Дыша духами и туманами

Александр Блок был любимым поэтом Вероники.
Ей достаточно было раз или два прочитать строки его стихов, и если они совпадали с ее настроением, то уже навсегда запечатлевались в памяти.
И потом всегда завораживали. И как будто погружали в другую жизнь…
Она уходила в стихи Блока, и ей казалось, будто всё это – о ней и для нее:

"Никогда не забуду (он был или не был,
Этот вечер): пожаром зари
Сожжено и раздвинуто бледное небо,
И на желтой заре – фонари.

Я сидел у окна в переполненном зале.
Где-то пели смычки о любви.
Я послал тебе черную розу в бокале
Золотого, как небо, аи.

Ты взглянула. Я встретил смущенно и дерзко
Взор надменный и отдал поклон.
Обратясь к кавалеру, намеренно резко
Ты сказала: «И этот влюблен».

И сейчас же в ответ что-то грянули струны,
Исступленно запели смычки…
Но была ты со мной всем презрением юным,
Чуть заметным дрожаньем руки…

Ты рванулась движеньем испуганной птицы,
Ты прошла, словно сон мой легка…
И вздохнули духи, задремали ресницы,
Зашептались тревожно шелка.

Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала
И, бросая, кричала: «Лови!..»
А монисто бренчало, цыганка плясала
И визжала заре о любви."


Когда преподавательница кафедры русской литературы объявила темы рефератов по курсу «Поэзия серебряного века», Вероника первой, боясь, что Блок достанется не ее, подняла руку.
Название реферата «Предпосылки создания цикла «Стихи о Прекрасной Даме» Александра Блока»  Нику  покоробило.
Предпосылки!
Наверное, доценту кафедры, который придумал такое название, стоило бы преподавать вместо литературы политологию или экономику.

О реферате, скачанном из Интернета, не могло быть и речи.
В выходной день, позавтракав, Ника поехала в областную научную библиотеку. Нашла по каталогу больше десяти книг и статей, которые показались ей подходящими к ее теме, и заказала их.
Работать над рефератом предстояло здесь же, в библиотеке.
Ника села за стол у окна в большом читальном зале. Разложила взятые книги, достала тетрадь и ручку. Включила настольную лампу под зеленым абажуром – на улице было пасмурно.
Начала читать…

…она ясно представила, ощутила, душевную боль Александра Блока, его нереальную, нездешнюю, неземную любовь к очень земной женщине – дочери химика Менделеева Любови.
Как мучительно тяжело было Александру каждый раз отпускать ее, отрывая по кусочку свое сердце, когда она уходила от него к его лучшему другу Андрею Белому.
А потом возвращалась к Блоку. И все у них начиналось сначала, а потом она опять бросала его…
Он не мог быть с ней и не мог без неё. Нервный, порывистый, тонко чувствующий; остатки своих жизненных сил он вкладывал в стихи.
А Любовь все не отпускала его.

… и не могла долго продолжаться такая его жизнь.
И как жаль, как же жаль, что в сорок лет:
«Отчего же он умер? – «он просто не захотел жить…»

                *     *     *

…Вероника пришла в себя оттого, что какая-то женщина трогала ее за плечо.
Она находилась в большом читальном зале областной библиотеки за столом с книгами о жизни Блока.
Её лицо было залито слезами, она всхлипывала.
Обступившие Нику люди участливо спрашивали:
– Девушка, вам плохо? У вас что-то случилось?
– Да, – ответила она невпопад, – мне так жалко Блока...


 "…Случайно на ноже карманном
Найди пылинку дальних стран –
И мир опять предстанет странным,
Закутанным в цветной туман."


Рецензии
Совпадение, где-то совсем недавно попались эти стихи.
Счастливая героиня, счастливая только от того, что есть то, что её берёт за душу. Значит есть эта самая душа.
Понравился рассказ.
С уважением, Инна.

Инна Лубинская   09.02.2013 15:22     Заявить о нарушении
Благодарю вас, Инна.

Агеева Светлана   10.02.2013 16:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.