Лягушки квакают перед дождём

Тем летом в деревне было очень жарко. Июнь жаркий, июль еще жарче, а август – просто невозможно жаркий… Настоящая засуха началась. Соседи жаловались, что вся картошка-морковка на огородах пропадет. Поливай-не поливай, а без дождя не обойтись.
В таком пекле даже ночью спать невозможно было.
Дедушка сказал:
- Надо ждать, когда лягушки заквакают.
- Зачем? – спросил я.
- Примета такая, - важно пояснил дедушка, -  Как лягушки заквакают – жди дождя!
И я лежал, лежал, которую ночь не мог заснуть от духоты… И однажды от скуки в темноте стал тихонько квакать. Как лягушка. Интересно, думаю, похоже получится или нет?
- Ква, ква… Ква, ква, ква…
Помолчал немного. И снова:
- Ква, ква… Ква-ква-ква…
Из другой комнаты вдруг приковылял дедушка.
- Димка, ты слышал? – потрясенным шепотом спросил он.
- Что? – спросил я.
- Лягушки квакали!
- Дед, откуда у нас лягушки? – спросил я, еле сдерживая смех.
- Под окном, чудак-человек! – ответил дедушка. – Под окном. Дождь почуяли – и квакают! А? Неужели наконец-то дождёмся дождичка?
- Ну… не знаю… - протянул я.
Я не мог поверить, что дедушка всерьез думает, будто это квакали лягушки, а не я. Но он, кажется, думал так всерьез.
- Ну, гляди, Димка. Быть дождю! Плащ пойти выложить…
И, радостно потирая руки, дед вернулся в свою комнату и вскоре мирно захрапел.
- Ква, ква… Ква, ква, ква… - снова зачем-то сказал я тишине. И вскоре тоже уснул.

Деревню разбудили раскаты грома.
Ночью хлынул ливень. Отхлестал сухую землю, напоил картошку-морковку на огородах. Освежил планету нашу грешную.
- Говорил же я, говорил! – весело кричал дедушка, выскочив поутру на крыльцо и кутаясь в свой серенький плащ. – Выдумали тоже: человек – царь природы. Глупости! Природа – царь человека! Природа не обманет! Лягушечки – они зря квакать не станут!..
Давно я не видел дедушку таким счастливым. Но мне было очень стыдно за то, что не признался ему: квакали-то не лягушки, а всего лишь я. А дождь – это просто так совпало…
И вечером я все-таки признался. Дедушка долго не хотел верить, отмахивался, злился… Потом, кажется, поверил. Стал мрачнее тучи. Отошел к печке, закурил…
      
Почти тридцать лет с тех пор прошло, а я всё думаю: не надо было, наверное, признаваться. Пусть бы радовался дедушка умной природе. Верил своим лягушкам. Ну что мне стоило, ей-богу…       


Рецензии