Разная магия. Глава 23

     Верлиозия

     Утро пасмурное. Пахнет дождем. Сегодня обязательно полетаю. Возможно, Ларрен согласится присоединиться ко мне. Если нет, то я никуда не полечу. Боюсь оставлять его в этом доме одного. Мене хватило вчерашнего.
     Я не подозревала, что могу так сильно бояться. Но оказалось, что для этого мне нужно было всего лишь увидеть, как сирена поет для моего мага. Он слишком самоуверен. Даже не подумал о том, что его защита может не сработать. Это чистое везение, что он не попал под власть голоса Ваталы. Она лучшая из них. Она меня учила когда-то. Я сомневаюсь, что смогла бы освободить Ларрена из-под ее чар. Наверно, мне следовало убить Ваталу, чтобы другим неповадно было.
     Поворачиваюсь, смотрю на своего мага. Он не спит, но глаз не открывает. Не хочу его прослушивать, хоть и хочется знать, о чем он сейчас думает и почему притворяется спящим. Склоняюсь над ним, провожу губами от виска до уголка его губ и шепчу:
     - Открой глаза.
     - И тебе доброе утро.
     Слегка отодвигаюсь от него, смотрю в глаза, которые он открыл, как я и просила, и пытаюсь понять, что я сделала не так?
     - У людей это обязательно – говорить «с добрым утром»? У нас нет.
     - У нас тоже нет. Не переживай.
     Ларрен обнимает меня за талию, тянет на себя. Послушно седлаю его бедра, мурлычу, проводя ладонями по груди, вычерчиваю языком дорожку от горла до пупка, поднимаю взгляд, встречаюсь с его взглядом. Он улыбается, запуская пальцы в мои волосы. Мне нравится его улыбка. И я не видела, чтобы он улыбался так кому-то еще, кроме меня.
     - Мой, - шепчу я. Маг в ответ согласно прикрывает глаза и снова эта улыбка, от которой тепло. Урчу от удовольствия, мои губы продолжают свое путешествие от пупка и дальше, вниз.
     - Вау, какая прелесть!
     С рычанием вскакиваю и смотрю на Аргвара, который стоит, подпирая спиной дверной косяк, сложив руки на груди, и улыбается.
     - Дочь моя, ты грозилась сменить защиту, но так заигралась, что забыла это сделать.
     - Чем ты и не преминул воспользоваться, - огрызается Ларрен и набрасывает на меня одеяло. Все время забываю, как много значения люди придают наготе и как стараются ее прикрыть.
     - Я надеюсь, что ты по делу, а не из любопытства, - ворчу я и еле сдерживаю мурлыканье, когда Ларрен встает позади меня на колени и обнимает за плечи в защитном жесте.
     - Как трогательно, - комментирует Аргвар, - я готов прослезиться. Все-таки я не ошибся в тебе, Ларрен. Не зря ты мне нравился больше, чем следовало.
     Из моего горла вырывается рычание. Не знаю, что задумал Аргвар, но моего мага он не получит.
     - Больше чем другие разумные, - уточняет он с ехидной улыбкой, - если бы тогда все сложилось чуть-чуть иначе, я бы намного раньше понял, что вы не игрушки.
     - Ты пришел, чтобы сообщить мне об этом? – холодно интересуется Ларрен, - или у вас принято являться без приглашения с утра пораньше?
     - Да, в общем-то, я, как родитель, имею право появляться возле несовершеннолетней дочери в любой момент, - Аргвар игриво улыбается и продолжает, - а также уничтожать любого кто посягнул на ее честь.
     - Это мы уже проходили, - равнодушно проговариваю я, скрывая, что меня скручивает от злости и страха за Ларрена. – Только на этот раз я сделаю все, чтобы убить тебя.
     - Тот мальчик был тебе не пара, - лицо Аргвара кривится в брезгливой гримасе. – Как там его звали?
     - Хватит ее дразнить! – перебивает Ларрен, - говори, зачем явился или убирайся отсюда.
     Аргвар фыркает, изображая оскорбленную особу королевской крови, и все же переходит к делу:
     - Дульсинея и ее внучка привели из иного мира интересного мага. В честь него устраивается небольшой консилиум. Мы в числе приглашенных. Вообще-то звали только тебя, Ларрен, но я намекнул, что вряд ли Верлиозия отпустит тебя одного, так что она тоже приглашена.
     - Я бы не стала возражать или напрашиваться вместе с ним. Он волен делать что пожелает, - пробурчала я.
     - Разве тебе не любопытно? – спрашивает Ларрен, покрепче обнимая меня.
     Поворачиваю голову, смотрю на него снизу вверх и соглашаюсь:
     - Любопытно.
     Он наклоняется ниже, не отрывая взгляда от моих губ. Вздыхаю, тянусь навстречу, позабыв о присутствии родителя.
     - Мне некогда ждать, пока вы тут намилуетесь. Собираемся через час у Кардагола в лаборатории. Ларрен ты знаешь, где это. Верлиозия, на сегодня даю тебе разрешение перемещаться между мирами.
     С этими словами Аргвар исчезает. Если бы он чаще вел себя так деликатно, я бы, пожалуй, смогла относиться к нему лучше.

     Катерина

     Преодолеть стойкое нежелание Аркадия переодеваться мне не удалось. Он шипел, рычал, ругался. Но при этом не приводил каких-либо заслуживающих внимания доводов для того, чтобы сменить его нелепый черный плащ, джинсы и старый свитер на что-то более подобающее. И это при том, что дед разрешил воспользоваться его гардеробом. А уж Терин-старший никогда не пытался выделиться из окружения яркими нарядами.
     - Верните меня домой! - сквозь зубы цедит Аркадий, глядя на аккуратно разложенные на кресле брюки, камзол и белую рубашку, - я не буду ходить в этих кружавчиках! И башмаки эти тоже не надену!
     - Могу предложить сапоги, - смиренно произношу я, хотя на самом деле давно готова этими самыми башмаками дать ему по лохматой голове.
     - Не буду!
     - Туфли.
     - Не хочу!
     - Соску.
     - Нет! А причем здесь соска?
     - А еще слюнявчик. Хочешь слюнявчик? Агу-агу.
     - Я домой хочу!
     Недовольно пыхтящий Аркадий поворачивается ко мне спиной и начинает делать вид, что его чрезвычайно интересует пейзаж за окном. Пейзаж там, конечно, чудесный. Но неужели он еще на него не налюбовался?
     Сижу на кровати, смотрю на плечи, обтянутые черной кожей и размышляю, что бы мне такое сделать, чтобы это чудо иномирское перестало капризничать. Доводы разума на него давно уже не действуют. И как я только не пыталась еще увещевать! И лебезила, и угрожала, и взывала к разуму. Ну отчего же он не хочет понять, что на предстоящем собрании магов он и так самый главный экспонат выставки? Неужели так трудно хотя бы внешне не выделяться?
     Такой вроде бы спокойный, умный парень… Он закатил мне с утра истерику, когда обнаружил, что с его ногтей исчезла черная краска. Вот прямо-таки буянил и говорил в мой адрес всякие обидные слова. Нет, не обзывал, просто выражал сомнения в моей умственной полноценности. А сейчас не хочет переодеваться. Что делать?
     Подхожу к нему, обнимаю со спины, чувствую, что на мои руки тут же ложатся его теплые пальцы. Молчит. Ладно.
     - Хорошо, солнышко, - произношу я, - иди, в чем хочешь.
     Спустя пару минут он разворачивается ко мне лицом. Вроде бы, не хмурится. Секунды две, после чего возмущенно восклицает:
     - А это что такое?
     - А?
     - Что ты на себя надела?
     А я что? Я ничего. Стою себе в шортиках апельсинового цвета и полосатой маечке. А на ногах у меня шлепанцы. Я так дома у Дуськи ходила. Очень мило, на мой взгляд.
     - Ничего такого, - отвечаю, стараясь сделать выражение лица понаивнее, - ты уже готов? Мы можем идти?
     Аркадий фыркает и коротко кивает. Вот и славненько. Вот и чудесненько. Я, правда, чувствую себя в этом наряде чрезвычайно нелепо, зато мы с Аркадием составляем просто замечательную пару. Этакий мрачный гений и райская птичка.
     Поскольку на попытки уговорить Аркадия сменить облик я потратила несколько больше времени, чем рассчитывала, а также учитывая предполагаемое нетерпение гостей, мы с ним прибываем тогда, когда почти все уже собрались.   
     Сегодня у себя принимает Кардагол Повелитель времени. Ради дорогих гостей он соорудил специальный портал, чтобы гости эти дорогие по недомыслию или по злому умыслу не забрели куда-нибудь, куда им забредать, в общем-то, не положено. При всей кажущейся открытости и душевной щедрости Кардагол - чрезвычайно хитрое и скрытное существо. Да-да, я всегда так считала.
     Место для приема он выбрал несколько нетипичное, но ожидаемое - собственную лабораторию. Кардагол у нас любит размах, а потому и лаборатория его, хотя и традиционно расположенная под землей, впечатляет своими размерами и вполне способна вместить в себя до полусотни гостей. Нас здесь гораздо меньше.
     Кроме меня с Аркадием под ручку, который успел уже сменить маску недовольства на выражение нетерпения и крайнего любопытства, здесь имеются Дуся с супругом. Они расположились на креслах у стены. Дульсинея, судя по ее физиономии, вовсю кокетничает с собственным мужем. Терин, как обычно, выглядит спокойным и невозмутимым. Одет он, кстати, может и мрачновато, зато очень элегантно, в отличие от некоторых.
     Кроме Дуси я вижу маму, папу и брата. Они стоят плотной кучкой, и мама, кажется, держит Терина за руку. Какая прелесть! На маме надето очень скромное серое платье. Если бы не ожерелье из крупных опалов на шее, можно было бы подумать, что это дама из небогатой, но уважаемой семьи. Папа, в противовес маме, одет сегодня довольно-таки ярко. На нем темно-красная охотничья куртка, бежевого цвета сорочка и черные брюки. И башмаки, подобные тем, от которых так категорично отказался Аркадий.
     Также здесь присутствуют дракон Аргвар, на лице которого блуждает ехидная ухмылочка, и его супруга Адриана - моя бывшая подруга. С тех пор, как она ушла жить к драконам, наши отношения практически сошли на нет. Впрочем, нужно отдать Аргвару должное - ему удалось убедить свою возлюбленную носить платья. Причем не те, что ей раньше Ханна выбирала, из серии «я у мамы дурочка», а милые и женственные. Дрина и сейчас очень хорошо одета. Она почти красива в своем струящемся наряде цвета морской волны.
     Ханна, кстати, тоже здесь вместе с Киром. Они, как обычно, сама элегантность. Близнецов рядом нет, и не нужно. Мне они не слишком-то нравятся. Пустые они какие-то, что ли. Не знаю, возможно, с возрастом что-то интересное в них и появится, но пока общаться с этими королевскими отпрысками никакого желания.
     Здесь же находятся и король Арвалии Вальдор с королевой Аннет. На лице у Вальдора, как обычно, располагающая к себе улыбка. Аннет тоже улыбается, демонстрируя очаровательные ямочки на щеках. Это не мое мнение. Все говорят, что они очаровательны. Мне кажется или король немного постарел? Не знаю. В любом случае Вальдор очень хорош в своем парадном белом костюме с бриллиантовыми пуговицами. Аннет в платье с высокой талией и большим вырезом на груди тоже весьма привлекательна.
     И, конечно же, последние по перечню, но не по значению - это хозяин банкета Кардагол (Кардагол Великий, как он любит величать себя в официальных бумагах) и его подруга драконесса Ллиувердан. Эти - вообще выше всяких похвал. Ллиувердан очень и очень хороша собой, впрочем, это я уже говорила. Сегодня на ней очаровательное серо-голубое платье с кружевами по длинному, волочащемуся за ногами подолу и рукавам. Золотистые волосы высоко зачесаны. На них - небольшая диадема, украшенная синими, лучистыми, но, увы, неизвестными мне камнями. Кардагол, который, как и его дальний потомок Терин-старший, любит темные тона, одет в мрачно-синий камзол и серебристые обтягивающие ноги брюки. А еще на нем сапоги - тоже серебристые, из какой-то мерцающей кожи. Кардагол, безусловно, не красавец, но в его внешности есть нечто притягательное. И сейчас это притягательное выражено максимально.
     Помимо вышеописанных лиц в зале находятся несколько знакомых мне магов, включая старого Мерлина с женой. Все тоже одеты весьма прилично - в большинстве случаев в мантии.
     Я к чему это рассказываю? К тому, что здесь нет никого в дурацком кожаном плаще и оранжевых шортиках! Но вот Аркадия, кажется, это совершенно не смущает.

     Дульсинея

     Кажется, внученька моя сошла с ума. Интересно, что ее подвигло вырядиться на подобное сборище в шортики цвета бешеного апельсина и полосатую майку, плюс мои старые стоптанные сандалии? Помню, она носила эти тряпочки, когда у нас с Терином гостила – практиковалась в некромантии. У нас это удобно – сразу за замком семейное кладбище, все в ее распоряжении, поднимай покойных предков сколько душе угодно. Они сами в большинстве своем некроманты, так что не в обиде. А те, которые посильнее при жизни были, еще и консультации умудряются давать. Помню, как лет пятьдесят назад прапрабабушка Терина меня отчитала за четыре совершенные при вызове ее духа ошибки. Ну да, я тогда молодая была, неопытная. Ой, что-то я отвлеклась. Кажется, действие заклинания проходит, и скоро чья-то наглая блондинистая морда будет бита!
     Так вот, эти тряпки Катька потому у меня и носила, что в них удобно по могилам скакать и в склепы спускаться. Ну и не жалко их. Но вот зачем она их напялила на наш междусобойчик, мне непонятно.
     Смотрю, Терин мой тоже заметил, что на внучке его любимой надето и завис с непроницаемым выражением лица. Явно сообразить пытается – это Катенька сама с ума сошла, или готичный принц на нее так плохо влияет. Пока Терин не сделал каких-нибудь неправильных выводов и не превратил «принца» во что-нибудь неприятное, я его в ушко тихонечко чмокнула и подошла к Катерине.
     - Здравствуйте, детки, - проворковала я, - ты вот, Катюша, скажи мне, какого хрена означает этот маскарад?
     - А что такое?
     Катька очень мастерски нацепила на лицо маску клинической идиотки. Хм. Очень убедительно. Моя школа!
     - Аркадий, а ты куда смотрел, а? Что это девушка твоя как пугало огородное одета? Может быть, ты мне объяснишь, что она пытается, таким образом, обществу доказать?
     - Вы тут не при чем, это она мне пытается доказать, - объяснил Аркадий.
     - Интересно, что именно? – озадачилась я и вопросительно взглянула на Катерину.
     - Он переодеваться не захотел, - наябедничала она.
     - А зачем? – не поняла я.
     - Дуся, его наряд неприемлем и…
     - Кать, вообще-то для его родного мира это вполне приличный наряд. А для гота так и вовсе скромный. Подумаешь пара-тройка побрякушек, ногти черные и подведенные глаза… кхм, кстати, Аркаша, а что это с твоими ногтями? Нет, ну я понимаю, что глаза ты не каждый день подводишь, но ногти зачем стер? Красивенько же было.
     - Это ты у Катерины спроси, зачем она мне лак с ногтей убрала, пока я спал. А глаза я по просьбе Романовского подводил, ему казалось, что так более зрелищно, а мне, в общем-то, без разницы.
     - Катя, а зачем ты мальчику лак удалила? – ласково обратилась я к внучке.
     Мой тон ее не обманул, она насторожилась и медленно проговорила:
     - Я посчитала, что это будет слишком вызывающе для нашего мира.
     - Моя ты зая! – умиленно воскликнула я, - по-твоему, Адриана в доспехах и с мечом наголо - это для нашего мира не вызывающе, а? Ну-ка вспомни, как ты с пеной у рта отстаивала ее право одеваться так, как ей удобнее. А теперь что вытворяешь? Да еще и не спросив нашего гостя, нужно ли ему твое вмешательство в подобных вопросах? Ох, посмотрела бы я на тебя, если бы Саффа в свое время настаивала, чтобы ты вела себя подобающе и одевалась соответственно! Надо же, правильная какая вдруг стала! Как младшего брата в бабу наряжать и на кирвалионского посла натравливать, так это ничего! А как парень ее всего-то чуточку из толпы выделяется, так сразу вон какая реакция образовалась.
     - Я хотела как лучше.
     Кажется, Катерина слегка растерялась от моего напора. А Аркадий и вовсе не рад был, что я бросилась его защищать.
     - Лучше для кого? – уточнила я.
     - Для него! – прошипела Катерина. – Для него лучше! Здесь и так все на него смотрят, а он еще и одеждой выделяется. Ему же самому некомфортно!
     - Зая моя, а тебе не приходило в голову, что мальчику намного уютнее в привычной для него одежде? Тем более, когда куча незнакомых магов на него пялится, как не знаю кто!
     Последнее я произнесла чуть громче, бросив гневный взгляд на Лина, который ну слишком уж внимательно разглядывал своего потенциального зятя.
     - Да мне плевать, пусть смотрят, - отмахнулся Аркадий. – А насчет одежды ты, Дуся, права. Мне так комфортнее. Если Катерину что-то не устраивает, я готов обсудить. Но, прости Катя, мне не нравится, когда меня ставят перед фактом. Ногти это не принципиально, но ты могла просто попросить убрать лак. Что касается одежды, ты уверена, что я бы чувствовал себя лучше в предложенных тобою кружавчиках? Мне эта одежда кажется смешной и безвкусной.
     - Ага, понимаешь теперь? – вмешалась я, - вот как бы ты себя чувствовала, если бы оказалась, допустим, на балу в зулкибарском дворце, одетая в свою рабочую мантию, заляпанную реактивами? Ну, или вот сейчас, ты как себя ощущаешь в этой вот фигне полосато-апельсиновой?
     - Как последняя дура, - проворчала Катерина. Кажется, до нее начало доходить, что с попытками резко изменить имидж Аркадия она перегнула.
     - Прости, - прошептала Катерина, отводя взгляд, и ногти у Аркадия снова стали черного цвета.
     - Не обязательно было, - начал гот, но она уже исчезла. - Ну вот, мы ее расстроили.
     - Ничего страшного, сейчас переоденется в нормальную одежду и вернется. А это ей уроком будет. Лучше сразу дать понять, что ты не кукла послушная. А то она что-то избаловалась за последние три года от безотказности Риана.
     - Кто такой Риан? – насторожился Аркадий.
     - Ой, ревнуешь что ли? Да брось ты, нашел к кому! Это помощник катькин, тоже маг, только слабенький. Ну и… в общем, там долгая история, ты у Катерины спроси, она расскажет… Ой, ты только посмотри вон туда! Вот это ни фига себе!
     Да, я самым неприличным образом громко выразила свое удивление. И было, кстати, от чего – в зале появились новые гости. Верлиозия и Ларрен. Нет, ну само по себе их появление здесь было неудивительно. Я знала, что они в числе приглашенных, но как-то не ожидала, что они появятся вместе, да еще и вот так – Ларрен обнимал дракониху за талию, а она прижималась к нему как к родному. Это что же такое делается-то а? Я ж не поверила Терину, что Ларик наш наслаждается обществом Лизки, думала, пошутил он, а по всему выходит, что не шутка это была.
     - Красивая пара, - заметил Аркадий, не сводя с них глаз.
     - Ты что-то видишь? – заинтересовалась я.
     - Она нестабильная и... это дракон да? Небесно голубой, о котором Катя говорила. Очень красивое существо.
     - А про него что скажешь?
     Честно признаться, что он там увидит в Верлиозии, мне было безразлично, больше интересовало, что наш экзотический «принц» в Ларрене разглядит.
     - Он закрыт, - пожав плечами, отвечал Аркадий и отвернулся от колоритной парочки.
     - В смысле закрыт?
     - В прямом. От любых ментальных проникновений. Я мог бы попробовать пробить эту стену, но это ничем хорошим не закончится. У него биополе переломанное и в заплатах все. Я с таким никогда не сталкивался. Могу только предположить, что была не одна попытка вмешаться в его разум, подчинить, использовать… вот его подруга-дракониха пыталась… и вон тот яойный блондин тоже.
     - Эээ, прости, кто?
     - Блондин говорю вот тот смазливый, который будто из яойного аниме только что вылез. На дракониху похож… то есть она на него. Он ее отец, да?
     - Аааа… эээ… кхм… ну да, ты прав, Аргвар отец Верлиозии и муж подруги Катерины твоей.
     - Муж? Забавный персонаж, - сделал вывод Аркадий, - ну с ним и с его дочерью все понятно, а твой муж зачем ломал этого парня?
     - Терин Ларрена не ломал, он на него печать собственности накладывал. Это долгая история… короче, Аркадий, давай Катька вернется, и ты к ней будешь с вопросами приставать, она в теме, все тебе расскажет.
     - Хорошо, - согласился Аркадий и тут же задал новый вопрос, - а это кто? Бешеная харизма. Твой родственник… да, точно. Сын. Отец Катерины?
     - Аркадий, вон смотри, Катька появилась, иди ей допрос устраивай.
     - С ней сначала помириться нужно.
     - Да вы вроде бы и не ссорились.
     - Это что у нас такое? – раздалось позади нас знакомое урчание.
     Давненько не слышала я этот ангельский голосок бешеной дочурки Аргвара. И когда только подкрасться успела? Стоит, глазищи эти ее безумные смотрят, будто в никуда, тонкие ноздри раздуваются, как у хищника, почуявшего добычу. Принюхивается к Аркадию.
     - Сладкий, - пробормотала эта ненормальная и подошла к Аркадию вплотную, бесстыже прижалась всем телом.
     Хотела я пресечь это безобразие, но передумала, поскольку увидела, что к нам уже спешат с двух сторон. С одной - разъяренная Катерина, уже успевшая сменить свои дурацкие шортики-маечку на вполне адекватное платье, с другой - не менее разъяренный Ларрен.
     - Веррра! – ревниво прорычал Ларрен, подоспевший первым и схватил свою красотку за руку повыше локтя.
     Она с шипением развернулась, впрочем, наткнувшись на его взгляд, как-то сразу затихла.
     - Вер? – вопросительно шепнул Ларрен.
     Дракониха отрицательно помотала головой, что-то муркнув. То ли просто звук издала, то ли по-драконьи что-то сказала, не знаю. Ларрен обнял ее, крепко прижимая к себе, и обратился к Аркадию:
     - Извините. Она не хотела причинить вреда. Вы и есть гость Катерины из другого мира?
     - Это мой парень, а твоя чокнутая ящерица чуть не сожрала его! – наконец у Катьки голос прорезался. До этого она деликатно молчала, давая Ларрену возможность усмирить Верлиозию.
     - Он же извинился, так что не ори на него, - прошипела дракониха, поворачиваясь к Катерине.
     Внучка моя сделала глубокий вздох, собираясь как следует огрызнуться.
     - Кать, - Аркадий опустил руку ей на плечо, - не нужно ругаться, девушка мне ничего плохого не сделала.
     - Потому что не успела, - проворчала Катерина.
     - Я всего лишь хотела попробовать, - пожав плечами, объяснила дракониха и злорадно ухмыльнулась, - вы полагаете, Ллиувердан и Аргвар будут как-то иначе исследовать его необычную магическую силу?
     - Это как это? – возмутилась я, - не было такого уговора, что драконы будут от нашего мальчика по кусочку откусывать!
     Тут Аркадий, морда эта готская бестолковая, такое отмочил!
     - Попробуй.
     Вот это заявление! Даже Верлиозия своим ушам не поверила, переспросила:
     - Что?
     - Попробуй. Мне интересно, как ты это сделаешь.
     - Даже не вздумай! – возмутилась Катерина.
     - Она ничего плохого не сделает, - вступился Ларрен.
     - Тебе-то откуда знать? Думаешь, если у вас с ней роман завязался, ты ее хорошо знаешь? – вызверилась Катька на Ларрена.
     - А ты думаешь, что хорошо знаешь его? – нехорошо ухмыляясь, парировала Верлиозия, указав тонким пальчиком на Аркадия.

     Верлиозия

     Этот маг. Он такой интересный. От него так пахнет. Такой соблазн. Хочу попробовать. Только попробовать, совсем немного. Но мне не дают. Эти две женщины, родственницы Ларрена, пытаются скандалить. Младшая - Катерина, орет на моего мага. Вспоминаю, что я – зло. Возникает желание сделать что-нибудь... Но Ларрен держит меня в объятиях, и это останавливает. Его руки нежно сжимают мои плечи, пальцы тихонько поглаживают, успокаивая.
     Проще было бы убить глупую Катерину, которая не понимает, что этот мальчик не нуждается в защите. И что он знает, что делает. Я очень хорошо слышу его мысли. И они обращены ко мне. Ему нравится моя вторая ипостась. Он считает меня красивой. Он восхищается изящным крылатым драконом цвета неба и хочет прикоснуться, почувствовать меня, не меньше, чем я хочу того же по отношению к нему.
     Легко высвобождаюсь из объятий Ларрена. Он не сопротивляясь, отпускает. Невольно улыбаюсь. Мой маг доверяет мне. Даже мысли нет, что я сделаю что-то плохое.
     Шаг вперед, к необычному магу. Беру его за руку и под испуганный крик Катерины телепортируюсь вместе с ним на берег моря. В мою любимую бухту. Там отпускаю его и сменяю облик.
     - Творю мать! – шепчет парень и протягивает ко мне руку.
     Наклоняюсь, чтобы он смог дотянуться и провести пальцами по надбровным дугам. Издаю тихую трель, осторожно выдыхаю.
     - Твое дыхание пахнет морем.
     Смеюсь. У него такая же реакция, как у Адрианы.
     - Что смешного? – интересуется он.
     - Ты забавный. Наши маги боятся драконов. Их сила для нас еда. Деликатес. А ты не боишься. Ты восхищаешься. Уверен, что я тебе ничего не сделаю?
     - Заберешь магию, и я стану обычным человеком, - он пожимает плечами, - да, ты можешь это сделать. Но не станешь.
     - Почему? – я заинтересованно склоняю голову на бок.
     - Потому что твой маг тебе этого не простит.
     - Умный мальчик, - хвалю я и возвращаюсь в человеческий облик, смотрю в его черные глаза, в которых нет ни капли страха.
     - Меня зовут Аркадий, - представляется он, намекая, что ему не нравится, когда его называют мальчиком.
     - Верлиозия, - в ответ называю свое имя и, напомнив себе в очередной раз, что маги не игрушки, спрашиваю, - можно?
     - Давай.
     Подхожу ближе, опускаю руки ему на плечи. Он выше меня и потому наклоняет голову, чтобы мне было удобнее. Прижимаюсь губами к его губам.
     Мммм… я была права. Он очень вкусный. Урчу от удовольствия. С трудом отстраняюсь. Я как пьяная. Эта сила - она такая необычная на вкус. Я такого никогда не пробовала. Это невероятно. А еще невероятнее то, что он каким-то образом (не так как это делают драконы) попробовал мою силу и теперь стоит не менее обалдевший от ощущений, чем я.
     - Верлиозия!
     Не спеша, поворачиваюсь на гневный окрик Аргвара и решительно заявляю:
     - Ты не будешь его пробовать. И Ллиувердан тоже.
     Аргвар недоуменно улыбается и интересуется:
     - Почему? Ведь мы именно для того и собрались, чтобы понять, что он из себя представляет.
     - Для этого достаточно, чтобы его попробовал один дракон, - возражаю я.
     - А ты уверена, что все верно проанализировала? – скептически интересуется Аргвар.
     - Да, - вместо меня отвечает Аркадий, - она все правильно сделала. И я был бы благодарен, если бы мы вернулись. Катерина волнуется.
     - О да, девочка просто в бешенстве, - довольно мурлычет Аргвар, - надеюсь пока мы тут, Адди успокоит свою подругу. Лио, что ты сделала с Ларреном за эти пять дней? Он сама невозмутимость и у него даже мысли нет, что ты что-нибудь натворишь.
     - А разве твоя Адриана тебе не доверяет? – я изображаю удивление.
     Аргвар только удивленно качает головой и решает:
     - Возвращаемся.
     Мы оказываемся в лаборатории Кардагола, я тут же попадаю в объятия Ларрена, который тихо спрашивает:
     - Все в порядке?
     Киваю и быстро целую своего мага в уголок губ.
     - И все-таки мне интересно, что такое между вами произошло, что отношение так изменилось? – мурлычет Аргвар. – Ларрен даже меня готов терпеть ради тебя. Как насчет того, чтобы рассказать нам правду?
     - Ты, Арик, не обнаглел ли? – вмешивается Дульсинея. Ей, как любимице Аргвара, позволено обзывать его всякими дурацкими кличками. Его это, кажется, даже забавляет.
     - О чем ты, душенька? – игриво косясь на нее, интересуется мой родитель.
     - Да все о том же, - воркует княгиня, - вот только посмей воспользоваться этим вашим драконьим заклинанием правды.
     - Так тебя же не трону, - кокетливо поглядывая на нее из-под ресниц, оправдывается Аргвар.
     - Да уж надеюсь, что не тронешь! – фырчит княгиня, - но и дочку свою с Ларреном тоже не трогай. Мало ли что там за интим у них был, не обязательно тебе или еще кому-то об этом знать. Арик, не ухмыляйся так! Вот зуб даю – сделаешь это, и я тебя неделю любить не буду!
     - О, целую неделю, - Аргвар задумчиво закатывает глаза, ухмыляется и сообщает, - для дракона это мгновение. Так что я переживу.
     - Не смей! – шиплю я, поспешно выстраивая вокруг нас с Ларреном защиту.
     - Арей, не надо! – возмущенно кричит Адриана, которая стоит поблизости, рядом с взволнованной Катериной, судорожно вцепившейся в руку своего Аркадия.
     - Вот я кому-то сейчас тапком по морде! – грозит княгиня.
     Внимание присутствующих уже давно обращено на нас.
     - Не очень хорошая идея, - хмурясь, высказывает свое мнение мой котенок.
     - Согласен, - поддерживает его отец, - незачем нам эти подробности. По себе знаю, что ничего приятного от этого заклинания правды не бывает.
     - А по мне так очень интересно бывает, - возражает Кардагол и поворачивается к Аргвару, - давай, блондинка, действуй.
     Аргвар на подобное обращение брезгливо морщится. Я надеюсь, что сейчас он переключится на ссору с Кардаголом и забудет о своих намерениях, но этого не происходит.
     Моя защита отражает первую волну, которая рикошетом попадает в Катерину и Дульсинею, вторая волна пробивает защиту, и я понимаю, что сопротивление бесполезно. Заклинание правды уже опутало нас.
     Ларрен протестующее рычит, слишком сильно сжимая мое запястье, и начинает говорить первым. И то, что он рассказывает, явно не радует князя Эрраде. Да только вот остановить Ларрена он не может. Никто не может. Даже Аргвар теперь не в силах это сделать, пока мы все четверо – попавшие под заклинание, не выговоримся.


Рецензии
Ну и глава, я просто в восторге. Мариночки в восторге и ещё раз в восторге. Столько эмоций, жизни, и в конце назревающий скандал.
Ну, Кардаголище - злодей... И как всегда на самом интересном месте.

Галина Польняк   10.11.2011 23:32     Заявить о нарушении
Спасибо) Кардаголище - не то, чтобы злодей)) Просто он очень любопытный гад
К.

Алк-Консильери   11.11.2011 07:18   Заявить о нарушении
ЗЛОДЕЙ - Это я любя написала. Странно, мне отрицательные герои, такие как Кардагол, с детства нравились. Есть в них что-то, что заставляет относиться к ним с симпатией. Всё их зло показное, на самом деле они умные и просчитывают каждый свой ход. Может это зависит от автора.

Галина Польняк   11.11.2011 10:46   Заявить о нарушении
Кардаголище - мой любимец еще с тех пор, когда он изображал из себя главного вредителя мира)
К.

Алк-Консильери   11.11.2011 11:14   Заявить о нарушении
А отец Верлиозии - разве нет! Я от него просто в восторге.

Галина Польняк   11.11.2011 11:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.