Разная магия. Глава 20

     Ларрен

     Открываю глаза, все плывет. Не желающий фокусироваться взгляд вырывает куски смутно знакомой обстановки, но в каком-то странном ракурсе. С трудом понимаю, что ракурс кажется необычным потому, что я сижу на полу. Рядом со мной на корточках Андизар.
     - Ларрен, ты меня видишь? - спрашивает он.
     - Еще и слышу, - бормочу в ответ, - но не понимаю.
     - Мои слова?
     - Ничего. Что со мной случилось?
     Андизар поднимается на ноги, протягивает мне ладонь.
     - Вставай. Можешь встать?
     - Не знаю. Попробую.
     Немного мутит, но попытка встать все же завершается полной победой. Правда, ненадолго, потому что ноги у меня подкашиваются, но я успеваю перенести центр тяжести ближе к стулу и плюхаюсь на него.
     Обвожу помещение взглядом. Все тот же кабинет Вальдора. А вот и Вальдор - трезвый и испуганный.
     - А где эта? - медленно произношу я, имея ввиду, конечно же, то розоволосое нечто, которое избрало меня объектом сексуальных посягательств.
     - А ты все помнишь? - осторожно интересуется король Арвалии и аккуратно пододвигает ко мне бокал, - там вода. Пей, не бойся. Тебе сейчас нужно.
     - Хороший вопрос… Я помню, здесь был Терин, и помню, как пришел ты, Андизар. А, да! Ты же заклинание наложил на эту… Евдокию. Мы еще смеялись. Да?
     - Ой-ёооо, - грустно тянет Вальдор, - хотя, может быть, это и к лучшему.
     - Ничего не понимаю, что к лучшему?
     - Что ты ничего не помнишь, - уточняет Андизар.
     - Что я не помню?
     - Вот и не помни, - добренько так улыбаясь, предлагает Вальдор.
     - Ну как это не помни? А что я на полу делал?!
     Придворный волшебник глядит на меня таким ничего не выражающим взглядом и медленно проговаривает:
     - Ты упал.
     Как-то это начинает раздражать. Я перевожу взгляд с одного своего экс-собутыльника на другого, размышляя о том, насколько цензурную речь я должен в данный момент использовать. Стоит мне вспомнить о том, что кто-то из присутствующих, все-таки, король, или не обращать на это внимания? Решаю не обращать.
     - Какого… - начинаю было я, но не успеваю закончить речь, потому что в комнате вдруг появляются Терин-младший и Вера. Ох… А теперь я совсем ничего не понимаю.
     - Привет всем, - доброжелательно улыбаясь, произносит Верлиозия, - ну и где эта розовая швабра?
     Терин тоже улыбается дурацкой счастливой улыбкой. А я сижу за столом и двинуться не могу.
     Король, как человек воспитанный, приподнимается и произносит тоже с улыбкой:
     - Здравствуй Верлиозия. Что, домашний арест Аргвар с тебя снял?
     - Я как-то забыла у него спросить, - в привычной хамской манере отвечает дракон и усаживается рядом со мной. По коже ползут мурашки. Они в любом случае вызваны присутствием Верлиозии, но я не вполне уверен в том, что их природа сексуального характера. Чувствует мое сердце, что эти два паразита - король Арвалии и его маг - утаили от меня что-то, что Терин успел разболтать Вере. С другой стороны, хорошо бы знать, а все ли видел Терин? И, в конце концов, почему я упал?
     Вера по-хозяйски кладет ладонь мне на колено, заглядывает в глаза и, все еще улыбаясь (это явно не к добру), мурлычет:
     - Ларрен, милый, я понимаю, тебе захотелось разнообразия, но мог бы поинтересоваться и моим мнением. Я, в принципе, не против третьего или третьей в нашей постели, но лет так через двадцать, хорошо?
     Машинально кладу свою ладонь на ее, наши пальцы переплетаются, и Вера до боли сжимает мою руку.
     - Ты вернулась, - бормочу я, лихорадочно пытаясь вспомнить хоть что-нибудь.
     - А я и не уходила, - нагло лжет Вера, - так все-таки, где эта девушка? Я хочу на нее посмотреть.
     - Она спит, - спокойно отвечает Андизар.
     - Долго будет спать? - интересуется дракон.
     - Очень.
     Терин, который успел уже тоже занять свое место за столом и утащить из вазы яблоко, бормочет с набитым ртом нечто вроде:
     - Я все ей рассказал.   
     - А тебя просили? - интересуется Вальдор с угрозой в голосе.
     - А я не спрашивал! - парирует юный негодяй.
     - Ну, так расскажи и нам всем. Вместе посмеемся, - предлагает король Арвалии, и в голосе его слышно едва сдерживаемое рычание.
     У меня появляется странное ощущение, будто все вокруг что-то знают, ведут об этом интересную беседу, один я не причем. Вера ухмыляется, Вальдор рычит, Андизар сидит с непроницаемым лицом, Терин весело яблоком хрумкает, а я как предмет мебели. Не годится…
     - Хватит! - кричу и бью ладонью по столешнице, - Хватит! Да, я ничего не помню, но я хочу знать, что здесь произошло!
     - А что ты пил? - интересуется Вера.
     - Водку я пил! Преимущественно.
     - А остальные не водку пили? Почему они все помнят?
     Вальдор морщится и произносит с досадой в голосе:
     - Верлиозия, это вопрос не по существу. Он просто устал, пришел ко мне в подавленном состоянии. Вот на него алкоголь и подействовал быстрее. И вообще, спасибо ему нужно сказать, что он колдовать не стал. Терин-старший, помнится, полдворца мне разнес, когда у него с Дусей сложности были. Ты, в конце концов, сама виновата. Сначала бросила парня, а теперь сидишь тут, как ни в чем ни бывало. Ну, полез он к этой Евдокии. Если тебя утешит, звал он ее при этом исключительно твоим именем.
     Краснею, как мальчишка. Чувствую, лицо горит, уши полыхают. Опускаю лицо, чтобы хоть волосами прикрыть пылающую физиономию.
     - Мы ему не мешали, - продолжает король, - а потом он… как это сказать-то… В общем, он как-то забыл о том, что мы с Андизаром здесь. Терин к тому моменту уже сбежал. Он начал…
     Вальдор делает паузу. Тихо спрашиваю:
     - Что начал?
     - Нет, до того, о чем ты подумал, еще не дошло. Ты усадил ее к себе на колени и начал ее раздевать. Она, надо сказать, не сопротивлялась. Хотя, вроде бы, трезвая была. Андизар, ты как думаешь, трезвая?
     - Вроде бы, - сухо отвечает Андизар.
     - Так вот, - продолжает король, - вы так… расшалились, что у стула подломилась ножка. Ты упал и ударился о стену головой. И потерял сознание. А Андизар с перепугу отрезвил нас обоих, Евдокию отправил куда-то, а потом лечил тебя, потому что ты долго в себя не приходил. Вот поэтому ты ничего не помнишь.
     - А он еще что-то там про браслеты рассказывал, - напоминает Вера.
     - Ну да, рассказывал. Только мы мало, что поняли.
     - Ларрен, что ты хотел сказать про браслеты? - спрашивает Вера.
     - Я не помню. И отпусти мою руку. Ты мне пальцы переломаешь.
     Что я мог рассказывать про браслеты? Интересно даже. Что я их ей подарил, что они оказались предназначены для магического брака или что я сожалел как-то о том, что один из них был надет не на мою руку?
     Кошусь на Веру. Сидит, улыбается. Только не кровожадной улыбкой, а тихой такой, умиротворенной, совсем не драконовской.
     Она все-таки вернулась. Говорит, что и не уходила. Врет. Но пусть врет, если ей так хочется.
     - Так где все-таки швабра? - ласково проговаривает она.
     - А швабру я обратно к Кардаголу перекинул, - сообщает Андизар, - там ей будет безопаснее. Кажется.
     - А стул где? - спрашиваю я.
     - А зачем он тебе? - тут же интересуется Андизар.
     - Да очень хочется узнать, с чего это вдруг ножка дубового стула, который стоял здесь, наверное, веками, вдруг так удачно подломилась.
     - А это, наверное, оттого, что он стоял здесь веками, - спокойно отвечает волшебник. Вальдор фыркает и отворачивается. Юный Терин продолжает молча ухмыляться.
     Верлиозия нежно, даже как-то боязливо касается пальцами моего плеча, заглядывает в глаза и произносит:
     - Пойдем со мной. Хорошо?
     А я… чувствую заторможенность какую-то. То ли это последствие удара по голове, то ли еще чего-то, но никак не могу осознать, что Вера со мной. Она говорила что-то о двадцати годах… Двадцати годах вместе. Выдержим ли? Не знаю. Но я готов попробовать. А потому я аккуратно заправляю за розовое ушко голубоватую прядь и молча киваю. Будь, что будет. 

     Верлиозия

     Я тиха и любезна так, что самой противно. Ни одного плохого слова не говорю Вальдору, споившему моего мага. Не комментирую способности Андизара, который не до конца залечил трещину в черепе Ларрена, а снять похмельный синдром и вовсе забыл.
     Я проявляю вежливый интерес к иномирской женщине, которой в данный момент здесь уже нет. Не удержавшись, делаю Ларрену легкий намек на возможность длительных отношений. Чувствую с его стороны заинтересованность и с трудом сдерживаю улыбку.
     Интересуюсь насчет браслетов. Никто так и не понял, что имел в виду Ларрен, а сам он смутно помнит, что именно говорил. Это не очень хорошо.
     Когда рискую позвать его с собой, становится страшно. Боюсь, что откажется, или с подозрением спросит, куда именно я его зову. Но нет, он бережно поправляет прядь моих волос и согласно кивает. Сдерживаю вздох облегчения. Окружающим не обязательно знать, с каким волнением я ждала ответа.
     Кладу ладонь на затылок Ларрена, поглаживаю его кончиками пальцев, игриво тяну за волосы и встречаю напряженный взгляд. Забавно. Маг думает, что я при всех собираюсь завалить его на стол и наброситься. Причем не только с поцелуями. Он не понимает, что драконы (даже несовершеннолетние) не поступают со своими партнерами так же как с игрушками – то есть не делают ничего, что не одобряется второй стороной. Я объясню ему это потом, а сейчас я залечиваю трещину в черепе, снимаю головную боль и убираю похмелье. Ларрен понимает, что я сделала и благодарно улыбается.
     Смотрю на Терина. Он понятливо кивает и открывает для нас портал в мой мир. В мои покои. Но там мы задерживаемся ненадолго, я сразу телепортирую нас к водопаду. Это хорошее место. Спокойное. И я очень надеюсь, что сегодня Адриане не придет в голову идея искупаться и тем самым нарушить наше уединение.
     Начинаю раздеваться,  оглядываюсь на Ларрена. Он сидит на траве и смотрит на меня.
     - Если есть желание охладиться, присоединяйся, - предлагаю я.
     - Пожалуй, нет, - решает маг и ложится на спину, прикрыв глаза от яркого солнца.
     Направляюсь, было к воде, но останавливаюсь, решив, что следует предупредить:
     - Если я долго не буду выныривать, не нужно бросаться меня спасать.
     - Морские драконы не тонут, - Ларрен смотрит на меня из-под ресниц, - а что кто-то пытался спасать?
     - Адриана, - сообщаю я и продолжаю свой путь.
     Слышу тихий смех Ларрена. Мои губы невольно растягиваются в улыбке. Мне хорошо. Тепло. Спокойно. Легко. И все это потому, что он здесь – рядом. Правда я пока не знаю, надолго ли. Но хочу надеяться, что надолго.
     Ныряю, опускаюсь на дно, ложусь и, как в прошлый раз, вглядываюсь в толщу воды над собой. Быстро нахожу   ограничение, наложенное Аргваром на мой магический резерв, и начинаю его распутывать.
     Искать и пытаться убрать запрет на перемещение между мирами даже не пытаюсь. Понимаю, что пока мне это не удастся. Мало опыта.
     Распутав узлы ограничения, выныриваю на поверхность, взмахиваю головой, стряхивая воду с волос, плыву к камню, на котором вчера загорала Адриана, и устраиваюсь там.
     - Вера, почему ты вернулась?
     Я хотела подождать с этим разговором до возвращения домой, но раз он хочет знать, нет смысла откладывать.
     Переворачиваюсь со спины на бок, лицом к берегу. Ларрен сидит, смотрит на меня, покусывая сорванную поблизости травинку.
     - Мне не понравилось то, что я услышала от котенка.
     Маг отводит взгляд, вздыхает, снова смотрит на меня.
     - Я был пьян. А эта Евдокия очень настойчивая особа и я не…
     Перемещаюсь к нему. Он вздрагивает от неожиданности и не договаривает. Устраиваюсь позади, обнимаю за плечи и шепчу, задевая губами его ухо:
     - Следи за своими словами, сладенький.
     - За какими именно? – интересуется маг, расслабленно опуская голову мне на плечо.
     - Ты даже не уверен, что помнишь их.
     - Читаешь меня?
     - Нет. Ты сам говорил у Вальдора, что не помнишь.
     Ларрен вздыхает.
     - Не помню. Перебрал. Так о чем ты, Вера?
     - О браслетах.
     - Это был пьяный бред.
     - Да, я понимаю, - ласково мурлычу я. – Давай представим, что та девица, которую ты принял за меня, оказалась не иномирской дурой, а драконом, которому захотелось поиграть. Она тебя спросит: «Хочешь браслет?» а ты, пьянь безмозглая, ответишь: «да», потому что, видите ли, у тебя пьяный бред. И знаешь, что будет после твоего положительного ответа?
     - Что… нет!
     Когда на левом запястье мага внезапно защелкивается брачный браслет, он от неожиданности забывает, что мои браслеты уже перегорели. Не нужно прилагать усилий и слушать специально, чтобы понять его мысли, которые буквально орут: «Опять попался как последний дурак!» И столько досады и злости на самого себя.
     Хочется успокоить его, напомнить, что это просто украшение, не более. Но я не делаю этого. Пусть лучше сейчас испугается, как следует, чем однажды попадется по-настоящему.
     Еще пара секунд, и Ларрен справляется с собой, успокаивается и осознает, что ничего страшного не произошло. Какое-то время молча разглядывает украшение на своем запястье, и, наконец, говорит:
     - Наглядный урок. Спасибо, я впечатлен.
     - Всегда, пожалуйста, - великодушно фыркаю я. – Да, ты прав, будь браслет рабочим, ты бы попался как последний дурак. На этот раз без путей к отступлению.
     - Все-таки читаешь меня, - с упреком замечает Ларрен.
     - Когда ты так пугаешься, тебя сложно не услышать, - отмахиваюсь я и сжимаю пальцы на его плече, привлекая, таким образом, внимание. - Для сведения, Ларр. Было зафиксировано шесть случаев, когда драконы заключали магический брак с человеческими волшебникам. Во всех шести браслеты всегда работали в одну сторону. Как ты понимаешь, не в пользу человека. Если с тобой такое случится, тебе останется только радоваться, что неактивированными брачными браслетами, как и правом их активировать, обладают только женщины.
     - Значит, стать чьей-то «женушкой» мне не грозит, даже если допьюсь до такой неприятности как магический брак, - шутит маг и интересуется, - что значит, работают в одну сторону?
     Шумно выдыхаю. Какой смысл злиться на него? Он же не знает! Другие разумные, случается, тоже скрепляют брачные узы магией, но у всех это происходит по-разному и условия разные. Я не объясняла Ларрену, какие обязательства и ограничения накладываются у нас на магических супругов и какое наказание следует за несоблюдение. А сам он не мог увидеть эту магию, когда она сработала во время моей возни с Боруем.
     Отодвигаюсь от Ларрена, чтобы сесть напротив него и рассказываю все, что помню насчет драконьего магического брака. Он молча выслушивает, задает пару уточняющих вопросов и с упреком спрашивает:
     - Почему ты мне не сказала?
     - Не посчитала нужным, - пожимаю плечами, - если бы знала, что ты захочешь себе такую безделушку, то предупредила бы… веришь?
     Молчит. Смотрит на меня, хмурится и молчит. Склоняю голову на бок, так чтобы несколько прядей мягкими волнами упали на лицо, и улыбаюсь, глядя на мага из-под ресниц. Знаю что сейчас очень похожа на Аргвара, понимаю, что это вряд ли радует Ларрена, но хочу, чтобы он понимал, с кем связался и не питал иллюзий.
     - Ты не сказала мне, насколько сильно тебе досталось, когда мы вернулись в гостиницу, после драки с Боруем, - тихо уточняет он суть своих претензий, протягивает руку и убирает пряди мне за ухо. Ему так больше нравится? Ладно, я не против.
     - Чтобы я ныла и жаловалась? Не дождешься! – мурлычу я, придвигаюсь к Ларрену, провожу языком по его губам. Мне странно, что они не напряженно сжаты, а раскрываются для меня. Мне немного страшно, когда он в поцелуе перехватывает инициативу. Но мне это нравится.
     Сажусь верхом Ларрену на колени, запускаю пальцы в его волосы, наклоняюсь, слегка повернув голову и подставляя шею под поцелуи.
     - Прости, - шепчет он.
     - За что? – рассеянно спрашиваю я. Мне сейчас не до разговоров.
     - За Евдокию. Я не хотел…
     - Какое мне дело до этой человеческой зверюшки? – бормочу я.
     - А я, по-твоему, кто? – рычит Ларрен и отталкивает меня.
     Я не сопротивляюсь, расслабленно падаю на спину и сосредотачиваю взгляд на плывущих по небу облаках.
     – Я, по-твоему, не человеческая зверюшка? – продолжает злиться Ларрен. – Ты ничего не забыла? Думаешь, если я пошел с тобой, то все люди автоматически для меня превратились в зверюшек, и я буду соответственно к ним относиться? Может быть, ты даже надеешься, что я буду ассистировать тебе, когда ты решишь на практике освоить раздел из книжонки своего сумасшедшего покойного мужа, где говорится об использовании магов в качестве вспомогательного материала?
     Сколько эмоций. И все негативные. И все направлены в мой адрес. Знаю, что это не первое и не последнее недопонимание между нами. Думаю, он тоже это знает и остынет так же быстро, как взорвался, когда выслушает меня.
     - Она зверюшка, потому что ведет себя как зверушка, - медленно начинаю я, стараясь подобрать правильные слова. - Будь эта особа несовершеннолетним драконом, это оправдало бы ее поведение. Во всяком случае, в глазах других драконов. Но это взрослая человеческая женщина, сформировавшаяся духовно и физически. И если она позволяет себе такое поведение, я делаю вывод что она безмозглая зверюшка. – Поворачиваю голову, перевожу взгляд с облаков на Ларрена и продолжаю, - я не жду, что ты станешь кем-то другим. Ты человек и никак иначе. Тем более не зверюшка. И остальные в большинстве своем тоже не зверюшки.
     Ларрен на меня не смотрит, делая вид, что его интересует открывающийся вид на водопад. Молчит, осмысливая мои слова, и, наконец, задает вопрос:
     - С каких пор твое мнение о других разумных поменялось? Помню, три года назад мы все для тебя были зверюшками и игрушками.
     - Это было три года назад, - подчеркиваю я. – За это время я узнала некоторых людей поближе. Терина, например.
     - Твой котенок? Хороший пример.
     - А ты никогда не придумывал ласковые прозвища своим друзьям? Впрочем, нет, конечно. Такое у людей свойственно только женщинам, - сажусь. Ларрен почуяв движение, оглядывается в мою сторону. Придвигаюсь к нему поближе и продолжаю говорить, - я не считаю Терина зверюшкой. По вашим человеческим меркам, он для меня, наверно, как младший брат или младший друг. Как тебе больше нравится.
     - Мне не нравится, когда ты его целуешь, - внезапно меняет направление разговора Ларрен. – И еще мне не нравятся твои мысли о ком-то третьем в нашей постели… даже через двадцать лет.
     Вопросительно приподнимаю бровь и заглядываю ему в глаза. То, что я сейчас услышала, это ревность?
     - Что? – немного нервно спрашивает он.
     - Ничего.
     Улыбаюсь, беру его за руку, тяну к себе, глажу кисть, подбираюсь к запястью, собираясь снять браслет. Урок закончен. Тема закрыта.
     - Оставь. Мне нравится.
     Тон резкий, немного раздраженный. Ему непривычно скатываться на подобную сентиментальность, но сдержаться не смог. Улыбаюсь. Прикусываю кончики его пальцев, тихо урчу о том, что мне тоже нравится, как на его руке смотрятся камни под цвет моих глаз.
     Ларрен смотрит на мои губы и пропускает момент, когда я напрыгиваю на него, опрокидываю на спину и устраиваюсь сверху. Он не возражает. С любопытством ждет, что я буду делать дальше. Решаю, что одежда на моем маге сейчас явно лишний фрагмент. Телепортирую ее в сторону, прижимаюсь к нему всем телом, заглядываю в глаза и спрашиваю:
     - Позволишь?
     - Да.
     Вижу, что ответ прозвучал прежде, чем Ларрен успел подумать, на что соглашается.
     Улыбаюсь в который раз за последний час, и обещаю себе, что не случится ничего, кроме того, что мой маг сам пожелает.


Рецензии
впечатляет. Это ж как грохнуться надо было?!

Анастасия Игнашева   08.11.2011 21:11     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.