Пирамидон, или зачем собаке пятая нога

Правдо-научная стереография (монографии теперь никто не читает все равно и мне тоже)


ПРЕДИСЛОВИЕ.

Историческая пьеса «в двух словах» и одном действии.

Действующие лица (действительные и весьма действенные):

Т о м а с М ю н ц е р,  радикальный проповедник времён Реформации, духовный лидер социального движения, проповедовавшего всеобщее равенство на основе евангельских идеалов и террор против традиционной церкви и дворянства. С движением Мюнцера было связано мощное выступление германских крестьян против феодалов (немецкая крестьянская война XVI века).

К а р л  М а р к с,  немецкий философ, социолог, экономист, политический журналист, общественный деятель. Его работы сформировали в философии диалектический и исторический материализм, в экономике — теорию прибавочной стоимости, в политике — теорию классовой борьбы. Эти направления стали основой коммунистического и социалистического движения и идеологии, получив название «марксизм».

Г е н р и  Ф о р д,  американский промышленник, владелец заводов по производству автомобилей по всему миру.

В а л ь т е р  Р а т е н а у,  германский промышленник, сторонник плановой экономики военного типа, министр иностранных дел Германии во время Веймарской республики.

А д о л ь ф  Г и т л е р,  основоположник и центральная фигура национал-социализма, основатель тоталитарной диктатуры Третьего рейха, вождь (фюрер) Национал-социалистической немецкой рабочей партии (с 1921 года), рейхсканцлер Германии (c 1933 года), фюрер и рейхсканцлер Германии (с 1934 года), верховный главнокомандующий вооружёнными силами Германии во Второй мировой войне.

М и х а и л  В е л л е р,  русский писатель и философ, член Российского ПЕН-Центра и Российского философского общества, лауреат ряда литературных премий.

С в. Б е р н а р д,  хозяин пёсика с пятой ногой, который подкрадывается незаметно и наступает всем.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ (И ПОСЛЕДНЕЕ)

"Подвал, похожий на пещеру. Потолок — тяжелые, каменные своды, закопченные, с обвалившейся штукатуркой. Свет — от зрителя и, сверху вниз, — из квадратного окна с правой стороны."
(Узнали местечко?!)

За круглым столом с выпивкой и легкой закуской по часовой стрелке сидят:
Т о м а с  М ю н ц е р, К а р л  М а р к с, Г е н р и  Ф о р д, В а л ь т е р  Р а т е н а у, А д о л ь ф  Г и т л е р, М и х а и л  В е л л е р и С в.  Б е р н а р д.

У двери в вольере из неизвестного материала притаилась собака Св. Бернарда. Время от времени она задирает вверх пятую ногу и почесывает ею ухо.


Т о м а с  М ю н ц е р.  Невыносимо! Вся тварь сделалась собственностью - рыбы в воде, птицы в воздухе, растения на земле; ведь и тварь должна стать свободной!

К а р л  М а р к с.  Деньги - это ревнивый бог Израиля, пред лицом которого не должно быть никакого другого бога. Деньги низводят всех богов человека с высоты и обращают их в товар. Деньги - это всеобщая, установившаяся как нечто самостоятельное, стоимость всех вещей. Они поэтому лишили весь мир - как человеческий мир, так и природу - их собственной стоимости. Деньги - это отчужденная от человека сущность его труда и его бытия; и эта чуждая сущность повелевает человеком, и человек поклоняется ей.

Г е н р и  Ф о р д.  Ясно, что в настоящее время существует финансовая сила, которая ведет мировую, строго организованную игру: вселенная – игорный стол, ставка, – мировое могущество. Культурные народы потеряли всякое доверие к учению, что во всех совершающихся переменах виноваты так называемые «экономические условия». Под маскою «экономических законов» скрываются самые разнообразные явления, в которых так называемые «законы» вовсе не повинны. Повинны в них законы самолюбия небольшой кучки людей, которая обладает волей и силой обращать народы, насколько возможно, в своих подданных.

В а л ь т е р  Р а т е н а у.  У них такая власть, что они могут заставить половину мира производить гавно, а другую половину его есть.

А д о л ь ф  Г и т л е р.  В один прекрасный день весь мир может попасть в распоряжение той части человечества, которая стоит ниже по своей культуре, но за то обладает более деятельным инстинктом. Эпоха наша задыхается в мелких вопросах мелкой "целесообразности" или, лучше сказать - в денежном рабстве.

М и х а и л  В е л л е р.  Не  знаю,  знакомо ли  вам  это странное  ощущение, оцепеняющее однажды ужасом, когда смотришь в зеркало и вдруг понимаешь, что видишь там еврея. Поздно. Безнадежно поздно. Уже ничего нельзя сделать. Перестает  действовать утешительный  самообман мифов о "засилье  малого народа"   или  "господстве  мирового  еврейского   капитала".   Все  гораздо безнадежнее; пронзительная непоправимость. Дело не в том, что у  них деньги. Деньги у всех. Дело в том, что деньги -- уже  суть еврейство.

С в.  Б е р н а р д.  Пирамидон, это не только вредное, хотя и эффективное болеутоляющее и жаропонижающее средство, это структурный принцип нашей жизни. (Окидывает всех вопросительным взглядом). Не пора ли собачку выпустить?


Все наливают себе выпить, и поют «Бывали дни веселые» на слова Леонарда Кона (что превращает пьесу в musical):

Take the only tree that's left
and stuff it up the hole
in your culture
Give me back the Berlin wall
give me Stalin and St Paul
I've seen the future, brother:
it is murder.

(Возьми дерево,
которое только еще осталось
и заткни им дыру в своей культуре,
дай мне Берлинскую стену, дай мне Сталина и Св. Павла.
Я видел будущее брат: это убийство.)

Св. Бернард выпускает из вольера пёсика с пятой ногой ...

ЗАНАВЕС



АВТОРСКИЙ МАССАЖ (libretto).

(Запрягай мозги, Читатель!)

В 1893 г. немецкий химик Фридрих Штольц, изменив молекулу слабого болеутоляющего, антипирина, синтезировал более сильный препарат — пирамидон. Через несколько лет, распространившись по всему миру, это лекарство начало приносить своему создателю баснословные прибыли и находилось в продаже до конца 70-х годов ХХ в.

Лишь после того, как стало известно о способности одного из компонентов этого лекарства — аминофеназола — образовывать в организме канцерогенный нитрозамин, популярность пирамидона стала слабеть, а когда оказалось, что в ряде случаев пирамидон ещё и поражал, костный мозг, во многих странах этот препарат изъяли из обращения.

Однако, пирамидон, это не только токсичное, канцерогенное, вызывающее тяжелые кожные аллергические реакции, поражающее, особенно у детей, костный мозг, а при длительном употреблении вызывающее развитие агранулоцитоза, болеутоляющее и жаропонижающее средство. Пирамидон, это, как справедливо заметил Св. Бернард, структурный принцип нашей жизни, принцип пирамиды. Отсюда и название – пирамидон.

Не известно досконально, применял ли немецкий химик Фридрих Штольц этот принцип непосредственно для изменения молекул антипирина или только для организации продаж своего «чудо-препарата», как это делается сплошь и рядом теперь, но досконально известно, что баснословные прибыли без применения принципа пирамиды получать невозможно.
Однако, принцип пирамиды был известен человечеству задолго до экспериментов немецкого химика.

С древних времен особо проворливые (вороватые и прожорливые) из людей пытались найти разные способы возвысить себя. Причем возвысить себя не только в собственных глазах, и даже не в глазах окружающих, а возвысить себя физически, приподняв себя над себе подобными и «прахом» окружающего мира, дабы легче выдерживать (ката)Клизмы, которые "слепые" силы природы время от времени ставят человечеству.
Такое приподнятие себя заключало особую выгоду, рождающуюся из положения суперпозиции, в котором оказывался приподнятый.

Постепенно такое положение суперпозиции выродилось в её принцип.
В самой простой формулировке принцип суперпозиции гласит: результат воздействия на частицу нескольких внешних сил есть векторная сумма воздействия этих сил.

Так определяет принцип суперпозиции наука физика.

Однако, многие люди, изучавшие в школе физику или не изучавшие, часто сталкивались в жизни с интереснейшим феноменом, который физика объяснить не может.

Заключается он в том, что, если одному человеку под силу поднять и нести, скажем, 10 кг какое-то время и на какое-то расстояние, а другому человеку под силу поднять и нести какое-то время и на какое-то расстояние тоже 10 кг, то вместе они способны поднять и нести гораздо больше, гораздо дольше и гораздо дальше арифметической суммы индивидуальных показателей их возможностей, это факт.

И это факт неоспоримый, каждый с ним сталкивался не раз, и каждый его время от времени подтверждает приглашая друзей не только выпить, но и помочь что-либо сделать или пережить. Сначала идут вместе к одному, потом вместе к другому.  Особенно хорошо это известно сельским жителям, живущим ближе, как к природе, так и друг к другу.

Если бы результат совместных усилий был равен лишь их арифметической сумме, то каждый бы делал все сам в одиночку и не было бы никакой выгоды приглашать помочь кого-то к себе, а потом идти помогать к другому. Каждый бы помогал себе сам.
Ан нет. Самый дотошливый читатель не возразит. Приглашаем и сами потом идем. Потому, что выгодно.

Самому и половину пианино было бы трудно на пятый этаж затащить, а вдвоём целое пианино и на девятый этаж затащить возможно. А уж о том, что если самому и полбутылки водки не осилить, а с товарищем и одной мало будет, и говорить не стоит, все это знают.

Физики, пасс!

Примеры, конечно бытовые, но быт главнейшая часть нашей жизни после культуры, да и то только у тех, у кого культура есть.

Этот факт, или феномен, не находящий объяснения в физике, но не нуждающийся в таковом для его использования, был хорошо известен уже в аллювиальных долинах Тигра и Евфрата, где молодое человечество занималось поиском средств достижения положения суперпозиции, на основе её принципа, который таит в себе «скрытую» от физиков, но известную каждому обывателю выгоду.

И в человеческом арсенале средств занятия положения суперпозиции путем приподнятия собственной индивидуальности, вместо положенного восхождения к ней, не оказалось лучшего устройства, чем банальная телесная фигура, ограниченная плоскостями, которые от её основания сходятся в одной точке.

Если читатель не узнал в этом определении пирамиду, то пусть не удивляется, что валяется в мирской пыли у её подножия, а не наслаждается теплом и светом в её пентхаусе, как это делают потомки примерных учеников Эвклида, значительно увеличившие первоначально данные их праотцам, в качестве поощрения любви к геометрии три обола, быстро смекнув, какую выгоду можно получить из такого нехитрого сооружения, как пирамида, если пользоваться его конструктивным принципом в денежных и торговых делах.

Они же, видимо, превратили и Эвклидово пространство в псевдоэвклидово, и даже в пространство Фридмана, в котором нынче опасными опытами на людях ищут подтверждение тому, что «деньги липнут к деньгам», поскольку  «денежные суммы ведут себя как гравитационные массы, с той разницей, что источником финансового притяжения становятся не сами деньги, а сознание их обладателя», как свидетельствует наш современник, писатель В. Пелевин.
Читателю же, возможно и неплохо изучавшему геометрию в школе, но неспособному распознать пирамиду везде и во всем, чтобы пользоваться ее благами, остается только любоваться ею на американской долларовой купюре, если она у него имеется, конечно.

Пирамида, как приподнимающее человека до положения суперпозиции устройство, известна нам со времен конца IV тысячелетия до н. э. , когда в упомянутых выше аллювиальных долинах Тигра и Евфрата появились первые башни в форме примитивных ступенчатых террас, возводимые предками Адама и его Дамы, и ставшие прообразом шумерийских зиккуратов, а потом и Вавилонской Башни, с садами на этих террасах, нашедших свое отражение в Библии в виде райских кущей, таких популярных в пентхаусах современных «пирамид».

История освоения человеком пирамиды, этого нехитрого устройства, которое человек использует для самовозвышения и занятия суперпозиции, оставила нам помпезные, дошедшие до нашего времени его макеты на территории древнего Египта, куда все те, кто плохо изучал геометрию в школе или только начинает осваивать принципы пирамидального возвышения, ездят, чтобы один раз увидеть то, о чем они слышали сотню-другую раз.

В далеком прошлом, посещавшие Египет под видом пленников иудеи, видевшие пирамиды, и, даже, чтобы набраться опыта, под видом рабов принимавшие участие в их строительстве, смекнули, что нет нужды для их постройки из камня и глины, чтобы наслаждаться их полезными свойствами, как это делали египетские фараоны или, еще раньше, шумерийские лугали.

Конечно не одни иудеи смекнули эту простую истину, и в разных странах, различные по цвету, полу и уровню интеллектуального развития люди, занялись созданием пирамид из разного подручного материала, а часто даже просто используя вещи совсем абстрактные, такие как связи, привилегии или просто силу воображения, как в случае с пирамидами финансовыми, показывая эти пирамиды другим подобно голограммам, и предлагая занять нижние этажи.

Здесь мы подходим вплотную (осторожно! не прислоняться!) к сути пирамидального принципа.
Феномен этот (а выше мы уже приводили примеры с пианино и водкой) свойственен не только людям, но и неодушевленным предметам, хотя и более эффективен в применении к первым.
Первые пирамиды строились из сырых кирпичей. То, что они были сырыми роли не играло, хотя последующий обжиг и придание им твердости кое-чему человечество научило. Людей потом тоже стали обжигать и закалять, чтобы созданные из них пирамиды были прочнее и стояли дольше.
Главное, что человечество почерпнуло из первоначального строительства пирамид, это пирамидальный принцип.

А заключается этот принцип в том, что для того чтобы приподнять один кирпич над поверхностью этого грешного мира и устойчиво сохранять его в положении занятой суперпозиции, требуется два других.

Проницательный читатель может возразить, что достаточно положить один кирпич на другой, чтобы приподнять первый. Да, действительно, это возможно, но малоэффективно и неустойчиво. Такие пирамидки-башенки строят из камней в Тибете, да и то каждый последующий камень, подкладываемый под предыдущий имеет больший размер, чем его предшественник, да и высота таких пирамидок, так как они все же пирамидки, небольшая, не больше человеческого роста (а тибетцы еще и низки ростом), и потому тибетская цивилизация, хоть и расположена на крыше мира, особой высоты не достигла, может потому, что и так на крыше и пирамидальный принцип там ни к чему.

Также стоит напомнить проницательному читателю, предлагающему ложить кирпич на кирпич, а не на два, его недавнее детство в котором он следуя таковому принципу строил башенки из спичечных коробков, катушек от ниток, просто кубиков или из чего другого, и башенки эти заваливались на ... бок, не достигнув высоты его пояса, где этот бок находится и он, выйдя из детства принцип этот с собой не взял, чему также, видимо, способствовало изучение в школе основ физики, и особенно раздела, касающегося точки, относительно которой суммарный момент сил тяжести, действующих на систему, равен нулю.

То есть, предмет находящийся на линии проходящей через центр тяжести системы, тяжести этой системы да и своей собственной не испытывает, а вся тяжесть ложится на систему и, соответственно, на основание (например, планету) на котором она воздвигнута.
(Не потому ли понятие центральной вертикали так широко распространено, от шахмат до структуры власти?!)

Поэтому, если и удалось бы построить достаточно высокую пирамидку тибетского типа, без несгибаемого стержня, проходящего через центр тяжести, такая система, как мы уже говорили, держаться не смогла бы, а если и смогла бы, то не достигла бы  высоты более тибетских пирамидок.

Производство таких стержней, достаточно высоких, чтобы возносить самых проворливых из людей на желаемую высоту очень дорого, и на сегодняшнем этапе развития человечества практически невозможно, кроме их производства для детских пирамидок, на которые мальчики и девочки с крыльями и без, надевают колечки разных размеров, сначала самое большое, потом меньше и меньше, приобщаясь к принципу пирамиды, но практикуя его малопригодный и примитивный тибетский вариант, для сохранения низких цен на игрушки для детей из малообеспеченных семей.

Возможно поэтому, когда они выходят из нежного возраста и им предстоит на себе ощутить действие пирамидального принципа, их так неудержимо влечет в Тибет, некоторое весьма короткое время, необходимое и достаточное по своей протяженности для принятия решения о том, стать ли кирпичиком для какой либо пирамиды, предлагаемой цивилизацией или всё-таки уехать в Тибет продолжать строить детские пирамидки-башенки, ходя от горы к горе, и посылая привет остальному миру (или остальной мир) с высоты Тибетского плато.

При этом, если бы цивилизованному уже в достаточной степени человечеству и удалось бы создание стержней для конструкции пирамид по Тибетскому варианту, оно не смогло бы наслаждаться, в этом случае, феноменом получения некоего прибавочного продукта, возникающего в результате сложения усилий двух составляющих, будь то кирпичики или люди, когда фактическая сумма их усилий больше арифметической. Феноменом, необъясненным физикой, но используемым людьми со времен пирамидальных построек в аллювиальных долинах Тигра и Евфрата.

Кроме того, что этот феномен дает возможность получения некоего прибавочного усилия, в результате кооперации двух, для использования его третьим, он, с ростом пирамиды, позволяет получать его в геометрической прогрессии, что при постройке пирамидок тибетского типа было бы недоступно.

Представим себе для наглядности простейшую конструкцию из трех кирпичей, где на двух лежащищ рядом кирпичах, возлежит третий. Решение вопроса о том, является ли этот третий лишним, человечество боязливо откладывает на «потом после потопа», поэтому и мы его до времени отложим. Хотя напомним, что после библейского потопа, первым делом сыновья Ноя занялись именно обжигом кирпичей и строительством из них пирамиды «Вавилонская башня».

В то время, как мы понимаем, приходилось еще воздвигать пирамиды материальные, а не финансово-голографические. Поскольку пространство Фридмана было еще не сконструировано из псевдоэвклидова пространства, которое на самом деле лишь частный случай метрического тензора, а не пространство вовсе, и люди жили в обычном Эвклидовом пространстве с обычными пирамидами, подобными египетским, на которые теперь все стремятся поглазеть.

Итак мы видим, что третий кирпич, не затрачивая никаких усилий, кроме оказания давления на два, лежащих под ним, своей силой тяжести (благодаря исключительно силам гравитации, ему не принадлежащим, на основе чего, наверное, и сделано наблюдение-заключение – «так устроен мир») с высоты, на которой два других его и поддерживают. То есть парение на этой высоте, кажущееся заслугой единственно его самого, и являтся воплощением того прибавочного усилия, которое рождается от кооперации усилий двух других, лежащих под ним и превышает их арифметическую сумму.

Учитывая также положение этого третьего кирпичика симметрично оси проходящей через центр тяжести всей конструкции (заменяя стержень, о котором мы говорили ранее), что менее доступно двум другим и каждому последующему слою кирпичиков пирамиды, поддерживающему предыдущий, нетрудно догадаться о его суперпозиции. То есть такой позиции, когда предмет, находящийся на линии, проходящей через центр тяжести системы, тяжести этой системы да и своей собственной не испытывает, а вся тяжесть ложится на систему (помните?).

И суперпозиция, это не просто слово дающее право на большой, дорогой  и тяжелый головной убор, называемый короной, в случае с людьми.

Суперпозиция, это полноценное пользование её принципом.

Здесь как раз и кроется великий трюк, в результате которого феномен взаимодействия двух частиц на благо третьей, путем синтеза прибавочного усилия, на величину которого фактическая сумма энергий их взаимодействия больше чем их арифметическая сумма, физиками скрывается.
Причем скрывается весьма неумело, ведь в физике шила как и в мешке не утаишь.
Возьмем, к примеру, самолет.

Если будет работать один мотор, то самолет будет катится, пока он работает. Когда первый мотор работать устанет или перестанет, можно включить второй и продолжать катиться дальше. Правда, самолет не автобус, и люди включают два мотора одновременно, и самолет уже не катится в два раза быстрее, а взлетает и летит, что принципиально отличается от качения по шоссе.

Но и мы не физики и нам Египетские пирамиды не заслоняют ни полет самолета, ни здравый смысл. Наоборот, они нас к нему возвращают и социальная пирамида, и финансово-экономическая предстают перед нами во всю их мощ и величину, как и пирамиды Египта.
Мы видим, что скрываемая за принципом суперпозиции сама суперпозиция, не только дает возможность для третьей частицы пользоваться дополнительной энергией, появляющейся при кооперации двух частиц,  но и дает эту возможность в геометрической прогрессии.
Если не видим , то давайте взглянем пристальнее.

Два кирпичика, являющиеся основанием для третьего покоятся, на поверхности называемой нами «прах земной» и ассоццируемой с субстанцией, хотя и воспроизводящей жизнь, но и жизнь поглощающей, то есть нейтральной в смысле возможности пользования какими-либо благами.

Заметим, что для двух последних, чтобы приподняться над прахом земным, необходимо и достаточно лишь три других кирпичика. Первому для занятия суперпозициии необходимо и достаточно два, а двум другим – три. А этим трём – лишь четыре. Причем, не надо быть профессором математики, чтобы понять, что эти четыре будут удерживать в суперпозиции всех шестерых на них лежащих. При этом сами они, эти четыре, будут всё также валяться в прахе земном.

Такая способность нижнего ряда пирамиды, к примеру из четырех кирпичиков, нести все шесть на них возлежащие полностью опровергает заявление физиков, что результат воздействия на частицу нескольких внешних сил есть векторная сумма воздействия этих сил.  Поскольку тогда необходимо было бы для поддержания этих шести не четыре, а, как минимум, шесть кирпичиков. А у нас четыре с сошкой , а шесть с ложкой.

Также не будем забывать, что «четырем с сошкой» тоже надо что-то есть, а под ними ничего и никого уже нет ... прах земной, разве что. Хотя современные любому историческому периоду технологии всегда позволяли тем, кто производит, скажем, экологически чистые продукты, самим питаться дерьмом.

И чем выше подымается пирамида, тем большее количество меньшему приходится кормить. Если количество лежащих в прахе составит пять, то количество в суперпозиции составит десять.
Конечно, суперпозиция суперпозиции тоже рознь, чем выше, тем лучше.
По сути, лишь самая высокая часть пирамиды, её «пентхаус», действительно находится в суперпозиции, а все другие, что ниже, находятся в суб-суперпозиции. При этом, чем выше и ближе к линии проходящей через центр тяжести системы (центральной вертикали), тем лучше суперпозиция.
Ну, а последние (нижние) – сами знаете, где находятся.

Поэтому картина мира, в которой бедное большинство кормит богатое меньшинство, является весьма далекой от реальности. Уже давно и с самого начала все было совсем наоборот.
Сумма суперпозиций всегда была и будет больше чем сумма позиций в прахе земном, и расти она будет по отношению к последней в геометрической прогрессии. И тяжесть пирамиды будет расти, соответственно.

Именно поэтому такое огромное количество проворливых людей стремиться приподняться, и чем выше тем лучше, заняв суперпозицию над прахом земным, используя принцип пирамиды, который и является выражением принципа суперпозиции и оставляя другим в качестве компенсации болеутоляющие и жаропонижающие таблетки с весьма символичным названием – пирамидон (или его производные).

Причем, пирамида таких суперпозиций дожна поддерживаться в постоянном строительстве, иначе наступает её обрушение, что средствами массовой информации педставляется нам как кризис.

На самом же деле просто рамками естественных географических или неестественных политических границ сдерживается увеличение основания пирамиды, строящейся в одной какой-либо местности. Поэтому проворливые люди всех времен и народов стремились эти границы преодолеть с помощью войн, колонизаций, глобализаций или других флешмоб-акций.

Сто лет назад умная женщина, Роза Люксембург, в своей работе «Капитальное строительство пирамид» («Накопление капитала») показала и доказала, что постоянное строительство пирамиды при пределе размеров и несущих способностей основания, невозможно. Пирамида при таких условиях грозит выродиться в её тибетский вариант и завалится обязательно, примером чего может служить известная из Библии Вавилонская башня.

Расчеты Розы Люксембург были просты и доступны всякому знакомому с арифметикой. И мы их здесь приведём:
«Пусть капиталист производит согласно известной нам формуле в следующей пропорции:
40c+10v+10m,
где постоянный капитал в четыре раза больше переменного, и норма эксплоатации равняется 100%. Количество товара представит тогда стоимость в 60 единиц. Предположим, что капиталист в состоянии капитализировать половину своей прибавочной стоимости и что он прибавляет ее к старому капиталу соответственно его составу. Следующий период производства можно было бы выразить в такой формуле:
44c+11v+11m=66.
Положим, что капиталист и в дальнейшем будет в состоянии капитализировать половину своей прибавочной стоимости, и что он может это проделывать каждый год. Для того чтобы он мог это осуществлять, недостаточно, чтобы он вообще находил средства производства, рабочие силы и район для сбыта, он должен находить их в определенной прогрессии, соответствующей прогрессу его накопления.»

Если кому-то не понятно (если туп как дерево, например), что на планете ограниченного размера и с ограниченными ресурсами невозможно находить средства производства, рабочие силы и районы для сбыта, в определенной прогрессии, соответствующей прогрессу накопления капитала, то он может,  вопреки утверждению Св. Бернарда, считать пирамидон (или его производные) исключительно эффективным болеутоляющим и жаропонижающим средством, а не структурным принципом нашей жизни, и принимать его по одной таблетке четыре раза в день, спокойно дожидаясь разьяснений, которые принесет пёсик с пятой ногой (подкрадывающийся незаметно и наступающий всем), чтобы узнать зачем она ему или  может ПЕРЕЙТИ К ПОСЛЕСЛОВИЮ.


Рецензии
что ж ты физиков так обижаешь. они не при чём.

Роман Восемь Шесть Четыре   25.01.2012 17:37     Заявить о нарушении
Физики, Рома, своими теориями необдуманными, как СТО и многие другие, формируют абсурдистский стиль мышления.
Здесь я их не обижаю.
Но им достанется еще.

Иъ Лю Ха   25.01.2012 20:13   Заявить о нарушении