Отчего дети жучкам лапки отрывают

Написано для проекта «Круги На Воде» Тема: «Рыбка в банке»
http://www.proza.ru/2011/10/04/1382

Иногда так бывает, что человеческая душа, словно рыбка в банке, проводит свои дни под пристальным присмотром ума. Время от времени тот пропускает мелкие крохи духовной пищи, поддерживающие её жалкое существование и даря тень надежды на свободу и волю. Заботливый ум бдит прочность стекла, через которое душа взирает на мир, что предстаёт пред её удивлённым взором в искривлённом виде сквозь стеклянные стенки страха. В этом прозрачном инкубаторе взращивается гордыня исключительно для того, чтобы душу было чем занять, если она попытается заглянуть за грань стеклянного кокона.

***
Он ничем не отличался от остальных. Хотя... Да нет, таких полно, как он, тридцатипятилетних холостяков, проживающих совместно с матерями.

Отец бросил семью, когда мальчику было года три. Потом периодически возвращался. Пил, бил мать, иногда доставалось и сынишке. Со временем малец стал просто забиваться куда-то в угол и пересиживал там визиты отца. Тот забирал последние деньги и снова уходил, оставляя жену и ребёнка в страхе, унижении и вынужденной отвратительной покорности. Тогда мальчик выбирался из своего укрытия и, как мог, успокаивал мать. Но женщина не позволяла сыну плохо говорить об отце. За любое самое невинное негативное высказывание в адрес папа она наказывала ребёнка. Била по губам и ставила в угол на час.

Мальчик ненавидел отца детской горячей ненавистью! И боялся самым сильным животным страхом!

Когда никто не видел, малец ловил бабочек и жуков, собирая их в баночку. Потом прятался во дворе, в каком-нибудь укромном местечке типа прохода между гаражами, осторожно вынимал насекомое и снова закрывал банку так, чтоб другие не могли спастись. Клал жучка себе на коленки и аккуратными, движениями, что с опытом оттачивались, не спеша отрывал насекомому по лапке.

Странное чувство испытывал мальчик, глядя, как оторванная конечность ещё пару секунд судорожно дёргается, а жучок изо всех сил тщетно пытается высвободиться из-под палочки, которой был зафиксирован. И так повторялось много раз со всеми пойманными насекомыми. Бабочки пытались улететь с одним крылышком, жучки - отползать, опираясь на лапки, оставленные по разные стороны и в разном количестве.

Жизнь насекомого обрывалась лишь тогда, когда истязателю становилось либо скучно, либо... Да, частенько что-то внутри сжималось, и ребёнок на миг проникался состраданием, словно это ему самому оторвали ногу или руку. Почему-то становилось больно. Маленького садиста прошивал странный ледяной холод, и он задавливал искалеченное насекомое. Но чаще оставлял жукчов-ампутантиков на произвол судьбы. А иногда бросал этих калек в муравейник и наблюдал за «естественным отбором», пока не надоест.

***
За плечами у парня была фактически только школа. В армию его не взяли из-за травмы ноги, полученной в подростковом возрасте при падении с велосипеда. Ни в одно училище он так и не смог поступить. Почему? «Там спрашивали не то, что мы учили… Не тот билет вытащил… Преподаватель придрался... Уплатить, кому надо, - денег нет.»

Работать бедолагу пристроил знакомый его мамы. В ночные сторожа учебного заведения берут и без образования. Правда, на хромоту сперва смотрели тоже косовато, но пожалели. Испытательный срок парень прошёл, а там привыкли и забыли. Да и работал исправно. Опозданий не было, появления в пьяном виде тоже, так как юноша не пил вообще по убеждению. Ну а про садизм над насекомыми и сам давно не помнил. Посему этим не занимался ни на рабочем месте, ни дома.

***
Парень любил готовить. Их двухкомнатную квартиру он всегда держал в чистоте и порядке. Помогал во всём маме: «потому как годы идут, а мамы не молодеют». Женщина видела в этом проявление сыновней любви и была горда своим чадом. Щедрая похвала, раздаваемая за выполнение домашней работы, очень тешила самолюбие парня. И он ещё с большим рвением старался во всём угодить маме. Которая ради него, как сама говорила, так больше и не вышла замуж. С отцом же так и не общался вообще лет с восьми …после последнего безвозвратного ухода того.

Парень любил фотографировать. Даже как-то накопил денег и купил простенький цифровик! Фотографии не печатал, конечно - дорого это, да и без надобности. Гости к ним не ходили, а для себя есть старенький компьютер, где можно их хранить и пересматривать. Да и на работе ещё ноутбук выделили – можно даже перед сотрудниками похвастать новыми снимками.

Современная техника на работе неожиданно открыла новые горизонты. Вот тогда парень пристрастился к интернету и соц-сетям. Там, во множественных нереальных виртуальных мирах, на страницах сайтов была вся его незатейливая жизнь в фотографиях, стихах и прозе. Там было много «друзей», которые могли оценить все его жизненные заслуги. Правда, никто никогда не принимал приглашения, встретиться в реальности, пойти куда-либо. Или заглянуть к нему в гости на новое блюдо, для которого с получки можно было позволить себе купить «очень дорогое мясо, но для тебя... Только приходи!»

Одиночеством были пронизаны стихи и проза этого бумагомарателя. За каких-то полгода на его авторской страничке литературного сайта появилось более тысячи миниатюр, незатейливых рассказов, стихов и однообразных зарисовок.

Когда парню давали практические советы, как легально и без особого напряга заработать, он виртуозно находил в любом из предложенных вариантов то, что лично ему не подходило по той или иной причине. Иногда говорил: «это не моё». Хотя, по сути, мог бы просто получать деньги за собственное творчество, за то, что он и так делал постоянно, но бесплатно. Копирайтинг, ведение блогов, фриланс – всё это считал чем-то недостойным. «Я пишу от души, а не за деньги» - это была позиция, жизненное кредо личности. И он искренне удивлялся, когда люди пожимали плечами, сочувственно вздыхая. Парню казалось, что его никто не понимает, что мир вокруг враждебный, и на его долю Бог посылает особые испытания.

Но, он любил помогать людям. И сам считал это чуть ли ни миссией собственной жизни. Не практически: «Откровенная дружеская беседа намного важнее. Она даёт силы и вдохновение для решения трудных проблем». Если у собеседника было действительно что-то очень серьёзное, плохое, парень сочувственно качал головой и беспомощно разводил руками: «А чем же я могу помочь, если…» И просто приводил в пример собственную жизнь. Которая в его красочно-художественном рассказе поразительным образом представала всегда в виде настоящего кошмара, где оказать помощь реально не представлялось возможным. «А я как-то живу с этим. Улыбаюсь…»

Парень мог часами выслушивать душевные излияния любой из учениц на своей работе, давал толковые советы, так как «был старше, а значит, мудрее». Но искренне недоумевал, почему очередная юная подруга отказывалась пойти с ним погулять в парке. И разочаровывался каждый раз в людях и устройстве мира.

Женщины? О, да! Он любил о них писать, мечтать, говорить... Эти существа были для романтичного парня вожделенны и недоступны. «А кому я нужен хромой? - вопрошал он в очередном диалоге с кем-то в сети - Девушки любят богатых, а я... – обречённо повторял снова и снова - Настоящие друзья же должны быть не по уровню доходов! И настоящая любовь тоже. Как бы я хотел, чтоб меня полюбила девушка просто так! Чтобы ей был нужен именно я, а не моё положение, деньги...» И ещё: «Да, я люблю её, но маме она не нравится...» «Я бы приехал к тебе, но... это дорого, да и мама не отпустит к незнакомому человеку...»

Парень искренне не понимал, почему от него уходят друзья. Почему даже ученики заведения, где он работал, с ним не хотят общаться, а девушки вообще обходят стороной. Ему были неприятны взгляды прохожих на улице. От женских глаз он вообще старался уворачиваться, чувствуя некий стыд из-за хромоты и низкой зарплаты, словно на лбу красовалась справка о доходах. Любой смех, случайно услышанный, первым делом воспринимал, как злую насмешку над собой. И вдруг...

***
Они познакомились в сети. Женщина во всём была его мечтой. И - о, чудо! - парень ей тоже нравился. Да, таким, какой он есть: с хромотой и скудными доходами. Она искренне восхищалась его творчеством, усматривая «непостижимую глубину мысли» в рассказах. Новая знакомая была весёлая и озорная. И даже строгость его мамы не пугала эту женщину. Да и моложе была всего на пять лет – ей было тридцать.

Они отдыхали душой, наслаждались разговорами «обо всём на свете»... И даже то, что он был до сих пор девственником, новую подругу ничуть не смущало. Поскольку эта тема была для женщины открытой настежь. «Вот, свершилось!» - думал парень. Месяцы общения были сплошной радостью для обоих. Встреча родных душ после вечности разлуки.

Единственной преградой были... километры: четыре тысячи. Женщина приехать к нему отказывалась, т.к.... передвигалась только на коляске: сложное это путешествие могло бы быть и рисковое. Хотя, в жизни ей доводилось ездить много, далеко и часто.

А он... парень хотел поехать. Даже был готов накопить или одолжить денег. Правда, не знал как, у кого. А отдавать чем? Да и мучил главный вопрос: как мама ко всему этому отнесётся? Нет, тот факт, что женщина была инвалидом, его не смущал. Просто....

Решился! Вечером мама пришла с работы, сын вкусно накормил её. Потом нехотя прошёл за ней в гостиную...

Озвучил своё решение ехать быстро и чётко, надеясь, что так мама лучше поймёт серьёзность намерений сына. Сказал... и весь сжался, как собачонка перед занесенным над ней сапогом...

Истерический крик матери оглушил парня, пожалуй, сильнее, чем сапог самодура беззащитного щенка.

- Если ты поедешь, то я... - она захлёбывалась словами - я на себя руки наложу! Ты не понимаешь, что делаешь! Да я... – мать заламывала руки и пила капли - Как я останусь здесь одна?! А там?! Что ты будешь делать там?! Да ты не знаешь жизни! Ты на себя-то посмотри! Ну, кому ты там будешь нужен?! Я запрещаю!...

...Подруга сказала, что, в принципе, приехать может, но... не станет этого делать. Похвалила его маму, сказав, что тоже переживала бы за такого прекрасного сына, как он. Несколько дней ещё как-то без особого настроения пообщалась с парнем, потом замолчала. Через пять дней её молчания «в онлайне» он удалил этот контакт из аськи и «из друзей» во всех соц-сетях.

***
Парень глупо улыбался на своих виртуальных страничках с новых фото, что сделала его мама. По-прежнему жаловался на бездушие людей и несправедливость жизни. И снова писал о родном и любимом городе, который никогда в жизни не покидал, об одиночестве, о желании любить...

Иногда он думал и о той женщине. Душа ныла, а несбывшееся желание рвало сердце на части. Осознание того, что парень сам отказался от всего, било кнутом совести. А понимание того, что он и теперь отказывался что-либо делать, дабы изменить что-то в своей жизни, вообще выворачивало нутро наизнанку.

В конце концов, парень заболел: что-то с пищеварением. Хотя, и не сильно серьёзное. Будучи на больничном, стал много размышлять. Пытался понять, что же с ним такое. Как жить дальше? Почему он так поступает?...

И тогда в сознании стало чётко всплывать то детское занятие... В такие минуты парень не мог смотреть на себя в зеркало. Казалось, что оттуда ему по-идиотски улыбается безлапый и хромой жук-навозник. А в голове, где-то глубоко в тёмном уголке сознания, словно хохотала его мать каким-то диким сумасшедшим смехом… Пробуждая лютую ненависть к...

2011 год


Рецензии