Случай из практики

Валентина Петровна стала работать психологом совсем недавно. Предложили переучиться, и она пошла. Когда шла на курсы рассуждала, что психологом полегче работать, чем математиком. Не надо к урокам готовиться, не надо проверять бесконечные тетради и контрольные. И сама по себе наука очень интересная. Да и не знает никто в городе, в чём конкретно состоит работа школьного психолога. Так она думала до курсов. А полностью со всеми подводными течениями стала сталкиваться, только приступив к работе в новом качестве.
Ей выделили кабинет. Она его обустроила примерно,  как учили, чтобы людям здесь было комфортно. Правда, по правилу два кабинета бы надо. Один для консультаций, а другой для релаксации – расслабления. Но и один кабинет для школы – роскошь. Она ждала, что все кинутся к ней как к последней инстанции. Однако, почти никто и не заходил. А потом  её начали испытывать дети. Они, проходя мимо кабинета, просто пинали дверь от всей души, ожидая реакции новоявленного психолога. Реакции не было. Просто она понимала, что не догонит хулигана, к чему тогда и реагировать!

Валентине Петровне очень хотелось на деле оказать кому – то помощь.
Как  то в осенний дождливый день в кабинет постучали. Валентина Петровна откликнулась. Вошла очень хрупкая женщина, примерно лет сорока. Она тяжело вздохнула, прежде чем начала говорить.
- Здравствуйте! У меня очень большая беда  с дочерью! Совсем от рук отбилась! Я разрываюсь между работой, парализованной мамой и ею. Сейчас узнала, что Надя не всегда бывает на занятиях. Мне говорит, что всё нормально.
- Скажите, а давно начались эти проблемы? – начала работу психолог.
- Да с начала учебного года – женщина   снова тяжело вздохнула.
-Как Вы это обнаружили? А  дочь как отреагировала на то, что Вы всё узнали? – Валентине Петровне чисто по–женски хотелось понять что происходит. 
- Сказала, что больше такого не будет! Но я ведь вижу, не искренне говорит! Вы не могли бы поговорить с ней? – уже с мольбой обратилась женщина.
- Конечно,  поговорю! Вы не волнуйтесь!  - и психолог стала записывать данные девочки и проблему обращения.
Мать облегчённо вздохнула.
- Понимаете, я работаю в цехе по лепке пельменей! Моя смена почти 12 часов. Не успеваю ничего -   вот и предоставлен ребёнок сам себе! А с мужем развелась давно! – говорила она быстро, явно стараясь себя оправдать.
Когда всё было записано, женщина встала, несмело улыбнулась и ушла.

Валентина Петровна буквально на следующей перемене зашла в седьмой класс, где училась девочка, и попросила весь класс задержаться после урока.
Ей не хотелось, чтобы Надя поняла, что всё это только ради неё. Для этого психолог организовала тестирование и теперь с полным основанием могла вызвать к себе интересующих её детей. Среди таковых, естественно, оказалась и Надя. Когда девочка вошла в кабинет, Валентина Петровна протянула ей листочек и предложила выполнить несколько заданий. А сама в это время изучала девочку. Глядя на неё трудно было предположить, что это ученица седьмого класса. Не по годам сформированная фигура притягивала взгляд. «Кровь с молоком» - говорят про таких. И лицом очень хороша, отметила для себя психолог. Светло – русые волосы, стянутые в толстую косу, что опускалась  ниже пояса, отлично гармонировали с пшеничного цвета глазами. Миндалевидный разрез огромных глаз просто манил. В лице были соблюдены все пропорции. Красивый прямой нос, ярко алые полные губы, соболиные брови  вразлёт, небольшая ямочка на подбородке и ямочки при каждой её улыбке на щеках, делали лицо настолько привлекательным, что не было возможности отвести взгляд. Куда там хрупкой маме до неё. Сама высокая, статная и крупная девушка. Рядом со своими сверстниками она смотрелась как Гуливер рядом с лилипутами.

Надя быстро справилась со всеми заданиями и уставилась на психолога своими необыкновенными глазами. Валентина Петровна и не помнит, о чём ещё  они в тот раз говорили. Разговор был долгим. Девочка слушала очень внимательно, и было видно, что понимает, что ей говорят.  С тех пор Надюша стала очень частым гостем в этом кабинете.
Она приходила, делилась своими проблемами. Валентина Петровна откладывала все свои дела, какими бы срочными они не были, и внимательно выслушивала девочку. Если надо давала советы. Однажды Надюша пришла уже в конце учебного года.
- Валентина Петровна, хочу с Вами посоветоваться! – начала она
- Давай поговорим, Надюша! – тут же откликнулась психолог.
- Понимаете, я влюбилась! – потупила взор девочка
- Ну что же! В этом нет ничего плохого! – осторожно ответила женщина
- Но ему больше 50 лет! – немного покраснев, произнесла девочка.
Валентина Петровна попыталась справиться со своей реакцией на неожиданное заявление.
- И кто же это? Если не секрет!- задала она вопрос
- Да что секрет! Нет, конечно! Это сосед по подъезду! Вартан Георгиевич! – и она назвала очень хорошо известную Валентине Петровне фамилию. Дети этого возлюбленного буквально в прошлом году закончили школу. Во всяком случае, младший – Зураб.
- Надя! Это просто увлечённость! Пройдёт! – попыталась она убедить девочку. Но та отрицательно качала головой.
Долго они ещё так сидели и пытались найти выход из положения.

Потом Надя прибежала недели через две.
- Я видела его! – чуть задохнувшись, сообщила она. - А ещё я добыла его телефон и звоню им! – продолжила девочка.
- Надюша! Зачем тебе это надо! У тебя полно рядом сверстников! – говорила психолог
- Они все салаги! Да ещё и наглые! – зло произнесла Надя.
- А в чём выражается их наглость? – задала вопрос психолог, чтобы увести разговор в нужное русло.
- Да вот вчера пришёл один! На свидание звал! А когда отказалась, сказал, что всё – равно поймает в подъезде! И для убедительности перед моим носом презервативом помахал! Потом я эту дрянь на ручке двери нашей обнаружила! – немного зардевшись, рассказала девочка.
- Надя! Так может пацаны просто ревнуют? Ведь сыновья твоего возлюбленного с ними общаются, и натравить могли!
- Могли! – согласилась девочка. – Тем более, что я говорила с его женой и сказала, что она старая швабра!
- Ну и зачем ты дерзишь? – возмутилась психолог.
- А что она трубку бросает и не подзывает его! – негодование слышалось в каждом слове великовозрастного ребёнка. – А ещё я в его подъезде на каждой площадке написала кого люблю!
- Надя! Ну, зачем ты делаешь это всё? Это же взрослый мужчина! – явное беспокойство сквозило в каждой интонации даже больше просто женщины, чем психолога.
- Мне никто не запретит его любить! – настойчиво произнесла Надежда.
В тот раз так ни до чего и не договорились. Потом ещё не раз прибегала она, рассказывала о своих победах и неудачах. По её словам выходило, что возлюбленный не желает оставлять семью ради неё. И Валентина Петровна в душе радовалась за такую сознательность мужчины, причём горячих кровей, а ещё и за то, что девочка так сильно стала ей доверять.



Прошло лето. Начался новый учебный год. И снова Надежда стала прибегать к психологу. Потом   состоялся совсем странный разговор, после которого психолог поняла, что сама не разрулит ситуацию.
Надя явилась, немного помолчала и начала:
- Как у Вас дела? – вопрос был явно мостиком к дальнейшей беседе.
-У меня нормально! А ты как? – задала ответный вопрос Валентина Петровна
- Да с Вартаном наверно всё! – осчастливила Надежда.
«О Господи! Одумался ребёнок!» - с облегчением подумала психолог. Но рано радовалась.
- Мы позавчера с подругой были на базаре! – глаза юной барышни горели  азартом.
- И что же вы там искали? – улыбнувшись, спросила женщина, ожидая услышать рассказ про вещи.
- Вы бы видели с какими мы там познакомились хачиками! – продолжила юная леди.
- С кем? – не совсем поняла Валентина Петровна
- Ну, с армянами! Парни – красавцы! Один мне золотое кольцо подарил! – и она протянула руку, показывая ажурную вязь перстня, что поблёскивал на безымянном пальце.
- Надя! Зачем ты его взяла? Ты не в курсе, что каждый подарок требует чего – то взамен? – она решила больше не туманить в разговоре с девочкой.
- Он ничего не требовал! – уставилась на психолога Надя
- Ну,  так потребует! А чем ты можешь ответить?- явное волнение сквозило в словах женщины.
- Ничего он мне не сделает! – девочка дала понять, что сообразила, в каком направлении мыслит Валентина Петровна.
- Мы вчера ночевали вместе! И ничего! Он ко мне не полез даже! – девочка сказала и вперила свой взгляд во вмиг покрасневшее лицо психолога.
«Это он её изнасилует, а я виновата буду! Для чего работала с ней столько? Получается, что и не смогла ничего сделать!» - она краснела всё больше от досады и невозможности как  то изменить ситуацию.
- Ты что, девочка? Как это ночевали вместе? А где же мама была? – потрясённая признанием, психолог засыпала Надю вопросами.
- Родители уезжали в гости, на день рождения! С ночёвкой! – ответ совсем добил психолога. Она так растерялась, что машинально спросила то, что вроде, как и не знала, во всяком случае, девочка ей этого не говорила.
- А как же бабушка? – уже прозвучавший вопрос ошеломил и ту и другую сторону. Психолог поняла, что почти проговорилась, а девочка, что женщина напротив знает больше, чем нужно. Надя пару минут смотрела на Валентину Петровну:
- Так родители её с собой брали! – чуть помедлив с ответом, сказала Надя
- Бабушке получше? – очередной вопрос выдавал психолога с головой.
- Ну да! Гораздо лучше! – хитринка мелькнула в глазах девочки. Она посидела ещё пару  минут и со звонком ушла на урок.
А Валентина Петровна побежала вызванивать маму Надежды. Надо было срочно с ней говорить. В их доме посторонние, рядом с глупой романтичной девочкой.
Мама пришла в обед. Первая смена уже отучилась, и Надежды в школе не было.
- Здравствуйте! – вежливо начала психолог. – Я Вас вызвала, чтобы поговорить!
У мамы было очень бледное лицо. Пока она сюда бежала, то что только не передумала.
- Скажите, откуда у Нади кольцо? – задала вопрос Валентина Петровна
- Так я ей подарила на день рождения! – немного переведя дух,  ответила мама Нади.
- Вот как! – несколько растягивая слова,  произнесла психолог. Картинка стала проявляться, но пока смутно.
- А вчера вы были на дне рождения? – Валентина Петровна напряжённо ждала ответа
- Нет, не были! – ничего не понимая ответила женщина
- Надя сказала, что вы с мужем и бабушкой уезжали с ночевкой на день рождения! – психолог вглядывалась в лицо визави.
- Да про какую Вы ночёвку? Во – первых меня давно никто никуда не зовёт! Во – вторых и мужа то у меня нет! Я ведь Вам говорила! А в – третьих, мама совсем не транспортабельна! Куда же я её возьму? – удивление не сходило с лица бедной женщины.
- То есть Надя не ночевала одна? – больше для проформы спросила психолог. Частицы мозаики уже сложились, и выходила совсем неприличная картинка.
- Конечно! Никогда она одна не оставалась! А что? – волнение так и не оставляло мать Нади.
- Нет, всё нормально! – успокоила её психолог. – Просто они делали рисунки,  и Надя нарисовала гулянку вне дома. Валентина Петровна,  как могла откатывала ситуацию назад. Потом они попрощались,  и мама Нади ушла.
Валентина Петровна сидела и не могла взять себя в руки. Она анализировала год общения с девочкой, и теперь отчётливо понимала, что ребёнок просто играл с ней в «кошки – мышки». Она специально рассказывала небылицы, чтобы спровоцировать реакцию взрослого человека. До этого додуматься мог только совсем изощрённый во вранье человек. Так думала оскорблённая женщина. Она искренне привязалась к девочке, а та просто издевалась. Дождавшись перемены, психолог отправилась в класс к Наде. Отозвала её в сторону.
- Надя! Я всё знаю! – начала она
Молчаливый вопрос читался на лице так рано повзрослевшей девицы.
- Зачем тебе это было надо? – вопрос Валентины Петровны снова повис без ответа.
- Знаешь, тебе очень трудно будет жить! Ты не уважаешь людей! И не ценишь искреннего к тебе отношения! – сказала психолог, развернулась и ушла.

Прошло несколько лет. Валентина Петровна вошла в троллейбус. Ей уступила место Надя. Она поздоровалась и очень тихо произнесла, одними губами:
- Валентина Петровна! Простите! Вы правы были тогда! Только теперь я осознала всю подлость своего поведения! Не держите на меня зла! – девушка говорила искренне. Так чувствовала женщина.
Они расстались. Валентина Петровна шла по улице и думала о том, что может и правда не зря говорила она тогда с Надей. Может хоть малая часть её слов дошла до глубин души такой сложной девочки.
А ещё она молила Судьбу, чтобы она не была жестокой к этой взбалмошной, но в то же время  такой беззащитной девушке. 


Рецензии