терина. Хорошо, что вчера я забыла взять его с собой, вряд ли бы он уцелел в драке с Боруем.
     Чувствую, как напряжение со стороны незваных гостей нарастает. Они нервничают, боятся наказания и готовы тащить меня к принцессе силой. Интересно, как они себе это представляют – применение силы к дракону?
     - Хорошо, я пойду с вами, – сообщаю я.
     Мне их не жаль. Мне любопытно, чего хочет от меня принцесса Левинда? Вопрос о том, как она узнала о моем существовании и местопребывании, меня не волнует. Наверняка шпионила за мужем. Или отец ее – султан, организовал слежку, как только узнал, что Ларрен вернулся в страну.
     Старший из магов с поклоном берет меня за руку и телепортирует в просторный зал, обставленный диванами со множеством маленьких подушек. Принцесса Левинда сидит в единственном кресле, напоминающем трон, и лениво обмахивается веером из перьев крикливой сине-красной расцветки.
     Она красива. Странно, что Ларрен недоволен этим браком. Если я все правильно поняла насчет женщин этой страны, красавица-принцесса не только красива, но и нежна, кротка и покорна. Что же не устроило моего мага?
     Когда принцесса отрывает рот, понимаю, что либо мои выводы насчет шактистанских женщин ошибочны, либо эта отдельно взятая женщина является исключением из правил.
     - Это ты подстилка моего мужа?
     - Хороший вопрос, - мурлычу я и начинаю медленно подходить. Мне не нравится ее тон. Не нравятся исходящие от нее эмоции. Презрение и брезгливость. Я ничем не заслужила такого отношения к себе.
     - Я думала, у него более утонченный вкус, - Левинда морщит хорошенький носик и обращается к магу, который меня привел, - Даринас, ты уверен, что не ошибся? Эта немочь бледная и есть та самая девка, с которой проводит время Ларрен?
     - Уверен, моя госпожа, - низко кланяясь, отвечает маг.
     Тихо рычу. Совершено неприемлемое поведение по отношению ко мне. Она ведет себя так, будто я пустое место.
     Мое рычание не остается без внимания, охрана пытается преградить мне путь. Ломаю им руки и оставляю корчиться от боли на полу. Лучше было бы убить, но я ведь здесь с дружеским визитом.
     Левинда смотрит на меня, в ее глазах появляется тревога. Кажется, она начинает понимать, что я не человек. Может быть, это от того, что мои глаза загораются зеленым огнем?
     - Красивая иллюзия, ты маг?
     Быстро она пришла в себя.
     - Спроси у Даринаса, - предлагаю я, отшвыривая в сторону младшего мага, пытавшегося обездвижить меня каким-то жалким боевым заклинанием.
     Даринас отважно встает между мной и своей госпожой. В его глазах ужас. Он стар, но это не значит, что он опытен и силен в магии. Он даже не может распознать во мне иное существо, и уверен, что я человеческая волшебница. Он атакует несколькими боевыми заклинаниями. Они летят в меня почти без пауз. Блокирую их, подхожу к магу вплотную, обнимаю его за талию и притягиваю к себе поближе. Одновременно набрасываю на Левинду парализующий кокон, чтобы не вздумала сбежать, пока я буду подкрепляться.
     Я никого не убью. Маг останется в живых, только больше не будет магом. Хватаю его за горло, заставляю прогнуться назад и впиваюсь в его рот своим. Он мычит и думает, что я собираюсь его изнасиловать. Наивный. Как ему в голову пришло, что я польщусь на вот это дряблое тело? Сжимаю пальцами его челюсть, заставляя открыть рот, и втягиваю в себя сгусток магической энергии. Ее мало и она не очень приятна на вкус, но ночью я потратила много сил и поэтому проглатываю все, не капризничая. Минуту спустя отпускаю ошалевшего Даринаса. Он кулем падает на пол и, постанывая, отползает в сторону, более не помышляя о спасении принцессы ценой собственной жизни.
     Оглядываю помещение. Нет, мне определенно не нравится, что тут с испуганным мычанием ползает лишенный магического дара маг и стонут от боли три воина с переломанными руками. Да и младший волшебник, все еще не пришедший в сознание, не украшает этот зал. Телепортирую всю эту лишнюю компанию в ближайшее знакомое мне в этом городе место – на площадь, где вчера мы с Ларреном собирались посмотреть представление. После этого я снимаю с Левинды неподвижность и она перепугано верещит:
     - Если тебе так нужен Ларрен, забирай! Я заставлю отца оформить развод!
     - Если мне что-то нужно, я беру, не спрашивая. Поведи ты себя более вежливо, мы бы просто поговорили, и я ушла бы. С какой целью ты меня сюда пригласила? Хотела унизить? Запугать? – заглядываю в ее широко распахнутые от страха глаза. Нет, я не читаю ее, только поверхностно смотрю и вижу очень интересные вещи. – Бедная дурочка. Ты, правда, думаешь, что Ларрен слабовольный слизняк и была уверена, что он разгуливает по столице с недалекой зашуганной иностранкой? Впрочем, ты права. Я иностранка. Точнее иномирка.
     Наклоняюсь к вжавшейся в кресло принцессе так низко, что наши лица почти соприкасаются.
     - Ты красива. Очень. Но тебе не повезло родиться принцессой в Шактистане. Это накладывает обязательства.
     - Судьбу не выбирают, - Левинда подавила свой страх и отвечает почти спокойно. Только дыхание у нее участилось и… очень интересная реакция!
     - Знаешь, - говорю я, задумчиво проводя пальцами по ее щеке, - было бы забавно, если бы ты изменила своему мужу со мной. Но боюсь, что я еще недостаточно стара для подобных шалостей. Возможно лет через триста, когда станет скучно, я поэкспериментирую в этом направлении. Жаль, что тебя тогда уже не будет.
     - Ты телепат? Читаешь мои мысли? – без особого волнения интересуется принцесса и предупреждает. - Это запрещено законом.
     - Слабый аргумент. Мне плевать на ваши законы, я живу по своим. И я не читаю твои мысли. Я смотрю в тебя, но не бойся, не слишком глубоко. Иначе тебе было бы очень плохо.
     - Кто ты?
     - Вот с этого и следовало начинать, – удовлетворенно говорю я и отступаю от нее на несколько шагов. Теперь меня все устраивает. От нее больше не исходит презрение и брезгливость в мой адрес. Есть интерес и опасение. Вот это правильные эмоции. И вопрос она задала правильный.
     - Я Верлиозия урр Грха. Морской дракон.
     - Это ты!?
     В глазах принцессы жадный интерес и восторг.
     - Это ты три года назад чуть не захватила Зулкибар? Я слышала о тебе и…
     - И оставь свои глупые девичьи фантазии при себе, – перебиваю я, - я бы никогда не вступила с тобой в союз для завоевания мира. Ни три года назад, ни сейчас. Меня не интересуют союзники.
     - Но с Ларреном ты…
     - Он был моим пленником тогда. Сейчас мы вместе работаем по заданию Главы магического совета. Разве ты не в курсе?
     Левинда морщит хорошенький носик.
     - Отец говорил мне, что князь попросил отпустить Ларрена на какое-то время. Я так поняла, что он отправится в другой мир на поиски чего-то… или кого-то. Утром мне доложили, что сегодня ночью Ларрен вызывал придворных магов на помощь и с ним была вульгарно неодетая девица. Я и не подозревала, что свое задание Ларрен будет выполнять в Шактистане да еще в компании с женщиной!
     Последние фразы Левинда произносит с нескрываемым ехидством.
     - В жизни случаются странные вещи. Поиски привели нас в Шактистан, - со сладчайшей улыбкой объясняю я. – Не думала что местные принцессы такие невоспитанные хамки, не умеющие встречать гостей.
     - Прости, что оскорбила тебя. Если бы я знала что это ты, я бы никогда… Ты уверена, что тебе не нужны союзники?
     Смотрю на нее, склонив голову на бок, и пытаюсь найти причины, почему я не должна убивать эту туповатую особь? Причина находится только одна – нежелание Ларрена видеть ее мертвой. Он считает, что она такая же жертва обстоятельств, как и он. Да уж. Вижу я, какая она жертва. Живет в свое удовольствие с гаремом из пятнадцати девиц, почти не ограничена в передвижениях, делает практически все, что пожелает, а Ларрен при ней как птица в клетке.
     - Хочешь, – перебиваю я словесный понос Левинды, - превращу тебя в птичку.
     - Зачем? – опешив, спрашивает она.
     -  Будешь сидеть в клетке, и клевать зернышки, - объясняю я и дарю ей самую нежную из своих улыбок. Она почему-то пугается, снова сжимается в кресле и шепчет:
     - Не нужно.
     От такой реакции мне еще больше хочется сделать с ней что-нибудь не очень приятное. Наверно, так бы я и поступила, но в этот момент в приоткрытую дверь, цокая когтями по полу, вошел рыжий пес.
     Я забываю о присутствии Левинды. Все мое внимание сосредоточено на псе. Рыжий и унылый, низко опустив голову, он медленно бредет по залу в нашу сторону. Потом останавливается. Принюхивается, и поднимает морду. Смотрит прямо на меня. Точнее на мою талию, вокруг которой обмотан кнут Терина. Хвост пса медленно движется из стороны в сторону, в следующий момент он срывается с места и мчится ко мне. С разбегу врезается мордой мне в живот и начинает жадно обнюхивать кнут.
     Я молчу и не двигаюсь. Я не знаю, как буду извиняться перед своим котеночком, когда все это закончится. Простит ли он меня за то, что я не только забросила его в прошлое, но еще и превратила в животное? Сейчас он почти не осознает, кто он такой. Звериная сущность почти поглотила человеческую. Он почти забыл кто он. Вот про кнут свой помнит. Но это уже больше инстинкты, чем настоящая человеческая память.
     - Где ты взяла этого пса? – равнодушно интересуюсь я и небрежно треплю животное по рыжей холке.
     Он, повизгивая, облизывает мою ладонь, отчаянно машет хвостом и периодически отвлекается от ладони, чтобы обнюхать кнут. Он делает это с жадностью и видимым удовольствием. Будь он обычной собакой, я бы решила, что от кнута исходит какой-то особенно аппетитный запах.
     - Вчера на площади цирк выступал. Мне про него несколько дней с таким восторгом рассказывали, что не удержалась, пошла взглянуть, - охотно рассказывает Левинда и уточняет, -  инкогнито конечно. Ведь принцессам не полагается бывать на таких мероприятиях. Среди прочих там выступал мальчик с собакой. Занятный зверь, кажется, будто он человеческую речь понимает. Вот смотри. Рыжий, принеси мне голубую подушку с дивана, который стоит у двери.
     Пес грустно смотрит на принцессу, идет к нужному дивану, берет голубую подушку в пасть и несет ее Левинде.
     - И, правда, занятный, - соглашаюсь я, подавляя желание переломать Левинде пальцы на той руке, которой она сейчас небрежно треплет моего котенка за уши. Никто не имеет права так обращаться с Терином, кроме меня! К тому же я вижу, что той человеческой части, которая еще осталась в нем, такое обращение не нравится.
     - Хотела бы я себе такую забаву. В том цирке есть еще подобные собаки? – интересуюсь я.
     - Нет, – Левинда внимательно смотрит на меня, о чем-то размышляя, и предлагает, - могу подарить. За услугу.
     - Смотря какую.
     - Избавь меня от мужа. Но так чтобы никто ничего не заподозрил, и чтобы у отца больше не возникло желания меня замуж отдавать.
     Смотрю на нее и понимаю, что проще ее убить, чем тратить время на такие глупости. Но Ларрен будет недоволен.
     - Это займет время, а пес мне нужен прямо сейчас.
     - Поклянись, что все исполнишь и можешь забирать его.
     Наивная глупая принцесса не понимает, что клятвы для меня ничего не значат. Но это ведь не моя проблема. Правда?
     Даю клятву, опускаю ладонь на голову пса, прощаюсь с довольной Левиндой и телепортируюсь в гостиницу.

     Ларрен

     Меня ждет Пухлик. Забавно, он меня ждет, а не я его. Впрочем, скорее всего, это просто словесный оборот «ждет меня», значит, хочет, чтобы я, сломя голову кинулся к нему, а там он подумает, принять меня или нет. Понятия не имею, что нужно моему коронованному тестю. Ничего не хочу, ничего не боюсь, ничего не нужно. Приятное ощущение.
     Говорят, где-то еще южнее жил один философ, который говорил о том, что главное в жизни - освободиться от желаний. Мол, только тогда ты постигнешь смысл сущего и будешь счастлив. Не знаю, как там сущее, но я ничего не хочу, и мне хорошо. В глубине души, правда, пробивается мелкая такая мыслишка о том, что это ненормально, но я ее даже не рассматриваю.
     Подъезжаю к главному дворцу, и тут выясняется, что Пухлик меня и в самом деле ждет, только не здесь. Узнаю, где, и по коже бегут противные мурашки.
     Все мое нежелание как рукой снимает. Желаю. Очень даже желаю не ехать в малый павильон, в котором, помнится, меня кормили плодами некой пальмы. Магия разума, что рукотворная, что вызываемая различными приспособлениями, вещь, конечно, интересная. Недаром я столько времени ее изучал. Только вот, скажу вам, любые попытки проявить ее по отношению ко мне я старательно пресекаю. Хотя не всегда удачно. Ненавижу это ощущение - когда мною управляют. Даже когда это делают без использования магии. Ненавижу.
     Возле малого павильона меня встречают, ссаживают с лошади и ведут к султану. История повторяется. Всплывает мысль о том, что все было бы хорошо, не согласись я в свое время жениться. Дурная мысль, неплодотворная.
     Пухлик, на удивление один. Практически беззащитный, если не считать сети защитных заклинаний, которые его опутывают, пяти магов, спрятанных за стенами комнаты и гарнизона воинов, прогуливающихся неподалеку. Смешно. Зачем мне его убивать? А если бы я страстно об этом мечтал и решил бы пожертвовать своей жизнью, успели бы эти маги и воины спасти своего господина от разъяренного стихийника? Нет. Проще простого превратить этот павильон в пыль, в труху.
     - Здравствуй, Ларрен! - радостно произносит султан и встает мне навстречу. Вот прямо-таки запросто поднимается с дивана и идет. Распахнув руки для объятий. Не к добру.
     Низко кланяюсь (и приличия соблюдаю и потискать себя не даю). Говорю:
     - Приветствую Вас, Равный Солнцу чей свет…
     - Ах, оставь, мой возлюбленный зять, к чему церемонии?
     Если бы я не знал, что все помещения дворцового комплекса снабжены защитой от телепортации, сбежал бы, настолько непривычным и неприятным выглядит поведение султана.
     - Присаживайся, дорогой, выпьешь что-нибудь?
     - Нет, - отвечаю, возможно, излишне резко, - ни есть, ни пить я не буду. Зачем Вы меня звали?
     А сам присаживаюсь на низенький диванчик, памятный мне по прошлому посещению. Вот только, кажется, обивка у него была другая.
     Султан изображает огорчение на своем темном плоском лице.
     - Ах, мой милый зять! - произносит он и цокает языком, - ну что же ты так? Не думаешь же ты, что я хочу тебе навредить?
     - Думаю. Но это к делу не относится.
     - Ай-яй-яй! Как нехорошо! Разве ж к тебе плохо относились? Ларрен, когда твой дядя князь Терин Эрраде предложил выдать за тебя мою любимую дочь, я сомневался, достоин ли ты этой чести. Моя Левинька девушка нежная, хорошо воспитанная, о ее красоте слагаются легенды. А ты? Незаконный сын его старшего брата, маг, запятнавший себя связью с драконом. По всем статьям, ты не подходил в мужья моей дочери. Но я согласился. Ради мира и дружбы между нашими державами. Я согласился! Я отдал свою Левушку тебе, я связал вас брачными узами. И о чем я узнаю недавно? Ваш брак так и не стал действительным? Ты не покрыл ее!
     - Я ее что, простите?
     - Ты не вошел в ее врата сладости, не сорвал благоуханный цветок, не испил нектар…
     Резко встаю с дивана, рычу:
     - Хватит! Если бы Ваша дочь действительно была женщиной, я бы уж как-то разобрался с ее цветком! Что Вы от меня хотите?
     Султан откидывается на спинку дивана, гладит себя ладонями по круглому животику, ухмыляется и произносит:
     - Ларрен, возлюбленный зять мой, неужели ты и в самом деле думал, что я не знаю, чем, а вернее, кем интересуется моя дочь?
     Сажусь обратно, пытаюсь успокоиться, медленно проговариваю:
     - Тогда я тем более не понимаю, что Вы от меня хотите.
     - Разведись с ней!
     - Что?!
     - Разведись с ней.
     Молчу пару минут, после чего интересуюсь:
     - Я слышал, что развестись с дочерью султана можно только, покинув дворец ногами вперед.
     Пухлик хихикает.
     - Да, ты прав. Но я предоставляю тебе редкую возможность - развестись и уйти своими ногами. Конечно же, ты получишь ряд преимуществ…
     - Что я должен сделать?
     - Ты же знаешь. Просто привести ее и в присутствии пяти свидетелей три раза сказать: «Я расстаюсь с тобой».
     - Хорошо, я это сделаю. Но Вам какой прок от этого? Разведенная женщина, сами знаете, теряет в цене.
     - Это не твоя забота, Ларрен!
     - А все-таки? Я хочу знать, для чего это все затевается.
     Султан берет со стола грушу, кусает ее, я вижу, как прозрачный сок стекает по жирному подбородку моего все еще тестя.
     - Понимаешь, друг мой, женщина - это товар. Сейчас я получил возможность продать его дороже.
     - Кому?
     - Нужно ли тебе это знать?
     - Нужно. Она - моя жена.
     - Ой, не смеши меня! Жена, которую ты так и не оплодотворил. Впрочем, к твоему счастью. В противном случае, был бы не развод, а то самое… ногами вперед. Не бойся, Ларрен, ей будет хорошо. Я отдаю ее Ластии, главе южных дриад. Ты только представь - такая редкая возможность! Дриады нас сейчас ну очень интересуют. А с Эрраде мы и так торгуем, наши связи сильны, и скреплять их ни к чему.
     Поднимаю на султана взгляд. В душе - растерянность.
     - Ластия… дриада… они же двуполы, - бормочу я.
     - Ну да! Хотя выглядит она, как женщина. Немного грубовата на мой взгляд, слишком мускулиста и слегка неопрятна, но в целом весьма привлекательна. Полагаю, моей дочери она понравится. Особенно учитывая то, что вместе с Левиндой я отдаю всех ее служанок. Так ты согласен?
     Я? Согласен? Согласен ли я на то, что мои мечты сбываются?! Да-да-да! И мне наплевать, правду ли говорит султан (надеюсь, что правду). Я развожусь! Я - развожусь! Я не буду больше султанским зятем, я не должен буду выполнять все те гипотетические обязанности, к выполнению которых я так и не приступил! Счастье-то, счастье!
     Беру себя в руки, произношу спокойно, по крайней мере, надеюсь, что спокойно:
     - Лишь бы ей было хорошо.
     Султан в ответ смеется так, что колышутся все его подбородки и складки на животе, обтянутом атласным халатом с изображениями драконов на лазурном поле. Драконов…
     - Иди, Ларрен, иди. Не смеши меня. Я скажу, когда все будет готово. И, да, я освобождаю тебя от клятвы.
     Буквально вылетаю из павильона. Не помню даже, как забрал Пчелку. Оставил ее гостиничному конюху. Просто кинул ему поводья, велев позаботиться о лощади.
     Вбегаю в комнату к Верлиозии и вижу там ее. Дракоша сидит на кровати. Она печальна, а у ног ее примостился большой рыжий пес, смутно знакомый. Где-то я его видел. Он поднимает на меня крупную косматую голову, настораживает уши и тут же несется навстречу  с радостным лаем. Ставит лапы мне на грудь, пытается лизнуть в нос. Ничего не понимаю.
     - Это Терин, - произносит Вера бесцветным голосом, - только у меня не получилось превратить его обратно в человека.
     - А я развожусь, - сообщаю ей.
     В ответ только безразличный кивок.
     Сажусь на табурет у стола, пес ластится ко мне, сует мокрый черный нос под ладонь, требуя, чтобы я его погладил.
     Она сказала, это Терин. Странно, ничего не чувствую.
     - Сядь, - говорю, - я тебя посмотрю.
     Пес подчиняется. Тут же садится на свою пушистую задницу, заглядывает мне в глаза, постукивает хвостом. Улыбается.
     Произношу несколько слов и вижу перед собой, как нарисованную, схему наложенного на него колдовства. М-да… Дракон постарался. Тут так все перемешано, что если делать специально, не получится. Куча невообразимых связей, громадное количество узлов.
     - Ну что, - говорю, - Терин. Сиди молча. Терпи. Сейчас тебя распутывать будем.
     И принимаюсь, собственно, за распутывание. Крионская зараза, помнится, была сложна, но в ее структуре была видна конкретная идея. Здесь такого нет. Но не страшно. Принцип, как я говорил, один и тот же. Главное - разобрать нити, распутать узелки. Я это умею, и терпения мне не занимать.
     Спустя какое-то время ко мне присоединяется дракоша. Уж не знаю, как она увидела то, что сейчас передо мной, но ее ловкие тонкие пальцы помогают мне именно тогда, когда нужно. Поддерживают, зажимают, вытягивают. 
     Не знаю, сколько времени проходит - час, два, сутки, но через какое-то время у моих ног сидит не лохматый рыжий пес с улыбкой во всю пасть, а голый черноволосый парень, уже не такой хрупкий, каким я его помню.
     - Аф, - говорит он. Мы с Верлиозией синхронно вздрагиваем. Я, наверное, машинально, притягиваю дракошу к себе, обнимаю ее, и она не сопротивляется.
     - Терин, - стонет Вера.
     - Веррррлиозия, - произносит мой племянник, - и Ларррен. Хорррошие имена. Громкие.
     Вера, кажется, всхлипывает. Я глажу ее по волосам, целую в щеку.
     - Я с тобой, - шепчу, - я с вами обоими.
     Верлиозия лишь вздыхает в ответ.


Рецензии
Ситуация пришла к логическому завершению и ничто плохое с этими тремя уже не случится. Можно передохнуть и приступить к следующей главе.

Генрих Пол   07.11.2011 16:22     Заявить о нарушении
ну да) Вы правы)) все тихо движется к логическому завершению
К.

Алк-Консильери   08.11.2011 16:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.