Кошка гуляет сама по себе. История 9

Мы не разговариваем уже больше недели. Все происходящее вокруг злит до ужаса. Я сижу на кухне за стойкой бара на высоком стуле и качаю ногой. Это немного успокаивает. Слушать тишину и бездействовать уже невозможно. Назревает внутренний конфликт, переходящий во взрыв и ссору — это чувствуется, словно затишье перед бурей. Все вокруг электролизуется, я ощущаю это собственной кожей. Дурная энергия собирается где-то на кончиках мелких волосков. Сейчас меня лучше не трогать. Осознавая внутренний дискомфорт я и качаю ногой, пытаясь хоть как-то задействовать эту дурную энергию, сидящую во мне. В уме я пою песни, какие только вспомнятся, лишь бы в черепной коробке не проскочила какая-нибудь шальная мысль. В общем, стараюсь держать все под контролем.

Он уже в который раз приходит на кухню. Стоит, прислонившись плечом к стене, молча наблюдая мое внутренне негодование. Я всеми фибрами ощущаю — он тоже на взводе, поэтому молчу, продолжая качать ногой в воздухе.
- Может поговорим? - начинает он дипломатично.
- О чем? - коротко и безразлично отвечаю я. Интеллигент, чтоб тебя!
Он подходит, наклоняется, упираясь локтями в столешницу, и заглядывает мне в лицо. Я отворачиваюсь — нечего лезть ко мне в душу, я, итак, еле сдерживаюсь.
- Катрин, - пытаясь быть спокойным говорит он, - сколько можно отмалчиваться? - Он идет на мировую, понятно, но я еще не готова к этому и лучше бы он оставил все как есть.- Пора уже или забыть обо всем, или выяснить и обсудить.

Он берет меня за руку и вытягивает из-за стойки, но я быстрым движением вырываюсь. Внутренняя энергия, которую я пытаюсь сдерживать, выходит небольшой порцией с этим резким движением, поднимая все мельчайшие волоски дыбом и покрывая кожу множеством мелких пупырышек.
- Не трогай меня! - говорю я через зубы, но он не сдается, опять хватает меня за руку.
- Давай сядем и спокойно поговорим.
Зря он меня задел. Используя все силы, я вырываюсь и отталкиваю его от себя.
- Чокнутая русская, - тихо шипит он отойдя от меня на расстояние, но для взрыва порой и не нужно громких слов.

Это было последней каплей. Я на секунду прикрыла глаза, ощущая всеми внутренностями как моя сдержанная оболочка, которую я наращивала все это время, разлетается в клочья. В моей руке — откуда что берется — оказывается тарелка. Взгляд заворожено смотрит за предметом, медленно летяшим по воздуху, мерцая на свету, прямо в него.
Он наклоняется. Тарелка со звоном бьется о стену, разлетаясь на множество осколков.
- Козел! - ору я на русском и хватаюсь за следующий предмет, чтобы запустить в него. - Я для тебя всегда чокнутая! - это я говорю уже на понятном ему языке.
Чашка летит в него, но ее постигает та же участь.
Я резко поворачиваюсь, пытаясь найти еще один предмет для запуска, но он подскакивает сзади и крепко обхватывает меня руками. Я отчаянно сопротивляюсь, качаясь в стороны и пытаюсь освободиться.
- Отпусти меня! - ору я, от моего голоса даже у самой в ушах звенит. - Кретин! Идиот! Отпусти!

- Успокойся! - рявкает он мне прямо в ухо, пытаясь сдерживать мои попытки освободиться от его крепких объятий. - Да! Видимо, ты права! Только кретин мог жениться на тебе! - продолжает он свою тираду. - Только идиот мог поверить в то, что это по-любви! Еще вспомни своего драгоценного Тьерри! Что-то давненько ты про него не говорила!? Конечно, я же неотесанный мужлан, а он был само совершенство! Тьфу! Кто бы подумал, что идеальный мужик для тебя — гей! Я-то никогда не стану таким!
Зря он это сказал. Тьерри хоть и был голубым, но сделал для меня много хорошего.
Не долго думая, я вцепилась ему зубами в руку и он, заорав, сам выпустил меня.
- Да, таким как он ты никогда не станешь! А жаль! - ору я в ответ и тут же понимаю, что сболтнула не то. Он аж позеленел. Пора уносить ноги.
Я стрелой пробегаю по коридору, мимо него. Захватываю по дороге кофту и резко открывая дверь, мчусь, со всех ног, вниз по ступенькам.

- Куда!?! - слышу я его грозный крик сверху.
Мне уже все равно, лишь бы подальше от всего этого. Осточертело.
До моего слуха доносятся ругательства и проклятия, громкий треск захлопнувшейся двери и торопливые скачки вниз, через несколько ступенек.

Я выбегаю на улицу и держу наготове ключ от машины, хорошо что он электронный, не надо трясущимися руками пытаться открыть замок. Оглядываться нет времени. Я с разбега заскакиваю в машину, успевая все же засунуть ключ. Завожу. Блокирую двери. Меня трясет. Сердце колотиться бешеным ритмом. Руки дрожат.
- Открой дверь! - слышу я изнутри его приглушенный голос. Ага! Сейчас! Он пытается выломать мне замок и стучится так, что качается машина.
- Да пошел ты... - отвечаю я тихо на его выкрики.
Чтобы не слышать его голос, включаю музыку на всю катушку. Тяжелый бит оглушает меня. Это немного лучше, чем слышать его ругательства. Я проверяю газ. Фары уже освещают дорогу впереди. Глухие удары по стеклу становятся все настойчивее, но я не смотрю на него.
- От винта! - кричу я, скорее, сама себе, и нажимаю на газ.

               А я хочу небо в алмазах
               Я хочу звезды руками достать...

Громко поет Ая. Хоть я и живу за бугром, но это не мешает мне скачивать и слушать музыку на родном русском.

Я не совсем понимаю и осознаю происходящее сквозь гул машины и кричащий бит музыки. Песня закончилась и зазвучало что-то скучное, слезливое и душещипательное — мне не до этого, и так противно. Я нажимаю кнопку, возвращая прошлый хит. Зацикливаю.

              За стеклом лето закачалось на тонких ногах
              Напролом сердце застучало пустилось в бега
              Догони, если можешь что-то еще предложить бедному сердцу...

Все про меня. Я пою песню во все горло, мало обращая внимание на приборы. Глаза смотрят вперед. Я собрана как никогда. Сконцентрирована на дороге, которая быстро проноситься подо мной. В памяти почему-то мелькает старая компьютерная игра и я прохожу очередную трассу, обгоняя всех. Тогда я еще не умела водить машину, но выигрывала стопроцентно.

              Не стелись, я тебя с собой никуда не возьму.
              Застрелись, если не желаешь понять почему.
              Без проблем кто же возражает, что выпустить пар - лучшее средство...

Я управляю машиной, скорее, инстинктивно чем осознанно.

              А я хочу небо в алмазах...

- Все мужики сволочи, - ору я, храбрясь, - кроме голубых! - понимаю, что волна слез не заставит себя долго ждать.

              В первый раз я не подчиняюсь, читай по губам: плакать не буду...

Предательские слезы катятся по щекам и заволакивают взгляд.
- Не буду! - злюсь я на себя и ударяю ладонью по рулю. - Не буду! - пришлось остановиться, дорогу я уже не видела.

Уж не знаю сколько прошло времени, но из состояния плачущего небытия меня вывел яркий свет фар. Машина остановилась позади моей. Орущая в моем салоне музыка поглощает все звуки извне. Я оглянулась. Он идет ко мне, освещенный фарами своей машины.
- Какого черта ты поперся за мной!? - разозлилась я и повернула ключ.
Он остановился, видимо услышал гул заведенного мотора, махнул мне рукой. То ли: выходи?То ли: не бойся? Я медленно проехала вперед и развернулась. Вокруг темень. Пусто. Тихо. Кажется, я выехала на загородную трассу. Не видно ни зги. Только наши автомобили и яркий свет фар.
Он стоит на дороге, прикрывает ладонью глаза от моего прицельного дальнего. Возвращенная злость осушила слезы. Уходи — моргаю я ему, но он не двигается с места. Я объезжаю его и еду в обратном направлении. Все же оглядываюсь: как там он?
Он уселся прямо на дорогу, уперев локти в согнутые колени и обхватив голову.
- Ну и сиди здесь, страдалец, - огрызнулась я и уехала.

              На отказ можно реагировать сжав кулаки - это нетрудно...

Зацикленная песня так и орала в моем салоне, а я, остановившись во дворе нашего дома, реву в голос, упав на соседнее сидение.

              А я хочу небо в алмазах
              Я хочу звё...

Музыка замолчала.

- Ну, ты, и правда, чокнутая, - тихо звучит его взволнованный голос.
От неожиданности я резко поднимаюсь и удивленно таращусь на его усталое лицо, вытирая рукавом катившиеся слезы.
- Иди сюда, - он разворачивает мои колени, вытаскивая немного из салона. Обнимает. Я уже реву у него на плече. - Чокнутая. Ты хоть видела с какой скоростью ехала!? - говорит он несколько громче прежнего и опять крепко обнимает. - Чокнутая! Я уже молиться стал, лишь бы с тобой ничего не случилось! Господи! - он хватает мое лицо в ладони и начинает целовать. - Чокнутая. - я обнимаю его за шею. - Иди сюда. Держись.
Он поднимается вместе со мной, поддерживая меня как ребенка на руках. Мои ноги обхватывают его в кольцо. Я плачу.
 
Ну вот, он даже молится за меня, а я взъелась на него, бедного, сама уже не помню из-за чего. Идиотка! Успокоюсь я когда-нибудь или нет!?


История 10     http://www.proza.ru/2011/12/27/988

"Небо в алмазах" Город 312   http:///youtu.be/sWIc2IZsTjc


Рецензии
"Любовь - это что-то сродни лихорадке.
И бьются в каком-то припадке ребятки.
Как будто какая-то страшная сила
Расплющила их и сознанье смутила."

Вспоминая Осень   01.10.2014 10:04     Заявить о нарушении
"Любовь сильна как смерть и неотступна... пламя ее - пламя огня"...

У тебя часты песенные ассоциации))) интересно.

Натали Карэнт   01.10.2014 19:18   Заявить о нарушении
А это ты не "Песнь песней" цитируешь?

Лишь бы ассоциации совпадали...

Вспоминая Осень   01.10.2014 20:58   Заявить о нарушении
Да... из нее.

Натали Карэнт   02.10.2014 17:46   Заявить о нарушении
Не ошибся. Узнал...

Вспоминая Осень   02.10.2014 18:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.