Женщины

     Женщины. Их много. В смысле, их больше, чем мужчин, на белом свете. Их точно больше, чем мужчин, в моей жизни.
     Хорошо быть женщиной: можно беспомощно вскидывать руки перед закоротившей розеткой, можно рыдать над индийским фильмом, разбитой чашкой или грандиозным закатом. Позволительно практически всё, даже сакраментальное – быть дурой. Безнаказанно. Ибо что с женщины взять? Дура она и есть дура, хоть в Африке, хоть в Пензе, хоть замужняя, хоть заядлая феминистка в третьем поколении.
Я всё это, на самом деле, к тому, что люблю быть женщиной и, вообще, люблю женщин.
    Не скажу, что опыт общения с прекрасной половиной у меня равен опыту Казановы: чтобы узнать дочерей Евы, необязательно с каждой спать, а потом шествовать под радужным флагом на демонстрациях. И пуд соли тоже, кстати, необязательно есть – иногда достаточно пары чашек чая или яблоко на двоих. Или просто вглядеться. До щекочущей гортань радости – есть! Я увидела. Я знаю её.
     Я, скорей всего, самонадеянна: утрамбовывать в таблицу психотипов всех барышень, с которыми я имела удовольствие быть знакомой, утомительно, да и безосновательно. Всё же очень и очень субъективно. Только так и подмывает вставить в текст этакий сугубо научный абзац, демонстрирующий, что я вся такая образованная и знаю значение слова  амбивалентность, ну и еще что-нибудь притянутое за уши и очень умное.
     А мне ведь только недавно пришла мысль, что каждая из женщин – это совершенно особый тип человека. Хотя сознание тут же подкидывает факты, воспоминания, знания, что, всё равно, есть что-то, что объединяет. Взять, хотя бы, роли – маски, которые надевают на себя мои одноПОЛчанки. Да и я сама.
Например, маска
     Актриса.
     Обожаю её. Актерство, ставшее второй кожей, манерность, отслеживание движения, постановки головы, тембра голоса. Только бы не выпасть из образа. Всё только для того, чтобы публика ликовала, аплодировала или, хотя бы, пялилась с вожделением. Вожделение – это важно. Актриса уверена свято: она жива, нужна. И вообще всё хорошо, когда её хотят.  Ничто не может поколебать знания: её любят дети и животные. Даже если моя кошка исполосовала в кровь предплечье, а родной племянник начинает басовито орать от недовольства при приближении актрисы – её вера незыблема. Она сексуальна. Она демонстративно морщится, когда ей это говорят в глаза. Как же – под откровенным декольте, влажными губами, обтягивающим трикотажем-шелком-атласом не замечают её возвышенной души. Душа, конечно, есть. Душевный секс тоже возможен. Только отношения с актрисой – это некое беспрерывное шоу, с трагедиями большими и маленькими. Это настолько экстремальный способ времяпрепровождения, что связываются с такими женщинами или уж совсем трепетные поклонники / поклонницы, или редкие любители острых ощущений на грани. Есть, правда, еще одна маска для еще более крепких любителей покорять.
     Сука.
    Люблю я их, сук, но сторонюсь. Да ну, нафиг… Эти – жесткие, категоричные, чрезмерно умные, высокомерные, с короткими и не очень стрижками, глазами с прищуром и вечной манерой цедить слова сквозь зубы, поглядывая на окружающих  с нежностью вивисектора. Могут оказаться внутри рубахой-парнем, зашибенской девкой, нежно-кремовыми или тепло-ванильными. Только пока я пару раз до их ванильности добралась, чуть не сдохла по дороге. Женщины в излюбленных масках сук – одни из самых моих лучших друзей. Я трепетно к ним отношусь, и упаси небо меня повторить этот путь! Трех раз было довольно – для приобретения ценнейшего опыта и зарока: к сукам больше не лезть. Пусть их разгадывают любители вытрепанных нервов и зубов, до корня источенных о гранит неприступности. А ведь в сук иногда влюбляются  обладатели чудной маски
     Фея.
     О, друзья мои, феи – это категория, которую я уже два года несу в мир. Кто такая фея? Однозначно ответить сложно. Только если вы видите перед собой: кто-то заливисто хохочет; потом, вспоминая, какое вчера было грустное кино по третьему каналу, горько-горько плачет; а потом отвлекается на рекламный плакат; а потом восторженно кричит, что желает именно этот сиреневый шарфик, как у той блондинки в левом ряду; а потом снова хохочет – то это или ребенок до пяти лет, или безумец, или, что скорей всего, фея. С этой маской легко пить. Курить. Гулять. Есть. Жить. С феей легко делать всё. Только не удивляйтесь, если вас никто из фей не поздравит с Днем рождения или поздравит через неделю. А то и через полгода – и такое бывало. Не удивляйтесь, если вместо ужина будет секс, а вместо секса пробежка в музей, потому что именно сейчас там последний день выставки из Узбекистана «Чархпалак — колесо Вселенной»; а после выставки – какая еда? Ведь духовно уже насытились. Что такое невыносимая легкость бытия – это можно узнать только с феей. Ну, в смысле, или легкость бытия наверняка будет невыносимой, или вы тоже фея.
    В общем, дорогие мои друзья, любую из масок могу носить и я: это удобно. И у вас, кстати, есть не одна и не две. Каждая из них, как и с десяток других, – часть меня  и ваша часть... я ведь женщина, да и вы, скорей всего, хотя бы капельку, тоже.


Рецензии
ну все верно, особенно когда и ты сама немного это и сука, и фея...нравится текст и вообще, корица это вещь :)))

Arkada   12.07.2013 16:19     Заявить о нарушении
спасибо:)

Кира Корица   28.09.2013 21:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.