Торговец дарами судьбы. Часть 1

Глава 1

Тяжелые шаги эхом отдавались от каменных стен. В слепящих желтых лучах полуденного солнца золотой шлем и нагрудник сверкали так, что казалось, по широкому залу вырубленного в скале храма шествует ангел, окутанный божественным сиянием. Однако более ничего ангельского в мужчине не наблюдалось. Да и сам он, пожалуй, долго смеялся бы над подобным сравнением. Полководец тарской армии, бесстрашный и жестокий, непобедимый воин, от чьего имени трепещет весь материк… хотя, собственно имени его почти никто и не знает.  Только прозвище – Алый Генерал.
Алый… это пожалуй прицепилось после той самой первой молниеносной победы над Лакратом в Алой Пустыне. Да… знаменательная была битва. Как для Тара, так и для карьеры генерала.
Тогда, пять лет назад, когда ни звание, ни доспех его еще не были столь блистательны, он впервые набрел на этот самый храм. Массивные колонны, покрытые замысловатой резьбой, стены, с полуосыпавшимися барельефами и остатками почти стершейся краски. Треснутые плиты пола.  У входа, заросшего густым кустарником, пасутся козы. Кажется, один из обычных заброшенных храмов какого-нибудь незначительного местного божества. Таких много в пустыне. Но нет.
Мужчина прошествовал по залу и свернул в один из темных узких коридоров, ведущих вглубь скалы. Тень скрыла его, погасив «ангельское» сияние. Теперь прямо. Все время прямо. И вниз. Да… проклятое солнце пустыни. Раньше он куда лучше видел в темноте. Вскоре впереди забрезжило  слабое мерцание. Вот,  теперь низкий проем в стене. Генерал снял с головы шлем и согнулся пополам, пролезая внутрь. Все.
Вот он. Та самая комната, в стенах и полу которой вырублены ниши, а в них горят сотни свечей. По стене тонкой струйкой стекает вода из подземного родника, утекая куда-то по желобу. А в середине  на циновках сидит старик.
Увидев его, генерал замер. Дедушка с длинной седой бородой, блестящей лысиной на плоской макушке. Тощий – кожа натянутая на кости. Закутан в красную ткань, закинутую на одно плечо. И глаза… внимательные… два черных жука на сморщенном, как финик лице. И такое жуткое чувство, будто все эти пять лет так и сидел тут, ни сходя с места и попивая пахучий травяной отвар из круглой глиняной чашки. Мужчина знал, что вот этого, безобидного с виду дедушку следует бояться больше, чем всю армию Синей Звезды. И он боялся бы. Если бы умел.
- Рад видеть тебя снова, Тиар. Проходи, присаживайся. – Голос старикана вкрадчивый, ехидный. Сразу настораживает.
Мужчина  сел на циновку напротив дедушки, сложив ноги, как и он. За долгое время проживания в пустыне, генерал привык к этой странноватой восточной позе.
- Рассказывай, зачем снова пришел ко мне, Тиар. Все ли свершилось по договору нашему? Есть ли у тебя ко мне какая-то претензия? – старик закрыл один глаз, а вторым искоса смотрел на генерала. Неприятно так смотрел.
- Что ты, уважаемый, нет никаких претензий. Все свершилось так, как и было уговорено. Через три дня после того, как я тебя покинул, мои воины разгромили тот самый знаменитый  батальон Лакрата. Всего две сотни моих ребят! – Мужчина усмехнулся. – А потом за несколько лет я одержал еще множество блистательных побед и стал генералом. Алым Генералом. – Он хмыкнул. – Так что и воинской славы, и власти, о которых я тебя просил у меня в достатке. 
- Вот и хорошо, - старик усмехнулся в седые усы. – Что же тогда вновь привело тебя ко мне? Неужели тебе все еще чего-то не хватает для счастья? Слава есть, власть есть и богатство есть. Так же силой и здоровьем боги тебя не обделили. Что же еще нужно доблестному воину? – И хитро так прищурился, мол, знаю я все, но ты сам мне скажи.
Тиар вздохнул.
- Не хватает любви. – Коротко ответил он, заранее представив ехидный смешок старикана.
Однако смешка не проследовало. Старик только вздернул брови и провел сухой морщинистой ладонью по длиннющей бороде.
- Надо же… самый редкий товар желаешь получить… Ох, уважаемый … Это будет очень-очень дорого стоить. Впрочем, как я понимаю, цена тебя не волнует. Насколько мне известно, Тиар, вниманием красоток ты не обижен, - подмигнул старик.
- Мне нужно не внимание, - сказал Тиар, стараясь держаться как можно более холодно и спокойно. – Его достаточно, как и благосклонности. Но это не то. Мне нужна любовь. Настоящая. Такая, которая случается один раз на тысячу лет. Такая, за которую не жалко отдать жизнь.
Собеседник генерала покачал головой и поцокал языком.
- И ведь никто и не догадывается, что под доспехами самых бесстрашных воинов и суровых генералов скрываются романтичные юнцы. – И рассмеялся. Рука генерала дернулась к рукояти меча. – Ну, ну, спокойнее, уважаемый, спокойнее. Если цену ты готов платить, то я предупреждаю тебя, что тут все не будет так легко как с твоими предыдущими просьбами.
- А я и не ищу легких путей.
- И не будет так быстро. И счастливого конца твоей сказки я не обещаю. А главное, ты не сможешь выбрать девушку сам по своему усмотрению.
- Это еще почему?
- Потому, что это – привилегия Судьбы и никто не сможет у нее это право отнять. Два человека рождаются друг для друга с одной душой на двоих. Твоя половина уже определена и ты не можешь изменить этого.
Тиар задумался. Да… неприятно будет, если она окажется уродиной. Или женой кого-то из его знакомых. Или, упасите боги, ларданкой.
Старик хрипло захихикал, глядя на Тиара.
- Что, передумал? Страшно? Тут все на твой страх и риск, а ты как хотел?
Генерал сжал кулаки.
- Нет. Алый Генерал не знает, что такое страх. А риск – мой верный спутник каждый день. Пусть будет так, я согласен.
Собеседник его пожал плечами.
- Ты сказал. Пусть будет так.





Глава 2
Базар шумел. Солнце было уже высоко, и Камира уже который раз мысленно ругала себя за то, что встала так поздно. А столько нужно всего купить! Господин сегодня ожидает гостей. Судя по  количеству блюд, которые уже начали готовить на кухне и взволнованной атмосфере,  наполнившей дом, гости – очень уважаемые и знатные люди.
Остановившись у овощного прилавка, Камира услышала, что кто-то зовет ее по имени. Женщина обернулась. Сквозь толпу к ней проскользнула Гиша, служанка из дома соседей господина Камиры.
Женщины обменялись приветствиями и дальше пошли вместе. Гиша болтала без умолку, рассказывая о свадьбе старшей дочери своего господина, расписывая красоту девушки, ее наряд,  богатство жениха, пышность самого действа.
- А что дочери твоего господина, Камира? – Со скрытой насмешкой спросила женщина.
- Старшей уже исполнилось девятнадцать верно?
Камира ответила:
- Господин Гата, да продлять боги его дни, очень любит своих дочерей и не желает отдавать их первому, кто посватается. Хотя в желающих и нет недостатка, Гиша. Слава богам все трое… - тут она осеклась и смолкла, вспоминая, что нельзя хвалить незамужних девушек – завистницы  могут сглазить их.
- Это сейчас, - пожала плечами Гиша. – А вот через пару лет Рию возьмут разве что второй или третьей женой, боги не допустите этого. – И притворно вздохнула, вознеся глаза к небу.
«Вот змея!» Подумала Камира, радуясь, что теперь Гише в другую сторону. Распрощавшись с ней и обменявшись пожеланиями долголетия друг другу и господам, Камира поспешила в лавку, где продавались пряности, после чего вернулась домой.
А в доме все кипело. Всюду сновали слуги. С кухни доносились восхитительные ароматы и громкие отголоски перебранки. Туда-то Камира и направилась сначала, что бы оставить корзину и посмотреть, все ли в порядке. Толстая кухарка Дуина, оторвав взгляд от огромного чана, ответила, что, слава богам, они справляются. И добавила, что Рия ждет Камиру у себя в комнате .
Женщина прошла по лестнице ведущей в ту часть дома, где живут дочери господина. Послышался веселый смех и звонкие девичьи голоса. Все три девушки собрались в комнате старшей сестры и пили чай со сладостями. Когда вошла Камира, младшая, четырнадцатилетняя Дара, тут же вскочила и подлетела к служанке, обхватив ее тонкими ручонками. Звякнули золотые браслеты.
- Камира! Камира, прошу тебя, расскажи, о чем говорят на базаре! – девчонка даже подпрыгивала. Карие глаза так и светились.
- Да, расскажи, Камира. Нам так интересно, - Иза, средняя  дочь Гаты, повернулась к служанке, поудобнее устроилась на подушках. – Присядь с нами.
Камира бросила на Дару притворно строгий взгляд, но тут же растаяла, улыбнувшись. Все три девочки с самого детства любили сидеть с ней, пить чай и слушать сплетни с базара. А сколько сказок она им рассказала…
- Ну, хорошо. – Женщина села на подушки, а Дара тут же устроилась рядом, с любопытством  заглядывая ей в лицо. -  Говорят всякое. Например, что сам Алый Генерал прибыл в наш город.
- Не может быть! – изумилась Иза.
- Это тот самый, непобедимый воин, который одним взглядом может сразить целое войско? – восхищенно воскликнула Дара. – Тот, чей меч ковали демоны пустыни? Тот, на руке которого развевается алая ткань,  окрашенная его собственной кровью?
- Да, это он, - кивнула служанка, пряча усмешку.
- О, боги! Быть не может! – повторила Иза.
- Скорее всего, просто слухи, - протянула Рия, откинув назад черные кудри. – Что делать ему в этой дыре?
- Ну, уж этого-то я не знаю. – Камира почти обиделась. – Просили рассказать, что говорят - я и рассказываю.
Девушка вздохнула. Протянула руку и погладила служанку по плечу.
- Не обижайся, Камира. Продолжай, - и улыбнулась. Вот за такую улыбку с самого детства этой девчонке прощали все.
- Ну хорошо… Еще говорят, что вчера старшая дочь господина Заргана, да благословят его боги, вышла замуж.
- Замуж? Какая счастливица! – воскликнула Дара. – Расскажи про свадьбу, Камира, пожалуйста!
Женщина пересказала все, что услышала от Гиши, правда поменьше расписывала невесту, а больше уделила внимание самому обряду – знала, девчонкам это куда интереснее.
- Ах, как я хочу скорее выйти замуж! – Мечтательно произнесла Дара.
- Рано тебе еще, - сказала Иза. – Сначала – я. А раньше нас обеих – Рия.
- Будете  меня ждать – останетесь старыми девами. – тихо проговорила старшая, сделав глоток чая.
Все уставились на нее, открыв рты.
- Рия, как ты можешь так говорить, да не услышат боги твоих слов! – воскликнула Иза.
- Как можно не хотеть замуж? – изумилась Дара.
- Я не выйду за первого, кто попросит моей руки, - девушка встала и подошла к окну. – И за второго не выйду.  И за третьего. 
- Ну почему? – недоуменно  спросила младшая.
- Потому, что я дала себе обещание.
- Какое? – шепотом произнесла Иза.
Рия резко обернулась, сверкнув зелеными глазами на перепуганных сестриц.
- Я стану женой только того человека,  который увидев меня единожды узнает по одному только взгляду.
Ее лицо сделалось мечтательным. Улыбка тронула алые губы, пушистые ресницы дрогнули.
- Глупости все это, - строго сказала Камира. – Станешь ты женой того человека, которого укажет тебе твой отец, да пошлют ему боги долголетие.
- Нет, - мотнула головой девушка. – Отец любит меня и не станет выдавать замуж силой.
- На все воля богов, - ответила женщина, вставая с подушек. Поговорили и хватит. Столько всего переделать надо! Младшие сестры проводили ее взглядами и склонились друг к дружке, оживленно перешептываясь. А Рия так и осталась стоять у окна пытаясь поймать за ниточку ускользающие мысли.


Глава 3
- А ты дома-то когда в последний раз был? – Тиар с усмешкой взглянул на друга.
-  Прошлой весной, - ответил тот, погладив черную кучерявую  бороду. – И надеюсь заглянуть туда в скором времени, если будет на то воля богов.
Тиар хмыкнул. Вот как раз у Арона про «волю богов» - это просто присказка. Этот парень не привык полагаться на случай. Всегда планирует все четко и на много шагов вперед. Собственно, почему и добился таких высот в военной карьере. Приближенных Алый Генерал подбирал очень тщательно.
- А насчет визита к моему дяде, это я серьезно. – Строго сказал Арон. – Нам все равно придется ночевать где-то. А его дом куда уютнее и безопаснее местных гостиниц. Кстати, ты так и не расскажешь мне, зачем тебе понадобилось ехать в эти горы?
Тиар отрицательно покачал головой.
- Это прости, останется моей тайной. Кстати о тайнах. О том, что я здесь никто не знает. Так и должно остаться, Арон. Так что придумай, как представишь меня своему дяде.
- Я ожидал подобного, - пожал плечами мужчина. – Не нужно ничего придумывать. Просто назовешь свое настоящее имя, его ведь никто не знает. И я скажу ,что ты мой друг, один из лучших воинов тарской армии. Лишних вопросов тебе задавать не станут.
- Что же, надеюсь, будет так.
Впереди показались городские ворота, и Тиар пришпорил коня.
Прошло уже два дня с тех пор, как Алый Генерал поговорил с Торговцем Дарами Судьбы. И все больше сомнений закрадывалось в его голову. Как узнать именно ту девушку? Как понять что она – вторая половинка его души? А вдруг он ее уже видел и не узнал? Хоть бы примету какую-то дал, окаянный старикан…  Ломай теперь голову еще и над этим.

Обычный городок. Шумные улицы, любопытные взгляды прохожих. Когда Тиар и его спутник добрались до той части города, где проживал дядя Арона, солнце уже почти скрылось за плоскими крышами. 
У ворот их встретили слуги, увели коней, а гостей проводили в дом. Да… дом произвел на Тиара впечатление – не ожидал он подобной роскоши в этом захолустье. Не дворец, конечно, но все-таки. Сам хозяин встречал их в просторной комнате, стены которой были покрыты замысловатыми мозаиками, мраморные колонны упирались в расписной потолок, на полу, вокруг низкого столика разложены подушки.
- Добро пожаловать! Вы принесли свет и радость в мой дом, - распростер руки хозяин – невысокий полноватый мужчина с седеющей бородой, одетый в расшитый золотом халат.
- Здравствуй, дядя, - Арон обнял мужчину. – Да пошлют тебе боги долголетие и процветание. А это мой друг, один из лучших воинов тарской армии. Тиар Ритий.
- Рад знакомству, господин Гата, - сказал Тиар. – Да благословят боги Ваш дом.



Камира осторожно выглянула из-за занавески, прикрывавшей вход в комнату, где ужинали господин и его гости. Женщина знала, что ее не увидят, и могла спокойно наблюдать. Молодой чернобородый красавец – племянник господина Гаты, сын его сестры. А рядом с ним – человек, одетый по-местному. Но одежда не обманула бдительный глаз Камиры -  с таким явным тарским профилем, безбородый (в таком-то возрасте и не носить бороды? Ни один порядочный ораец не позволит себе подобного). Да  к тому же и рост. В Орае редко встретишь таких высоких мужчин. Нет ни тени сомнения, это - тарский воин.
Вдруг служанка почувствовала, что кто-то дернул ее за юбку. Едва не вскрикнув от неожиданности, она обернулась и поймала тонкую ручонку, унизанную золотыми браслетами.
- О, боги! Дара, ты что здесь делаешь?  - прошептала она, уводя девчонку в коридор.
- Камира, мы просто хотели посмотреть на гостей… ну пожалуйста! Ведь никто не узнает…
- Вы? – Камира подняла взгляд и увидела двух старших сестер Дары, притаившихся в коридоре. – Вы сошли с ума. А если вас увидят?
- Не увидят, - шепнула Иза. – Мы будем очень осторожны.
- Камира, я слышала, Арон приехал, - тихо проговорила Рия. – Я скучала за ним. Мне хотелось бы взглянуть на него.
Женщина вздохнула. Ох, уж эти девчонки…
- Ну, хорошо, только очень тихо.
Девушки столпились у дверного проема, скрываясь за плотной занавеской, разглядывая троих мужчин, сидевших не подушках вокруг низкого столика. Они говорили войне, о новом вице-короле Лакрата и прочей совершенно неинтересной девочкам чепухе.
- Какую бороду отрастил себе Арон… - шепнула Иза.
- Да, он так возмужал. Ваш брат настоящий красавец,  - усмехнулась Камира.
- Странно, что он не женился до сих пор, - прошептала Дара.
- У тебя только одно на уме. – фыркнула Рия, разглядывая брата. Ее взгляд скользнул по мужчине в темной одежде, что сидел к ней вполоборота. Его лицо было повернуто к Арону, поэтому девушка могла видеть только его затылок. – Камира, а это кто?
- Да, кто это, Камира? – Дара дернула женщину за рукав. – Неужели брат привел жениха для одной из нас?
- Что за глупости! – возмутилась Камира. – Сомневаюсь, что господин Гата, да продлят боги его дни, был бы рад отдать свою дочь тарскому воину.
- А… так он из Тара… - разочарованно протянула Иза.
- Не знаю как на счет отца, а вот Даре по-моему все равно, лишь бы побыстрее замуж выскочить… - тихо сказала Рия, разглядывая спину тарского гостя. Что-то в его силуэте было такое, что приковывало взгляд . Девушка не могла понять что, но она сгорала от нетерпения, желая увидеть лицо незнакомца.
- Ах ты змея! – пискнула оскорбленная Дара и толкнула сестру. Та, не удержав равновесия, шагнула вперед, едва не упав. Теперь она стояла чуть ли не посреди проема, и ее легко мог увидеть любой из находившихся в комнате. Девушка уже собиралась проскользнуть назад и проучить маленькую дрянь, но тут незнакомец обернулся. Широкоскулое лицо воина с правильными, на удивление, и приятными чертами, на котором странно выделялись карие глаза... Их взгляды встретились и Рия застыла, словно прикованная к полу.


Слух Тиара никогда не подводил. Способность слышать звуки, неуловимые для большинства людей часто спасала воину жизнь. Вот и сейчас – этот шепот за занавеской. Его собеседники наверняка не слышат. Должно быть, прислуга, получив новый повод для сплетен, тут же с удовольствием отдалась этому занятию. Что-то похожее на детский писк, резкий шорох… Тиар обернулся и замер, не в силах оторвать глаз от той, что увидел в проеме двери.
Девушка в свободном темном одеянии с черными, как ночное небо кудрями, рассыпавшимися по плечам… Лицо с тонкими чертами… Из-под пушистого веера ресниц сияют зеленые звезды глаз…
И мысль, которая кажется Тиару такой глупой: «Ничего прекраснее в своей жизни я никогда не видел».

Камира, в ужасе от того, что юная госпожа стоит на виду у незнакомого мужчины, схватила остолбеневшую Рию сзади за платье и рывком втащила обратно в коридор. Господин Арон и господин Гата, увлеченные беседой, не успели ничего заметить. Слава богам!
Не говоря ни слова, служанка поволокла ее в женскую половину. Притихшие Дара и Иза молча бежали следом. И только оказавшись за резными дверями комнаты, спрятанной в глубине дома, Камира дала волю негодованию:
- О  боги! За что мне это несчастье? Дара, ты понимаешь, что поступила очень плохо? Чужой мужчина мог увидеть Рию с непокрытой головой! Ты представляешь, как это ужасно?
- Да! – Дара взмахнула кулачком. – И отец непременно наказал бы ее! Пускай хоть раз поплатится за свой ядовитый язык! Змея! Кобра!
- О, вы обе будете наказаны! Не выйдете больше из своих комнат до самого отъезда гостей! Я все расскажу господину Гате!
Эта угроза заставила Рию побледнеть. А Дару с плачем схватиться за платье служанки:
- Нет, Камирочка, дорогая, не делай этого! Я обещаю слушаться! Буду делать все, как ты велишь! Я больше да же не гляну в сторону этой противной Рии!



Глава 4

- Ай, Иза ты мне  на ногу наступила!
- Тише, Дара, прости…
- Дверь закрой за собой…
- Смотри, Рия еще спит.
- Ну и соня! Вставай! Просыпайся!
Рия резко открыла глаза и села на кровати. Волшебный дурман рассветного сна мгновенно покинул ее, и девушка с досадой вздохнула. Ну, милые сестрицы… и чего только забыли в ее комнате? Дара приплясывала вокруг кровати Рии, а Иза осторожно подошла к окну и тихонько раскрыла ставни.
- Вставай, вставай! Проспишь все самое интересно! – Дара едва не вырвала из-под Рии простынь.
- О, боги… Дара, перестань! Что просплю? И что вы делаете в моей комнате в такую рань?
- Из  твоего окна лучше видно, - шепнула Иза и поманила сестер пальцем. – Смотрите.
Заинтригованная Рия, не медля больше ни секунды, вскочила с кровати и оказалась у окна. Зрелище, открывшееся глазам девушки, оказалось столь неожиданным, что Рия даже усомнилась, а не спит ли она еще.
На площадке у фонтана в самом центре сада Рия увидела двоих мужчин, обнаженных по пояс. Обоих она сразу же узнала: тот, что слева с саблей в руке – Арон, а напротив него с мечом – тот самый тарский воин. Клинки обоих противником сверкнули в лучах рассветного солнца и послышался звон металла о металл. Мужчины двигались так быстро, что за ними едва можно было уследить.
- Аххх… - Дара протиснулась между сестрами, перегибаясь через подоконник. – Как интересно!
 - До этого они еще кругами по саду бегали и всякие штуки вытворяли – даже слов нет, чтобы описать, - тихо проговорила Иза.
- Да? Странно, а я даже не проснулась…  - сказала Рия, не спавшая почти всю ночь и сумевшая заснуть всего пару часов назад. Она не сводила глаз с тарского воина, восхищаясь быстротой и точностью его движений, скользя взглядом по мускулистому телу… Пальцы девушки с силой сжали оконную раму.

Тиар встретил удар Арона и увел в сторону его клинок, атаковал сам, метя противнику в плечо. Клинки со звоном встретились.
- Арон, ты говорил, у тебя есть сестры, - спросил Тиар, наступая на Арона. Та девушка, которую он увидел вчера, не давала ему покоя. Она так неожиданно возникла и так неожиданно исчезла, словно мираж, явившийся подразнить усталого путника. Тиар мучился любопытством, он мог лишь догадываться что она – одна из дочерей господина Гаты. И решил расспросить своего друга.
- Есть, - Арон защищался, отступая.
- И они живут здесь? Что-то я их не видел.
- Да, они живут здесь. Но, ты же знаешь наши обычаи. Девушки не показываются незнакомцам. – Резким выпадом Арон заставил Тиара отступить и теперь надвигался на него.  – Я и сам их  еще не видел. Но я уверен, что они появятся на празднике, который дядя устраивает сегодня вечером в нашу честь.
- Расскажи о них,  - Тиар ушел от очередного удара противника.
- Ну… - Арон сощурился, вспоминая. – Я не видел их пару лет. Младшая – Дара. Избалованный ребенок. Но веселая. Пока она здесь, в этом доме ни будет скучно никогда. Каждый раз, когда я приезжаю сюда, я дарю ей золотое украшение – иначе Дара страшно на меня обижается. – Он улыбнулся. - Иза, средняя… Ей, наверное уже шестнадцать лет исполнилось… Боги наделили ее довольно редким в наше время даром – истинной добротой.
- И красотой, я думаю? – усмехнулся Тиар.
- Конечно. – с гордость кивнул Арон, отбивая меч противника. - А старшей, Рие, сейчас должно быть девятнадцать. Я всегда любил ее больше остальных, да простят меня за это боги.  Впрочем, не я один. У нее особенный характер.
- Какой же?
- Она очень умна. Величественна и властна. Знаешь, бывают люди, чью внутреннюю силу нельзя не ощутить.  Ей нужен муж, который будет уважать ее и ценить. Надеюсь, боги пошлют ей такого.
- А сам-то ты почему не женат? – спросил Тиар, раздумывая над сказанным. Той девушке, которую он видел вчера, пожалуй, было лет восемнадцать-девятнадцать. Хотя у девушек это сложно понять. В любом случае он очень надеялся увидеть ее на празднике. – В твоем возрасте многие орайцы имеют уже не одну, а две жены.
- На то воля богов, - сухо ответил Арон, отступив на шаг и опустив клинок. – Думаю, на сегодня хватит.

- А вот где вы все!- Камира вошла в комнату и строго взглянула на столпившихся у окна девушек. – На что это вы там заглядываетесь?
- Мы? – Иза испуганно оглянулась и повернулась спиной к окну. – Да так… ничего ...
- Ничего? – Камира подозрительно прищурилась. Подойдя к окну, она отодвинула Изу  и сама выглянула через плечо Рии во двор. – Ах вы негодницы! Смотреть на голых… мужчин… - Служанка хотела было продолжить гневную тираду, но ее куда больше заинтересовал загорелый торс юного господина Арона.
- Они не совсем голые, - встряла Дара.
- Даже если и так, ты еще слишком мала для подобных зрелищ! – Камира оттеснила девочку от окна, а сама продолжала смотреть.
- Я мала? Не правда! И вообще… будете меня прогонять, я все папе расскажу!
- Ах  ты маленькое злобное создание, - прошипела Рия, не оборачиваясь на сестру. – Только попробуй.
- Дара, боги покарают тебя за злые намерения, - наставительно произнесла служанка. – Не о чем больше спорить, они уже уходят.
- Как уходят? – девчонка протиснулась между Рией и Камирой и перегнулась через подоконник, провожая взглядами покинувших сад мужчин, и раздосадовано вздохнула. – Ну вот…
- Хватит с тебя и того, что ты уже видела. – Камира тайком вздохнула, подумав, что у ее хозяина очень красивый племянник. – Я вообще-то пришла сказать, что господин Гата сегодня вечером устраивает праздник в честь своих гостей.
- Праздник? – Дара тут же оживилась. – Камирочка, отец устраивает праздник?
- Как замечательно, - улыбнулась Иза.
- Я хочу новый красивый платок! – Дара начала приплясывать вокруг служанки. – Камирочка, а будут музыканты?
- Да, господин Гата пригласил танцовщиц и музыкантов. И даже повелителя духов огня, - шепотом добавила женщина.
- Ахх! – дружно вздохнули обрадованные девушки.
А Рия только усмехнулась. Праздник – замечательный повод встретится с тарийцем.



Глава 5

Даре не пришлось долго уговаривать Камиру. Женщина понимала, что новый наряд и платок к празднику – просто необходимая вещь для юной девушки. Поэтому все четверо отправились на базар за этими важными покупками. Служанка проследила, что бы Иза и Рия закрыли лица так, что остались видны только глаза. Их ярко-зеленый цвет и миндалевидный разрез они унаследовали от матери. Как и густые волнистые волосы, сейчас заботливо упрятанные под темные платки.
Нечего чужим людям пялиться – сглазить могут. А вот Даре не страшно – девочек до пятнадцати лет защищает богиня Шадхи, покровительница детей.
У Дары от блеска разноцветного шелка разбегались глаза. Она металась от одного яркого куска ткани к другому и никак не могла выбрать. Иза и Камира решили придти ей на помощь. Провозившись, как показалось Рие целую вечность, они все-таки выбрали для девочки наряд. А вот ни один из платков, продававшихся здесь же, маленькую вредину не устроил. 
Так что путешествие по базару пришлось продолжить. Рия, которую суматоха, устроенная Дарой, утомила, старалась держаться позади и не ввязываться в оживленные споры о том, подойдет ли к синему цвету желтый и сочетается ли ее новый костюм с цветом глаз Дары.
И вдруг девчонка вскрикнула так, что Рия вздрогнула, а Камира схватилась за сердце.
- Вот он! Какое чудо! – Дара подлетела к одному из ярких платков, развешенных над прилавком. – Иза,  Камира! Посмотрите!
Рия облегченно вздохнула. Она отошла чуть в сторонку к одному из зеркал, установленных на прилавке, что бы поправить платок. Рия любила зеркала. И знала о них больше, чем остальные. Зеркало может быть другом или врагом. У него есть свои тайны, доступные далеко не всем. Девушка как никто знала, как подружиться с зеркалом.
Со скрытой под тонкой черной тканью улыбкой Рия взирала на свое отражение. Чуть приблизившись к сверкающему от солнечных бликов стеклу, она взглянула на отражение того, что происходило за ее спиной. И замерла. Ограниченный деревянной рамой полукруг высветил широкоскулое лицо с резкими линиями бровей над карими глазами. Взгляды в зеркале пересеклись, и Рия обернулась лицом к тарийцу.


Здешний базар ничем не отличался от остальных, на которых Тиар успел побывать за все время путешествий по Орайскому Халифату. Такие же небольшие лавочки, теснящиеся в торговых рядах и едва не налезающие одна на другую, торговцы, как можно громче расхваливающие свой товар. Запахи пряностей, рыбы, фруктов и свежего хлеба. Шумная толпа, женщины с корзинами, останавливающиеся, что бы посплетничать. И конечно же, тут очень легко заблудиться. А уж отыскать кого-либо в подобном месте представлялось генералу просто невозможным.
После тренировки они с Ароном решили отправиться на базар что бы купить подарки господину Гата и его дочерям – раз уж праздник устраивается в их честь, то ничего не подарить хозяину дома и его семье – просто некрасиво. Тиар всегда в подобных случаях терялся – сделать подарок тарскому вельможе – это не проблема. Оружие в богато украшенных ножнах, именную вещь, сделанную на заказ или редкую книгу какого-нибудь философа. А вот с орайцами все обстоит иначе. Даже за эти пять лет Тиар не мог сказать, что полностью постиг все тонкости их обычаев и законов. А оскорбить хозяина подарком – вещь крайне неприятная. Благо, Арон подсказал.
Его дядя оказался, как говорят в Таре, коллекционером. Он собирал священные книги в различных переплетах. Отыскать подобный экземпляр оказалось задачей не из легких. Но все же им это удалось. Если верить уверениям продавца, обложка той книги, что купил Тиар, была расписана каким-то знаменитым орайским художником.  Священный узор выполнен золотой краской и драгоценными эмалями.
Справедливо решив, что такое не стыдно дарить, поторговавшись немного, как велит местный обычай, Тиар купил ее, заплатив немалую цену – восемьдесят  верблюдов. Верблюдами назывались золотые орайские монеты. На них действительно был отчеканен профиль верблюда –халиф Камаль питал непонятную слабость к этому животному. Впрочем, у каждого правителя свои слабости и странности. У Тарского консула их тоже предостаточно.
С подарками для дочерей господина Гата подобных трудностей не возникло – девушкам тут дарят исключительно золотые украшения. Совершив все необходимые покупки, Арон и Тиар заглянули к оружейнику. А вот после их пути разошлись. Арон решил наведаться на полуденную молитву в храм бога Ашту, которого считал своим покровителем. Тиар же подобных мест старательно избегал.
Так что в дом господина Гаты он возвращался один, по пути разглядывая вывески и прислушиваясь к базарным сплетням, которые его вовсе не порадовали. Почти все только и говорили о том, что Алый Генерал то ли уже в городе, то ли прибудет со дня на день. И как только проведали?
Если он не ошибался, то до дома Гаты оставалось минут двадцать ходьбы, когда тариец приостановился у лотка с четками и деревянными амулетами. Однако его взгляд привлекли вовсе не эти товары. А ударивший прямо в глаза солнечный блик от одного из зеркал на прилавке. Сделав шаг в сторону, в полукруглом зеркале он увидел блеск ярко-зеленых глаз, показавшийся ему знакомым. А когда девушка, встретившись с ним взглядом в зеркале, обернулась, у Тиара не оставалось сомнений, что это та самая красотка, которую он видел вчера.
И не важно, что ее лицо скрыто чадрой. Ее выдали глаза. И дело не в цвете -  в Орае немало зеленоглазых. Нет, этот взгляд не спутать. Ее невозможно не узнать.
Тиар еще мгновение набирался смелости (стыдно сказать – Алому Генералу и вдруг смелости не хватает!) и все же подошел к ней.
- Это была ты. Вчера в доме господина Гаты. Я узнал тебя. – тихо сказал он, и сам тут же устыдился -  что за глупости он несет?
- Да… - шепнула она в ответ и кинула встревоженный взгляд на женщин у соседнего прилавка. – Нам нельзя разговаривать. Если увидят… Как твое имя?
- Тиар… - Ответил он. О, эти орайские обычаи! Неужели они не смогут даже просто поговорить? – А твое?
- Рия. А теперь уходи скорее, прошу тебя, - Рия отступила на шаг, снова взволнованно оглянувшись.
- Но… мы увидимся еще? – растерянно спросил тариец.
- Да, да… увидимся, обещаю.
Тиар кивнул, понимая, что деваться некуда, да и причинять неприятности Рие он хотел менее всего. Поэтому мужчина поспешил скрыться из поля зрения ее, как он понял, сопроводительниц. И все же не удержался, оглянулся, поймав на прощение ее взгляд.

- Рия! Рия! Куда ты смотришь? Скажи, красиво, правда? – Дара вертелась перед зеркалом, любуясь только что купленным платком.
- Да, очень красиво, - кивнула Рия, радуясь, что отвлеченные младшей сестрой  Иза и Камира не заметили ее короткого разговора с тарийцем. – Ты закончила и можем ,наконец, вернуться домой?
Дара скорчила недовольную мину.
- Всем ты вечно недовольна. По-моему ты просто завидуешь, что мой платок красивее, чем тот что ты купила. Да еще и расшит золотом! – девчонка улыбнулась своему отражению в зеркале.
Рия пропустила мимо ушей колкое замечание сестры. У нее сейчас было слишком хорошее настроение, что бы обращать внимание на подобные мелочи.


Глава 6

Подготовка к празднику шла полным ходом. Камира только и успевала, что давать указания младшим служанкам.  Просторный зал на первом этаже был украшен гирляндами из цветов, на пол постелены самые лучшие ковры. А во дворе вокруг фонтана установлены навесы.
И вот, наконец, все приготовления были окончены. Родственники и соседи господина Гаты, приглашенные на торжество, уже наполнили зал. И теперь сам хозяин по обычаю произносил приветственную речь в честь виновников торжества, прося у богов благословений для них. Дочери господина Гаты стояли среди гостей, не привлекая к себе внимая, как и положено незамужним  девушкам.
Арон первым преподнес дары господину Гате – четки, привезенные им из храма бога Лакши в столице Ораи, и золотые украшения для его дочерей. По обычаю, все подарки дарятся хозяину дома, а уже дочерям он их сам отдаст.
После Арона настала очередь Тиара благодарить господина Гату за гостеприимство. Когда тариец произнес речь благодарности и вручил свои подарки хозяину (от книги Гата пришел в почти детский восторг), тот подал знак музыкантам, и веселая мелодия разлилась по залу. Тут же появились и танцовщицы в пестрых нарядах. Они стучали в бубны и звенели мелкими монетками, которыми были расшиты их костюмы. Праздник можно было считать начавшимся.

Арон обратил внимание, что Тиар ведет себя немного странно – вглядывается в лица гостей, будто ищет кого. Впрочем, парень списал это на счет вечной подозрительности друга – может шпиона лакратского высматривает, с него станется.
Он заметил, что кто-то машет ему рукой – это Дара спешила привлечь внимание брата. Арон улыбнулся ей и решил подойти к сестрам. Да, за те два года, что они не виделись, девочки сильно изменились.  Повзрослели. Похорошели.
- Арон! – Радостно вскрикнула Дара, подпрыгнув на месте, когда юноша подошел к ним.
- Здравствуй, Дара. Иза, Рия я так рад видеть всех вас снова.
- Мы скучали по тебе, - улыбнулась Рия.
- Арон, Арон! Тебе нравится мой наряд? – Дара покрутилась, демонстрируя богато расшитое золотом розовое платье.
- Конечно, сестренка, - усмехнулся Арон. – То украшение, которое я тебе подарил очень подойдет к нему.
- Ах, как я хочу скорее его увидеть! – воскликнула Дара.
- Арон, расскажи, что нового у тебя, как твоя служба в армии, - спросила Рия.
- Нового у меня только звание, - усмехнулся парень. -  А про армию девочкам рассказывать не к чему.
- Неужели ты не расскажешь нам о своих приключениях? – обиженно надула губки Дара.
- Это всегда пожалуйста, - Арон хотел добавить что-то еще, но тут дядя позвал его и парень пожал плечами. – Но в другой раз.
Улыбнувшись сестрам, он вернулся к господину Гате и Тиару.

Тиар долго искал глазами Рию и, наконец, нашел. И теперь не сводил с нее взгляда. Девушка была одета в изумрудное платье, свободные рукава которого схватывали широкие золотые браслеты. Она стояла и улыбалась ему, а он жадно ловил ее взгляды и улыбки, ожидая удобного момента, что бы подойти к ней.
Такая возможность представилась, когда Арон  и Гата, как и многие гости вышли танцевать в центр зала. Он двинулся вдоль толпы, делая вид, что наблюдает за танцем, и стараясь ни привлекать к себе лишнего внимания. Оказавшись за спиной Рии, он осторожно тронул ее за рукав.
Девушка не обернулась. Только тонкие пальцы скользнули по его ладони.
- Рия, когда мы сможем поговорить с тобой? – Он поймал пальцы девушки и осторожно сжал их, не отпуская.
- Ночью, когда все уснут, приходи в сад, - прошептала она, высвободив ладонь. Обернувшись, Рия одарила Тиара улыбкой и проскользнула сквозь толпу, скрываясь из виду. Тиар снова двинулся вдоль стены, быстро отыскав ее взглядом. Он обошел по кругу весь зал, не упуская Рию из виду, и снова вернулся к Арону и Гате.

После  танцев, когда уже стемнело, гости переместились в сад, где их ожидали под навесами столы с фруктами, сладостями и напитками и нечто куда более интересное. Повелитель огня – пожилой мужчина с длинной седой бородой – сидел на бортике фонтана, широко раскинув руки с поднятыми вверх ладонями. Зазвучала музыка и на кончиках пальцев его вспыхнули огоньки.
Мужчина встал и начал делать движения руками – такие быстрые, что невозможно уследить. Языки пламени на его пальцах оставляли в воздухи горящие буквы, которые сложились в имя бога огня -  «Асер». Музыка изменила ритм, зазвучали удары барабанов. Мужчина резко выкинул ладони вперед и с них слетели две огненные птицы. Гости дружно ахнули.
 Покружив над садом, птицы взорвались, искрами осыпавшись в фонтан. А повелитель огня снова выкинул вперед руки и теперь из них выползли две пламенные кобры и стали обвиваться вокруг него, заключая в плен пылающих колец. Гости испуганно перешептывались – казалось, что мужчина полностью охвачен пламенем.
Вдруг он резко раскинул руки и теперь вместо змей за его спиной распрямились два огромных пылающих крыла. Под восхищенные возгласы и ускоряющийся ритм музыки, повелитель стал выпускать в небо десятки огненных шаров, зависших над садом и осветивших его. А кульминацией всей это пламенной феерии стали две огненные танцовщицы, на несколько минут возникшие на бортике фонтана и осыпавшиеся фейерверком искр в холодную воду как только смолкла музыка.

Тиару хоть и понравился праздник, но он радостно улыбнулся, когда тожество подошло к концу, которого тариец ждал с таким нетерпением. Он ни на минуту не спускал глаз с Рии. Но и она почти все время тайком бросала взгляды в его сторону.
Добравшись до своей комнаты, мужчина сразу подошел к окну, глядя, как слуги убирают остатки еды и прочие следы веселья в саду. А что если они не пойдут спать, а будут возиться до утра? Он не знал, что будет, если он не поговорит с Рией сегодня. Тиар чувствовал, что это ему просто необходимо. С тех пор, как он увидел Рию, не было ни одной минуты, что бы он не думал о ней, не вспоминал ее. Он не понимал, что с ним происходит. Но знал, что должен это выяснить. Должен поговорить с ней. Не может быть, что бы все сорвалось…
Впрочем, опасался он зря. Слуги управились за час. Разбирать навесы они не стали, сделают это утром. Тиар выждал еще около получаса, пока окончательно стихнут все звуки в доме и погаснут все огни. Сгорая от нетерпения, он перелез через подоконник и, опираясь на весьма удобные для этого дела уступы, спустился на первый этаж, а потом на землю.
Ходить неслышно – одно из незаменимых для воина качеств. Тиар это умел. Так что теперь он бесшумно передвигался в тени дома, не боясь быть обнаруженным. Тарийцу казалось, что прошла целая вечность, прежде, чем он услышал шорох и через пару секунд  увидел темную фигуру, мелькнувшую между деревьев. С улыбкой на губах он вышел ей навстречу.
Свет луны, пробивавшийся сквозь крону деревьев озарил лицо Рии и она показалась Тиару еще более прекрасной. Хотя куда уж более… Он замер в нескольких шагах от нее, не зная, как быть дальше. Он просто смотрел на нее, любовался ею, не зная, что сказать.
Тогда заговорила она.
- Тиар. Ты пришел.
- Да. Я не мог не придти. Не мог не увидеть тебя снова.
Она улыбнулась и опустила взгляд.
- Почему?
- Я не знаю, Рия. Меня тянет к тебе какая-то непреодолимая сила. Я еще не совсем понимаю что это, но я знаю, что это что-то сильнее меня. Сильнее всего того, что я когда-либо чувствовал…
- Это - судьба, Тиар, - тихо проговорила девушка. – Это – судьба. 
- Что ты имеешь в виду? Я не верю в судьбу, Рия.
- Что значит, не веришь? – удивилась она. – Кто, если не судьба столкнул нас? Кто, если не судьба привел тебя в этот дом? Или ты думаешь, что это все случайно?
- Я… я не знаю. Я привык думать иначе. Легче поверить в случайности или совпадения, нежели в судьбу.
Рия покачала головой.
- Вы все тарийцы такие недоверчивые?
Тиар улыбнулся.
- Пожалуй, я – один из самых недоверчивых тарийцев.
- И мне ты тоже не доверяешь? – Девушка настороженно взглянула на Тиара.
- Тебе… тебе, Рия, не доверять я не могу. Сам не понимаю почему.
Он протянул руку и взял ее ладонь.
- Ты особенная, Рия. Не такая, как все.
Она улыбнулась, высвобождая пальцы из его руки, но Тиар поймал их снова. Он не желал ее отпускать. Тиар медленно склонился к лицу Рии, потянулся к ее губам…
- Нет! – девушка отпрянула. – Нет, нельзя! Я… я и так не должна была приходить…
- Постой, Рия, не уходи, прошу тебя, - прошептал Тиар, в ужасе от одной мысли, что она сейчас уйдет. -  Прости меня, если я тебя обидел…
- Нет… - она медленно пятилась от него.
- Прошу тебя, останься.
- Нет! – девушка убежала прочь, скрываясь в глубине сада. Растерянный Тиар остался стоять на месте, не зная, что и думать. Рия похоже любит исчезать и появляться неожиданно и сбивать его с толку. Что же придется привыкать.

Глава 7

С улыбкой на губах Рия возвращалась в свою комнату. Настроение было странным. Впрочем, не более странным, чем их разговор. Она не понимала Тиара. А он, похоже, не понимал ее. Но не это важно… Пусть он в судьбу и не верит, но Рия-то знает, что Тиара ей послали боги.
Тихо, на цыпочках она проскользнула мимо комнаты Дары по коридору, освещенному лунными квадратиками из окон с резными деревянными решетками. Она уже почти миновала дверь Изы, когда услышала за ней негромкий вскрик.
Испугавшись за сестру, Рия распахнула дверь и в мгновение оказалась около ее кровати. Иза снова кричала во сне. Такое с девушкой иногда бывает. И это довольно жуткое зрелище Рия имела счастье наблюдать уже пару раз. И вот снова…
Иза резко села на кровати, распахнув глаза, которые сейчас словно застелила белая пленка, скрывая яркую зелень радужек. Теперь ее глаза были белесыми, как у слепой. Девушка смотрела перед собой с пустым, отрешенным выражением лица. Ее губы двигались, шептали что-то, что старшая сестра не могла расслышать.
Рия знала – ее сейчас нельзя пытаться будить, тормошить или каким-то иным способом стараться вернуть в нормальное состояние – будет только хуже. Но и покидать сестру она не собиралась. Рука Изы резко схватила ее за запястье.
- Она смотрит… - прошептала девушка, раскачиваясь вперед-назад и до боли сжимая запястье сестры. – … она ищет… она злится…  - Иза вдруг повернула голову в сторону Рии.
- Кто – она? – тихо спросила девушка, пытаясь высвободить руку.
- Ведьма! – изменившимся голосом воскликнула Иза. – Она ищет, но не находит… она хочет войти, но не может этого сделать… он боится ее, а она боится его сестры… пока он здесь, под этой крышей, она его не достанет… - последнюю фразу девушка прокричала гулким голосом, от которого по коже Рии пробежала дрожь. Зеркало, висевшее на стене, с грохотом упало и разбилось, осыпав пол дождем сверкающих осколков. Иза разжала пальцы на ее запястье и упала на кровать, тяжело дыша. И вскоре снова провалилась в тяжелый сон. Рия знала, что утром ее сестра будет помнить только свой сон, и ничего более. А такие сны у Изы всегда пророческие.
Рия вздохнула, взглянув на беспокойно ворочающуюся девушку, и погладила ее по спутанным черным кудрям.
- Спи… - шепнула она и встала, собираясь уходить. Однако остановилась, разглядев в дверях тонкую фигурку Дары в белой ночной рубашке. Наверное, ее разбудили крики Изы.
- Дара, с ней все в порядке, иди спать, - шепотом сказала Рия.
- А почему ты одета и с платком на голове? – подозрительно сощурилась Дара. – Ты ходила куда-то? Ночью?
- Не твое дело, - Рия решительно пересекла комнату, но Дара загородила ей выход рукой.
- Думаю, отцу следует знать об этом.
- Что-то я не припомню, что бы отец запрещал мне выходить на террасу, - как можно более спокойно ответила Рия.
- И что бы выйти на террасу ты всегда покрываешь голову?
- Да, - отрезала Рия. – Дара, хочешь, я расскажу тебе сказку?
- Что же, расскажи, - фыркнула младшая.
- Когда-то давно жила одна девочка. Она очень любила совать нос в чужие дела. И вот однажды утром она проснулась, и заметила, что ее нос немного увеличился. Она испугалась и расстроилась, но ничего не смогла поделать. Девочка так и продолжала лезть куда ее не просят, пока ее нос не стал таким длинным и острым, что она не могла даже носить чадру! И, конечно же, такую уродину никто не взял замуж и она умерла старой девой.  А теперь пропусти меня, я хочу спать.
Дара обиженно надулась, но отступила.
- Из нас двоих участь старой девы грозит скорее тебе, - прошептала она, провожая сестру полным неприязни взглядом. «Эта змея еще пожалеет!» - пообещала себе Дара, прежде чем вернуться в комнату.

Проснулась Рия с первыми лучами солнца. И тут же подлетела к окну. Как она и ожидала, через несколько минут в саду появились Арон и Тиар. Сегодня у нее была возможность увидеть пропущенное вчера начало тренировки и вдоволь налюбоваться этим зрелищем без комментариев Изы и Дары. А  посмотреть действительно было на что…
- … Тиар, я хотел спросить тебя о планах на ближайшее будущее… - проговорил Арон, когда они пробегали уже третий круг по саду. – Когда думаешь возвращаться в лагерь?
- Ждал, когда ты спросишь, - ответил Тиар. – Я думаю еще пару недель провести в этом городе.
- Да? – удивился парень. – И позволь спросить о причинах подобного решения.
- Все очень просто. Сейчас затишье, активных военных действий нет, и в ближайшее время не предвидится. Так что мое постоянное присутствие в лагере не обязательно. Хочу проверить, как они там справятся без меня. Это первое.
- А второе?
- Второе… Ты, я думаю, уже догадался, что против меня зреет заговор среди наших…
-Да, - кивнул Арон. - Только они до сих пор были очень осторожны и ни чем себя не выдали.
- Вот. Они непременно захотят воспользоваться моим отсутствием, что-нибудь предпримут и тем самым изобличат себя. Или хотя бы дадут нам зацепку. О том, что я здесь кроме тебя никто не знает, так что я в безопасности.
- Пожалуй, да, - Арон нахмурился, раздумывая над его словами.
- Я не хочу стеснять твоего дядю. Я, наверное, поселюсь на одном из постоялых дворов, не думаю, что они так уж плохи.
- Даже и не думай, Тиар. Дядя воспримет это, как оскорбление. Решит, что тебе не понравился его дом или он оказал тебе недостаточное гостеприимство.
- Но просто… я не уверен, что это удобно – приехав на пару дней задерживаться на две недели.
- Наши законы гостеприимства сильно отличаются от тарских, - заметил Арон, явно гордый своей старной.
- Что же, и это хорошо, - улыбнулся другу Тиар.

Иза робко остановилась у комнаты сестры и робко постучалась. Рия открыла дверь. На пороге она увидела бледную, как полотно Изу с ясно читавшимися на лице испугом и растерянностью.
- Рия… я проснулась… а у  меня зеркало разбитое на полу… - тихо проговорила девушка.
- Входи, Иза, - она пропустила сестру в комнату, усадила на подушки и сама села рядом.
- А еще мне опять снились эти жуткие сны… Я опять кричала, да? – Иза виновато взглянула на сестру.
Рия протянула руку и погладила девушку по плечу.
- Бедная моя сестренка. Нелегко тебе с твоим даром, - грустно сказала она. – Я была в твоей комнате ночью. Расскажи, что ты видела? – Рия знала, что Изе нужно выговориться. Иначе видения не отпустят ее.
- В этот раз все было иначе. Я впервые увидела незнакомое лицо. Женщина…  У нее были ярко-желтые глаза и красные волосы… я не знаю почему, но мне показалось, что она лакратианка. Но это не важно. Она ведьма!
- Ведьма? – Рия вспомнила, слова Изы, когда она была в том странном ужасном состоянии. – Ты говорила о ведьме. Что она смотрит и что-то ищет.
- Да, Да, - кивнула девушка. – Она ищет кого-то в нашем доме. Но не может найти, ей что-то мешает и она злиться. Она видела меня и… - Иза опустила взгляд, - она угрожала мне.
- Угрожала? Чем? – испугалась Рия.
- Она говорила, что если я не впущу ее и не покажу ей того, кого она ищет, на наш дом обрушится несчастье, - еще тише проговорила Иза.
- О, боги! И что же потом?
- Ничего. Она просто исчезла. Рия, мне страшно. Что ей нужно от нас?
- Не думаю, что от нас, - покачала головой девушка. – Может ей нужен Арон или Тиар.
- Тиар? Это тот тариец? – Иза задумчиво теребила пальцами нитку жемчужных бус на шее. – Может быть. Тогда опасность угрожает им?
- Нужно их предупредить.
- Нет! – воскликнула Иза. – Нет, Рия, прошу тебя! Я не хочу, что бы о моем даре узнал еще кто-нибудь. Да и к тому же они не поверят.
- Не беспокойся, Иза, я все сделаю сама и, клянусь, о твоем даре никто не узнает.
- Сама? Но как?
- Тебе этого знать не обязательно, - улыбнулась Рия и встала, потягиваясь. – Ах, как хочется чаю! Пойдем навестим Камиру!

Завтрак в саду показался Камире хорошей идеей. Она и дочери  господина Гаты сидели в беседке в тени деревьев и пили ароматный чай со сладостями. Дара болтала без умолку, Иза сидела притихшая, а Рия как-то странно улыбалась.
- Ой, мне так понравился вчерашний праздник! – Дара съела еще кусочек халвы и продолжила. – Повелитель духов огня – это же прям как в сказках! Думаю, во всем городе не было такого роскошного торжества! А танцы! Вы видели, как я танцевала? Все мужчины в зале смотрели только на меня! Ой, смотрите, Арон! – она ткнула пальцем, указывая на шедшего прямо к ним по тропинке парня. – Арон!
Брат помахал ей рукой и остановился у входа в беседку.
- Здравствуйте, сестрицы. Здравствуй, Камира. Да благословят боги ваш сегодняшний день.
- Да пошлют вам боги свое благословение, господин Арон, - ответила Камира, потупившись. На щеках ее проступил едва заметный румянец.
- Арон, да пошлют тебе боги удачи во всех делах, - ответила Рия. – Присядь, поговори с нами.
Парень улыбнулся, погладил кучерявую бороду и присел на скамью рядом с Рией и прямо напротив Камиры. Женщина потупилась еще сильнее и принялась разглядывать чаинки на дне своей чашки.
- Арон, а это правда, что ты знаком с Алым Генералом? – выпалила Дара.
- Да, это правда, - усмехнулся он.
- Расскажи, какой он!
- Да, нам интересно, - подтвердила Рия. – А то про него такие небылицы рассказывают, что даже смешно.
- Да, слухов о нем ходит не мало, - кивнула Арон. – И большинство из них – откровенная выдумка. Алый Генерал – обычный человек. Просто боги одарили его множеством талантов.
- И каков он из себя? – Дара даже вперед подалась, сверкая глазами от любопытства.
- Он очень силен и высок ростом. Как все тарийцы не носит бороды.
- А он красив?
- Ну, это уж не у меня спрашивай, Дара, - рассмеялся Арон.
- Тогда расскажи о своих приключениях!
- Ну… что ж, хорошо, - парень задумался, выбирая, что можно рассказать сестрам. – Вы наверное слыхали, об осаде лакратского города Фаррон? – Дождавшись от девушек энергичных кивков, Арон продолжил. – Так вот, наши войска стояли под ним уже третий день, когда пришло известие с южного фронта. Нам нужно было как можно скорее захватывать город двигаться дальше. И тогда было принято решение тайно пробраться в город и захватить в плен местного раджу. Горожане непременно сдались бы, что бы сохранить ему жизнь. Но это было очень сложным и рискованных делом.
- Почему? – спросила Дара. Рия только поморщилась, едва удержавшись, что бы не сказать сестре о ее глупости.
- Потому, что пробраться в город нелегко, а раджу очень хорошо охраняют. Но я и еще четверо смельчаков все же решились на это и ночью перебрались через городскую стену. Мы были так осторожны, что охранявшие город стражи даже нас не заметили. Мы были одеты как лакратцы, так что мы спокойно дошли почти до самого дворца, - Тут Арон сделал паузу и обвел глазами слушательниц.
- И что же дальше? – нетерпеливо воскликнула Дара.
- А дальше… - Арон усмехнулся. – Мы выждали удобный момент, перелезли через ограду, спрятались в саду и стали ждать, пока в окнах раджи погаснет свет. Где спит раджа и вообще все про замок нам рассказал один из пленных, когда-то бывший слугой раджи. И вот мы, минуя охрану, пару раз едва не попавшись, пробрались к палатам раджи. Стражей у входа нам пришлось убить. И вот мы проникли внутрь. – Арон снова сделал паузу, поймал на себе короткий взгляд Камиры, которая тут же отвела глаза и вновь продолжил. – Раджа спал в своей постели. Мы подошли к нему тут один из нас достал телепорт.
- Что достал? – захлопала ресницами Дара.
- Телепорт, - устало вздохнула Рия. – Это изобретение одного из западых чародеев. Позволяет перемещаться из одного места в другое, верно, Арон?
- Верно, Рия, - кивнул парень. – Ты не только умна но и хорошо образована. Так вот, мы не могли воспользоваться телепортом, что бы проникнуть в город – их чародеи наложили на стены защитные чары. Но покинуть город мы могли. Однако телепорт – вещь ненадежная. Он перенес только троих из нас и раджу. А я и еще один воин остались в замке, и нам пришлось самим выбираться. Было трудно. Мы думали, что уже не вернемся, сражались со стражей, но все-таки сумели покинуть город до рассвета. А в полдень Фаррон сдался. – Закончив рассказ, парень довольно улыбнулся, глядя на восхищенные лица слушательниц.
- Ты настоящий герой! – воскликнула Дара.
- Да, храбростью тебя боги наградили сполна, Арон, - сказала Рия. – Как и умом и силой.
- За что я им и благодарен, - рассмеялся он.
- Скажи, Арон, а ты встречал когда-нибудь ведьм? – спросила Рия.
- Ведьм? – На мгновение на лице его мелькнуло нечто, что можно было принять за испуг, но лишь на мгновение. – Каких еще ведьм?
-  Я не знаю, какие бывают ведьмы. Говорят, в Лакрате их много. Вот и подумала, может видел…
 - Нет, я ведьм никогда не встречал, - ответил Арон и поднялся. – Что же, сестрицы, я вас оставлю. Хочу успеть в храм Ашту к полуденной молитве. – Сказав так, он покинул беседку и быстро зашагал по мощеной белым камнем дорожке.

Днем господин Гата позвал дочерей к себе. Он очень любил сидеть с ними в небольшой комнате в глубине дома и рассказывать им притчи, которые дочери с удовольствием слушали, и даже иногда просили повторить особо полюбившиеся. Или просто разговаривать о путешественниках,  о разных странах и разных обычаях, о соседях или слугах. Гата со вздохом думал, что уже совсем скоро они покинут его. Дочери были единственной отрадой в жизни Гаты после смерти любимой жены. Он обожал их. И вовсе не спешил расставаться с ними, выдав  замуж. Но и понимал, что ради их счастья затягивать с этим не следует.
Дара как всегда первой подлетела к отцу, обнимая тонкими ручонками. Из всех дочерей она единственная была похожа на него.
- Папочка! Здравствуй!
- Здравствуй, Дара, - улыбнулся отец и погладил ее по волосам. – Пускай боги пошлют свое благословение, чтобы улыбка не покидала твоих губ сегодня.  Смотри, - Он протянул ей две открытые коробочки, в каждой из которых лежало по золотому браслету. – Это подарок от Арона и господина Тиара.
- Какая прелесть! – воскликнула Дара. – Какие красивые! Можно, я их прямо сейчас надену?
Она уже вертела браслеты в руках, разглядывая со всех сторон.
- Ну, если ты так хочешь, то конечно можно.
Дара тут же надела оба браслета, любуясь золотым блеском, покрутила запястьями так, что бы они зазвенели.
- Красиво, папочка?
- Очень, - кивнул Гата. – Но ты, мое золото, гораздо красивее, - он поцеловал Дару в лоб.
- Иза, подойди теперь ты ко мне.
Бледная Иза слабо улыбнулась и медленно подошла к нему.
- Здравствуй, отец. Да пошлют тебе боги здоровье и долголетие.
- И тебе пусть боги пошлют побольше здоровья, Иза. Ты выглядишь больной. Что с тобой, дочь моя?
- Ничего серьезного, отец, - покачала она головой. – Просто плохо спала.
- Снова? Это никуда не годится. Ты уверена, что мне не следует послать за лекарем?
- Нет, отец, что ты. Я чувствую себя уже хорошо, тебе не стоит так беспокоиться.
- Попроси Камру заварить тебе трав на ночь, что бы ты не мучилась бессонницей.
- Да, я так и сделаю, - она улыбнулась.
- Вот и хорошо, - мужчина вздохнул и протянул Изе две коробочки, такие же, как те,  что получила Дара. Только в них были изумрудный кулон и серьги. – А это подарки для тебя, и надеюсь, они тебя порадуют.
- О, да, они меня обрадовали, - Иза со слабой улыбкой взяла украшения и поцеловала отца.
- Рия, подойди и ты ко мне, - с улыбкой сказал Гата.
Старшая дочь улыбнулась в ответ и, подойдя, с любовью обняла его.
- Здравствуй,  отец. Да благословят тебя боги мудростью и терпением, как благословляли и раньше.
- О, да, для отца троих дочерей мудрость и терпение – самые ценные из даров небес, - рассмеялся он.
- До сих пор у тебя и того и другого было в достатке, как мне кажется.
- Что же, надеюсь, так оно и есть. Рия, красавица моя, теперь твоя очередь получать подарки.
Рие досталось витое ожерелье и крупный перстень с черным камнем. Девушка приняла украшения и спросила:
- Который из них от Арона?
- Ожерелье, - ответил Гата. – Нравится?
- Очень, - Рия просияла улыбкой и поцеловала отца в обе щеки. Дара только завистливо сверкнула глазами – очень ей приглянулось ожерелье сестры. Рие всегда достается все самое лучшее. И отец ей больше всех прощает. Кажется, пора проучить ее…
Сегодня господин Гата рассказывал дочерям притчу о глупом богаче, который пожелал, что бы в его саду вместо винограда росли драгоценные камни, а на полях в колосьях были не зерна, а золотые монеты.
- И так случилось, что боги решили исполнить его просьбу, - сказал он, возведя глаза к потолку, - И когда богач проснулся утром, вышел в сад и сорвал горсть винограда, богач понял что на его ладонях не ягоды, а рубины. И возрадовался богач и послал слугу своего на поле, что бы узнал, как там его урожай. Слуга вернулся и сообщил господину, что в колосьях его не зерна, а золотые монеты. И возрадовался богач еще больше. И велел слугам внимательно следить за уборкой урожая, а тому, кто сорвет хоть ягоду в его саду или унесет хоть колосок с его поля, он пообещал отрубить руку за воровство.
И прошел день, другой, третий. Горя не знал богач. Но потом началась в тех краях засуха и неурожай. И хлеб стал цениться дороже золота, а вино – дороже алмазов. И покинули все работники его поля и сады. И покинули слуги дом богача. Тот сначала не беспокоился – денег у него было много и с каждым днем становилось все больше, так что два месяца он мог кормить себя и не горевал. Но как рос его урожай, так и росли цены на еду. И с каждым днем все меньше хлеба покупал он и все большую цену за него платил. А вскоре и вовсе перестали люди продавать еду – так голодно стало, что едва могли прокормить они себя.
Поголодал богач несколько дней и стал ходить по улицам, предлагая мешок золота за краюху хлеба и мешок алмазов за стакан вина. Но так и не нашел того, кто бы согласился на это. Еще через несколько дней стал он предлагать три мешка золота за краюху хлеба и три мешка алмазов за стакан вина. Но вновь никто не откликнулся.
Тучный ранее богач, совсем истощал он от голода. И пошел он по городу в третий раз, предлагая семь мешков золота за краюху хлеба и семь мешков алмазов за стакан вина. Но снова ни один человек не согласился отдать за золото последние крохи еды в доме.
И вот, не смотря на то, что все сундуки и все закрома его были забиты деньгами и драгоценностями, богач умер от голода. Вот так, дочери мои, нужно быть осторожнее со своими желаниями, ибо они имеют свойство сбываться. И никто из нас не может быть уверен, что они принесут нам счастье.
- Но если и не желать ничего совсем, тогда какой смысл жить на земле? – сказала Рия.
- Ты права, - кивнул Гата. – Но, как я уже сказал, желать надо осторожнее.
- Какая интересная история… - сказала Дара и обняла отца. – Папочка… скажи, а когда ко мне начнут свататься?
Рия закатила глаза. Ну  чего еще ожидать от этой маленькой дурочки?
- А тебе уже так не терпится? – рассмеялся Гата.
- Да, папочка. Я так хочу поскорее выйти замуж!
- Тебе разве так плохо живется в моем доме, Дара?
- Нет, нет, что ты! Папочка, как ты мог такое подумать? – она еще крепче обняла отца.
- Почему же ты тогда так спешишь меня покинуть?
- Я тебя никогда не покину! Даже когда выйду замуж, каждый день буду приходить к тебе, папочка, обещаю!
- Я сомневаюсь в этом, дочь моя, - улыбнулся Гата. – Ну, раз ты так хочешь, раскрою тебе секрет. У тебя уже есть жених.
- Как? – в один голос воскликнули все три сестры, потрясенные таким известием.
- Да, вот так. Рия, Иза, не обижайтесь, что  вашу младшую сестру просватали раньше, чем вас. Но за год до рождения Дары у моего лучшего друга господина Адэма, родился сын. И когда на свет появилась Дара, мы с Адэмом договорились, что достигнув совершеннолетия, они поженятся.
- Но почему мы не разу не видели сына господина Адэма? – спросила Рия.
- Потому, что мальчик не жил в этом городе. Он вернулся только два месяца назад. Поэтому я тебе и не говорил о нем, Дара. Не хотел, что бы ты представляла его себе, ни разу не увидев, а когда увидела – разочаровалась в нем только потому, что он не соответствует твоим представлениям.
- А когда я смогу его увидеть? – Дара вся замерла от напряжения, глядя на отца умоляющим взглядом.
- Послезавтра мы все приглашены на именины одного из сыновей нашего соседа, господина Заргана. Там будет и господин Адэм с сыном.
Дара вскочила и принялась прыгать от радости.
- Слава богам! Слава богам! Завтра я увижу своего жениха! А как его зовут, отец?
- Рашид, - ответил Гата, с улыбкой глядя на ликующую дочь.
- Рашид! Какое красивое имя! Я так хочу скорее его увидеть!
- Дара, помнишь, что сказал отец, - тихо произнесла Рия, - будь осторожнее со своими желаниями.
- Не завидуй, - отрезала Дара.


Весь день Тиар мучился только одной мыслью. Захочет ли она его видеть сегодня или нет? Придет ли в сад, когда стемнеет, все разойдутся по своим комнатам и, произнеся молитвы богам, лягут спать? Как бы там ни было, сам он, дождавшись пока во всех окнах дома погаснет свет, выбрался через окно в сад и стал ожидать Рию на том же месте, где они встретились вчера. 
Звезды светили ярко, и Тиар разглядывал небо, пытаясь скоротать время, вспоминая названия созвездий. Но мысли путались и ускользали, неуловимо возвращаясь к образу Рии. Тихие, почти неслышные шаги на дорожке заставили его напряженно обернуться и вздохнуть с облегчением, когда он увидел знакомую женскую фигурку.
- Рия! – он поспешил ей навстречу и вновь остановился в паре шагов от нее,  боясь прикоснутся к ней.
- Тиар, - девушка улыбнулась и сама шагнула к нему.
Осторожно, словно в испугавшись, что этот прекрасный мираж растает, и Тиар останется один, как и вчера, взял ее за руку.
- Я хотела поблагодарить тебя за твой подарок, - он повернула ладонь так, что бы Тиар увидел кольцо на ее пальчике. Мужчина улыбнулся и осторожно коснулся губами ее пальчика, на котором одето кольцо.
- Тебе понравилось?
- Да.
- Рия… почему ты исчезла вчера так внезапно? Я боялся, что ты больше не захочешь меня видеть…
Девушка покачала головой, улыбаясь, как будто Тиар сказал что-то смешное и нелепое.
- Я же сказала, мы предназначены друг другу судьбой. Никто не в силах отвергнуть свою судьбу.
Тиар вздохнул. Он смотрел на нее. Она смотрела куда-то в сторону. Пауза затянулась.
- А почему ты хочешь видеть меня? – вдруг спросила Рия  и подняла на него взгляд.
- Потому, что каждый час в разлуке с тобой для меня – мучение. Я знаю тебя всего несколько дней, а кажется, что целую вечность… кажется начинаю верить в судьбу, - он улыбнулся.
- Тиар… - ладонь Рии коснулась его щеки.
- Рия… - Тиар сбился, смутился, словно безусый юнец. - …ты разрешишь мне тебя поцеловать? – наконец выдал он на одном дыхании.
- Я не должна разрешать тебе этого, -строго ответила она , - как не должна быть здесь, наедине с тобой. Я рискую всем, приходя сюда… - девушка глубоко вздохнула, словно набираясь смелости. - Скажи, ты любишь меня?
Тиар на мгновение задумался. Сейчас он не имеет права на ошибку. Он не имеет права соврать Рие. И вечная привычка все взвешивать и сомневаться во всем брала свое. Ехидный голос разума прозвучал в его голове: «а уверен ли ты, что любишь ее?». Сердце же без тени сомнений заявило: «да!»  Эта девушка перевернула его мир, разбила вдребезги защитный панцирь вокруг его сердца. С ней он был другим. Не суровым и жестоким Генералом, а простым влюбленным юношей.
- Я люблю тебя, Рия, - ответил Тиар. 
Они стояли, разделенные всего парой сантиметров, неотрывно глядя друг на друга и не в силах отвести глаз. Тиар склонился к Рие и осторожно коснулся губами ее губ, будто боясь быть отвергнутым, боясь спугнуть это волшебство в их взглядах. Поцелуй... долгий, нежный... казалось, они ждали его целую вечность...  Рука Тиара легла на талию Рии, он обнял ее, прижимая к себе, желая только одного в этот миг – что бы она осталась с ним навсегда.
Они и сами не знали, сколько часов прошло, сколько  времени они провели в беседке под раскидистой акацией, скрытые от света луны и ото всех в мире. Им казалось, что время замерло или вовсе остановило свой бег, что бы дать им возможность насладиться неизведанным ранее чувством. Не в силах разорвать объятий, не в силах оторваться друг от друга.
- Мне пора… - со вздохом прошептала Рия.
- Ты меня покидаешь? Так скоро… - он кинул короткий взгляд на еще темное небо, по которому медленно разливалось алое пятно рассвета.
- Да, слишком скоро, - Рия поднялась со скамьи, не спеша отпускать руку Тиара.
- Любимая… позволь мне проводить тебя, - мужчина поднялся вслед за ней.
- Нет! Вообрази, Тиар, что будет, если нас увидят, - она отступила на шаг, медленно разжимая ладонь. – До ночи, любимый…
- До ночи, - вздохнул Тиар. Пальцы Рии медленно, нехотя выскользнули из его ладони.


Глава 8

- Тиар, сегодня ты встал раньше меня, - улыбнулся Арон, заставший друга в беседке. – Что ты такой задумчивый?
- Просто есть о чем подумать, - ответил Тиар, подняв на него взгляд.
- Знаешь, если бы я не знал тебя уже целых три года, то подумал бы, что тебя здесь держит какая-нибудь из местных красавиц.
Тиар удивленно поднял брови.
- Интересно, друг, и откуда такие выводы?
- Не знаю. Ты какой-то странный в последнее время, - пожал плечами ораец. – Хотя, может,  всему виной тот храм?
-  Может и так.
- По-моему, ларданцы что-то затевают, - словно невзначай обронил Арон.
- Ларданцы? Что может затевать презренный народ, у которого нет ни своей земли, ни армии, о которой стоило бы упоминать?
Арон пожал плечами.
- Армия может у них и слабая, но они коварны и хитроумны. Они способны на любую подлость. От ларданцев чего угодно можно ждать, помяни мое слово. Знаешь, сколько их на территории Орайского Халифата?
- Немало. Я слышал, есть целая провинция в Орае, где проживают одни ларданцы. Мерзкий народишко с мерзкими законами. Но ты прав, от них можно ожидать чего угодно.
- Скажи, Тиар, разве ты на их месте не попытался бы отхватить себе кусочек большого пирога под названием «Орая»,  тем более если этот кусочек уже считаешь своим?
- Пожалуй, - кивнул Тиар. – Но каким образом? Воевать с Ораей – самоубийство. А предложить взамен им нечего.
- Я не знаю как, но мне почему-то кажется, это будет самое крупное шарлатанство за последние века.
- Может ты и прав, - вздохнул Тиар.


Камира не могла не заметить внезапную и резкую перемену в настроении Рии. Девушка весь день словно летала в облаках. Улыбалась, что-то напевала, не сразу замечала что к ней обращаются. Опытная в подобных делах Камира сразу заподозрила неладное – у девочки все признаки влюбленности видны столь же ясно, как звезды на ночном небе. Служанка лишь молила богов, что бы это оказался какой-нибудь уважаемый человек, который как можно скорее попросит ее руки и не будет с этим затягивать.
А вот Дара цвела и благоухала радостью. И в то же время сгорала от нетерпения, в ожидании завтрашнего торжества, где она встретится со своим женихом. Она потребовала от Камиры немедленно отправиться и купить ей новый наряд, такой, в котором она затмит всех девушек на празднике.
- Девушка не должна впервые показываться жениху разодетая, как павлин, - строго сказала служанка. – Ты должна быть одета скромно, но красиво, что бы он не подумал о тебе дурного.
Дара обиженно надулась, но поняла, что в этом вопросе спорить с Камирой бессмысленно.
- Думаю, ты сумеешь понравиться ему в любом наряде, Дара, - улыбнулась Иза, сегодня выглядевшая немногим лучше, чем вчера. Служанка одобрительно кивнула.
- Да, конечно, я сумею!.. Иза, а ты погадаешь мне? – Вдруг спросила Дара и протянула пустую круглую чашку с мелкой мозаикой чаинок на дне.
- Погадать?.. – Иза испуганно кинула взгляд на Рию и Камиру.
- Да! У тебя это всегда так замечательно выходит! Помнишь, в прошлом году ты гадала Камире и  сказала, что ее ожидает неожиданная встреча? А через два дня ее навестила старшая сестра, с которой они не виделись почти десять лет. Пожалуйста, Изочка… - упрашивала Дара.
- Хорошо, - девушка со вздохом взяла чашку из рук сестры и принялась вглядываться в коричневатые узоры чайных листьев на белом фарфоре. – Будет встреча. Короткая встреча и долгое расставание. Будет страх. А раньше… не пойму, - она сощурилась и ближе поднесла к глазам чашку. – Подлость и осуждение.
Дара слушала сестру с мрачным лицом.
- Изочка, пожалуйста, посмотри внимательнее, там есть что-нибудь про свадьбу? Про жениха?
Иза отрицательно покачала головой и поставила чашку на стол. И с интересом взглянула на чашку Рии.
- Хочешь я и твою посмотрю?
Дара расстроено уставилась на дно своей чашки, а Рия пожала плечами.
- Посмотри, если хочешь.
Иза нахмурилась, внимательно изучая рисунки чаинок и, чем больше смотрела, тем больше хмурилась.
- Странно... Я вижу твою встречу с судьбой, но она уже в прошлом. Будущее неясно. Будто оно еще не написано, будто боги сами еще не решили… Ясно только, что боги пошлют тебе много испытаний, но в награду за них, если ты справишься, обещают счастье… а вот чего я совсем не пойму, так это причем тут верблюд.
- Верблюд? – удивленно переглянулись Рия и Камира.
- Да, верблюд.
- Рия, а может сегодня чаинки врут? – с надеждой в голосе спросила Дара.
- Не знаю, - Иза поставила чашку Рии обратно на стол.
- Как бы там ни было, судьба многое скрывает и показывает нам лишь малую часть, - заметила Камира и тут же смолкла, завидев направляющегося к ним Арона.
- Брат, здравствуй, - помахала ему рукой Дара.
- Арон, иди к нам, выпей чаю, - предложила Рия.
- С удовольствием, милые сестры, - улыбнулся он.
Почти час ему пришлось терпеть восторги Дары по поводу предстоящего знакомства с женихом, после чего Арон все-таки сдался и решил благоразумно покинуть сестриц. Когда он ушел, Рия шепнула на ухо Изе:
- Его чашка. Посмотри ее.
Та понимающе кивнула и принялась разглядывать чашку Арона.


Вскоре, когда Камира отправилась проследить за работой младших служанок, а Дара побежала к себе в комнату, решив еще раз пересмотреть все свои наряды и украшения, Рия и Иза скрылись в одном из укромных уголков пышного сада.
- Что ты увидела, рассказывай.
- Ты была права, Рия, ведьма ищет его, - прошептала Иза. – Но она не сможет его достать, если он сам того не пожелает.
- Сам того не пожелает? – повторила Рия. – Но разве можно самому желать встречи с ведьмой?
- Я этого не знаю. А еще он скоро покинет нас.
- Скоро? Насколько скоро? – встревожено спросила Рия, думая, что и Тиар, скорее всего, уедет вместе с ним.
- Я этого сказать не могу. И еще… я не стала говорить при остальных, - Иза еще сильнее понизила голос и опасливо огляделась. – Ты любишь тарийца? – Иза смотрела на сестру и умоляла богов, что бы та опровергла ее слова. Но вместо этого Рия лишь улыбнулась и кивнула. Рия испуганно возвела глаза к небу и произнесла краткую молитву. – О, боги, бедная моя Рия! За что судьба так наказала тебя?
- Почему же наказала? Разве ты увидела, что мы будем несчастливы?
- Нет.
- Тогда почему жалеешь меня?
- Потому, что и счастья я не видела. Оно тебе лишь обещано в награду, но получишь ли ты его – я не знаю.
- А я знаю, - Рия снова улыбнулась. – Мы будем счастливы. Иначе и быть не может. Мы предназначены друг другу судьбой, помнишь, ты сама сказала, что я встретила свою судьбу.
- Судьба может одаривать не только добром, но и несчастьями, - покачала головой Иза. – Ты хоть представляешь себе, какие они, тарийцы? Представляешь, что значит быть женой тарийца? Я бы не пожелала этого даже самой злобной из наших соседок-сплетниц!
- Ты совсем не понимаешь меня, Иза. С любящим мужем жена не может быть несчастлива.
- Я думаю, ты слишком наивна, сестрица, - вздохнула Иза.
- Что же, время рассудит нас, - пожала плечами Рия.
- Что же, молю богов, что бы я оказалась не права, - ответила девушка.
 

Рия стояла перед зеркалом, глядя на свое отражение на подсвеченном луной стекле. Смутное, непонятное предчувствие не оставляло ее. Зеркало предупреждало, но она не обладала даром Изы и не умела расшифровывать знаки.
Девушка спрятала черные волны волос под синий вышитый серебром платок, повертелась, разглядывая платье, свободными складками спадавшее по фигуре. Улыбнулась себе, старясь прогнать это глупое предчувствие, и тихо, будто крадущаяся мимо тигра мышка, выскользнула в коридор. Она была уже на лестнице, когда так же тихо отворилась дверь еще одной из спален…
Тиар ждал ее все на том же месте. Едва завидев друг друга, они,  не в силах сдержаться, бросились друг другу в объятия, как будто не виделись целый год, а не всего лишь один день. Нетерпеливый поцелуй стал куда более удачным приветствием, чем все предыдущие…
И вдруг слуха Тара достиг едва слышный шорох. Он обернулся, вглядываясь во тьму сада, и сумел разглядеть мелькнувший между деревьев силуэт.
- Здесь кто-то есть, - шепнул он.
- О, боги, - испуганно прошептала Рия и отпрянула от него.
Человеческая фигура снова мелькнула и кинулась бежать в сторону одного из входов в дом, на мгновение оказавшись на освещенном луной участке,  тем самым давая возможность разглядеть себя. Низкая, щуплая, в женской ночной рубашке…
-Дара! – в ужасе прошептала Рия. – Эта маленькая дрянь погубит меня!
Девушка кинулась догонять сестру, но Тиар  поймал ее за руку.
- Постой, куда ты?
- Тиар, я должна поймать ее прежде, чем она успеет наябедничать. Умоляю тебя, возвращайся в свою комнату и ложись спать.
Тиар кивнул и отпустил руку Рии, глядя, как  она убегает вслед за Дарой и про себя ругаясь такими словами, что  у половины его полка язык отвалился бы, произнеси они такое вслух. Сейчас действительно, единственное, чем он может помочь Рие, вернуться в свою комнату и притвориться, будто бы и не покидал ее. Неизвестно, что будет теперь.  О, как же Тиар ненавидел бездействие! Бездействие и ожидание…

- Камира! Вставай, Камира, поднимайся!
- О, боги, Дара, что случилось? Кому-то плохо? – сонно пробормотала служанка, садясь на кровати.
- Нет, все еще хуже! Я только что видела Рию  наедине с тарийцем! Скорее, нужно рассказать отцу!
- Что? – Женщина едва не подскочила на кровати. – Дара, тебе наверное приснилось….
- Нет, не приснилось! – топнула ногой девчонка  и тут дверь распахнулась и в комнату влетела Рия, застыв на пороге и переводя взгляд с Камиры на Дару и обратно . – А вот и она. Пусть сама тебе все расскажет!
- О, мудрые и справедливые боги! Рия, да что же такое происходит? – Растерянно воздела руки вверх служанка.
- Я же сказала тебе, Камира! Я уже видела, что Рия ходит куда-то по ночам, и сегодня решила проследить за ней. Она вышла в сад, где ее ожидал тариец. Они не просто разговаривали наедине, они еще и обнимались! А потом увидели меня и убежали. Я все видела! – торжествующе поведала Дара.
- Рия, это правда? - в ужасе взглянула на нее Камира.
Девушка молчала, сверкая зелеными глазами и мысленно желая младшей сестре всех несчастий, каких только можно придумать. И понимая – еще немного и она пропала.
- Рия? – умоляюще произнесла служанка.
- Нет! – воскликнула девушка, глядя, как перекосилось лицо Дары. – Нет, это все ложь! Я действительно была в саду, но ни с кем там не встречалась. Я плохо сплю, когда такая луна. И я решила прогуляться, не видя в этом ничего предосудительного. Не знаю, может Даре спросонья и показался ствол платана похожим на тарийца, - она фыркнула и метнула в сестру полный презрения взгляд.
- Лгунья! Ты – гадкая лгунья! – заверещала оскорбленная Дара и кинулась к Рие с твердым намерением выцарапать ей глаза. Однако та поймала девчонку за оба запястья, держа ее коготки на безопасном расстоянии. Тогда Дара больно лягнула ее в щиколотку.
- ПРЕКРАТИТЕ НЕМЕДЛЕННО! – прошипела Камира, и обе сестры замерли, прекратив борьбу. – Что вы тут устроили посреди ночи? Хотите весь дом перебудить? – Под суровым взглядом женщины, они потупились и отступили друг от друга, ограничиваясь лишь полными злобы переглядываниями.
- Вот так уже лучше, - кивнула она и перевела дух, поудобнее усаживаясь на кровати. Теперь Камира взирала на Дару и Рию, как судья на обвиняемых, а они затаив дыхание ждали приговора. – Дара, ты хочешь сказать, что ты, увидев идущую в сад Рию, пошла за ней, так?
- Да так, - кивнула Дара, гордо подняв подбородок.
- В таком виде? – продолжила Камира.
- Ээээ…
- Я спрашиваю, ты вышла из дому в таком виде? Без платка и едва одетая?
- Камирочка, но у меня не было времени одеться! Я же следила за Рией, и она…
- Лучше бы ты за собой следила, Дара! – перебила ее женщина. – Рия, между прочим, ходила в одежде! А если бы кто-то выглянул в окно и увидел тебя? А если верить твоим словам, то ты еще и показалась на глаза тарийцу. Да если я расскажу господину Гате, ты хоть представляешь что будет?
Обе сестры посмотрели на нее с нескрываемым ужасом в глазах.
- Поэтому спрашиваю, ты уверена в сказанном тобой и в том, что желаешь, что бы ваш отец узнал об этом?
Дара мгновение колебалась, между паническим страхом неизбежного наказания и непреодолимым желанием насолить старшей сестре. И наконец, все же тихо ответила
- Нет…
Камира издала вздох облегчения, взяла со столика деревянный веер и принялась им обмахиваться.
- Как бы там ни было, вы обе будете наказаны. Не выйдете низ своих комнат до самого завтрашнего вечера. А по ночам я буду приходить и запирать двери в ваши комнаты, что бы не гуляли по ночам. Подумать только, чего удумали! – Она возмущенно покачала головой. – А будут какие-то возражения – расскажу все господину Гате и запрет он вас под замок до самой старости!
Рия побледнела и сжала кулаки. А Дара жалобно пропищала:
- Камирочка, но завтра же вечером праздник!
- Вот на праздник я тебя и выпущу, но не минутой раньше! А теперь обе отправляйтесь в свободную комнату, будете сегодня спать под моим присмотром. И не вздумайте перечить!
- Как скажешь, Камирочка, - вздохнула  Дара, а Рия закусила губу, едва сдерживая слезы и переполнявшую ее злобу. Она могла бы сейчас быть в саду, с Тиаром, а вместо этого будет одной из гостевых комнат на женской половине, рядом с противной Дарой и под бдительным присмотром Камиры. «Она за это еще заплатит» пообещали себе обе сестры.


- Тиар, проснись… а, ты не спишь! Тем лучше!
- Что случилось,  Арон?
- Вот, только что получил. Из лагеря.
Арон протянул Тиару свиток и тот, развернув его, быстро пробежал глазами текст.
-Только не это… Более подходящего времени они выбрать не могли!
- Как бы там ни было, это означает, что мы должны вернуться туда немедленно. Нельзя даже рассвета ждать. Я уже распорядился оседлать коней. - Уже? – Тиар кинул взгляд в окно на темное ночное небо и стукнул кулаком по подоконнику. – Ты прав, выбора нет, промедление подобно смерти. Если мы сейчас не явимся туда, потеряем все позиции…
- Слуг предупредил, они объяснят все дяде, он поймет.  Как только доберемся до центрального города провинции, сможем воспользоваться телепортом.
- Да… но…
- Что? – Арон удивленно поднял бровь, глядя на нерешительность друга.
- Ничего. Действительно нет выбора. Поехали.
Выезжая, Тиар все время оглядывался на окна, ожидая, надеясь, моля, что бы она показалась ему хоть на мгновение. Или просто смотрела на него сейчас… Однако ее лица Тиару так и не удалось увидеть. И он не знал, удалось ли ей увидеть его…
До Шакры добрались к полудню. В таком крупном городе телепорт не так сильно привлечет внимание – волшебников среди местного населения хватает. Так что ровно в полдень Тиар Ритий, Алый Генерал и Арон Фахри были уже в военном тарском лагере, находившемся за сотни верст на север от Шакры и того небольшого городка, где проживал господин Гата со своей семьей…


Глава 9


- О, боги, за что столько несчастий на мою голову? – причитала Камира. – Эти девчонки едва не разрушили дом! Вы хоть представляете, что случилось бы с несчастным господином Гатой, узнай он, что его дочери вытворяли вчера ночью? Вы ни о ком не думаете, кроме себя! Женщины должны беречь мир в доме, а не пытаться его уничтожить!
- Да, Камира, ты чудом сумела сохранить спокойствие в нашей семье, - бесцветным голосом произнесла Рия. – Мы должны быть благодарны тебе всю жизнь, да пошлют тебе боги свое благословение.
- Как же, дождешься от вас благодарности, - проворчала служанка, разливая по чашкам ароматный чай.
Дара молчала, ибо рот ее был забит сладостями. В сторону Рии девчонка демонстративно не смотрела. Необходимость пребывать в одной комнате с ней раздражала Дару и делала заточение еще более унизительным в ее глазах.
Рия же смотрела на ярко-синее небо сквозь крупную сетку резных окон. Тиар уехал сегодня ночью. Она слышала, как слуги говорили об этом. Судьба решила разлучить их, возможно надолго. Девушку мучила неизвестность. Больше всего на свете она боялась, что их вчерашняя встреча будет последней. Нет, так не может быть. Тиар вернется, он приедет за ней, найдет ее, где бы она ни была. Рие так хотелось верить в это…
- Ты что же, объявила голодовку? – поинтересовалась у девушки Камира.
Рия только отрицательно покачала головой и снова уставилась в окно.
- Я просто не голодна.
Камира тяжело вздохнула. Слава богам, что этот тариец уехал. Пару недель повздыхает, да и выкинет его из головы. А он ее, наверное, уже и забыл. Все они слишком легкомысленны и непорядочны. Морочить голову девушке, вместо того, что бы как порядочный мужчина пойти к ее отцу и попросить ее руки – тут же все понятно! Этот мерзавец просто игрался с Рией и едва не погубил ее. А она, глупая, еще и тоскует за ним.
А господин Арон тоже хорош. Вон, каких друзей себе выбирает. Служанка покачала головой.
- Рия, ты решила уже, что наденешь сегодня вечером на праздник?
Обе сестры удивленно уставились на Камиру, Дара едва не поперхнулась от злости. Она-то была уверена, что Рию оставят взаперти.
- Я не иду на праздник, - тихо ответила девушка.
- Нет, идешь, - строго сказала Камира. Потому, что нечего сидеть тут и вздыхать и жалеть себя. Нужно отвлечь ее от мыслей о тарийце, твердо решила служанка.


Торжество в честь именин младшего сына господина Заргана было поистине впечатляющим. Весь первый этаж дома был целиком и полностью отведен под празднование, что бы смогло присутствовать как можно больше гостей. Все стены, потолки и колонны покрывали цветочные гирлянды, разноцветные стеклянные лампады бросали зыбкие отсветы, создавая особое переменчивое освещение, заставляя цвета и тени играть. В центре каждого зала стояло чучело льва или тигра, державшего в зубах самую яркую лампу.  А по углам журчали фонтаны.
Однако Рия будто бы и не замечала всей этой красоты. Спрятав лицо темным платком, так что видно остались только глаза, она держалась позади сестер и на все попытки Изы заговорить отвечала лишь короткими репликами.
Дара же едва не приплясывала на месте от нетерпения, вглядывалась в лица гостей, пытаясь отыскать кого-то, кто мог бы оказаться Рашидом.
- Отец, господин Адэм уже пришел? – спрашивала она каждые пять минут, однако раз за разом получала отрицательный ответ.
Вскоре появились танцовщицы в пестрых нарядах, исполнявшие танцы с оружием вокруг чучел зверей в каждой комнате. И Дару это отвлекло, но совсем не надолго. Затем к гостям вышел и сам именинник – мальчик, которому сегодня исполнилось двенадцать. В сопровождении всех членов семьи, он входил в каждую комнату и там, по обычаю, все гости взывали к богам, дабы те  послали мальчику всех возможных благ и бросали ему под ноги ветвь пальмы.
Рия взглянула на мальчишку и мысленно пожалела его – он был худой, сутулый, бледный и крайне болезненного вида. Казалось, что пышный наряд именинника для него тяжел, словно доспех-панцирь. Да и смотрел он как-то испуганно и даже жалобно. А вот старший брат, шедший справа от него и чуть позади, вовсе не был похож на мальчишку. Высокий и крепкий темноволосый мужчина, о котором мечтали многие знакомые Рие девушки с уверенной походкой и презрительной усмешкой на губах. Взгляд черных глаз скользнул по лицам гостей, и когда Рия наткнулась на этот взгляд, ее даже передернуло. Этот молодой красивый мужчина оставлял после себя очень неприятное ощущение.
- Ну вот, Дара, наконец-то, - когда изменник и его родственники покинули комнату, сказал господин Гата. – Господин Адэм и его семья прибыли. И Рашиду не терпится познакомится с тобой.
Дара от волнения даже на миг потеряла дар речи.
- Прямо сейчас?
- Да, сейчас. Ты что же, уже передумала? – улыбнулся он.
- Нет! – решительно воскликнула Дара, поправив платок и расправив складки платья. Как она переживала! То, как одела ее Камира, девочке решительно не нравилось. По ее мнению, слишком просто, если не сказать бедно. Даже ни  одного золотого украшения не дали одеть! Только серебро…
 – Где же он?
- Вот он, - отец отступил и из-за его спины возник тот самый Рашид, сын Адэма. Дара замерла, приоткрыв от удивления рот. Иза и Рия обменялись многозначительными взглядами.
- Рашид, а вот и моя дочь Дара.

Рашид смотрел на нее во все глаза, не в силах вымолвить и слова. Сегодня с самого утра мальчик не мог проглотить даже зернышко граната, так волновался перед встречей со своей невестой. Отец уже не впервые объяснял ему, какая это честь – породниться с домом господина Гаты.  Матушка превозносила красоту Дары, а старшие братья прожужжали все уши о том, что он должен показать себя как нельзя лучше, не опозорить честь семьи и не предстать в глазах невесты тупым ишаком.
Именно этого он и боялся. Все утро Рашид провел в попытках стать как можно привлекательнее, но зеркало неизменно расстраивало его. В конце концов, с отчаянием махнул рукой на свои бесплодные попытки. Чем одарили боги, с тем жить и приходится, вспомнил он не раз слышанные слова мудрого деда.
И теперь он с волнением сжимал в руках плоскую коробочку, в которой лежал подарок для невесты. Это ожерелье выбирала его мать и, вручая утром сыну, сказала, что девочке это непременно должно понравиться. Еще бы не понравилось! Он-то знал, что лежавшее в коробке ожерелье стоило не меньше двух сотен верблюдов!
Но сейчас, забыв обо всем, обильно потея от волнения, он прижимал к груди пухлыми пальцами коробку, во все глаза глядя на девчонку. Невысокого роста, тонкая и хрупкая, со смуглым овальным личиком, на котором блестят под пушистыми ресницами огромные ярко-зеленые глаза. Она показалась ему неимоверно трогательной, в простом, без лишних украшений бирюзовом наряде. Тонкие запястья украшали серебряные браслеты, подчеркивая хрупкость девичьих рук.
Рашид понимал, что пора бы наконец сказать что-то, но, потрясенный красотой Дары, совсем растерялся. Неловко шагнув навстречу, он дрожащими руками протянул ей коробочку.
- Это т-тебе… п-подарок…

Когда отец отступил, что бы пропустить Рашида, она даже на цыпочки встала, выглядывая из-за его спины и ища глазами красавца-жениха.  Она ожидала увидеть высокого, статного парня с сияющей белозубой улыбкой на смуглом красивом лице. И даже не взглянула на низенького полного мальчишку в халате странного покроя.
Потом ее внимания привлек робкий лепет, и девочка в недоумении посмотрела на коробочку, которую он ей протягивал.
- Мне? – спросила Дара, растерянно хлопая длинными ресницами.
-Д-да… - ответил толстяк.
Бедняжка совсем не понимала, в чем дело. Она оглянулась на отца, ища поддержки. Где же красавец-жених? Нет, не может быть, что бы ЭТОТ потеющий, заикающийся, противный мальчишка и оказался Рашидом!
- Ну что же ты, Дара, - сказал отец. – Возьми подарок Рашида.
О, боги, только не это! Несчастная Дара непослушными руками взялась за протянутую коробку, случайно коснувшись толстых пальцев Рашида, и поспешила отдернуть руки. Не выдержав, девочка всхлипнула и убежала прочь, скрываясь в толпе гостей. Рашид так и остался потеряно стоять, все еще держа в руках злополучную коробку.

- Камирочка! Это самый ужасный день в моей жизни! Я не хочу замуж! Я передумала! – вопила Дара, орошая слезами платье служанки.
- Как не хочешь? Как ты можешь такое говорить, сестренка, - изобразила удивление Рия. – Ты же без умолку твердила всем, как мечтаешь поскорее выйти замуж! Сама же просила отца познакомить тебя с женихом, и что теперь?
- Теперь не хочу!
- Чем тебе не угодил бедный парень? – спросила Иза. – Он же из очень хорошей семьи, воспитанный и ты ему явно очень понравилась.
- Но он мне – нет! – взвыла Дара. – Я скорее умру, чем стану женой этого потного толстого заики!
- Но как же, Дара, - продолжала Рия. – Он же так богат, он будет дарить тебе сколько золота! Ты же всегда этого хотела. А его семья одна из самых богатых в провинции. Если бы ты знала, сколько девушек мечтает о таком женихе!
- Вот пусть он на них и женится! Не надо мне золота! Не хочу-у-у…
- Не надо золота? – сестры и Камира изумленно переглянулись. Все и вправду оказалось куда серьезнее, чем они предполагали. Если уж дара говорит, что ей не надо золота…
- Вот что, - сказала Камира. – Свадьба не сегодня и не завтра. Так что утри слезы и слушай меня. За эти несколько лет парень повзрослеет и, вот увидишь, он еще станет настоящим красавцем!
- Из урода красавца не получится, хоть через пять лет, хоть через тысячу!
Камира лишь снисходительно улыбнулась, мол, еще и как получается порой.
- Ты-то смотрела только на несчастного паренька, а вот я не раз видела его отца и старших братьев. И, уверяю тебя, все они – настоящие красавцы. Высокие, плечистые, с гордой осанкой и темными глазами. Мужчины этого рода славятся своей мужественной красотой.
- Значит этот – просто выродок! – всхлипнула Дара.
- Держи язык за зубами, Дара, - строго сказа Камира. – За такие слова боги разгневаются на тебя.
- Уже разгневались! За что? За что я так наказана?
- А ты подумай, - произнесла Рия, бросив на младшую сестру многозначительный взгляд. – За все свои поступки рано или поздно приходится отвечать, разве ты не знала?

Для Рашида эта встреча стала не меньшим потрясением, чем для его невесты. Она оказалась такой скромной, такой застенчивой! Так мило смутилась… А он кажется напугал ее. И уж точно не смог ей понравится.  Рашид сам корил себя за допущенные оплошности, а тут еще и братья подливали масла в огонь. Мол, что же ты стоял столбом и мямлил что-то невнятное. Подумает еще девушка, что ты – слабоумный…
Мальчишка уже готов был разреветься от осознания собственной никчемности, но тут заговорил отец.
- Вспомни, каким ты был в его возрасте, - сказал он старшему из братьев. – Или забыл, как тебя дразнили верблюжьей колючкой? А тебя – арбузом, - взглянул он на среднего.
Рашид хихикнул.


Глава 10
Время ползло. Медленно, как ползет черепаха по вязкому песку. Пустые дни тянулись и тянулись. Просыпаясь утром, Рия вздыхала. Начинается новый день, который нужно просто прожить. А вечером улыбалась. Вот и еще один день закончился.
Еще один день без него. С тех пор, как Тиар уехал, девушка жила только одной мыслью:  «Он скоро вернется за мной. Нужно только ждать». И она ждала. Старательно делая вид, что все как раньше, что ничего ее не беспокоит. Пила по утрам с сестрами чай, слушала базарные сплетни, пересказываемые Камирой, ходила за покупками и в гости к соседям. Радовало лишь одно. Дара вроде бы стала немного более смирной.
Так прошел целый месяц. Ожидание, становившееся все более тяжким каждый день, сейчас казалось просто невыносимым. Девушка лежала, глядя в потолок, располосованный лунным светом, и не могла заснуть. Она молила богов о скорейшем возвращении Тиара.
Однако тоска довела ее до крайности. Она решила, что должна сейчас увидеть его. Любой ценой. Девушка резко вскочила с постели и подошла к окну, распахивая ставни так, что бы прямой луч света упал на зеркало на противоположной стене. Белый прямоугольник в резной раме сверкнул, Рия сощурилась.
Она медленно подошла к зеркалу, протянула руку и провела пальцами по гладкой поверхности, вглядываясь в свой черный силуэт, ярко подсвеченный луной.
- Покажи мне его, - прошептала она, закрывая глаза и припадая лбом к холодному стеклу.
- Найди его, где бы он ни был. Отыщи хоть на краю света и покажи мне.
Она чувствовала, как под ее ладонью стекло накаляется, будто языки пламени расходятся по поверхности, стирая все, смешивая, смазывая отражения в непонятную дымку. Зеркало искало.
- Покажи мне его… сейчас… найди… - резкая головная боль едва не заставила Рию вскрикнуть. Девушка прижала к горячему стеклу вторую ладонь, не открывая глаз повторяя:
- Найди мне его… покажи его мне…
Она слышала, как трещит от напряжения стекло, начиная расшатываться в раме. Снова вспышка головной боли. Кажется, что голова разбивается на сотню осколков. И тут все прекратилось.
Смазанные силуэты в зеркале стали обретать форму. Желтый свет факелов… помещение какое-то странное… должно быть, это шатер… Человек склонился над картой, разложенной на низком столе. Его губы беззвучно шевелятся. Брови нахмурены, он явно размышляет над чем-то не очень приятным. Изображение размытое, но Рие кажется, что она там, рядом с ним, их разделяет всего пара шагов…
- Тиар… - прошептала она, вдавливая ладонь в зеркальную поверхность, будто бы желала пройти сквозь стекло. – Тиар!
Он не видит ее. Он занят. Слишком занят. А докричаться до него она не в силах. Ногти проскребли по стеклу, она даже стукнула зеркало кулачком.
- Тиар!
Он раздосадовано сминает карту и швыряет в сторону. Кулаки с грохотом ударяют о деревянную столешницу. Он склоняет голову, темные пряди закрывают лицо. Столько усталости в этой позе! Рие сразу становиться понятно, как ему нелегко, какой груз проблем лежит на его плечах… Ладонь мягко скользит по стеклу, с губ девушки срывается вздох.
Тиар поднимает взгляд, откидывая волосы со лба, и так и замирает. Рия встречает взгляд темно-карих глаз,  и сердце пропускает удар.
- Тиар…
- Рия…
Они не слышат друг друга, но читают по губам. На его лице недоумение. Медленно, он приближается, не отрывая от нее глаз. Оказывается так близко, что кажется – протяни руку и дотянешься. Рия знала – это не так. Но Тиар все равно протянул. Медленно, осторожно, словно боялся, что странное ночное видение растворится, он коснулся пальцами зеркала в том месте, где видел ладонь Рии.
Она улыбнулась. Тиар прижал обе ладони к отражению рук девушки, прошептав ее имя. Та кивнула. Они оба медленно  приблизили лица к зеркалам, пока не соприкоснулись лбами. Тиар не мог до конца поверить в то, что происходит.
А Рие уже казалось невыразимо мало вот так вот просто смотреть. Стекло трещало под напором ее ладоней. Раскалялось еще сильнее, плавилось. Пальцы ее начали медленно погружаться в ставшую вязкой поверхность. Ей даже показалось, что она почувствовала прикосновение руки Тиара. Однако в этот момент зеркало треснуло напополам. Потом еще одна трещина – накрест. И много-много мелких зигзагов прошли по поверхности, осыпав Рию сверкающим зеркальным дождем.
Девушка согнулась пополам от полного упадка сил и непреодолимой головной боли. А Тиар так и застыл, глядя на свое снова возникшее отражение.


-  О, боги, снова он здесь?
- Да. Что-то он зачастил с визитами к отцу, тебе не кажется, Иза?
-Третий раз на этой неделе.
- Попахивает чем-то неладным.
- Рия, мы же не знаем, о чем они говорят. Может он хочет вести совместные дела с отцом…
- Сомневаюсь, - покачала головой Рия. – У меня плохое предчувствие. Уж очень не нравится мне этот Герса…
- Мне он тоже не нравится, - призналась Иза, глядя, как старший из сыновей господина Заргана прогуливается по саду, ведя размеренную беседу с их отцом.
Когда Рия увидела Герсу на празднике в честь дня рождения его младшего брата, она сразу поняла – это очень опасный человек, с которым лучше не пересекаться. Она и подумать не могла, что он так сблизится с господином Гатой. Девушка не имела ни малейшего представления о том, что у него на уме, но искренне надеялась, что Герса не обратит свое внимание на нее или на Изу.
И самое главное, ведь ни разу так и не удалось подслушать, о чем они разговаривают! Даже Камира не знала этого. Просто колдовство какое-то! И зеркала про него молчат и видения Изы… впрочем, Иза сама еще не до конца научилась справляться со своим даром…


Тиар сосредоточенно хмурился. Куда он мог исчезнуть?  Если его похитили, то зачем? Где держат? Почему не требуют выкуп?  Арон будто бы провалился сквозь землю. Его видели ночью, входящим в свой шатер. А наутро его там уже не оказалось. Никто из караульных не видел, как он покидал лагерь. И колдуны могли поклясться, что телепортов или других известных им волшебных способов перемещения использовано не было. Хотя присутствие кого-то, наделенного мощными колдовскими способностями, они ощутили.
Только они с Ароном распутали хитросплетенную против Генерала интригу, поймали всех виновных и отдали на суд консула. Только все улеглось, и Тиар уже задумывался о возвращении к любимой, как его друг исчезает самым странным и подозрительным образом. И теперь Алый Генерал вынужден был бросить все силы на его поиски, которое уже третий день не приносят никаких результатов.



- Может ты наконец развяжешь мне руки?
- Нет. Ты опять будешь пытаться делать всякие глупости. Так безопаснее, - прозвучал голос из-за полупрозрачной желтой занавески. Арон сощурился, но смог различить лишь темный неясный силуэт в колышущемся свете свечей.
- Тогда, может, объяснишь мне, зачем все это? – Он еще раз дернулся, пытаясь понять, как можно освободиться от веревок, крепко  привязавших его к резному деревянному стулу.
- Что – это? – Занавеска слегка колыхнулась, силуэт переместился чуть ближе.
- Зачем я здесь? Зачем было меня похищать?
- Не делай вид, будто ничего не понимаешь, Арон.
- Я и правда не понимаю, что тебе от меня нужно. Боги свидетели, я все тебе сказал еще тогда. Зачем тебе меня преследовать?.. Да покажись же ты наконец!
- Я покажусь, если ты скажешь, что хочешь меня видеть…
- Сколько можно надо мной издеваться? – не выдержал Арон и еще раз рванулся, опрокинув стул. Упал, больно ударившись плечом о деревянный пол, устланный сушеными травами и цветами.
Он видел, как занавеска качнулась в сторону, мелькнули босые ступни и по полу прошуршал подол яркой узорной юбки.
- Как же ты все-таки любишь творить  глупости, - ласковый женский голос прозвучал совсем близко, тонкие пальчики убрали черные пряди с его лица, скользнули по щеке. – Что же мне с тобой делать, Арон?
Мужчина закрыл глаза, вдыхая ее терпкий аромат, который грезился ему с самого момента их первой встречи, не покидая даже во сне.
- Отпусти меня, Киана, - прошептал он.
- Отпустить?.. – Ее ладонь провела вниз по скуле к шее, и пальцы резко сомкнулись, сжав горло Арона. – Ну уж нет. Слишком долго ты от меня бегал. Пришла пора наконец-то выслушать все, что я хочу тебе сказать!
Киана отошла от него. Стул покачнулся и поднялся вместе с Ароном, становясь на прежнее место. Теперь пленник видел ее всю. Она стояла, сложив на груди тонкие руки, украшенные замысловатыми узорами татуировок. Изящная фигурка, облаченная в пеструю зеленую ткань, перекинутую через одно плечо, как носят все лакратианки… узкое острое личико с тонкими чертами в обрамлении ярко-алых волос. И глаза. Желтые глаза хищницы, взгляд которых перечеркивает всю ее кажущуюся хрупкость и беззащитность. В этой девушке чувствуется опасность. Смертельная опасность.
Она делает жест рукой и стул, на котором сидит  Арон, поднимается в воздух так, что их лица оказываются примерно на одном уровне. Она смотрит. На тонких алых губах усмешка с оттенком горького злорадства.
- Вряд ли то, что ты скажешь мне, что-то изменит, - произнес Арон, стараясь выдержать этот взгляд, не опуская глаз.
- Изменит. Мне так будет легче, - она сделала шаг назад, от Арона и прислонилась спиной к стене, покрытой коврами, увешанной связками трав и странными вещицами-амулетами.  – Ты помнишь, город Фаррон, полтора года назад… почти такая же маленькая комнатка на чердаке… И ломящиеся в дверь лакратские воины, которым нужно только одно – твоя голова…
Арон вздохнул.
- Ты же знаешь, что я помню это. Ты никогда не дашь мне забыть…
- Я спасла твою жизнь, Арон. Теперь она принадлежит мне. Ты мой, Арон.
- По законам Лакрата, Киана, - покачал головой мужчина. – Но не по законам Ораи. Я уже говорил тебе это, глупо рассчитывать, что мой ответ изменится, - сказал он как можно более спокойно.
- По законам Орайского Халифата я могу рассчитывать на благодарность! – прошипела Киана, шагнув к нему.
- Разве я не предложил тебе ее? – Мужчина поднял подбородок. – Еще тогда?
- Это не то, - покачала головой Киана. – Ты знаешь…
- И ты знаешь, что я не могу дать тебе того, что ты требуешь…
- Я знаю, что совершила ошибку, - проговорила она и стул резко упал на пол, заставив Арона подпрыгнуть и клацнуть зубами. Киана склонилась над ним, уперев ладони в подлокотники, к которым были привязаны руки пленника. – Мне нужно было тогда, в Фарроне, связать тебя, как сейчас, остричь тебе бороду и выдать лакратцам.
Арон молчал, глядя ей в глаза, слушая частое дыхание.
- Но ты все же не сделала этого…
- Еще не поздно все исправить! – Девушка резко выкинула руку и в ней оказались маленькие серебряные ножницы. – Твоя борода не слишком-то и выросла. Всего с ладонь длинной… - прошипела она поднося ножницы к лицу Арона. И вдруг его крепкая ладонь схватила ее за запястье.
- Не стоит, Киана, -проговорил Арон.
- Тебе удалось все же высвободить руку? – удивленно подняла брови девушка.
- Обе руки, - усмехнулся мужчина, захвативший оба запястья Кианы. – И что будешь делать теперь? – Он повернул ее правую руку так, что она, вскрикнув от боли, выронила ножницы.
- Я убью тебя, Арон!..
Она дернулась. С многочисленных полок на пол посыпались, разбиваясь, чашки и стеклянные пузырьки. Но Арон и не подумывал ослабить хватку. Она была так близко, волосы ароматной шелковой волной хлестнули его по лицу. Он резко дернул девушку на себя, заставляя упасть себе на колени, и сделал то, чего желал с самого момента, как увидел Киану – поцеловал ее в губы коротким жадным поцелуем.
Отстранившись, он откинулся на спинку стула, глядя в желтые, как две луны, глаза Кианы и осторожно заведя ей руки за спину. Девушка, все еще не прекращая попыток высвободить запястья, склонилась и вновь припала к губам Арона.
Она дурманила его, заставляла кровь кипеть. Ладони мужчины разжались, освобождая руки Кианы, и обвили ее гибкий стан. Ее пальцы коснулись его лица.
- Тогда… в Фарроне… - выдохнула она, - почему ты не сделал этого тогда? Я же видела, как ты смотришь…
- Потому, что это неправильно… - прошептал он, снова опалив губы коротким поцелуем,
- Так не должно быть…
- Ты говоришь глупости, Арон… ты сначала покинул меня, а потом искал…
- Я должен был. Должен был покинуть тебя и вернуться к своим до рассвета. А когда наши войска вошли в город, я снова поспешил туда, где встретился с тобой. Однако обнаружил пустую комнату, как будто в ней никто никогда не жил… я спрашивал всех, искал тебя, но никто в городе так и не смог помочь мне… Я отчаялся… я уже не надеялся найти тебя…
- Но тут я сама явилась прямо к тебе в шатер, когда, направляясь на север, вы остановились на ночлег…
- И тогда я узнал, кто ты на самом деле… - Арон отстранился, выпустив девушку из плена объятий. – Ведьма.
- Ведьма, - гордо вскинула подбородок Киана. – Ведь именно это и остановило тебя, верно? Почему же ты так боишься меня, Арон?
Он покачал головой.
- Я не боюсь тебя, Киана. Но ты и сама понимаешь, что мы не можем быть вместе. Именно это меня и останавливает, - он нежно коснулся ладонью ее щеки.
- Ты любишь меня, Арон? – Киана замерла, ожидая ответа, глядя, как грустно опустились ресницы, спрятав темно-карие глаза мужчины.
- Я не могу ответить на этот вопрос, Киана. Все станет только хуже от этого… - он тяжело вздохнул. – Давай оставим все, как есть…
- Что же,  ты свободен, Арон. – Девушка встала с его колен, сделал жест рукой, и наполовину распутанная мужчиной веревка исчезла совсем. – Ты можешь идти. Я отпущу тебя. Но только прежде ответь. Это – мое условие.
Арон поднялся, зачем-то  оглянулся на стул. Киана стояла, преграждая ему путь к прикрытому занавеской выходу. Мужчина медленно направился к Киане, остановившись в шаге от нее.
- Ты хочешь получить этот ответ… и я скажу. Да, я люблю тебя, Киана. И мне больно от этого. Потому, что судьба сыграла с нами злую шутку.
- Арон, ты придаешь слишком много значения мелочам…
- Нет, - он покачал головой и направился мимо Кианы к выходу.
Девушка застыла, не оборачиваясь и зажмурив глаза. Когда она услышала шелест занавески, слеза скатилась по ее щеке.
– Какой же ты все-таки глупец, Арон…





Глава 11

То, чего менее всего ожидаешь, чаще всего и случается. Уж кто-кто, а Камира это понимала отлично. Не ожидала она, что этот тариец еще посмеет показаться в доме господина Гаты. А он вот, тут как тут, спустя каких-то две луны с момента своего скорого и, по мнению Камиры, подозрительного, но весьма своевременного исчезновения.
Не знает ее благословенный богами господин, кого принимает в своем доме. Ничего. Уж Камира-то  проследит, что бы тариец держался подальше от юных дочерей господина Гаты. 



Он вернулся. Утром четвертого дня просто взял и пришел пешком в лагерь. На все вопросы отвечал только, что ничего страшного с ним не произошло, а со своими похитителями он разобрался сам, так что нет нужды беспокоиться.
Маги, осмотрев Арона, подтвердили, что никаких заклятий на нем нет, и находится он в здравом уме и не менее здравом теле. Что успокоило Тиара, и Генерал решил в дальнейшие расспросы не вдаваться- мало ли, какие личные счеты могут быть у орайца.
А когда Арон заговорил о желании съездить навестить своего дядю, Тиар с радостью предложил сопроводить его.


Шаги и голоса, звучавшие во дворе, заставили сердце Рии болезненно сжаться. Неужели это снова ужасный господин Герса? Почему так рано?
Она отвела взгляд от зеркала и спрятала лицо в ладонях. Девушка все еще не могла придти в себя после вчерашнего. Обрывки фраз, как острыми осколками резали ее  сознание, заставляя сердце сжиматься от страха.
Вчера, в послеобеденный час, отец послал за ней Камиру . Рию сразу насторожило то, что отец желает видеть ее одну, а не всех сестер. В голове тут же промелькнула мысль, а не решила ли Дара все-таки отомстить старшей сестре?
Отец ждал ее в библиотеке. Небольшое помещение, залитое светом из узких окон, не забранных деревянными решетками, как везде в доме. У стен в несколько рядов выстроились стеллажи, заполненные самыми разнообразными книгами. В центре комнаты  - небольшой столик для письма. Возле него и сидел господин Гата.
Когда Рия вошла, он поднял на нее взгляд и, тихо произнеся слова приветствия, жестом указал ей на место напротив него. Рия, чувствуя неладное, села у низкого столика, ожидая, что же будет дальше. Заметила лишь лежавшую на нем плоскую черную коробочку.
Господин Гата не спешил начинать. Прежде он дочитал до конца страницу священной книги, которую держал в руках. Затем аккуратно закрыл ее, положил на столик. Глубоко вздохнул и разгладил бороду.
- Рия, дочь моя, - наконец-то заговорил он. – Есть у меня к тебе разговор…
- Да, отец, - Рия застыла, внутренне приготовившись к обвинениям и порицаниям. Сейчас она была практически уверена, что это гадкая Дара, да накажут ее боги, наябедничала отцу.
- Ты знаешь господина Герсу, сына господина Заргана, правда?
- Да, отец, - снова ответила Рия, сбитая с толку подобной фразой.
- Сегодня утром он пришел ко мне, чтобы просить твоей руки. Вот его подарок, - господин Гата подтолкнул к Рие черную коробочку.
Девушка поджала губы и бросила на коробочку полный презрения взгляд. Даже не протянула руку, словно боялась до нее дотронуться.
- И что ты ему ответил? – спросила она, мысленно перебирая все аргументы для уговоров и, возможно даже шантажа отца, если это понадобиться.
- Ответил, - господин Гата вздохнул  и протянул руку, открывая коробочку. Баснословной цены золотое ожерелье, украшенное черными камнями, лежало внутри на бархатной подушечке.
-  Ответил, что не могу решить этого за тебя. Ты сама ответь мне, дочь моя хотела бы ты стать женой этого человека.
- Отец, я… - улыбка облегчения озарила лицо Рии, но господин Гата не дал ей договорить.
- Но прежде, чем ответишь, подумай трижды, потому, что такое решение принимается единожды и на всю жизнь. Боги свидетели, господин Герса, без сомнения богат, его семья славная и уважаемая. У него много слуг и много верблюдов. К тому же, если будет на то воля богов, благословенный халиф может жаловать ему за службу дом в столице. Да и сам он умен и, наверное, красив. Многие девушки в нашем городе мечтают о таком женихе, - мужчина снова вздохнул, чуть повернув коробочку и разглядывая ожерелье. – Но, не смотря на все это, я не хотел бы, что бы ты, Рия, или любая из моих дочерей стала бы его женой. Это злой и жестокий человек. Я не верю, что он сможет сделать свою жену счастливой. – Он наконец-то поднял на Рию глаза. – Однако стоять на твоем пути, если ты решишь, что хочешь быть женой господина Герсы, я не стану. Поэтому прошу тебе еще раз, хорошо подумай, прежде, чем дать ответ.
- Отец, спроси меня сейчас, или через три дня, или через три луны – мой ответ будет неизменен. Я не хочу быть женой господина Герсы. Я не согласилась бы, будь он даже сыном халифа или самим халифом. Верни ему как можно скорее его подарок, - девушка брезгливо оттолкнула пальцами коробочку.
- Твой ответ порадовал меня, Рия, - улыбнулся отец. – Ты же знаешь, как я люблю тебя, и как не хочу расставаться с тобой. Но мы оба понимаем, что пришла пора тебе выходить замуж. И потому хочу спросить, есть ли достойный господин, которого ты хотела бы видеть своим мужем?
Рия улыбнулась.
- Есть. Есть такой господин.
- И кто же это? – удивленно поднял бровь господин Гата.
- Об этом, отец, ты узнаешь, когда он придет просить моей руки, - рассмеялась Рия и, поцеловав отца, поспешила покинуть библиотеку.


Покрытые яркими фресками и мозаиками стены гостиной господин Гаты, радовали взор Тиара, как будто он вернулся в родной дом. Именно здесь он впервые увидел Рию, вон из-за той занавески показалась она, как ночное видение, волшебный сон и сразила его своей красотой.  Ждет ли она его? Желает ли встречи так же, как и он?
Хозяин дома встретил их с радостью и гостеприимством. Хмурость Арона обеспокоила его, как беспокоила и самого Тиара. Что-то неладное творилось с другом, он это видел. Однако же сам Арон все отрицал, ссылаясь на легкое недомогание и усталость от долгого пути.
Стоило им войти в гостиную, как следом вбежал слуга и доложил, что господин Герса пришел к хозяину. Тот велел слуге позвать гостя. Тиар насторожился. Где-то он уже слышал это имя. И вот сам Герса легкой, почти неслышной походкой прошествовал в комнату. Высокий статный, во всей фигуре, в каждом жесте которого сквозит утонченность, изящность. Черные глаза с недобрым блеском. Черный халат покрыт богатой золотой вышивкой. Было в нем что-то женственное и, только аккуратно уложенная и заплетенная на конце в косичку борода была несомненным мужественным атрибутом его облика.
- Мир твоему дому, господин Гата, - произнес глубоким тягучим голосом и, сощурившись, взглянул на Тиара и Арона.
- Мир и тебе, Герса, - распростер руки в приветственном жесте хозяин дома. – Позволь представить тебе моего племянника Арона и моего уважаемого гостя Тиара Рития.
- Рад знакомству с вами, да пошлют вам боги свое благословение, - сказал Герса.  Тиар лишь коротко кивнул в ответ.
- Благословенный богами господин Гата, скажи, могу ли я назвать тебя своим отцом? Приняла ли твоя старшая дочь мой дар и решила ли одарить меня в ответ самым ценным, что есть на этом свете – своим согласием?
Тиар резко обернулся на Герсу, сверкнув глазами. Его слова прозвучали для Тиара как весть об объявлении войны. Он просил руки Рии. В глазах Генерала Герса в одно мгновение превратился во врага, более ненавистного, чем любой лакратианец. Мужчина застыл, затаив дыхание ожидая, что же ответит отец Рии.
Тот обернулся к Арону.
- Вы оба устали с дороги, отдохните, слуги позовут вас к обеду. Герса, пойдем со мной, поговорим обо всем, - сказал господин Гата, провожая гостя в соседнюю комнату. Тиар сжал кулаки.


Нет, ей наверное послышалось. Быть не может… Но разве могла она спутать голос Тиара? Девушка подлетела к окну и успела увидеть, как слуга уводит его коня и коня Арона. Рия готова была кричать от радости. Приехал! Он наконец-то приехал за ней! Однако тут же во дворе показался и господин Герса и Рия отпрянула от окна.
Она искренне  надеялась, что после сегодняшнего разговора с ее отцом, этот неприятный человек не будет больше так часто приходить в их дом. Девушка вернулась к зеркалу, что расчесать волосы. В ярко-зеленых глазах девушки сверкали веселые огоньки.
- Рия, ты уже проснулась? – в комнату вошла Камира.
- Да, вполне, -улыбнулась девушка, обернувшись к служанке. – Кто там приехал, Камира, Арон?
- Да, господин Арон, - кивнула женщина, выглядевшая крайне серьезной.
- Слава богам! Когда я смогу его увидеть?
- Рия, думаю, тебе не стоит покидать своей комнаты сегодня.
- Что? – Рия удивленно подняла бровь. – Почему это, Камира?
- Просто не стоит. Так будет безопаснее.
- Я не понимаю тебя, Камира, - Рия подошла к женщине. – Ты что запрещаешь мне покидать мою комнату?
- Да, - строго сказала Камира.
- Ты не можешь этого сделать. Разве я провинилась в чем-то?
- Да, Рия. Только чудо уберегло тебя от гнева богов и твоего отца. Чудес дважды не бывает. Я не хочу, чтобы ты снова натворила глупостей, поэтому из комнаты сегодня ты не выйдешь. Более того, ночью я буду с тобой в твоей комнате, что бы уберечь тебя от того, о чем сама потом будешь жалеть! – сказав так, Камира бросила на Рию еще один строгий взгляд и вышла, закрыв за собой двери.






Глава 12

День, казавшийся Тиару  невероятно длинным,  наконец медленно превратился в ночь. Он не видел Рию. Не знал, что она ответила Герсе. Не знал, не разлюбила ли она его. Но от всей души надеялся на встречу с ней. Если она знает, что он здесь, если захочет его видеть, то придет этой ночью в сад, как тогда…
Луна зрела на небе, как белая круглая дыня. Легкий ветер колыхал листву. Тиар ждал. Ждал, когда же ночную тишину нарушат звуки ее шагов. Ждал, с каждой минутой все более теряя терпение, все более поддаваясь мрачным сомнениям, терзавшим его душу.

Рия смотрела на темное ночное небо за деревянными решетками, все время переводя взгляд на сидевшую  углу на подушках Камиру. Служанка и не думала спать. Она шила в приглушенном свете свечи. Девушка сходила с ума. Ведь Тиар должно быть там, в саду, ждет ее. И не знает, что она не может покинуть комнату. И мечтает только об одном. Что бы Камира заснула, хоть на полчасика…

Луна выцвела, побледнела и растворилась, как кусок сахара в сероватой небесной чаше. А сама чаша стала наполняться розоватым рассветным вином, в котором Тиар мечтал утопить свое отчаяние. Она не пришла. Значит разлюбила? Значит, зря он мчался сюда через всю Ораю? Нет, так не может быть. Может что-то случилось с ней? Может, она не смогла? Может, она больна? Или не знает, что он здесь?
Но этот господин Герса… все слишком подозрительно. Ревность душила Тиара. Сводила его с ума. Он твердо решил, что не уедет, пока не узнает всего. Всей правды, какой бы она не была. Если Рия разлюбила его, пусть скажет ему об этом сама.


Дара вздохнула. Рия выглядела сегодня просто убитой. Такой грустной она видела сестру только после той ночи, когда застала ее с тарийцем. Девочка до сих пор жалела о том поступке. Если Рия не сможет ее простить, будет худо.
- Что с тобой сестренка? - Иза заботливо погладила Рию по плечу.
- Ничего, Иза все в порядке, - Рия улыбнулась и сделала глоток чая.
- Нет, не все, - сказала Дара. – Мы же видим. Мы хоти помочь тебе, правда, Иза?
- Ты, Дара, уже помогла мне однажды, за что я тебе до сих пор благодарна, - фыркнула Рия.
- Зря ты так сестра, - покачала головой Дара. – Я действительно хочу тебе помочь. Потому, что рассчитываю когда-нибудь и на твою помощь взамен.
Рия удивленно взглянула на сестру.
- Ты же знаешь, как я не хочу замуж за этого гадкого Рашида, -скривилась Дара, - и у меня нет и не будет других союзников, кроме тебя и Изы. Никто более не сможет мне помочь переубедить отца. Так что, клянусь благословением богов, ты можешь доверять мне во всем.
Рия не успела ничего ответить – Камира вошла в комнату и возвестила:
- Сегодня вечером именины Рашида, сына господина  Адэма, - она бросила на Дару выразительный взгляд. -  Все вы приглашены.
- Камирочка… а можно я не пойду? – жалобно проговорила Дара. – Я так плохо чувствую себя сегодня. У меня ужасно болит голова…
- Если у тебя болит голова, я дам тебе лекарственный настой, - строго ответила женщина.
- Но обижать отказом господина Адэма – это не годиться. Рашид ждет тебя.
Дара вздохнула и посмотрела на Рию, мол, вот видишь, об этом я и говорила.


Тиар откровенно скучал. Он не любил восточные праздники. То ли дело у них в Таре, шумные пиры, где вино и веселье льется рекой. А тут все сдержанно, чинно, благочестиво. И строго по велению традиций. Однако он все же принял приглашение. И была тому только одна причина – надежда увидеть Рию. Он искал ее глазами среди толпы, однако никак не мог обнаружить.
Гости по очереди подходили к имениннику, говорили поздравительные речи и дарили подарки. Вскоре подошла и их очередь.
- Господин Арон, господин Тиар, - сказал Рашид, выслушав поздравления. – Вы воины верно?
- Да, - кивнул Арон.
- Скажите, а я мог бы тоже стать воином?
- Отчего бы нет, - пожал плечами Тиар, оценив мальчишку. Толстоват, конечно, но это поправимо. При должном трудолюбии лишний жир быстро сменится мышцами. – А ты так хочешь этого?
- Я мечтаю об этом, - сказал мальчишка, глядя на Тиара и Арона широко распахнутыми глазами.
- Если будет на то воля твоих родителей, - Арон поднял взгляд на господина Адэма.- То в этом нет ничего сложного. В городе Шакра ты можешь поступить на обучение и, когда ты достигнешь совершеннолетия, стать воином орайской или тарской армии.
- Благодарю за совет, - расцвел мальчишка, я непременно…
Дальше Тиар уже его не слышал. Обернувшись, он увидел те самые ярко-зеленые глаза на закрытом чадрой лице. От Рии его отделяли какие пять шагов, не более. Однако Арон подтолкнул его локтем – пора было отходить в сторону и освободить дорогу остальным, желающим поздравить Рашида.
 


Дара нервничала. Старалась не  смотреть на Ришида, изучая закрученные носы своих башмачков. Ее отец говорил с именинником и его родители, желал им благословения богов и прочих благ.
- Благодар , господин Гата, - с почтением произнес именинник. – Дара, я рад тебя видеть.
Девочка, не ожидавшая, что к ней обратятся, подняла на Рашида глаза, не зная, что ответить.
- Дара тоже рада, - ответил Гата, видя, растерянность дочери.
Рашид поник. Ну вот, снова он напугал ее. Какая же она все-таки милая…


Тиар не сводил глаз с Рии, ожидая момента, когда можно будет незаметно приблизиться к ней. Поэтому далеко не сразу заметил (да и вообще мог бы не заметить) пристальный взгляд молодой женщины в ярком наряде и черном платке, повязанном так, как носят вдовы. Поймав взгляд Тиара, женщина лучезарно улыбнулась ему и зашептала что-то на ухо своей подруге.
Тиар не придал этому значения, вновь ища глазами Рию, однако вскоре опять напоролся на пристальный взгляд молодой вдовы. А когда заиграла музыка и начали танцы, женщина, танцуя, двинулась сквозь толпу прямо к нему. Тиар обернулся к Арону, а тот только усмехнулся.
- Кажется, ты понравился вон той красотке. Жди теперь приглашения на танец.
Тиар знал, что вдовы обладают куда большей свободой, чем незамужние женщины, и могут первыми заговорить с мужчиной, если, конечно они не наедине, могут  танцевать с ними  во время праздника. И, Арон оказался прав, именно это и собиралась сделать та незнакомка.
Наконец оказавшись достаточно близко, она, жестом поманила Тиара, и видя, что тот не спешит, подошла еще ближе.
- Могу я спросить, почему такой уважаемый господин не танцует? – проговорила она, сверкнув на Тиара синими глазами.
- Потому, что господин не умеет танцевать, как принято в Орае, - спокойно ответил Тиар.
- Как жаль, - красотка-вдова надула пухлые губки. – Мое имя Надиа, - сказала она и снова вернулась к танцующим. Тиар же едва успел заметить, как мелькнула в проходе фигурка Рии и бросился за ней.
 Девушка проскользнула во двор, направилась к скрывавшейся в тени акаций беседке. Тиар догнал ее, поймав за руку.
-  Пусти, - прошипела она, не оборачиваясь. – С ума сошел,  хочешь погубить меня?
- Я хочу поговорить с тобой.
- О чем? Кажется, ты уже нашел себе более интересную собеседницу. Надиа красивая, правда?
- А тебе, значит, интереснее с господином Герсой? – разозлился Арон.
- Пусти меня немедленно! Если нас увидят, я пропала! – Рия вырвала руку и наконец обернулась к Тиару. – Зачем ты приехал?
- Я приехал к девушке, которую любил и думал, что она любит меня.
- И что теперь? – фыркнула Рия.
- Теперь я вижу, что ошибся, - проговорил Тиар и, развернувшись, быстрым шагом направился прочь от беседки.
Он не вернулся на праздник, а поспешил в конюшню, что бы оседлать своего коня. Казалось, все мысли выветрились из его головы. Внутри остался только гнев и разочарование с горьким привкусом ревности.
Темная ночь дышала в лицо прохладным ветром. Он мчался в те самые заповедные горы, где обитает этот мошенник и обманщик, этот мерзкий старикашка, Торговец Дарами Судьбы.


Рия не находила себе места. Тиар уехал. В этот раз он покинул ее навсегда. Как так могло случится? Девушка не могла унять слез, а сестры не знали, чем ее утешить.
- Это все из-за ревности, - проговорила Иза. – Она ослепляет и заставляет людей делать глупости.
Рия ничего не ответила, только уткнулась лицом в плечо сестры, тихо всхлипывая.
- Он вернется к тебе, Рия, - продолжала Иза. – Если он тебя любит, то вернется, вот увидишь. Ему просто нужно остынуть.
- А если он разлюбил меня?
- Не говори глупостей, - вмешалась Дара. – Тогда зачем он приезжал? Это все этот мерзкий Герса, да отвернут от него боги свой лик!
- Вот именно, - кивнула Иза. - Помнишь, что я тебе говорила? Судьба приготовила тебе много испытаний. Это – всего лишь очередное из них.


Солнце едва показалось над горизонтом, когда Тиар вошел в просторный зал вырубленного в скале храма. Быстрым решительным шагом он направилась по знакомому уже проходу, пока не оказался в той самой комнате, где на циновках сидел с закрытыми глазами сухонький старикан и пил пахучий травяной отвар.
-  Тиар, это снова ты, - проговорил он, не открывая глаз. – Что же, рад видеть тебя. Проходи, присаживайся.
Однако Тиар так и остался стоять у входа.
- Забери все обратно. Мне не нужна такая любовь, я хочу вернуть ее.
Старик приоткрыл один глаз и внимательно изучил Тиара с ног до головы.
- Что же не так? Разве я в чем-то обманул тебя?
- Да.
- В чем же, позволь узнать? – удивленно спросил Торговец.
– Она меня разлюбила. - отчеканил Тиар.
Старик покачал головой.
- Какой же из тебя стратег, если ты делаешь такие поспешные и недостоверные выводы?
Тиара задело подобное замечание, однако он предпочел смолчать.
- Что же, я могу вернуть все назад, сделать так, что бы ты никогда не встречал ее. Но прежде ответь мне на один вопрос. Ты действительно ХОЧЕШЬ жить без нее?
Мужчина молчал. Он представил себе на мгновение, что никогда бы не увидел Рию. Вспомнил их первую встречу. Их тайные ночные свидания в саду… Их первый поцелуй… Ее улыбку, блеск ее глаз… самых прекрасных на свете глаз… разве сможет он теперь прожить без всего этого?
- Ну, что молчишь? – Теперь старик смотрел на него другим глазом, чуть склонив набок голову.
- Нет…
-  Вот то-то же, - хрипло захихикал Торговец и снова закрыл глаза. – Ты слишком торопишься, Тиар.
- Ты хочешь сказать, что я ошибся, и она меня все еще любит?
- Я хочу сказать, что ревность – плохой советчик,  - медленно проговорил старик, а когда открыл глаза, Тиара уже здесь не было. Торговец снова рассмеялся в седые усы.


Солнце высоко стояло над городом, когда Тиар вошел в дом господина Гаты. Хозяин, будучи человеком  умным и вежливым, не стал задавать вопросов о внезапном ночном исчезновении гостя. Лишь выразил свое удивление и радость по поводу его столь скорого возвращения, а так же предложил отдохнуть с дороги.
- Благодарю Вас, господин Гата, - поклонился хозяину Тиар. – Но прежде мне хотелось бы поговорить с вами.
- Что же, пойдем, поговорим, - пожал плечами слегка удивленный Гата.
Он проводил гостя в небольшую комнатку, стены которой покрывали яркие ковры, а окна закрывали красноватые занавески, из-за которых освещение было мягким, приглушенным. В центре на низком столике стоял кальян. Мужчины сели и Гата произнес:
- Итак, о чем же хотел ты поговорить со мной, Тиар Ритий?
Тиар молчал ровно мгновение, отметив про себя, что на поле боя он куда более бесстрашен.
- Уважаемый господин Гата, я прошу у Вас руки Вашей старшей дочери Рии, - сказал он на одном дыхании и смолк, ожидая ответа.
Густые брови хозяина поползли вверх. Он несколько раз погладил бороду, покачал головой.
- Признаюсь, Тиар, ты очень сильно меня удивил, - протянул он.
Тиар промолчал.
- Ты – уважаемый господин, Тиар, - пораздумав, продолжил отец Рии. – Славный воин и друг моего племянника, а значит и мой друг. И, раз Арон доверяет тебе, значит, ты и моего доверия заслуживаешь в полной мере. Но достаточно ли этого, что бы я отдал тебе в жены свою любимую дочь? – Гата вздохнул, глядя на не выражавшее ни единой эмоции лицо Тиара. – К тому же ты ведь - тариец.
Тиар кивнул. Он не сомневался, что господин Гата это скажет. Орайцы слишком подозрительны к иностранцам. Они могут быть добры и гостеприимны по отношению к гостям из других стран, но те всегда останутся для орайцев чужаками.
- Да, я – тариец. Но разве это делает меня плохим человеком? – спокойно ответил Тиар.
- Нет, - покачал головой Гата, - конечно нет. Сколько лет ты провел в Орае, Тиар?
- Более пяти лет.
Гата снова замолчал.
- Ответь мне еще на один вопрос. Почему ты хочешь взять в жены мою дочь Рию?
Тиар понимал, что от этого его ответа во многом будет зависеть решение господина Гаты, а значит, и их с Рией судьба. Но у него был только один единственный ответ, который он считал правильным.
-  Потому, что так велит мне мое сердце.
- А что говорит разум?
- А разум говорит, что я могу быть счастлив с ней и могу сделать счастливой ее.




Рия была удивлена, когда отец снова позвал ее в библиотеку. На этот раз, девушка не строила никаких предположений, потому что предчувствовала, этот разговор с отцом  удивит ее не менее, чем прошлый. Снова он сидел за столом, только на этот раз в его руках не было книги. Господин Гата поглаживал бороду, лицо его выражало глубокую задумчивость.
Он молча кивнул на приветствие дочери и жестом указал ей на стул напротив себя. Девушка села и только теперь заметила на столе небольшую красную коробочку, вроде той, в которой в прошлый раз был подарок господина Герсы. Рия насторожилась.
- О чем ты хотел поговорить со мной отец?
Отец взглянул на дочь, улыбнулся ей.
- Рия, господин Тиар Ритий, наш гость, сегодня опять вернулся в мой дом, - начал он.
Девушка нервно сжала деревянное сиденье стула. Тиар вернулся? Но почему она не слышала? И почему отец ей говорит… о, боги! Неужели он все знает? Пропала, пропала! Рия попыталась не выдать охвативший ее страх и лишь коротко кивнула.
Гата протянул руку и подтолкнул к дочери алую коробочку.
- Это – его дар тебе, -поймав полный непонимания взгляд дочери, он вздохнул и наконец сказал. – Он приходил ко мне просить твоей руки.
Губы Рии приоткрылись от удивления. Девушка не могла поверить своим ушам.
- Что ты сказал, отец?
- Я сказал, что Тиар Ритий просил у меня твоей руки, - усмехнулся Гата.
Лицо Рии озарилось улыбкой. Она открыла подарок Тиара и осторожно провела тонкими пальчиками по узорным завиткам золотого ожерелья, в котором сияли бриллианты.
- И что же ты ответил ему, отец? – нетерпеливо спросила девушка.
- Я пока не дал ему ответа, Рия, - Гата внимательно смотрел на дочь. – Я хочу знать, какой ответ ты  дашь  господину Тиару.
Девушка подняла взгляд на отца.
- Я отвечаю согласием.
Мужчина почесал бороду.
- Поистине, никогда не знаешь, чем завтра боги удивят тебя, - пробормотал он. – Ты уверена, дочь моя?
- Да, отец.
- Я вновь прошу тебя трижды подумать, прежде чем дать окончательный ответ. Я не так давно знаю его, но могу с уверенностью сказать, что не смотря на чужеземное происхождение, Тиар Ритий – достойный господин и хороший человек, достаточно богатый, но не скуп. Умен. Силен. И обладает многими другими достоинствами. Однако будешь ли ты счастлива с ним?
- Я не могу быть до конца уверена, что буду счастлива с ним, отец, - проговорила Рия после короткой паузы. -  Хотя и искренне надеюсь на это. Но одно я знаю точно. Я буду несчастна без него. Мой ответ неизменен.
Отец кивнул и задумчиво подпер рукой подбородок.
- Что же, иди, Рия. А я останусь здесь и подумаю. Вечером вы оба узнаете о моем решении.
Девушка встала, поцеловала отца в щеку и, забрав ожерелье, покинула библиотеку. Рия шагала по коридору, сияя улыбкой. Внутри нее боролись радость и тревога. И хотелось петь и танцевать.
Она выпорхнула в узкий проход между коридором и гостиной, не отодвинув занавеску и, не заметив, налетела на кого-то по ту сторону прохода. Сильные руки подхватили девушку, но запутавшаяся в плотной ткани девушка не видела, кто это. Резким движением Рия убрала с лица занавеску и едва не вскрикнула, понимая, что оказалась в объятиях Тиара.
Тиар одним движением помог Рие окончательно выпутаться, второй рукой все еще обнимая ее талию. Рия схватила его руку, втянула мужчину в коридор, прячась за плотной занавеской и, привстав на цыпочки, потянулась к его губам.
- Ты простишь меня, Рия? – прошептал он, на миг оторвавшись от поцелуя.
- Да, да, простила уже тысячу раз…
Услышав шаги в гостиной, Рия резко отпрянула от Тиара и проскользнула в проход. Это Арон решительной походкой направлялся на мужскую половину дома. Рия же, поспешила на женскую, безуспешно пытаясь скрыть улыбку.




Глава 13

Арон сестру даже не заметил.  Мужчина широкими решительными шагами пересек гостиную, направляясь на мужскую половину. И тут же, в коридоре, наткнулся на того, кого искал.
- Тиар, пойдем со мной, - резко произнес он, одарив друга недобрым взглядом.
Тиару подобное поведение Арона показалось более чем странным.
- Что же, пойдем, - пожал плечами генерал. – Только скажи зачем.
- Нужно серьезно поговорить, - отрезал Арон и, развернувшись, направился к выходу. Тиар проследовал за ним.
Арон выбежал на крыльцо, слетел вниз по ступенькам, зашагал по дорожке вглубь сада и только оказавшись у одного из фонтанов наконец остановился и обернулся к Тиару.
- Это  - правда? – произнес он.
- Что – правда? – недоуменно взглянул на друга Тиар.
- Что ты просил руки моей сестры Рии?!
- Да, это правда, - спокойно сказал Тиар.
Вместо ответа Арон с размаху ударил друга в челюсть. Тиар, не ожидавший ничего подобного, пошатнулся, отступил на шаг,  недоуменно глядя на Арона.
- Ты… что?
- Как ты смел? – прорычал Арон, снова кидаясь в атаку, однако на этот раз Тиар поймал его кулаки  и оттолкнул его. Однако Арон не унимался. – Как ты смел? Да проклянут боги тот день, когда я назвал тебя своим другом!
- Арон, что с тобой? Что предосудительного в том, что я хочу взять в жены твою сестру?
- Не делай вид будто бы не понимаешь!  - разъяренный брат наносил удар за ударом, Тиар едва успевал защищаться, уворачиваться. Сам же бить Арона он вовсе не собирался.
- Нет, не понимаю!
- Я знаю, как вы, тарийцы, обращаетесь со своими женами!  И я не могу позволить, что бы подобная участь постигла мою любимую сестру!
- Что за глупости ты говоришь, Арон? Мы, тарийцы, любим своих жен и заботимся о них не хуже вас.
- Вы не защищаете их! Вы позволяете другим мужчинам смотреть на них и прикасаться к ним! У тарских женщин даже нет своей половины дома! – продолжал мужчина гневную тираду. –У них ничего нет, вы даже не считаете необходимым дарить им золото! А если ты погибнешь? Твои родственники не станут заботиться о твоей жене, как принято у нас!
- Арон, успокойся! Дай мне сказать хоть слово!...
- Я еще не закончил! -  проревел Арон, ударив Тиара в скулу. – Ты желаешь обречь мою сестру, одну из самых дорогих мне людей на ужасную участь. Она не сможет жить, как живут ваши женщины, она не перенесет такого обращения, ты понимаешь это, Тиар? Она этого просто не выдержит!
Арон отступил от Тиара не пару шагов, тяжело дыша.
- Теперь говори ты…
- Я услышал тебя Арон и я понял тебя, - так же тяжело дыша сказал Тиар. – И теперь хочу что бы ты выслушал меня. Я пять лет прожил в Орае. Я успел хорошо усвоить ваши обычаи, ваш уклад жизни.  И я обещаю тебе, что если Рия станет моей женой,  я буду вести себя с ней как самый примерный орайский муж. Она будет купаться в золоте, у нее будет множество служанок, своя половина в доме. Она будет жить так, как привыкла, как велят ваши традиции.  Я никогда не обижу ее. А насчет семьи… У меня нет родных, так что неважно тариец я или ораец.
- Я не верю тебе, - покачал головой Арон. – Ты не сможешь жить так, как живем мы! Не сумеешь!
- Ради нее я научусь, Арон. Я клянусь тебе в этом. Ты же знаешь, я никогда не бросаю слов на ветер.
- Да, я это знаю, Тиар. Но будь в моих силах это решить, я никогда не дал бы тебе согласия.
- Но решаешь не ты, - заметил Алый Генерал, - а господин Гата. Я думаю, он куда более опытен в подобных делах и уж точно знает, что лучше для его дочери.
- Что же, пусть будет так, - Арон отвернулся. – Каким бы ни было его решение, мое мнение неизменно.
- Мне жаль, друг. Я хотел бы, что бы ты понял, как сильно ты ошибаешься.
Тиар вздохнул и направился по каменной дорожке в сторону дома. Арон же так и остался стоять со сжатыми в кулаки руками и хмурым, тревожным лицом.




Нет ничего на свете более тяжкого, чем принимать решение, от которого будет зависеть судьба близкого тебе человека. Его счастье или несчастье. Господин Гата сделал глубокий вздох и поднялся из-за стола. Небо за окном было тяжелого лилового оттенка. Все вокруг казалось ему тяжким. Груз только что принятого им решения давил на широкие плечи мужчины.
Тяжелой поступью он спустился вниз, прошел по коридорам, отодвинув плотную занавеску, вошел в гостиную, где уже собрались, в ожидании его все домочадцы. Господин Гата направился к середине комнаты, задерживаясь взглядом на взволнованных лицах.  Тиар Ритий, пытающийся изо всех сил казаться спокойным, спрятаться за обычной непроницаемой маской воина. Демонстративно держащийся в стороне Арон, нервничающий не меньше остальных. Скептический взгляд Камиры. Рия, как будто стоящая на раскаленных углях. Дара и Иза, пытающиеся приободрить сестру. И конечно от внимания господина Гаты не ускользнула, какими взглядами все время обмениваются его дочь и тариец.
Воздух в гостиной казался густым. И вовсе не от аромата благовоний. А от напряжения. Наконец остановившись в середине комнаты, хозяин дома обвел взглядом всех присутствующих и произнес.
- Да благословят боги этот вечер и всех вас.
Услышав в ответ приглушенные реплики и обращения к богам, Гата продолжил:
- Сегодня я созвал всех вас, что бы объявить принятое мной решение, пожалуй, одно из самых важных трудных решений, которые когда либо, по воле богов, мне приходилось принимать. Тиар Ритий, ты просил руки моей старшей дочери Рии.
- Да, господин Гата, - произнес Тиар, которому пришлось постараться, что бы голос не дрожал.
- Ты, дочь моя, - обернулся Гата к Рие, - сказала, что желаешь стать его женой.
- Да, отец, - тихо произнесла Девушка.
- Теперь слово за мной, - хозяин вздохнул, а все в комнате затаили дыхание. Гата увидел как колыхнулась занавеска, за которой толпились и перешептывались взволнованные  слуги.  - Я долго думал, просил совета у богов. Тиар, единственной причиной для моего отказа тебе в твоей просьбе могло бы быть твое происхождение. Но что говорят нам боги в священном писании? «Все люди на земле – дети Наши и одинаково любимы Нами. И Мы велим всем людям так же любить друг друга, как и Мы любим их, не глядя на  рождение их, не глядя на тело их, а глядя лишь на душу и на деяния их.» Тиар Ритий, подойди ко мне.
Тириец послушно направился к хозяину дома, остановившись в паре шагов от него.
- Ты прожил в Орае более пяти лет. Ты видел наши обычаи, наш уклад. Успел ли ты изучить их?- спросил господин Гата.
- Да, я достаточно повидал и достаточно хорошо успел изучить образ жизни в Орае.
- Скажи, находишь ли ты наши обычаи подходящими для себя? Смог бы ты жить, следуя им?
Тиар набрал побольше воздуха в грудь и ответил:
- Господин Гата, я нахожу эти обычаи вполне разумными. И думаю, что они ни чем не хуже, чем обычаи Тара. И вовсе не противоречат моему образу мыслей. Так что, думаю, я мог бы следовать им.
Гата кивнул.
- Тогда обещай мне сейчас перед лицом богов, что если я отдам тебе в жены Рию, ты во всем будешь поступать с ней и с детьми, которых боги подарят вам, так, как велят обычаи и законы Орайского Халифата.
Тиар поднес ладонь к сердцу и сказал:
- Да услышат боги мои слова, я обещаю.
- Да будет так, - торжественно произнес Гата. – Рия, дочь моя, подойди ко мне.
Рия едва сдержалась, что бы стрелой не вылететь вперед. Спокойной походкой, она прошествовала к середине комнаты, встав рядом с Тиаром и обменявшись с ним взволнованными взглядами.
Господин Гата взял руку дочери и вложил в ладонь Тиара.
- Отныне, Тира Ритий,  Рия – твоя невеста, а Тиар – отныне жених твой, дочь моя. Да благословят вас боги и пошлют вам обоим мудрости и любви.
Арон нервно дернулся и решительно зашагал прочь. Младшие сестры подпрыгивали на месте. Слуги за занавеской радостно галдели. Камира утирала слезы краем головного платка. И сам господин Гата едва не прослезился, глядя на радостные лица возлюбленных, на их сияющие улыбки. Кажется, он не ошибся и этот человек действительно может сделать Рию счастливой. Но, как бы там ни было, он скоро будет вынужден расстаться со своей дочерью. И от осознания этого сердце Гаты болезненно сжималось.



Арон выскочил под прохладный покров ночи, вдыхая воздух, наполненный ароматом цветов и пытаясь усмирить гнев. Его мнение не важно. Господин Гата мудрее, лучше знает жизнь… Но, о боги, как мог Тиар так поступить? И ведь сам Арон привел его в дом своего дяди. Это на его плечах лежит вина за все случившееся и если Рия будет несчастна, он никогда этого себе не простит.
А изменить ведь ничего уже нельзя. Слишком поздно. Арон от ярости укусил свой кулак так, что выступила кровь. И вдруг перед глазами мелькнуло знакомое лицо, обрамленное алыми волосами.
«Злишься? А ведь твой друг не боится своих чувств, в отличие от тебя, Арон!», прозвучал в его голове звонкий девичий голосок.
- Что тебе снова нужно от меня?  - взревел Арон.
«Просто признай, что он ведет себя, как мужчина, а ты – как тряпка!»
- Он ведет себя недостойно!
«Он сражается за свое счастье, за свою любовь.  А ты сложил руки, даже не попытавшись. Он не смотрит на национальные различия, его это не смущает. Он не боится, как боишься ты!»
Арон взвыл от отчаяния, падая на колени.
- Почему тебе так нравиться мучить меня? Неужели ты не видишь, я и так страдаю!
Он почувствовал невесомое прикосновение на своем плече, прозрачный силуэт в легких одеждах на мгновение проявился перед мужчиной.
«Ты мучаешь себя сам. Как ты не понимаешь? Они предназначены друг для друга, так же, как и мы с тобой. Только твоей сестре повезло куда больше, чем мне. Ей достался мужчина, который не прячется от своей судьбы, как трусливая черепаха в свой панцирь!»
Арон тяжело дышал. Эфемерная фигура снова мелькнула, коснувшись его. Арон вдруг схватил прозрачную ладонь и потянул на себя, словно из воздуха вытаскивая Киану.  Девушка выпала в его объятия, и Арон впился в ее губы долгим поцелуем.
- Этого ты хотела, да? Я сдался. Ты победила.
- О чем ты? – прошептала Киана.
- Пойдем в дом. Я скажу всем: «Смотрите, вот моя невеста. И то, что она из Лакрата не имеет для меня значения. Потому, что я люблю ее, и мы будем счастливы».  Ты сломала меня, Киана. Я больше не смогу жить без тебя.
- О боги этого мира! Неужели я услышала от тебя, Арон?
Их губы снова слились в поцелуе, оба судорожно сжимали друг друга в объятиях, будто боялись, что  это – сон и все может исчезнуть в любой момент.
- Ты клянешься мне в этом, Арон? Клянешься, что возьмешь меня в жены?
- Да, я клянусь! Я теперь не хочу расставаться с тобой ни на секунду. Ты не можешь принадлежать никому, кроме меня! Обещай, что не исчезнешь…
- Я не могу, Арон, - прошептала Киана. – Нам придется расстаться ненадолго. Но я обещаю, мы скоро встретимся.
- Почему? – Арон чуть отстранился, глядя в желтые глаза своей возлюбленной.
- Дурные вести, - произнесла Киана. – А вот и они…
Откуда-то со стороны ворот раздался крик, Арон обернулся, а Киана растаяла прямо у него в руках. Мужчина поднялся с колен, тихо ругаясь самыми худшими из известных ему слов, и направился к воротам.





Рия еще никогда не была так счастлива, как сейчас, сидя на подушках рядом с Тиаром . Слушая речи отца, ловя на себе немного завистливые взгляды сестер. Теперь им не нужно будет прятаться, тайком встречаться по ночам, рискуя всем, лишь бы увидеть друг друга. Теперь все будет иначе. Теперь Тиар держит ее за руку, и никто и слова скажет им в упрек.
И совсем скоро они будут принадлежать друг другу целиком и полностью. По обычаям Ораи между помолвкой и свадьбой должен пройти ровно один месяц. Решено было, что случится торжество в доме господина Гаты, в первый день весны. И что потом Тиар увезет ее в свой дом в столице, где они и будут жить. Мечтами Рия была уже там.
Младшие сестры не могли отвести глаз от влюбленных. Казалось, они оба излучают ослепительное сияние и еще немного и оторвутся от земли, воспарив в воздухе. И тут распахнулась дверь, и в комнату стремительно вошел Арон.
- Дурные вести, Тиар, - громко сказал он. – Простите меня, Тиар, дядя, и все простите, но дело срочное. Арон протянул другу свиток и тот, развернул его и, под встревоженными взглядами, быстро пробежал глазами. Чем дольше читал, тем больше хмурился.
- Нам нужно утром быть в столице, - хмуро сказал Тиар, поднявшись с подушек. – Мы успеем до рассвета добраться до Шакры?
- Только если отправимся прямо сейчас, - ответил Арон.
- Ты уезжаешь? -  тихо произнесла Рия и тоже встала.  – Сейчас? На долго?
Тиар взял ее за руки и мягко проговорил:
- Я обещаю тебе вернутся так скоро, как только смогу. Мне тяжело расставаться с тобой. Но чем тяжелее прощание,  тем радостнее будет встреча.  К тому же в столице я смогу приготовить дом для его новой хозяйки, - Мужчина улыбнулся, и Рия улыбнулась ему в ответ. – Господин Гата, я от всей души благодарю Вас за гостеприимство и прошу простить меня, что вновь так неожиданно и скоро покидаю Ваш дом.
- Не нужно извиняться, - ответил хозяин. – На все воля богов.
- Коней уже оседлали, - сказал Арон. – Нам пора.
Ночной ветер дышал в лицо. Тиар все врем оглядывался назад. Там у ворот мелькала фигурка, облаченная в просторные темные одежды и почти незаметная во тьме ночи. Но он знал, она там. Она провожает его взглядом. И она будет ждать его возвращения. С таким же нетерпением, как ждет он сам новой встречи с ней.


Рецензии
Колоритно и увлекательно! просто таки видишь и этого торговца - хитро ухмыляющегося и сморщенного.. и халифа, а уж про его жен так вообще отдельный разговор!
Жду продолжения, Наташа!))

Анастасия Литвин   15.01.2012 01:13     Заявить о нарушении
Ань, я про Халифа еще не выкладывала =) Не выдавай все секреты =)

Нисмиана   20.01.2012 01:05   Заявить о нарушении