Летом я не умру

Что может быть лучше лета? Да пожалуй, ничего, ну если только поздняя весна. Буйное цветение природы радует душу и даёт надежду на вечную жизнь. А то, что всё лето ещё впереди, вовсе доводит до щенячьего восторга…   Сегодняшний день, можно одинаково назвать и концом весны и началом лета. Первое июня - день защиты детей, а вдобавок мой день рождения, юбилей - семьдесят лет. Терпеть не могу ни дни рождения, ни тем более юбилеи. Есть в них, какая-то безысходность…

Я сижу в кресле-качалке, зачем-то укутанный в плед, иногда подходит дочь, поправляет его, интересуется: « Не надо ли мне, чего-нибудь?». Очевидно таким образом, родные люди проявляют свою любовь и преданность к моей персоне. Впрочем, я весьма дееспособен и в состоянии сам, справиться с любой задачей, если бы таковая была….  Не подумайте, что я саркастический старик, скорее просто напросто я отношусь с недоверием к проявлениям любви, которая вспыхивает крайне редко и приурочена к каким-либо, датам. Жаль, что мне не удалось сбежать с этого праздника жизни.  В пятьдесят и шестьдесят, мне это легко удавалось. Предыдущие мои юбилеи никто не видел, в гордом одиночестве я находился, в другом городе, или стране.  Значит всё-таки не такой уж и лёгкий, я стал на подъём, а может быть стал ленивым, как кот Маркиз, которого, перестали интересовать даже мышки полёвки, в достатке бегающие по саду. Мой сад - это отдельный мир, дающий  энергию жизни.  Особенно сейчас, когда вокруг цветут вишни и яблони, а очень скоро распустится сирень и всё наполнится пьянящим ароматом.  Да, лето в этот год, чуть припозднилось. Ну, ничего, оно ещё свое наверстает, а сейчас, я сижу в саду, в любимом кресле – качалке…

Суета вокруг, немного смешит, но я делаю вид, что благодарен всем, кто приехал и продолжает подъезжать. На самом деле, мне совершенно безразлично, даже лучше бы, чтобы меня оставили в покое. У моих ног, лежит немецкая овчарка Гера. Это сокращенно, вообще-то, он мальчик и зовут его Герострат. В своём собачьем детстве  он принёс ущерба в доме и квартире не меньше, чем настоящий Герострат в древней  Греции.  Гера, единственный, кто любит меня по-настоящему, - так мне кажется. Ему совершенно безразлично, какое у меня благосостояние. Если бы не было у живых существ такой преданности, её стоило бы придумать. Оживление продолжает нарастать, ещё, час - другой и банкет под открытым небом начнётся. Не очень яркое солнышко пытается пробиваться сквозь частые облака, но довольно сильный ветер вселяет надежду, что они будут разогнаны.  Вот уже и запах шашлыка, донёсся до меня прочно закрепившись в саду, да и ближайших окрестностях.  Это означает, что скоро покой мой будет нарушен и сегодня, любимого состояния одиночества, я уже не увижу. Ладно, пусть молодёжь отдохнёт, они ведь готовились, кажется искренне.  По-моему, я правда постарел, стал сварливым и подозрительным. Им со мной, наверняка не так легко, как я думаю, характерец-то у меня, не дай бог!  По крайней мере, так говорили все те, с кем я был близок.


 Тем временем, весь центр событий сосредотачивался, возле накрываемых столов.  Мужчины, сбившись в группы по интересам, продолжали вести производственные беседы.  Скорее всего, они очень соскучились по общению. Истории, произошедшие за период, что они не виделись, сыпались, как из рога изобилия. А не виделись-то, всего две недели…. Но, тем не менее, наполнять рюмки спиртным, не забывали. Но чтобы их не обвинили, в банальном пьянстве - пили за женщин. Те в свою очередь, делали вид, что не довольны поведением своих избранников, но это, было слишком не убедительно…  Одним словом, всё было, как обычно – тепло и весело. Я, глядя на них, стал оттаивать, даже улыбнулся когда бабочка села на ухо Герострата. Похоже, он, этого не заметил.  Как хорошо, жить и осознавать, что ты ещё не развалина, - молодость, этого не поймёт, ей кажется, что так и должно быть всегда. Но, увы, даже до моего возраста, более-менее в хорошем здравии, доживают не все.  Кто-кто, а я знаю это наверняка…. Почти с десяток друзей, мною было потеряно. Причём, не вчера, а пятнадцать и даже двадцать лет назад... Наша, «лучшая медицина в мире», не в состоянии справиться ни с инсультом в ранней его стадии, ни с инфарктом. Вот и отмечаю свой праздник, в кругу молодых.

Семьдесят, много, или всё-таки мало? В моей семье, ещё никто не доживал до такого возраста. Я опять отличился. Ну, если честно, привычка всегда быть первым, выделяла  меня с детства. С ней ничего нельзя было поделать, даже если она приносила неприятности, я всё равно следовал правилу - быть первым. Зачем?  Да что уж теперь говорить, поздно что-то менять, да и глупо. Тем временем, мужчины переключились на более злободневные темы. Голоса стали громче и непримиримей. По всей видимости, доказательная база давала сбой, и приходилось компенсировать её отсутствие, повышенным тоном…  Я закурил трубку, лежавшую на столике возле меня. Герострату, это явно не понравилось, он поднял голову и осуждающе взглянул мне в глаза.
 -  Что смотришь? Иди лучше побегай за бабочками. Сам знаю, что курить мне нельзя! Тоже мне учитель. Самый умный, да? – сказал я ему.  Мы с Герой, всегда находили общий язык и понимали друг друга с полуслова. Даже в его молчании, я находил ответ, который мне подходил в данный момент. Так у нас завязывался диалог. Бывало, что и диспуты мы проводили тоже, в которых не всегда я, выходил победителем. Но такое позволялось только ему. Иногда, мне даже казалось, что он умнее многих людей, возможно и меня. Гера, смотрел такими глазами, что они проникали в самую глубь души, не оставляя сомнений, что его мнение единственно правильное.
 – Слышишь, как красиво поёт? Такая маленькая пташка, а сколько страсти и любви, ко всему живущему?! Почему люди, так не умеют? – спросил я.  Гера поднял голову, его взгляд нашёл крону дерева, где заливался соловей. Видно было, что он попросту кайфует, но твёрдо знает, почему люди не умеют сказать себе подобным, того что от них ждут. А возможно даже, что маленький соловушка, более высшее существо, каковыми люди себя считают. Я возражать не стал, но не преминул съехидничать…
 - И всё-то ты знаешь, и на всё-то у тебя есть ответ!  Да ладно, не обижайся, может быть ты и прав. Скажи, а что ты будешь делать, если меня вдруг не станет? -  Гера взглянул на меня, да так грустно, что мне стало очень стыдно.  Ласково потрепав его, попытался успокоить.
– Летом, я не умру! Это обещаю твёрдо, ведь я тебя никогда не обманывал!  - видимо Гера почувствовал в моём ответе, нотки неуверенности. Он привстал, но голову свою отвернул в сторону. Эта его привычка не смотреть мне в глаза, раздражала. Но я то его знаю слишком хорошо, если отвернулся  значит точно, не верит, а возможно, что ещё и смеется. Вот негодник, возомнил из себя!
- Опять не веришь?  Не понимаю почему? Жаль, что ты не застал моего старика-отца. Он тоже был уверен, что ни весной, ни летом не умрёт! Так ведь и сдержал обещание. Первого сентября, проводил в школу внучку, пришёл домой, прилёг и уснул навсегда. Человек слова! А было ему, всего-то шестьдесят семь. - Соловей, просто не на шутку разошёлся. Выдавал такие рулады, что замолчали даже спорщики.
 – Сергей Александрович, это он в вашу честь! Никогда не слышал, ничего подобного, как поёт, нет, ну как поет. Прямо-таки, концерт по заявкам! В предыдущие годы, они почему-то, так не старались. – Сказал мой тёзка Сергей, муж дочери.
 - Понятное дело в мою честь, ни на секунду не сомневаюсь. С горечью могу добавить, что на твой день рождения, они вряд ли будут петь, вообще...
 – Да уж, обидно даже  почему соловьи не поют в конце декабря, или им, не подходит наш климат?  Одна надежда, на глобальное потепление!  - Сергей засмущался, он всегда чувствовал себя неловко, когда ему удавалось вдруг удачно пошутить. Почему-то ему казалось, что имидж сухаря, подходит больше к его образу – руководителя аптечной сети. Но под влиянием своей жены,- весёлой, порой даже насмешливой- он оттаивал и даже становился ласковее к окружающим. Это лишний раз доказывает, что все мы оказываем влияние на людей, живущих рядом, желаем мы того, или нет…
 - Предлагаю выпить, за моего тестя! – Сергей налил в рюмки текилу, поставил на медный поднос соль и нарезанный лимон, подошёл ко мне. Почти все оторвались от своих дел и с наполненными емкостями, столпились возле меня.
– Папочка, с днём рождения! Мы все желаем тебе большущего счастья, здоровья и долгих лет жизни! – торжественно произнесла дочь. Все закричали - Ура! Красивый фейерверк взмыл в небо, приведя в восторг не только детей. Ура! Ура! Ура!
 - Спасибо вам! Я, правда, искренне тронут и очень всем благодарен! Только зачем салют, наверное, это лишне, да и светло. Но если честно, то очень красиво. Не ожидал. И когда вы успели подготовиться? Правда, я даже не заметил никакого приготовления. Одним словом, молодцы!
 - Сергей Александрович, когда будем отмечать ваш следующий юбилей, прикатим настоящие пушки и стрельнём по- взрослому, пусть
 даже и холостыми! А что касается салюта, то у нас есть ещё, вот потемнеет и соберутся все гости...  Одна беда, может  и не потемнеть, всё-таки белые ночи уже чувствуются.
- Белые ночи, это не беда, а скорее награда, дарованная природой. Всю жизнь, они волновали мою душу, верите, всегда жду их, а когда приходят, удивляюсь и восторгаюсь, будто вижу впервые. – Ответил я. – Надеюсь, феномен белых ночей не исчезнет никогда! – сказав это, я стал набивать трубку табаком. Мои привычки всем были известны, трубку я курю в одиночестве, значит надо оставить меня одного. Все пошли продолжать свои дела; женщины готовить, мужчины вести светские беседы, дети играть. Я закурил. Гера, опять посмотрел осуждающе, но ничего не сказал, видимо ему надоело бороться с моими пороками.

 Закрыв глаза, я погрузился в нирвану. Тело мое было таким лёгким и свободным, что казалось, будто я космонавт находящейся в невесомости. Мысли перемещались со стремительной быстротой, как бы перепрыгивая через три ступеньки лестничного марша. Очевидно, я впал в дрёму, чему способствовал свежий воздух, текила и табак. Перед глазами мелькали образы людей, некогда дорогих и совсем незнакомых. Видения быстро меняли друг друга, долго нигде не задерживаясь,  как на карусели,- где ты успеваешь только зацепиться взглядом и тут же потерять объект. Голова моя пошла кругом, но чувство было приятное, прерывать его вовсе не хотелось. Я увидел; маму и папу, с ними был мой брат и моя жена, а также много людей, некогда близких и дорогих. Они радостно махали мне руками и улыбались…  На маминых щеках, я успел заметить даже слёзы, но это были слёзы радости, в этом я был абсолютно уверен: «Странно, моя жена не очень-то контачила с моей мамой, а тут они рядом и кажется, совершенно счастливы!», подумал я, взмахнул рукой им в ответ и крикнул: - Сейчас подойду, вот только огляжусь! - Мне попалась дверь, каким-то чутьём я понял, что надо туда зайти. Постучавшись в неё, услышал приглашение войти. Я заранее знал, что это мой класс, что сейчас я увижусь с одноклассниками.
- Здравствуй Серёжа! Садись на своё место! Ты молодец, не очень опоздал, а вот другие ребята, напротив -  пришли слишком рано… -  Ольга Федосеевна, моя первая учительница, улыбаясь, проводила меня до парты, но одноклассники вскочили и бросились мне навстречу. Мы стали обниматься, шутка ли, не виделись более полувека.
 – Здесь все? – спросил я.
 – Конечно пока не все, но скоро соберутся и остальные, как мы рады видеть тебя! – они наперебой кричали и готовы были качать меня на руках.
– Тише дети, тише, Серёжа никуда не исчезнет, теперь вы будете видеться в любое время! Пусть он осмотрится. Какие же вы шабутные. - ласково сказала она. « Как интересно" - подумал я, выйдя из класса,- "только что я был ребёнком, а теперь даже не понимаю, сколько мне лет! Здорово! Но мне это явно нравится. Понимаю, что с любым человеком, могу общаться так, как мы общались когда-то, возвращаясь в возраст последней нашей встречи, или, по крайней мере, на равных, с незнакомыми людьми».
 Я шёл, с любопытством рассматривая прохожих. В основном все эти люди, были чем-то знакомы мне, они здоровались, поздравляли с приездом. Вокруг, чувствовалось присутствие всеобщей любви и братства. Впечатление, что попал в очень образцово-показательную деревню, не покидало. Ни машин, ни суеты, ну настоящая идиллия. Ещё издали я увидел человека, шедшего мне навстречу. Не видя его лица, догадался кто это…  От радости встречи, сердце учащённо забилось. Он раскинул руки, для принятия меня в свои объятия. Это был мой лучший друг детства, Борис.
 - Вот мы и увиделись! – он обнял меня, крепко сжал и даже приподнял, оторвав от тверди. – Извини, что не встретил тебя в школе! Я знал, что ты прибываешь, поэтому готовился к встрече. Теперь, общаться будем всегда, ведь перед нами вечность!
 - Сколько мы не виделись? После школы, ты уехал в лётное училище, кажется Саратовское? А лет через десять, я узнал, что ты погиб, при испытании! Профессия лётчика-испытателя, это была твоя мечта. Помню, ещё в первом классе, ты рисовал самолёты, а твоя уверенность и убеждённость, что непременно станешь лётчиком, вызывала у окружающих настоящее уважение.
- Не надо обо мне, ещё успеем наговориться. Ответь, ты уже прошёл собеседование?
 - Какое ещё собеседование?  Борь, я пока многого не понимаю… одноклассники, родные и вообще, сплошные странности. Может быть, ты объяснишь?  Я и раньше видел кое-кого, во снах и мечтах, но чтобы всех разом, такого не помню...
 - Так, теперь мне понятно! Собеседование ещё не проходил, наши порядки, пока не разъяснялись! Одно меня успокаивает, если тебя прислали сюда, значит, на этом уровне и останешься.
- Боря, а без загадок можно? Кто меня прислал сюда, почему я должен остаться на каком-то там уровне? Просвети, не томи!
 - Хорошо, постараюсь! Правда, это не моя прерогатива, а Проводника! Только сначала скажи, тебе здесь нравиться?
 - Конечно! Таких счастливых людей, я вообще никогда не видел. В одном месте, да столько счастья…  Мне кажется, такое возможно, только в Раю!
 - Ты почти угадал, мой дорогой Серёжа! Рай, не Рай, но что-то очень похожее.  Сюда попадают не все; убийцы, насильники, самоубийцы и прочий подобный контингент, здесь оказаться не смогут! А если и попадут, то через тысячи лет, прежде чем пройдут фильтрацию на других, более низких уровнях. Уровни зависят от деяния, свершённого на Земле! Убийцы на самом низком уровне.  А ведь знаешь, ты тоже был на грани, попасть пусть на второй, но всё-таки уровень.
- Как это, что же я совершил такого противозаконного? Понимаю, что грешен, но мне всё равно интересно знать, за что? То, что я попал в другой мир, более совершенный, о котором на Земле думают со страхом, я уже понял и даже не удивляюсь, а вот, почему меня могли послать, в какое-то другое место, не пойму!  Объяснишь?
- Конечно! Помнишь, лет тридцать пять тому назад, ты впал в страшную депрессию, потерял веру в себя, и даже думал покончить жизнь самоубийством?
 - Помню! А откуда ты знаешь?  Это, была моя тайна!
- Мы здесь, знаем очень многое,- о живущих там, внизу - но повлиять никак не можем. Ну, разве только, придти в сне-предостережении. Кстати, сон тебе послан был, но ты не смог его проанализировать. И никак не отреагировал, всё глубже и глубже уходя в себя. Положение угрожающе приближалось, к фатальному завершению! Я пошёл к твоим родителям, собрали совет и решили…
 - Извини что перебиваю! Вы здесь,  каким-то образом решали мои проблемы там, я правильно понял? Разве такое возможно?
 - Да, ты понимаешь абсолютно правильно. Мы пытались, но возможности у нас невеликие.  Единственно, что мы могли, это обратиться с прошением-просьбой, к  Нему, – Борис показал указательным пальцем, куда-то наверх – но так, здесь не принято. Спасибо, наша просьба, им была рассмотрена.  Не знаем, уж почему, но твоё дело было, принято в разработку. Ты вдруг проявил интерес к жизни! Решил получить второе образование, одним словом проснулся. Наверняка был уверен, что это ты сам решил, ведь так? Учёба оказалась интересной, ты увлёкся настолько, что дурные мысли просто вылетели из твоей головы. Одним словом, ты вышел из ситуации победителем, молодец! И насколько я знаю, даже преуспел в своей новой профессии. Мы здесь, очень гордились твоими успехами!  Теперь понимаешь, в чём дело,- самоубийство не поощряется, даже, если тебе казалось, что это лучший выход из создавшегося положения. Всё должно идти естественным образом. Не ты себе сам дал жизнь, не тебе её и отбирать!
- Спасибо всем и тебе лично! – сказал я, не то с иронией, не то с благодарностью. Но Борис, всё же заметил, двоякие нотки в моей фразе.
– А ты, всё ёжика включаешь? Надеюсь, не думаешь, что мы это делали из меркантильных интересов?
- Конечно, не думаю. Но вот один вопрос, меня действительно волнует!
 - И какой же? Задавай, постараюсь ответить на любой, если конечно он будет в моей компетенции.
 - Скажи Боря, а вам здесь не скучно? Как-то, всё медово - шоколадно! Получается как в пионерском лагере,- забот нет, а за тебя всё решает кто-то другой! Есть в этом, что-то неестественное. Так и с тоски можно умереть! – Борис улыбнулся, очаровательной улыбкой человека, который знает что-то, что другие знать не могут.
 – Ну, умереть и, правда, невозможно, не только от тоски, а вообще от чего бы то ни было. А что касается занятости, разреши возразить. Пожалуйста, продолжай заниматься своим любимым делом, хочешь, начинай новое – всё в твоих руках! Можешь просто созерцать, или вести беседы, с умнейшими умами человечества. Ты сможешь здесь встретить любого оппонента, которого только пожелаешь! Ведь ты всегда, мысленно вел разговоры с лучшими философами - спорил, соглашался, или возражал.  Конечно, не стану отрицать, чувство тревоги тебя, посещать уже никогда не будет! Неужели тебе жаль с ним расставаться?
- Да нет, не жаль, но на Земле остались родные; дочь, внуки! Как можно не беспокоиться за них? Что с ними будет в дальнейшем?
- Всё это временно! Это на земле, работает поговорка, « Нет ничего постоянней, чем временное». Теперь и ты убедишься, что там, на Земле, всё было временное, а мы заблуждаясь, думали - на века! Потому и совершали тысячи ошибок, наивно полагая, что успеем всегда всё исправить. Что с ними будет? Да то же, что и с миллионами, других  людей, которые были до, и будут после...
 - А ты Борис, стал философом! Правда, очень давно тебя не видел, но твои рассуждения стали какими-то плавными. Таким, я тебя не знал. Немногословие – вот был твой козырь, одним словом – лётчик!
- Здесь многому  учишься, начинаешь всё понимать, ярче и глубже. Становишься умней, пусть и задним числом. Очень жаль, что политики, не могут попасть сюда  прежде, чем сядут в кресла сенаторов и президентов!  Для народа, которым они собираются руководить – это было бы крайне полезно! Но скорее всего, всё честно,  люди сами должны разбираться, что и как они делают. Жить подсказками и чужими мыслями, всегда проще и легче. Тогда ответственность, свершённого тобою, переносится на чужие плечи, а ты, как бы уже и ни при чем!
 -Здорово!  И очень удобно! – ответил я. Это было бы, что-то наподобие  жизни, после смерти. Возможно, что польза от этого ликбеза и была бы. Но согласись, что если бы люди знали наверняка, что существует другой, более совершенный мир, в котором им, рано или поздно, но придётся жить, то они вели себя несколько иначе.  Очень многого, за что впоследствии можно стыдиться, ими не совершалось бы.  Ведь большая часть человечества, считает, что это обычные мифы, - придуманные для сдерживания низменных инстинктов, а другого мира, просто нет и быть не может!
- Конечно,  это так! Кстати здесь, бывшие;  политики, вожди и президенты - пересмотрели свои взгляды, отреклись от своих бредовых идей. Теперь они за мир, во всём мире! Пытаются объяснить окружающим  что их, -  там, на Земле - неправильно поняли, или недопоняли.
 - Так здесь все? Может и Ленин с Гитлером?
 - Ну конечно не все!  Гитлера здесь нет, да и быть не может, а Ленина ты ещё повстречаешь.  Он частенько любит собрать народ, возле нашего красивого дальнего озера, подискутировать, насчёт  всеобщего братства. Его болтовня, никому не мешает, пусть говорит, если хочется... Здесь можно всё, я тебе уже говорил!  Правда, к ближнему озеру, его не подпускают, там люди отдыхают – имеют право!
 - Ну, подожди! Ведь старик-Ленин, принёс много несчастья, своему народу. Как же он, мог здесь оказаться? -  спросил я, удивлённо.
- Всё очевидно, - он был искренен в своих мечтах и желаниях! Ну а то, что получилось, так, как получилось…   По  большому счёту, зла он не хотел, наивно полагая, что сможет сделать всех, одинаково – равными. Этим, страдали многие. Посмотри туда, – Борис взглядом указал, на приближающегося человека, – это Герострат! Его история тебе известна. Очень любит поболтать, о социальной несправедливости. Считал, что нечестно,- одним при жизни, слава и известность, а другим, не то, что при жизни, даже после смерти, - полное забвение! Но, кажется, осознал,  что сильно заблуждался - ведь здесь, он не более чем житель, коих множество. Это на земле, его ещё вспоминают, правда, чаще в нарицательной форме. Если захочешь, сможешь поговорить с ним, думаю, он будет рад собеседнику! Но в другой раз..., а сейчас тебе надо будет опять встретиться, с Проводником! Последние, инструкции-наставления и к нам.  – С грустью произнёс Борис.
– А я, правда, хотел бы пообщаться с Геростратом, у него на земле много последователей, включая моего любимого пса. Что ими движет, недополученная слава, или зависть? – ответил я.

 Вдруг, прямо над головами, раздалось соловьиное пение, да такое божественно – красивое, что друзья одновременно подняли головы, очарованные неземными звуками.
– Всё Серёжа, пока! До скорой встречи! Я забегу к твоим родным, передам привет. - Борис, крепко сжал Сергея в объятиях, так, будто они прощались надолго, а не на мгновение. Оба, знали наверняка, что как и в детстве, опять будут бегать на озеро - только теперь родители, уже не будут переживать, что с ними может, что – то произойти.
 - Ну, какое впечатление от увиденного?  Вам понравилось, или есть пожелания, а может и возражения?  - Спросил Проводник.
Только теперь, Сергей Александрович заметил, что он сидит на веточке дерева в своём саду. Рядом с ним, находился соловей, который совсем недавно пел для гостей. Родственники и друзья продолжали, заниматься приготовлениями к торжеству. Переведя взгляд, Сергей Александрович увидел себя – продолжающего мирно отдыхать в кресле – качалке. В руках, он держал трубку, из которой лёгкой струйкой шёл дымок.
– Значит, вы и есть Проводник?  Всё что я видел, не было сном? Возможно, я продолжаю спать?
  - Нет, многоуважаемый Сергей Александрович, то был не сон! Но смею надеяться, что вас не сильно огорчит, такая явь?
- Если всё так, меня огорчает лишь одно, - портить праздник, как-то уж, больно жестоко! - Я кивнул в сторону отдыхающих, - там смеялись дети и веселились взрослые. Их лица, были полны счастья и любви, нарушать идиллию, было бы  не уважительно, с моей стороны.
- Людям, без страданий нельзя! Сами подумайте,- куда не посмотри,  везде Рай - зачем тогда настоящий Рай нужен? Пусть уж всё остаётся так, как принято! – ответил соловей, он же мой Проводник, между этим и тем миром.
 Внизу, под деревом сидел Гера, он с волнением вглядывался в густую листву дерева, где находилась душа хозяина, глаза его, полные слёз и отчаяния молили: « Возьми меня с собой, не оставляй одного!».
– Простите! Я знаю, вы много можете! Прошу вас, дайте мне, ну хотя бы час времени! Не хочу расстроить всех присутствующих. Они собрались для радости, долго готовились, в конце концов, там дети, они будут напуганы. Очень прошу, поймите меня! – взмолился я.
 - Ладно, Бог с вами! Но получу я от Него, по шапке! Два часа, даю вам - два часа, и не одной минутой больше! Это время, отпущенное для инструктажа. Придётся обойтись без него. Это всё, что в моих силах, постарайтесь успеть, а я вам подыграю!
Не успев спросить соловья, в чём он мне подыграет, меня привёл в чувство телефонный звонок - дочь, предложила:
 – Папочка, может быть, я отвечу? Зачем тебя беспокоят, а ты отдыхай.
- Нет! Спасибо! Я сам, тем более что не сплю. – затянувшись ещё не угасшей трубкой, я взял телефон, прекрасно понимая, кто может звонить...
– Да, я слушаю! А что без меня никто не справится? Хорошо, сейчас выезжаю! - Таким образом, соловей сдержал обещание. Он, организовал мне вызов, для якобы – консультации, - которую мог дать только, я. Сбросив плед, я встал с кресла и направился к гостям. Радостный Гера, шёл рядом, виляя хвостом. Не знаю, догадывался ли он, а может быть и нет, но мой обратный отсчёт, уже начался...
  – Друзья, мои! Всем спасибо, что не забыли меня, продолжайте веселиться и гулять! Отдохните так, чтобы запомнилось надолго. Меня срочно вызвали на работу, надо проконсультировать, одну восходящую звезду, в области нейрохирургии. Я всех вас очень люблю, никогда не забуду того, что вы для меня сегодня сделали. Искренне тронут! Скорее всего, не вернусь, пожалуйста, гуляйте, без меня.
- Папа, ты уже пять лет не работаешь! Что, кроме тебя некому, дать советы, восходящей звезде? – огорчённо спросила дочь.
 – Не обсуждается! – ответил я, подошёл к дочери и поцеловал её, затем поцеловал внуков, остальным крепко пожал руки. Все несколько удивлённо смотрели на мои действия, – уж больно это не соответствовало, моему скверному  характеру. Только один я, знал, что прощаюсь с ними. Зато ещё, я знал, что это не навсегда, но пока для всех – это тайна! Жизнь, прожитая на земле, лишь миг для вселенной, но как хотелось бы, что бы все здесь присутствующие, прожили этот миг красиво и достойно...
 
Я сел в автомобиль и тронулся в путь, по направлению к городу. Теперь моя задача, успеть попасть домой, до истечения времени, а его осталось, чуть более часа…
Через открытые ворота, я выехал за территорию и помчался в сторону неизвестности. За машиной бежал Гера – видимо всё понявший, - он чуть ли не бросался под колёса. Я остановился и вышел из машины,  Гера наскочил на меня, стал целовать и скулить. Таким мне видеть его не приходилось.
  – Прости малыш, мне надо, мне срочно надо…. мы ещё увидимся…. беги домой! – я ласково потрепал его могучую голову. – Пока!
Умный Гера остался сидеть на обочине, глядя в след уезжающей машине - он плакал, - мой любимый, преданный пёс, он по – настоящему плакал…
Нигде больше не задерживаясь, я помчался в свою городскую квартиру. Сколько раз мне доводилось ездить по этой дороге, туда и обратно, не счесть, но никогда я не видел такой красоты. Деревья необыкновенно зелёного цвета, изумрудно - сочная трава манила к себе, приглашая к отдыху: « Почему я не ценил этой красоты, почему не замечал её? Отчего раньше, я был так слеп? Что же людям необходимо, для полноценного восприятия окружающей действительности? Видимо всем нам, нужна встряска, да такая, где мы уже ничего не сможем изменить! Жаль!».
 Водители автомобилей, двигающиеся в попутном направлении, были на редкость предупредительны и доброжелательны, - проявляя чудеса взаимного уважения.  А впрочем, сейчас вывести меня из равновесия, никто бы не смог. Я любил всех…  Без исключения…
На въезде в город, меня остановил инспектор дорожной службы. Он подошёл к моей машине и отдал честь.
– Старший лейтенант Соловьёв! Куда так торопимся гражданин? Спешите попасть на тот свет? – он протянул мне радар, где отчётливо читалась скорость, «девяносто шесть километров». – Ваши документы, пожалуйста!
  – Вы очевидно Проводник? – спросил я и посмотрел на часы. – Понятно, соловей – Соловьёв! Вижу, вы хорошо осведомлены, что я тороплюсь на тот свет…  У меня ещё тридцать две минуты... Разрешите продолжить движение?
Бедный инспектор, видимо был не при делах, мой невнятный монолог, его явно обескуражил. Он протянул мне документы, пожелав счастливого пути:  «Какая всё – таки тяжёлая у меня работа. – Подумал он.- Сколько больных людей катается по просторам родины! Почему я проводник? Причём здесь тридцать две минуты? А так на первый взгляд, - старик адекватный. Хорошо, что не стал с ним связываться, всех денег не заработаешь, пусть себе едет!». – Довольный собой, он продолжил нести свою трудную службу.
 
Заехав во двор девятиэтажки, где прожил последние двадцать лет, я закрыл машину и поспешил в квартиру. Оставалось ещё пятнадцать минут…  Целых пятнадцать минут, в этом чудесном мире, самом прекраснейшим из всех миров...
Уже дома, я достал лист бумаги, ручку и спокойным ровным почерком написал: «Дорогие мои! Берегите друг друга! Любите и будьте любимыми! А я ухожу счастливым, хотя бы потому, что вы у меня были, есть и  будете! Счастья вам!» – потом подумав, приписал: «Помните? Я говорил, что «Летом не умру»? Теперь, я знаю твёрдо, что не только летом, но и вообще – никогда! Никто, никогда не умрёт, если будет жить в ладу, с собой и своей совестью! Теперь я, как никогда в этом убежден.  Любви вам, и понимания! Целую!».
 
 Закончив писать, я взглянул на часы, осталось две минуты. Чуть сильнее застучало сердце, полностью выработавшее свой отмеренный ресурс. Видимо лишних два часа, подаренного мне  времени, давали о себе знать. Осталась минута…. – Как хорошо, что сейчас я один….


Рецензии
Добрый день, Борис! Прочитала Ваш рассказ на одном дыхании. Очень понравился! Мудрый, искренний и дающий надежду, что мы в конечном итоге не распадёмся просто на атомы и молекулы, а будем жить вечно. Только для этого надо достойно прожить отпущенное нам время на земле. Вы - молодец! И тема интересная, и литературный язык выше всяких похвал.От души Вам всяческих успехов.
С уважением,

Валентина Куршина   07.08.2012 11:24     Заявить о нарушении
Спасибо Валентина, Вы слишком добры! Очень приятно получать такие отзывы. Удачи Вам! С Уважением! Борис.

Борис Груздев   09.08.2012 20:54   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.