Аdi s chiquit n

Наташа – высокая стройная молодая шатенка с рыжеватым отливом волос. Она всегда ходит на тонких высоких шпильках и курит фруктовые сигареты, которые когда-то выиграла большой ящик на Кубе, играя в покер.
Утро у неё началось с похода вдоль побережья. Её шпильки звонко цокали по асфальтовой дорожке, указательный и средний пальцы держали сигарету, другой рукой она смяла пустую пачку и бросила на серую дорогу. Коробка была эксклюзивна для данной местности, тем более, если учесть, что эти сигареты были мало известны и на самой Кубе… Прохладный ветер дул ей в лицо, от чего её красивые изумрудные глаза прищурились, а лёгкие втянули в себя очередную порцию дыма.
Облачное небо, шум моря и запах воды… На улице лишь изредка появляются люди, так как этот час был столь ранним, что никто не хотел покидать налёжанных мест. Узкие губы очередной раз обняли сигарету, и изо рта вышел лёгкий дымок с фруктовым ароматом.
-Так, какие планы у меня на утро? – начала обдумывать Наташа, всё так же цокая по дорожке. – Кажется, на днях Бром обещал мне партийку в покер, да и ставка вроде была не плохая… Надо бы проведать старика.
Она резко свернула и перешла дорогу, лишённую признаков жизни. Подойдя к старому кирпичному заднию, она отправила окурок в урну и открыла старую обшарпанную дверь. Это был старый бар, воздух в котором был спёрт и жутко вонял. Там кто-то фальшиво пел, была какая-то копашуха.
-Что это такое?
Бармен посмотрел на вошедшую девушку и сказал:
-Да какая-то местная девчонка горем убивается. 
-Так что ж все на неё глаза свои вылупили?
-Так интересно всем, такое зрелище очень редко увидишь! Да и что, не буянит, так только, если поёт. Ничего, скоро приструним.
Наташа прошла к столу, на который все смотрели и рыдали со смеху. Там сидела сильно пьяная юная девушка. Её чёрные густые блестящие волосы были криво и коротко острижены, кожа белая как мел и лишь на локте была кровь. Она горланила какую-то тоскливую песню, и её жалостливый вид напоминал щенка, которого выкинули хозяева. Наташа пододвинула стул и села рядом. Достала новую пачку и потёртый крикет. Вытащила одну сигарету и зажала её губами, предложила пачку девушке. Там замолчала и посмотрела заслёзаными глазами на пачку, потом на Наташу и быстро мотнула голову в знак согласия и взяла одну штуку. Они закурили. Девушка сделала сильный вдох дыма и закашлялась, вдохнула ещё раз и бросила сигарету на стол. Ей стало плохо, и всё её внутреннее содержание желудка оказалось под столом.
-Так, всё ясно… А где же Бром, неужели он не выполз посмотреть на это зрелище?
-Он пока ещё не вернулся, - раздался чей-то из голосов.
-Тогда скажите ему, что займу 4 комнату, - она подняла девушку и помогла ей пройти в комнату, что находилась наверху. – Да, Малышка, сейчас тебя бесполезно о чём-либо расспрашивать… Надо тебя бы в прядок привести, пока поспи. - Она уложила девочку, та сразу закапалась в одеяло и быстро уснула. Она была невероятно чумазой, новая одежда была тоже измазана. Наташа закрыла комнату и спустилась в бар.
-Жор, плесни мне виски. И когда Бром будет? Он мне игру обещал…
-Не знаю, скоро должен быть. Ты думаешь, он одобрит, что какая-то мелкая занимает одну из комнат?
-Считайте что я там, а не она.
-Что ты с ней собираешься делать? – спросил один из мужиков. – Может нам оставишь? Ха-ха-ха!
-Ты, свинья, молчал бы лучше. – Увесистый рослый мужлан приподнялся, но в эту минуту из потайной двери показался тот самый Бром. Это был мужчина среднего роста с бородой-лопатой. Судя по всему, он был держателем данного заведения…


***
-Что ты забыла в этой дыре? – спросила Наташа, которая всё в той же комнате уже делала волосы девочки более ровными. Она её стригла.
-Меня выгнали из дома… - сказала та. На этот раз она не была чумазой и вся одежда на ней была опрятной. У неё были большие голубые глаза, она была хрупкого телосложения и казалась простой. В ней не было изюминки, как любят говорить ценили женской красоты. На вид ей было лет пятнадцать.
-Сколько тебе лет и как тебя зовут?
-Мне шестнадцать… Меня зовут Аня.
-Наташа. Приятно познакомиться, - улыбнулась она, Аня улыбнулась в ответ, и показались её ровные белые зубки. – Знаешь, не нужно отправляться в такие места. Ты слишком маленькая ещё для них. Я уже закончила. На зеркало, посмотрись.
Аня приняла большое овальное зеркало, которое было треснуто. Она посмотрела в отражение и увидела, что вместо её разнодлинных небрежно обрезанных волос у неё было аккуратное каре с прямой чёлкой.
-Спасибо вам, Наталья.
-Давай на ты, просто Наташа, – она улыбнулась, и её лицо приобрело забавное выражение. Были видны веснушки. Она положила ножницы на комод. – Уже вечер, а вечером на море очень красиво. Может, составишь мне компанию?
-С удовольствием! Только… - Она уткнула свой взгляд в пол и смялась. Наташа села на кровать и посмотрела в потолок.
-Если тебе стыдно за своё поведение – забудь. Эти свиньи не стоят стыда. Знала бы ты, что сами они вытворяют. Хоть я тут и всего дня три от силы, но про таких людей я знаю всё. На, возьми мою куртку, на улице прохладно. – Она сняла джинсовку и накинула не плечи девочки.
-Спасибо, а как же ты?
-А что я? Я потом заберу, как куплю тебе, - она подмигнула и направилась к двери. Аня встала.
-Как это? Ты же меня совсем не знаешь и вот так просто можешь потратиться на меня? – большие глаза Ани стали ещё больше от удивления.
-Да ладно тебе!
Они спустились. Вечером в баре было особенно людно, и, судя по устремлённым  на девушек взглядов, слух о пьяной малолетке быстро обошёл всех посетителей. Они просто молча смотрели на девушку. Она это заметила и снова потупила свой взгляд в пол и быстро зашагала к выходу. Наташа шла не спеша и чинно. Она подошла к мужчине с бородой-лопатой.
-Вот, возьми, - она сунула ему в карман деньгу, - это тебе от дяди.
Она молча вышла. За дверью прижавшись к стенке, стояла Аня.
Пошли, Малышка.
-Почему Малышка?
-Ну, потому что я первый раз тебя так назвала, когда тащила в комнату.
Аня смутилась и вскоре спросила:
-А почему ты меня так назвала?
-Потому что на фоне этих свиней, ты выглядела именно Малышкой, - улыбнулась она.
Они вышли на главную дорогу. Стал виден горизонт: заходящее оранжевое солнце будто таяло, словно масло, в разбегающихся перистых облаках… В горло вдарил воздух, который показался невероятно свежим и слегка прохладным. Наташа закурила очередную сигарету.
-Малышка, так что у тебя случилось?
-Меня выгнали из дома. Я живу далеко от родителей. Уехала от них ещё год назад, чтобы здесь учиться. Я их порой навещаю. А так живу в одной квартире, точнее жила. Так как я не имею постоянного заработка, мне в основном родители деньги высылают, а так я работаю по случаю, если подвернётся интересное предложение, поэтому договорилась с одной бабулькой жить у неё бесплатно. Зато я ей обязалась помогать по дому и ей самой. Но на днях мы похоронили бабку, а её внуки выселили меня из квартиры… - её голос охрип, а глаза налились слезами, она глубоко вдохнула. Наташа выпустила дымок. – Мы вчера сильно поругались, и я ушла.
-А как же вещи?
-Не знаю…
-Да не переживай, заберём позже. – Она сделала последнюю затяжку и бросила сигарету на дорогу. Они стояли перед каменистым берегом. Людей было мало и в основном это были обособленные пары. Они смотрели на море и в голове даже не было мыслей… Вода блестела оранжевым цветом, переливалась, сверкала… Она манила своим величием, своей глубиной и спокойствием. Наташа сняла шпильки и пошла по гальке босиком, девушка направилась к причалу, Аня засеменила за ней. Они молча шли, вскоре дошли до края и сели, свесив ноги вниз.
-А ты как тут оказалась? – спросила Аня, болтая ногами.
-Я… приехала три дня назад сюда. Люблю море. А влюбилась я в него, когда меня занесло на Кубу…
-Ух ты! А как это произошло? – она увеличила глаза и посмотрела на Наташу, которая смотрела далеко вдаль.
-Хм… да, это было так давно, что я плохо помню. Я там жила лет шесть… там жил мой отец, он держал компанию, табачную…
-Поэтому ты куришь?
-Нет, какая же ты любопытная! – немного злясь, сказала она. Аня опустила глаза и замолчала. – Эх, просто я не привыкла быть рассказчиком, а тем более не люблю, когда меня перебивают. Нет, курить я начала, потому, что я связалась с плохой компанией. Мои родители развелись, когда мне было шесть… С тех пор я жила с отцом, который мной не особо занимался. Я взрослела на улицах и большее игралась с мальчишками, нежели с девчонками. Вот так и получилось. Потом я уехала.
-М-м-м… мы чем-то даже похожи…
-Хм, - она улыбнулась. – Знаешь, не надо так убиваться из-за каких-то «внуков». Просто за такие поступки тебя бы могли прирезать. Так что тебе повезло: я вспомнила, что мне нужно было туда зайти.
-Прости…
-За что? Это я тебя не ругаю, а учу. Так как ты пока обескровлена, я возьму тебя под своё крыло. И не надо так удивительно на меня смотреть, - она опять забавно улыбнулась, и её волосы снова отливались медью.
-С-спасибо, ты мне так помогла! Я даже не знаю, как тебя отблагодарить!
- Да я пока вроде ничего и не делала. Вот заберём вещи, переедешь ко мне, тогда и скажешь спасибо.
-А ты здесь далеко живёшь?
-Да не особо, минут двадцать пешим ходом, если не спешить. Я квартирку тут снимаю.
-Понятно…
Начала подниматься ветер и волны бились о причал.
-Давай-ка пройдёмся, - вставая и обуваясь, предложила Наташа. Аня кивнула головой и тоже поднялась.
Показалась зелёная пачка, крикет… запах фруктового дыма, цоканье каблуков и шарканье сандалий.
-Где ты там жила?
-Да тут не так уж далеко, через дом от бара.
Они молча шли прогулочным шагом. Вскоре они остановились перед таким же старым кирпичным зданием, вошли в обшарпанный подъезд. Здесь были узкие лестницы.
-Нам на третий.
Окурок погас на ступеньках. Снова воцарилось молчание. Аня шла впереди, и скоро остановилась перед дверью бардового цвета.
-Вот тут.
-Хорошо, постой рядом, я пока пообщаюсь.
Она позвонила в дверь. Никого. Она подождала и повторила звонок. Никого. Сильный стук в дверь всё же заставил подойти в двери поселенцев квартиры. Раздался голос молодого мужчины:
-Кто там? Чё надо?
-Я тётя Ани, я за вещами пришла.
Открылась дверь. За ней стоял парень, одетый в семейники и весь лохматый. Он оценочным взглядом осмотрел Наташу, а потом покосился на Аню и отварил дверь.
-Давайте, только быстро.
Аня шла не смотря на него, Наташа зашагала вперёд.
-Ань, давай-ка вещи собирай свои, а я пока побеседую. – Она засунула руки в задние карманы джинсов и подошла к молодому человеку. – Слушай, парень, я, конечно, всё понимаю, но зачем ты так делаешь?
-Как я делаю? Кто ты вообще такая?
-Не хами, парень. Девочке очень плохо было, а ты вот так бессердечно поступил… Нельзя так.
-Тебе какое дело? Чё тебе вообще надо?
-Да ты хам… -  Она схватила его за волосы да так сильно, что тот скорчил лицо и хотел ударить её, она достала нож из кармана, - не смей бить женщин, никогда, понял, осёл? Аня сейчас забирает всё свои вещи, а ты извиняешься перед ней и искупаешь свою вину, дашь ей денег, ведь ты хочешь спокойно здесь жить? Думаю да. – Она убрала нож и опустила его. – Малышка, ты всё?
-Почти да.
Она прошла в коридор, парень за ней. Аня выходит из комнаты с большим чемоданом. Наташа кашлянула.
-Ань, ты в общем прости, что я так вчера… И это… на тебе денег, - он залез в карман куртки, которая висела на вешалке и достал купюру номиналом 5000 рублей.
-Эээ, спасибо.
-Парень, помоги нам это вынести, - Наташа пнула туфлёй чемодан, юноша неодобрительно посмотрел и недовольно, прямо в трусах пошёл выносить чемодан. Она подмигнула Ане и вышла из квартиры, за ней пошла Малышка.
Когда они спускались на второй этаж, им на встречу уже поднимался «носильщик», он прошел молча и несмотря на них.
-Спасибо, - насмешливо крикнула Наташа ему в след.- Видишь, какой услужливый малый. Видимо осознал свою ошибку.
-Ага, и что это он?..
-Ладно, пошли теперь ко мне…


***
«М-м-м… такое ощущение, что вчера просто по мне трактор проехался… и что это в самом деле?»
Наташа лежала на большой кровати, небрежно прикрытая одеялом. Жалюзи были слегка приоткрыты, и сквозь щели проникал яркий солнечный свет, который играл на коже и волосах молодой женщины. Вся комната была не очень большой, но светлой и чистой, несмотря на небольшой бардак: разбросанные вещи по комнате, старый ящик, который сейчас служил пуфиком, какие-то книги и журналы.
Она привстала и одеяло съехало вниз, показалась пижамная майка.
-Где Малышка?! – пронеслось у неё в голове. – Малышка, ты где? – задорным тоном спросила она.
-Я на кухне, завтрак готовлю.
«Надо же, давно мне не уделяли столько внимания!» - она потянулась, скинула с себя одеяло и пошла на кухню.
-М-м-м… как вкусно пахнет… Я пока умоюсь и буду! И кстати, доброе утро! – Наташа разлохматила волосы Ани и пошла в ванную.
-Доброе! Вот уже скоро всё будет готово.
Утро и в правду было доброе. В небольшой квартирке пахло кофе и яичницей с беконом. Лучи солнышка играли на полу, морской воздух заполнял комнаты. Пылинки, витающие в квартире, поблёскивали в лучах. Настроение у её жителей было лёгким и отличным, а осадка от вчерашних неприятностей не осталось!
Наташа вышла из ванной уже причёсанная и переодетая. Она была одета в джинсы и майку, волосы были распущенны.
-Ух ты! Ты такая молодец!
-Спасибо, - смутившись, сказала Аня, выложив завтрак на тарелки. – Я сегодня так хорошо спала, что быстро выспалась. Пожалуй, давно такого не было…
-Ну, сегодня тебя ждёт ещё один приятный момент! – завтракая, сказала Наташа.
-Какой?
-М-м-м… Это будет поход по магазинам!
-Да? А я думала, что ты этим не особо отвлекаешься?
-О-о-о, нет, Малышка! Я же тоже девушка! Вот сейчас позавтракаем, я приберусь в моей берлоге… И… Пойдём закупаться!
-Да, давно у меня такого не было!
В квартире царила лёгкость. Они вместе начали уборку. Всего второй день, а они вели себя так, словно были знакомы уже не один год. Казалось, их души были настолько родными, словно они встретились после долгой разлуки. Грубость, жёсткой и неразговорчивость Наташи улетучивались при общении с Аней. Её строгие черты лица сменялись лучезарной улыбкой.
День прошёл достаточно весело. Они долго выбирали себе наряды, красовались друг перед другом и в итоге набрали себе кучу всякой всячины и вернулись только вечером.
-Ура! Наконец-то мы пришли! – завопила от радости Аня и, положив пакеты на пол, бросилась на кровать.
Наташа улыбнулась и положила свои пакеты рядом. Достала из кармана сигарету и закурила.
-Мы столько всего накупили, - продолжала Аня, - что я даже всего и не припомню, а заново всё примерять не могу. Вот насколько я устала! Но я так рада, правда и сама толком не знаю чему, - она потянулась на кровати. – Мне нравиться сегодняшний день! Таких эмоций я давно не испытывала! Наташ, Наташа…
Наташа села на ящик, спиной к кровати и молча курила в затяг, выпуская фруктовые клубы серого дыма. Она не обращала никакого внимания на позывы. Аня присела на кровати и удивлённо посмотрела. Кажется, будто она снова оказалось в том баре, где впервые встретила это необычную девушку. Её охватило жутко чувство, что она может потерять этого человека… человека, который выручил из опасной ситуации и приютил её – простую неизвестную девчонку со стороны у себя… И вдруг в голове у Ани возник голос Наташи, который говорил ей:
-Прощай, Малышка…
-Нет, не уходи от меня, - тихим беспомощным голосом сказала она и сжала своими объятиями Наташу. Она убрала сигарету от губ и повернула голову к лицу Ани.
-Малышка, ты чего? – Она удивлённо посмотрела.  – Малышка, погоди. – Аня разжала свои объятия, и Наташа смогла встать. Она потушила сигарету, сняла куртку и туфли и посмотрела на девушку, которая сидела на диване. Это было маленькое беспомощное существо, которое вызывало и жалость, и умиление. – Ну чего такое? – Она села на краюшек кровати и посмотрела в мокрые голубые глаза маленького существа. – Эх, ты, глупенькая… - она вытерла слёзы, которые уже успели упасть на щёки – Никуда я от тебя не ухожу, - Наташа улыбнулась, а Аня обняла её. – Малышка, всё хорошо, - шёпотом говорила Наташа и гладила темноволосую голову девушки. – А давай, давай я ужин приготовлю! Я умею готовить вкусно!
Аня согласно промурлыкала что-то и, стиснув сильнее Наташу, отпустила её.  Та пошла на кухню.
«Хм… Что же делать? Я не могу её надолго оставить у себя. Но она ко мне так привязалась… Даже жалко её…Моя жизни не для неё… У неё же есть родители, надо бы в скором времени увести её. Бли-и-ин…она же здесь учиться. Ладно…»
Одна мысль сменялась другой, но готовка шла полным ходом. Квартира наполнилась вкусным ароматом картофельной запеканки с мясом.  На кухню зашла Анна. Она была рослой девушкой. Черты её лица были простыми: большие голубые глаза, которые порой казались пустыми, тонкие бледные губы, прямой нос, широкие скулы.
-Малышка, а что произошло с твоими волосами? – садясь, спросила Наташа.
-У меня была длинная косичка, я её обрезала.
-Зачем? – впервые Аня увидела удивление на лице этой девушки.
-Э-э-э… ну просто захотелось, - смутилась она.
Наташа достала ещё одну сигарету и мяла её в руке, смотря в некуда.
-Знаешь, никогда не понимала людей, что уродуют себя из-за неприятностей. Другое дело, если бы ты хотела подстричься, а не так… - Она зажгла спичку и прикурила.
-Зачем ты куришь?
-Привычка.
-А зачем уродовать себя изнутри ради привычки?! – Аня покраснела от наплывавшей на неё злобы из-за того, что её не поняли, и из-за того, что она позволила себе ту минутную слабость в спальне.
Наташа продолжала невозмутимо курить. Обстановка на кухне становилась всё тяжелее и тяжелее я каждой секундой. Голубые глаза лупились на лицо остроносой веснушчатой девушки, та, в свою очередь, смотрела в некуда… Тем временем духовка прозвенела, дав понять, что запеканка готова.
-Я не голодна, - бросила Аня.
-Не ври. – Наташа достала блюдо и положила на стол, затем вышла из кухни.
Пока Аня резала запеканку и раскладывала на тарелки, Наташа ушла и захлопнула дверью. Она докуривала сигарету и быстро спускалась по лестнице. Вскоре она уже оказалась на улице, за поворотом которой начиналась набережная. Начинало смеркаться. Дул прохладный ветер, который не доставлял никакого удовольствия, а лишь раздражал. Придорожные фонари как будто мешали отдохнуть глазам. Успокаивал, пожалуй, лишь шум моря, к нему она и направилась. Снова послышалось цоканье каблуков, которые не сбавляли темпа. Она уже вышла на гальку, скинула туфли, взяла их в руки и пошла неспешно к морю. Становилось прохладнее, Наташа села почти к самой воде. В голове было словно пусто. Это море, чтобы она без него делала…

***

Они вместе уже живут больше недели.
Аня возвращается очередной раз с училища.
-Привет, Наташ! У меня сегодня такой чудесный день!
-Да? И что же в нём такого чудесного?
-У нас наконец-то кани-и-икулы!
-Вот как? И сколько у тебя будут длиться эти каникулы?
-Ну, у нас в связи ремонтом каникулы будут две недели. Я планирую поехать к своим родителям и хочу, чтобы ты познакомилась с ними. Я им писала письма про тебя, и они будут рады, если ты у нас погостишь!
-Что? Ты им писала про меня? – Наташа привстала.
-Ну да, - она не обратила на это внимание. – Ну так что? – Она улыбнулась и была уверенна, что Наташа согласиться.
-Малышка, понимаешь… Я не могу поехать с тобой.
-Почему?
-Потому что я не могу.
-Хм. А почему ты не можешь?
-Понимаешь, это всё так сложно… И я не могу тебе сказать.
-Почему? Да что такое?
-Малышка, понимаешь… Просто я не могу так.
-Как?
-Я не могу просто поехать с тобой. Прими это. И когда ты приедешь, меня тут уже не будет. Я устрою тебя, и всё будет хорошо.
-Но… Но а куда ты исчезнешь? На кого ты оставишь меня? И почему тебе вообще надо покидать меня?.. – слабым голосом, который сдерживал печаль, сказала Аня.
-Малышка, ты чего? – искусственно улыбнулась Наташа и продолжила фальшиворадостным тоном:
-Я всего лишь тётка с улицы, которая тебя выручила в трудную минуту. Разве не так делаю друзья? – она всё так же маску якобы весёлого разговора.
-Но ты же тогда не была… не была мои другом… - тяжело сказала она.
 Её глаза налились слезами. Она тихо села в уголок, поджала колени и опустила голову на них. Послышались тихие всхлипы. Сердце Наташи сжалось и застыло при виде этой картины, и уже окончательно поняла, что она значит для этой малютки, которую однажды вытащила из той передряги… Наташа присела на корточки перед этим комочек печали и начала гладить её по голове.
-Всё сходится, - думала она про себя. – И эта застенчивость, неожиданные приливы ярости, счастья… Она делилась со мной всем… Ещё та сцена, когда она сказала, что не хочет, чтобы я уходила… Малышка… Малышка, она любит меня… Но не как старшую сестру или подругу… А как вторую половинку… - эти мысли привели её в шок.
Картина не менялась, ну если не считать того, что Наташа на мгновение перестала гладить Аню и посмотрела на неё как-то по-другому. Её зрачки расширились, и рот слегка приоткрылся.
-Э-эм… Ма… Э… Ань, мне надо пройтись, ты пока отдохни, приди в себя… а я… Ну в общем, да. – Наташа сняла куртку с крючка и вышла.
-О Боже! – раздалось у неё в голове. Она стояла за дверью секунду, но потом, сделав крупный шаг, смело пошла по лестнице, погрузившись в пучину мыслей, которые бушевали в её голове.
Это был солнечный тёплый день. От солёного воздуха, который, казалось, застоялся и прогрелся, тошнило. Цоканье каблуков было почти не слышно. Улицы были оживлёнными. От того, что все казались такими радостными и счастливыми, Наташе стало ещё противней. Мысли в голове вдруг сменились воспоминаниями…
Жаркое солнце, воздух от которого гудело в висках. Старая бела стена, пара стульев. Облокотившись на стену, на стуле сидела девочка-пацанка, лет двенадцати, рядом на стуле сидел чумазый парень, чуть старше неё, а напротив них стоял рослый дохлый мальчуган в грязной майке и рваных джинсах, голову прикрывала нелепая соломенная шляпа.
-Ну и что она тебе сказала? Зачем она тебя звала? – Спросил парень, сидящий на стуле.
-Она…  сказала, что любит меня. Потом заплакала и убежала…
В этот момент раздался громкий смех.
-Таша, чего ты ржёшь? – угрюмо спросил стоящий парень.
-Она глупая! Только глупые девочки так делают!
-Ты так говоришь, потому что ревнуешь… - лениво протянул рядом сидящий мальчишка. Парень в шляпе усмехнулся.
-Я и ревную? Ты что, забыл кто я такая? – Наташа встала и пнула стул, на котором тот сидел.
За штаны она притянула рослого парня и сильно со страстью поцеловала его.
-Воу… - сказал чумазый парень. Поцелуй завершился.
-Вот так делают настоящие девочки! – гордо заявила она и пошла прочь, оставив двух юнош глядеть ей в след с открытыми ртами.
Наташа докуривала сигарету. Стало прохладнее, и воздух уже не казался таким тяжёлым. Она уже стояла на причале и смотрела и горизонт. На несколько мгновений она забыла, что вынудило её удалиться из квартиры. Но потом воспоминания последнего вдруг придавило её спокойствие и независимость к земле.
-Я всегда всего добивалась сама… - гуляло у неё в голове, - Я сильная, и не позволю ещё раз испортить жизнь дорогого мне человека. Я отвезу её домой, предварительно уладив её пребывание тут на время учёбы и исчезну из её жизни… Трудно признать, но я тоже к ней привязалась. К сожалению она не знает, кто я… что я в бегах. Да, сделаю так, как и думала ранее. Ну а то, что она немного погрустит, не так уж и сурово в сравнении с тем, что может быть, если я останусь рядом… - Она спустилась на берег и легла, глядя на темнеющее небо.

***
-Я договорилась с тёткой Лавандой. Вы знакомы вроде? – Аня кивнула в знак согласия. – Она готова принять тебя у себя дома. Это добрая женщина, у неё у самой двое детей, она не выгонит тебя! – Наташа подмигнула Малышке.
-Спасибо! – радостно воскликнула Аня и кинулась на шею Наташе.
В порыве чувств, рослая голубоглазая девушка не придала значение тому, что она поцеловала  молодую рыжеволосую женщину в губы… Мгновенье счастья отпрянуло, большие голубые глаза в застывшем страхе на невероятной близости смотрели в округлевшие зелёные глаза. Аня отпряла и стояла так же смотря, словно хотела понять, что почувствовала Наташа.
Пожалуй впервые, именно сейчас, то чувство, что Наташа самая сильная, смелая, самостоятельная, независимая, хладнокровная и одинокая было просто повержено… На её невероятно красивых зеленых глазах проступили слёзы… Малышка хотела приступиться к ней.
-Отойди! – истерично проорала Наташ, - Дура! Что ты наделала! – истерика все возрастала. Глаза Ани дрогнули и уже начали намокать.
-Прости… Я не… Я не… - Анин голос дрожал, она никогда еще не видела Наташу такой… беспомощной.

Всё время в дороге они не разговаривали. Лишь изредка перекидывались парочкой слов. Прибыв почти к самому дому, Наташа впервые заговорила первая:
-Вот и всё, вот ты и дома. А когда вернешься, меня уже не будет в том городке… - она говорила ровным тоном, приобнимая сигарету губами и смотря в неизвестном направлении. Аня смотрела на нее, а потом отвернулась. -  Знаешь… я так тебе и не сказала…
-Что ты мне не сказала?..
-Что я в бегах…
Аня резко повернулась.
-Ты… в бегах? Но… но почему? – она вновь смотрела своими большими, как блюдца глазами на Наташу, которая спокойно выдыхала фруктовый дым сигареты и даже не смотрела на Малышку.
- Это было меньше года назад… Мой жених… он покончил жизнь самоубийством, утопившись в море. Предсмертная записка гласила: « Наташа, я тебя очень сильно люблю. Но твой образ жизни, наши постоянные ссоры и недопонимания сводят меня с ума. Я так больше не могу. Я не хочу, чтобы ты уходила, но со мною ты несчастна, поэтому… прощай». – Наташа не изменилась в лице, она бросила окурок и продолжила:
-Его мать и так недолюбливала меня, а тут подвернулся случай вылить всю свою неприязнь. Она подала на меня в суд, что я довела её сына до самоубийства, ещё придумала, что я у неё своровала серебряный сервиз, который подарил мне её сын. В итоге мне дали срок и я с тех пор в бегах. – она повернулась, чтобы посмотреть на девушку. Аня молча плакала. – Малышка, ну ты чего?
Аня сильно обняла Наташу и залилась в громком плаче. Её плечи содрогались а руки вцепились в куртку женщины.
-Эх, Малышка. – Она обняла её, а потом отодвинула. Показалась красная мокрая мордашка девушки. Наташа вытерла слезы с её лица. – Всё будет хорошо, - с улыбкой сказала она. – Иди домой и не беспокойся обо мне. Аdi;s chiquit;n.
-Что?
-Это значит - прощай, Малышка… - сказала Наташа и пошла по дороге назад ни разу не обернувшись.


***

Теплый летний вечер. Воздух заполняли шумы травы и деревьев, летающих стрекоз и шмелей. Аня возвращалась из магазина домой. Она шла по широкой землянистой дороге, неся в руке пакет с хлебом.  Вот уже был виден её дом: двухэтажный каменный домик, с просоломленной крышей. Рядом был уютный садик.
Везде было чисто и аккуратно, не считая того, что близ дома валялась небрежно смятая пустая пачка фруктовых сигарет. Аня сразу вспомнила, что такие сигареты она видела только у Наташи! Её глаза загорелись и она скорее подбежала к дому. Метров десять от него, стоял милицейский базик, один милиционер стоял облокотившись на дверь. Девушка, огляделась на него, а потом заметила, как в тени деревьев на лавочке сидит худа женщина, склонившаяся над своими коленями и докуривающая сигарету.
Аня осторожно подошла к лавочке.
-Эй, это арестованная! – проорал милиционер.
-Я её знаю, можно я с ней поговорю?
-Ну ладно.
Аня присела рядом. Наташа была исхудавшей, её руки сковали наручники. Она выпрямилась и бросила окурок, загасив его ногой. Затем повернулась и сказала:
-Вот как судьба нас свела очередной раз, Малышка… - её глаза были грустными, и казалось, былой блеск угас… Аня смотрела на неё удивлённо и ничего не сказала. – Знаешь, я думала. Что самые ужасные чувства я пережила тогда, когда узнала, что мой жених утопился. Но теперь чувства вины нахлынули и приумножились…
-Так бывает… но ты не виновата.
-Ха! Ты не знаешь, что и как именно было… А самое интересное, что я действительно думала, что видела тогда тебя в последний раз…
-Ну а как… как ты тут? Тебя поймали? – Аня тяжело проговаривала каждое слово, её глаза стали двумя озерами, а слезы на щеках проделывали русла.
-Да… Точнее я сама пошла. А мы тут, чтобы спросить дорогу.
-Но зачем ты сама пошла?.. – в этих словах была слышна нотка разочарования. Как такая смелая и сильная женщина могла пойти и сдаться после того, как почти год скрывалась?!
-Знаешь, Малышка… пока я не встретила тебя, я была уверена, что никогда не возьму на себя вину того, что мне присудили. Я часто переезжала. Моя воля, чувство свободы и независимости были несломимы! Но потом я встретила тебя. Ты изменила меня своей беспомощностью и наивной добротой. Ты была как щенок, неприспособленный к жизни. Именно такой я видела тогда тебя. Но потом я поняла, что твоя большая внутренняя чистота и доверчивость сильнее всего того, что есть вокруг. И это мир не приспособлен под тебя… Ты дала мне понять, что я слишком черствая и жестокая. Потом ты покинула мою жизнь. И на меня накинулась коляда размышлений, разочарований в самой себе. Ты для меня открыла новый более широкий горизонт. Я испугалась, что я полное ничтожество в том мире, который ты для меня открыла… Я перестала переезжать, я не выходила на улицу, я почти ничего не ела… Тогда я не замечала, как начинала сходить с ума. Я пошла в участок и рассказала, что я  в розыске…
Аня смотрела шокировано и не смогла ничего сказать. Воцарило молчание.
-Получается я во всем виновата… - трагично заключила Аня, и ударила кулаком по лавке с такой силой, что рассекла себе кожу.
Наташа взяла её руку и вытерла кровь рукавом.
-Нет, Малышка. Ты спасла меня. – Они смотрели друг другу в глаза. Взгляд Наташи стал тёплым, а на лице появилась улыбка. Она робко приблизила своё лицо и поцеловала Малышку в губы. Это вышел пожалуй самый романтичный поцелуй за прошедшие годы обоих: лавочка в тени деревьев, шум травы, теплый свежий ветер, встреча после долго разлуки…
Послышался скрип двери и от туда вышел второй милиционер.
-Сажай её и поедем.
Наташа встала и несмотря на Аню сказала:
-Аdi;s chiquit;n.
-Прощай…


Аdi;s chiquit;n* - (в пер. с исп.) Прощай, малышка.


Рецензии