Карина. Либретто оперы

"У любви, как у пташки, крылья..."
Из учебника Зоологии, 8 кл.


Заканчивался предпоследний учебный год, и зазывно дурманил запах цветущей сирени - майский предвестник летних каникул. На последнем уроке, когда ученики уже складывали свои портфели, их "классная" Маргарита Сергеевна - на школьном наречии просто Марго - вдруг объявила:
- Ребята, давайте отметим окончание учебного года походом в театр! Я уже и билеты заказала - на оперу...
Девчонки радостно завизжали и захлопали в ладоши, а мальчишки (для вида, конечно) поморщили носы: - Фу, на оперу...

Как только зазвучал оркестр, на Илью нахлынули близкие и не очень приятные воспоминания. Он любил и одновременно ненавидел эту гениальную музыку: ведь совсем недавно и он был в составе самодеятельного струнного оркестра, и эта увертюра к опере "Кармен" была их коронным номером.

Но кончилась его музыкальная карьера неожиданно - он повздорил с дирижёром. А всё из-за его школьной клички - откуда только он её узнал?. Ох, уж эти школьные кликухи! Они прилипают случайно, но остаются на всю жизнь.

На последней репетиции дирижёр был не в духе, орал, стучал дирижёрской палочкой о пюпитр:
- Вы что - ноты первый раз видите? Все врёте, врёте! Только один - он посмотрел на Илью - Папа Карло не врёт.
Оркестр грохнул дружным смехом: - Ха, ха, Папа Карло!!

А кличка... Это было ещё в седьмом классе. Учительница математики задавала на дом вместе со стандартными задачками ещё и одну-две нестандартныe - на сообразительность. Тех, кто их не решал, учительница не журила, зато тех, кто решал, одобрительно отмечала. Конечно же, Сонечка Кац всегда без труда решала эти задачи, что вызывало зависть и восхищение одноклассников. Про таких, как она, ещё в детском садике говорят:
- Эта будет отличницей и кончит школу с золотой медалью! - И, как правило, не ошибались.
Да, умная была девчонка - эта Сонечка, но и... некрасивая. Нет, вообще-то она была ничего себе девчонка, но её лицо портил длинный с горбинкой нос, за что и получила кличку "Буратинка".

Однажды Денис Демченко - известный ехидна и провокатор - подошёл к Соне и попросил списать решение этих пресловутых задач "повышенной трудности". Соня неосторожно ответила: - Зачем? Тебе, Денис, такие задачи решать не обязательно...
Денис вскипел: - Ах ты, Буратинка жидовская! - И замахнулся на девочку.
Тут уж Илья не сдержался и сцепился с обидчиком. Дрались до первой крови. Когда Дениса повели в туалет отмываться, Соня подошла к Илье и демонстративно громко произнесла:
- Спасибо, Илья, за классовую солидарность! - Они друг друга поняли.
Вот тогда Илья и получил вместе с синяком под глазом кличку "Папа Карло". Синяк довольно быстро сошёл, а кличка и дружба с Соней остались до конца школьных дней...

А на сцене уже царила цыганка Кармен - звучала  её знаменитая хабанера. Полноватая пятидесятилетняя оперная прима строила глазки тридцатилетнему тенору - Хозе, и было видно, как он неподдельно от неё отворачивался...

Эта девчонка появилась в их классе совсем недавно, сразу же после зимних каникул.
 Марго ввела её в класс:
- Ребята, познакомьтесь, это новенькая - Карина. Она приехала недавно из одного южного города. За время переезда она немного отстала в учёбе, помогайте ей...

Нет, это была не девчонка, а стройная вполне сформировавшаяся девушка - она казалась старше своих лет. Впрочем, так оно и оказалось: она "отмотала", как потом призналась, два года в восьмом классе. А, может, не только в восьмом? Иссиня чёрные волосы придавали дополнительную бледность её лицу, чёрные брови и такие же чёрные глаза отталкивали и притягивали одновременно. Да, глаза, с какой-то ещё не познанной тайной...

Она была настолько не по-здешнему ярко красива, что даже "принцесса класса" Тоня Михеева казалась рядом с ней сереньким воробышком. Было и ещё одно отличие, которое бросалось в глаза: там, где у всех девчонок его класса краснел комсомольский значок, на левой груди её алела небольшая рубиновая брошь.
И если существует так называемая "любовь с первого взгляда", то именно эта неприятность с Ильёй и случилась...

К концу первого действия Хозе, наконец-то, удалось пересилить себя и изобразить "пылкую влюблённость" - пьянящая сегидилья Кармен сделала своё дело. "В кабачке Лильяса Пастья близ Севильи, там нас ждёт с тобой любовь..." Да, свобода за любовь! Но разве любовь дороже свободы?!

Сначала Карина не обращала внимание на Илью, на его пылкие взгляды в её сторону. Как впрочем, и на остальных мальчишек своего класса. Но однажды, как бы ненароком, столкнулась с ним утром в раздевалке:
- Не успела сделать домашнее задание по математике, дашь списать?
Потом попросила списать по физике. Потом... - Приходи вечером ко мне домой, поможешь написать сочинение по литературе.

Илья был горд и счастлив: именно его тетради были в руках его возлюбленной, именно к нему она стала обращаться за помощью! Нет, она не была глупенькой, просто всем своим наплевательским  отношением к учёбе она как бы говорила, что её карьера будет лежать далеко от школьных наук. Лишь на уроках немецкого языка она была на вершине, удивляя иногда и учителя разнообразием немецкой лексики.

Началось второе действие оперы - этого фестиваля Любви. Десятый "Б" занимал первые три ложи второго яруса. Девчонки сидели с раскрасневшимися лицами, мальчишки перестали хихикать и переговариваться - для многих из них поход в оперу был внове, и действие их захватило.

Кабачок на окраине Севильи, где собираются контрабандисты... Кармен ждёт, Кармен любит. Она поёт и танцует... И вот появляется Хозе. Её гибкие руки обвиваются вокруг его шеи...

Илья стал часто бывать в доме у Карины, делая вместе с ней домашние задания. Мама Карины была медсестрой в районной больнице, работала на полторы ставки, брала и ночные дежурства.
Когда Илья спросил Карину об её отце, она ответила коротко: - Далеко.

Иногда они засиживались допоздна, но он никак не мог набраться смелости и признаться ей...
Как-то между прочим Карина спросила:
- Ты ведь живёшь в тридцатой квартире? А в тридцать первой ваш сосед - профессор университета Николаев?
- Да, а тебе какое до него дело?
- Он, говорят, сейчас в разводе, живёт один.
- Уж не хочешь ли ты занять место его жены?
- А что, - она улыбнулась, и покачивая бёдрами: - Я плохая ему пара? Die schonste Jungfrau...
- Да ты самому Принцу Уэльскому пара!

- Знаешь что... У меня к тебе очень большая просьба: веди в тетрадке дневник наблюдений за его квартирой. Ну, когда он уходит, когда приходит. Особенно, вечерами, когда зажигают свет в окнах, когда свет гасят. Будем называть это "Дневник резидента". Через недели две-три этот дневник вернёшь мне, ладно? И никому не показывай, пусть это будет нашей тайной.

Илья не стал особенно размышлять, зачем ей этот дневник, зато сразу же сообразил: это его шанс!
- А что мне за это будет? Мой гонорар?
Она приблизилась и поцеловала его в губы: - Первый взнос.
- Нет, этот дневник будет стоит дороже!
- Папа Карло, ты наглец! Но... ты же мечтаешь об ЭТОМ? Я же вижу.
- Каринка, ты же знаешь, я люблю тебя!
Она приложила свои пальчики к его губам: - Шши, тихо, такие слова говорят шёпотом. И я обещаю тебе ЭТО.
- Ты шутишь?!
- Ты что, пацан, этим не шутят, это - святое! Ха-ха-ха....
Её смех ещё долго звучал в ушах подростка.

И вот третье действие оперы, начавшееся с прекрасного хора контрабандистов. Что и говорить, в Испании и контрабандисты умеют петь, таможенники, видать, заслушались.  А цыганки в это время гадают на картах: Фраските - красавец, Мерседес - деньги. А Кармен? Кармен - пики. А пики - это смерть! "Бессмысленно уйти от собственной судьбы..."

Илья начал следить за квартирой профессора. Карина время от времени напоминало ему о своей просьбе, спрашивала, как продвигается "квартирный вопрос". А однажды заявилась к нему домой. Он слушал радио, передавали запись концерта Святослава Рихтера.
- Что ты слушаешь, Карлыч?
- В данный момент - Дебюсси.
- Не боишься так громко?
- Чего мне бояться? Не понял.
- Слушать Би-Би-Си.

Илья кинулся было объяснять ей, чем отличается Дебюсси от Би-Би-Си, но вовремя одёрнул себя: - Зачем? Она и без того прекрасна. А может, это такое специфическое чувство юмора?
Хотя Илья был знаком с ней уже несколько месяцев, но до сих пор она была для него загадкой.

- Я хочу взглянуть на твои записи в дневнике...
И тут Илья неожиданно для самого себя воскликнул:
 - Ты хочешь дневник, а я хочу тебя! Сейчас!
Девушка замялась и умоляюще, обняв подростка, зашептала: - Илья, прости, прости меня, я люблю другого... Илья, я уже невеста! И, пожалуйста, не спрашивай, кто он, и не пытайся узнать - Ist es unheimlich.

Контрабандисты удалились и на сцене появилась деревенская девушка Микаэла. "Напрасно себя я уверяю..."    А тут ещё противный Эскамильо (якобы, тореадор) затеял драку с Хозе - драку за обладание Кармен, разумеется. Но у Микаэлы  был и запасной и, как оказалось, безотказный вариант: "Хозе, твоя мать при смерти!" И отважная девушка уводит своего возлюбленного от чар колдуньи-Кармен.

Всё тайны открылись в один майский вечер. Илья со своими закадычными дружками -  Генкой Беловым, Тоней Михеевой и Соней Кац гуляли по городскому парку. У Генки с Тоней начинался  "взрослый роман", Илья же с Соней давно уже были в "братско-сестринских отношениях". Направляясь к танцплощадке ребята заметили группу пацанов, окружавших высокого худощавого парня. Приблизившись Илья  узнал его - это был Жека Миллер, известный во всей округе бандит. Когда-то Илья жил с ним в одном доме и хорошо запомнил его острый, как бритва, взгляд.

 Вышел, наверное, после очередной отсидки, - подумал Илья.
 У этого парня было много "специальностей": начинал он ещё пацаном как "форточник", был и "медвежатником", и "домушником"... Говорят, не брезговал и "мокрухой". А Миллер была не кличка, а его настоящая фамилия: он был из семьи немцев Поволжья, переселённых в их края в начале войны.

В левой руке этот парень держал папиросу, а правой прижимал к своему плечу девушку.
Девушка, обхватив его талию, с доверчивой улыбкой смотрела на него. Читатель уже догадался... Да, этой девушкой была Карина! Илья остановился, как вкопанный, хлопнул себя по лбу:
- Ну и дурак же я! Ну и болван!
Соня снисходительно на него посмотрела: - А ты думал, Илья... Да, не твоего поля эта ягодка! - И она потрепала его кудри: - Глупенький ты ещё у нас. Да и то сказать: от любви глупеют...

- Ох и идиот же я! - Ругал себя Илья. - Вот для кого я следил за квартирой профессора Николаева и вёл этот дурацкий дневник! А Карина хороша.  Ох, попадись она мне сейчас... - Волна ревности накатывала на волну ненависти. А волна ненависти разбивалась о непреходящее чувство влюблённости. Придя домой он разорвал "дневник резидента" в клочья и спустил в унитаз.

Между третьим и четвёртым действиями антракта не было. И это было вполне оправданно, ибо все свои деньги на  буфет зрители успели потратить после первых двух.
Кармен и Тореадор появились во всём своём блеске, зато Хозе был неузнаваем - у него был вид последнего бомжа с пригородного вокзала. В его руках сверкал нож, а в глазах - бешеная борьба любви и ненависти...

Но нашему герою было не до оперных разборок, у него свои проблемы, которые он должен решить сегодня, сейчас. Ведь именно сегодня Карина просила его принести тот злополучный дневник. Илья перебирал в уме разные варианты.
- А может, сказать, что он всё понял и знает, для кого этот дневник? Нет, так он поставит под удар не только себя, но и её. А Миллер такие "накладки" не прощает.

Хозе заклинает Кармен вернуться к нему. В ответ - её твёрдый отказ. Этот несчастный, наверное, не понимает, что любовь не перелётная птица, она назад не возвращается.
И потерявший рассудок Дон Хозе вонзает кинжал в свою навсегда потерянную возлюбленную.

- Ай, шайтан! - возмущённо воскликнул на весь зал Алик Ахметшин. Видимо, пацан не ожидал такого трагического финала. Он тут же получил подзатыльник от Марго, и занавес опустился.

Илья дал знак Карине не торопиться. Когда все ребята вышли, он закрыл дверь ложи.
За дверью слышался голос учительницы: - Ребята, собираемся на площади у памятника Ленину.
Карина улыбалась, понимая, для чего они остались наедине.
- Ну, Карлыч, принёс? Давай...
Илья приблизился к ней и тихо, немного волнуясь, произнёс:
- Карина, я... я убил тебя!
Улыбка медленно сползaла с лица девушки, глаза стали наполняться влагой...
***************************************************


Что было потом? Потом Илья перешёл в одиннадцатый класс, а Карина перешла в вечернюю школу рабочей молодёжи. Исчез и Миллер. Говорили, что теперь надолго - проходил по "мокрому делу".

А потом... Не знаю, надо ли писать об этом? Короче, много лет спустя мой герой узнал от своих одноклассников, что Миллер, выйдя после очередной отсидки, в припадке ревности (в пьяном угаре, конечно) зарезал свою красавицу-жену.

Прости, Карина!

Прости, и ты,Читатель! Ведь ты не ожидал такого конца?!

**********************************************

 
- Кармен...Цветок с шипами...
Вполоборота, вточь
Вонзаешь меч - глазами,
Усмешкой - гонишь прочь!
Любви свободной жрица,
Твоя хозяйка - ночь...
О, дай мне насладиться,
Губами заморочь.

- Ты жаждешь насладиться?
На день? Или на два?
Где для любви граница,
Там для меня тюрьма.
Я родилась свободной,
Свободной и умру -
Пью яд любви голодной
На дьявольском пиру.

- Очей твоих признанье -
На жизнь или на миг -
Как смерти ожиданье,
И просится на крик:
- Не хочешь быть моею?
Не будешь ты ничьей!..

И розы цвет алее,
И полумрак свечей...
.....................
Любви отравленное жало
Вошло на кончике кинжала.

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^
На фото... Нет, не Карина. Но так похожа...


Рецензии
Бурная у Вас была школьная жизнь, Эдуард:) Невольно вспомнилось: "Мама, я жулика люблю!". И книжка с этим же названием, кажется, автором была жена писателя Лимонова, фамилию забыла.

Написано легко, живо, увлекательно. Интереснее, чем Ваши политические памфлеты.

Ваша Лена   12.03.2021 12:05     Заявить о нарушении
Памфлеты-однодневки уходят в махсан, а проза остаётся.
Я люблю писать о тех, кого люблю, о том, что люблю, и, вроде бы, получается. :)

Спасибо, Лена!

P. S. Одна из жён писателя Э. Лимонова - Наталия Медведева.
Женщина неординарная, талантливая - и как писатель, и как певица.

Эдуард Казанцев   12.03.2021 12:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.