Теория Жизни. Lacoste

Тот далёкий год  стал годом Великих Перемен. Время, привычное, чётко и размеренно разделённое на часы и минуты, вдруг стало величаться Безвременьем. Исполненное парадоксов и искажений, отныне оно измерялось событиями и эпизодами, - редкими белыми просветами на жизненном горизонте, и широчайшими,  зияющими промозглым  холодом темноты, пропастями чёрных полос выживания. Год, когда прекратила своё существование некогда великая и могущественная империя. Год, ставший первым после гибели Виктора Цоя. Год, в котором он закончил свой одиннадцатый класс.

Юность. Прекрасная, дивная пора, исполненная необъяснимой, сладостной радости. Каждый новый день встречает тебя светлой, счастливой улыбкой, и зовёт с собой, даря лёгкие белоснежные крылья. И ты летишь навстречу чудесным мечтам, которые вот-вот станут явью. А на закате величественные полотнища алых парусов наполняют душу восторженным и таким уютным чувством. Жизнь, как ты неповторимо, волшебно хороша в эти благословенные мгновения!

Выпускной вечер. Самая долгая и самая короткая ночь в его жизни…
Он читает отрывки из «Снежной маски» Блока со сцены актового зала, а вокруг него кружатся,словно парят в воздухе снежинки в белоснежных бальных платьях…

 Как же признателен он своей учительнице русской литературы! Сколько прекрасных, пропитанных неповторимой атмосферой поэтической красоты школьных вечеров было организовано ею! Сколько любви к художественному слову он познал на её невероятно интересных уроках! А ещё, Нина Николаевна была педагогом, привившим совершенно позабытое сейчас многими чувство ответственности. Ответственности за выполненную работу, ответственности за последствия наших слов и поступков.
Нина Николаевна занималась с их классом два последних учебных года. Как сейчас он помнит их первый ознакомительный диктант. Имевший на протяжении всех предыдущих лет довольно неплохие оценки, он провалил это «знакомство», написав на честное, трудовое «два». Нужно при этом заметить, что из двадцати пяти учащихся только два или три человека были аттестованы вообще.
Результат поверг в шок и заставил  серьёзно задуматься. Успевать по некогда нетрудному для него предмету стало непривычно тяжело, но довольно скоро он вошёл в нужную колею. Пожалуй, именно фактор упорного стремления достичь поставленной цели, стремления оправдать возложенные на тебя надежды, осознание  чувства благодарности за труд ради твоего совершенствования, и сотворили с ним эту работу.
С той интересной поры минуло немало лет, но незабываемая атмосфера тех дней и сейчас продолжает исполнять роль некоего ориентира. Дивного камертона, помогающего настроиться на нужный лад в любых жизненных ситуациях.

 Первый, робкий и нерешительный рассвет новой, теперь уже совсем взрослой жизни…

 Всё пронеслось, словно шумный, яркий и стремительный экспресс, оставив в душе лишь чувство, подобное состоянию, когда волна ветра от летящего мимо поезда обдаёт тебя своим горячим дыханием…

Результат вступительных экзаменов в технический ВУЗ соседнего города был бесславным. Потратив уйму времени на выходных, по которым в течение года он упорно посещал курсы физики и высшей математики, и, сдав успешно изложение и физику, он «погорел» на математике. Глупо попался со шпаргалкой, так, кстати, и не успев воспользоваться ею. Была предложена пересдача, но  даже в случае успеха он не проходил по баллам на выбранный факультет. Учиться же на том, который был доступен, казалось ему тогда занятием в высшей степени бесперспективным.
Смирившись с постигшими обстоятельствами, он решил поступать на следующий год и уже в совершенно другое учебное заведение. А  что же сейчас? Сейчас долгожданная, непонятная ещё свобода звала дышать полной грудью сладким как мёд воздухом юности. Хмелеть от её бархатных вечеров, восторгаться новыми открытиями, и радоваться, просто, беспричинно и  беззаботно радоваться всему вокруг…

Свернув с бульвара, он через несколько минут ходьбы оказался на остановке общественного транспорта. Едущие мимо автомобили заметно снизили скорость, пробиваясь сквозь непрекращающийся снегопад. Громады троллейбусов, возникая из сумерек, скользили у бордюра, натужно завывая мощными электромоторами…
Троллейбус. В то далёкое время этот трудяга были единственным городским транспортом. За талончик стоимостью в четыре копейки предоставлялась «уникальная» возможность через каких-нибудь пятнадцать минут оказаться, к примеру, в живописнейшем курортном районе, среди высоких сосен и солёных озёр.

Курорт. Почти каждый вечер, около семи часов, он выходил из дома и ехал туда. Там он встречался со  своими друзьями. Дружной компанией, вместе планировали они  дальнейшее своё времяпрепровождение. Иногда оставались там, и после дискотеки на площадке под открытым небом отправлялись купаться.
 
Трудно, почти невозможно передать всю гамму ощущений от ночного купания. На пляже темно, безлюдно и тихо. Вода, бархатистая и тёплая, ласково обволакивает тело, принимая в свои нежные объятия. Ночное небо, словно целуя озёрную гладь, нежно сливается с её безмятежной поверхностью, отражая в этом чёрном зеркале мириады необыкновенно, по-июльски крупных и ярких звёзд. Благодать…
Такие моменты, моменты, когда душа касается волшебной, почти нереальной красоты, всегда занимают особое место в нашей памяти. Оставляя в ней отголосок чистого восторга, они ещё очень долго, и год от года сильнее, пробуждают в ней самые тёплые и возвышенные чувства.

Он хорошо помнит своё модное в то время поло фирмы «Lacoste». Подаренная мамой, эта нарядная вещь очень ему нравилась. Красная в чёрную полоску, с небольшим фирменным крокодильчиком на левой половине груди, она смотрелась очень эффектно и была довольно заметной.
Именно это поло было на нём в тот день, когда они договорились встретиться на дискотеке в городском ДК. Дворец культуры,- так расшифровывалась аббревиатура этого «очага цивилизации».
 
Он пришёл в ДК приблизительно через час после начала дискотеки. Прошёлся по залу, затем поднялся на второй этаж. Встретив знакомых ребят, немного поболтал с ними. Друзей ещё не пришли. Он решил выйти на улицу.
 После душного, шумного и прокуренного помещения, воздух, ласково коснувшийся его разгорячённого лица, был свеж и приятен. На небо из звёздного шелка взошла полная Луна. Горящие по аллее фонари вырезали круги жёлтого света из погружавшейся в темноту и тишину округи…
Сзади на плечо тяжело легла грубая рука. Воздух пронзил острый запах водочного перегара.
- Пойдём, разберёмся!
Он обернулся и увидел двух изрядно подвыпивших парней. Короткие стрижки, помятые лица, давно соскучившиеся за бритвой. Глаза, пустые и остекленевшие, не предвещали ничего доброго.
- Ну. Чё стал?!
- Извините, ребята, но я вас не знаю, - сказал он, сняв чужую руку со своего плеча.
- Не гони. Щас  за базар свой ответишь!
- Я вас в первый раз вижу, ребята, - успел произнести он за мгновение до того, как почувствовал резкую боль в затылке. Одновременно с тяжёлым ударом, воздух пронзила  яркая вспышка. Он смог удержаться на ногах, сделал два быстрых шага вправо, и поднял руки для защиты. Нападавших стало уже четверо…
 Удары посыпались градом…
 Перед тем, как упасть на землю, он всё же успел пару раз задеть кулаком чью-то физиономию. Но силы были явно не равны, и исход этого избиения был предрешён заранее.
Его, уже лежащего, продолжали бить ногами. Били, когда на шум стали сбегаться люди. Били, когда упал с разбитым лицом и потерял сознание, совершенно незнакомый ему парень, вступившийся за него…
Потом всё стихло. Изувеченный и окровавленный, он с большим трудом поднялся на ноги.
Изуродованное тело горело огнём, в голове гудело, перед глазами плыли разноцветные круги… Кто-то из знакомых  набросил ему на плечи свою мастерку, - его нарядная «Lacoste» была изорвана в лохмотья. Ожидался приезд патруля ППС. Не испытывая ни малейшей радости от перспективы выяснения подробностей происшествия в горотделе милиции, он, слегка пошатываясь, поспешил направиться домой.

 Добирался он долго. То и дело периодически останавливался и присаживался на какие-то лавочки, чувствуя, что может упасть и потерять сознание.

 Дома было тихо и темно. Мама была в ночной смене. Из зеркала в ванной на него, сквозь щели заплывших глаз, посмотрело страшное, бледное и залитое запёкшейся кровью лицо. Кое-как приняв душ, он уже практически дополз до кровати.
 
В тяжёлом бреду, несколько раз находя своё сознание на краю страшного обрыва, он каким-то почти нечеловеческим усилием приходил в себя… Где-то, из огромного чёрного крана гулко капало Время… Вскоре, устав бороться, он забылся.

Нежный июльский утренник коснулся вершин просыпающихся деревьев. Звонко запела зорянка. Он проснулся. Нужно было потихоньку подниматься. Скоро вернётся мама, - не напугать бы.
Встретив мать в полутёмном коридоре, он попросил её войти в комнату и присесть на диван…

Не считая сломанного носа и многочисленных ушибов, он отделался сравнительно легко. Через неделю состоялась новая встреча с его давешними  «собеседниками». Протрезвевшие бойцы, извиняясь за «недоразумение», пояснили сложившуюся ситуацию. Дескать, сидели они красиво  в местном баре, а какой-то нехороший человек уж очень обидел их своим непристойным поведением. И всё бы ничего, да был тот одиозный грубиян одет в этот вечер в красное с чёрной полосой поло «Lacoste». Такое вот совпадение. На этом временная «общность» заканчивалась, поскольку скрылся тот герой в неизвестном направлении, а что было дальше вам уже известно.
 
Пойдя навстречу многочисленным, подкреплённым искренними извинениями просьбам виновных, стороны разошлись полюбовно.

И видел он с той самой поры в людях то, что такой высокой ценой ему открылось. И понимал, чем же, всё - таки, отличается неоправданная глупая дерзость, которую часто доводится встречать и до сих пор среди так и не повзрослевших больших мальчиков, от настоящей и трезвой мужской уверенности.  Не напускной, не наигранной, а ничем не заменимой уверенности, ставшей результатом полученного жизненного опыта.

В просторном, ярко освещённом салоне троллейбуса было уютно и тепло. Свет фонарей, играя, и отражаясь в сотне тысяч лучиков задумчиво парящих снежинок, волшебно и таинственно преломлялся в слегка затуманенных витражах. Дома с горящими глазами – окнами, внезапно появляясь из вечерней темноты, спустя мгновение оставались уже где-то далеко позади…

12 февраля 2012 года.











Рецензии
Особенно мне понравился Ваш ,Сергей,гимн Учительнице русского языка.Такие замечательные слова.Спасибо!А жизнь...Учит жизнь,но другими методами.

Ольга Дороженко   06.04.2012 17:03     Заявить о нарушении
Спасибо за Ваш отзыв,Ольга.С этой учительницей мы,буквально вчера,говорили по телефону.Договорились о встрече.Она-довольно известная,и не только на Украине поэтесса,автор многих замечательных книг.Такое вот у меня счастье!
А что касаемо жизни-то она крайне редко стесняет себя в выборе средства воздействия и обучения.Такой у неё нрав.
А вы случайно не русский преподаёте?

Свет Осенней Луны   06.04.2012 18:20   Заявить о нарушении
Мой любимый предмет.

Свет Осенней Луны   06.04.2012 19:48   Заявить о нарушении
очень рада!

Ольга Дороженко   06.04.2012 19:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.