Берия

БЕРИЯ.

Берия — имя нескольких персонажей Ветхого Завета, упоминаемых в первой книге Паралипоменон, имя буквально значит «сын горя».
Один Берия был внуком знаменитого по книге Бытия Иосифа и младшим сыном Ефрема, родоначальника одного из двух «полуколен» Израилевых (потомство Иосифа делилось на племя Ефрема и племя Манассии, по имени его двух сыновей). Берия родился после того, как старшие дети Ефрема погибли в межплеменной стычке, и был назван в память об этой семейной трагедии.
И убили их жители Гефа, уроженцы той земли, за то, что они пошли захватить стада их. И плакал о них Ефрем, отец их, много дней, и приходили братья его утешать его. Потом он вошел к жене своей, и она зачала и родила сына, и он нарек ему имя: Берия, потому что несчастье постигло дом его. (1Пар.7:21-23)
Имя Берия носили также сын Асира (1Пар. 7:30), один из старших представителей колена Вениамина (1Пар. 8:13), а также представитель левитов во времена царя Давида (1 Пар. 23:10-11).
Лавре;нтий Па;влович Бе;рия (груз. ;;;;;;;; ;;;;;; ;; ;;;;;) Родился 17 [29] марта 1899 года в селении Мерхеули Сухумского округа Кутаисского генерал-губернаторства в бедной крестьянской семье. Его мать Марта Джакели (1868—1955) — мегрелка[4], по свидетельству Серго Берия и односельчан, состояла в каком-то отдалённом родстве с княжеским родом Дадиани. После смерти первого мужа Марта осталась с сыном и двумя дочерьми на руках. Позднее, по причине крайней бедности, детей от первого брака Марты взял на воспитание её брат, Дмитрий.
Отец Лаврентия, Павел Хухаевич Берия (1872—1922), переехал в Мерхеули из Мегрелии, где участвовал в каком-то восстании. В семье у Марты и Павла родилось трое детей, но один из сыновей умер в 2-летнем возрасте, а дочь после болезни осталась глухонемой. Заметив у Лаврентия хорошие способности, родители постарались дать ему хорошее образование — в Сухумском высшем начальном училище. Чтобы оплатить учёбу и проживание, родителям пришлось продать полдома.
В 1915 году Берия, с отличием окончив училище, уехал в Баку и поступил в Бакинское среднее механико-техническое строительное училище. С 17 лет он содержал мать и сестру, которые переехали к нему.
С 1915 года состоял в нелегальном марксистском кружке. В марте 1917 года Берия стал членом РСДРП (б). В июне — декабре 1917 года в качестве техника гидротехнического отряда выезжал на Румынский фронт, был комиссован по болезни и вернулся в Баку, где с февраля 1918 года работал в городской организации большевиков и секретариате Бакинского Совета рабочих депутатов. После поражения Бакинской коммуны и взятия Баку турецко-азербайджанскими войсками (сентябрь 1918 года) остался в городе и участвовал в работе подпольной большевистской организации вплоть до установления Советской власти в Азербайджане (апрель 1920 года). Работая практикантом главной конторы нефтяной компании Нобелей, одновременно продолжал учёбу в училище. В 1919 году окончил его, получив диплом техника строителя-архитектора.
Осенью 1919 года по заданию руководителя бакинского большевистского подполья А. Микояна стал агентом Организации по борьбе с контрреволюцией (контрразведки) при Комитете государственной обороны Азербайджанской Демократической Республики. В этот период у него установились тесные отношения с Зинаидой Кремса (фон Кремс (Крепс)), имевшей связи с немецкой военной разведкой. В своей автобиографии, датированной 22 октября 1923 года, Берия писал:
«В первое время турецкой оккупации я работал в Белом городе на заводе «Каспийское товарищество» в качестве конторщика. Осенью того же 1919 года от партии «Гуммет» поступаю на службу в контрразведку, где работаю вместе с товарищем Муссеви. Приблизительно в марте 1920 года, после убийства товарища Муссеви, я оставляю работу в контрразведке и непродолжительное время работаю в Бакинской таможне…»
Своей работы в контрразведке АДР Берия не скрывал — так, в письме к Г. К. Орджоникидзе в 1933 году он писал, что «в мусаватскую разведку… был послан партией и что вопрос этот разбирался в ЦК Азербайджанской КП(б) в 1920 году», что ЦК АКП(б) «совершенно реабилитировал» его, так как «факт работы в контрразведке с ведома партии был подтверждён заявлениями тт. Мирза Давуд Гусейнова, Касум Измайлова и др.».
В архиве Президента Российской Федерации в личном фонде И. В. Сталина есть любопытный документ. Сохраняю орфографию и синтаксис подлинника:
"Секретарю ЦК ВКП(б) т. Сталину О т. Берия
В 1936 г. я был назначен в Закавказье Председателем Зак. ГПУ.
Перед отъездом в Тифлис меня вызвал к себе Пред. ОГПУ т. Дзержинский и подробно ознакомил меня с обстановкой в Закавказье. Тут же т. Дзержинский сообщил мне, что один из моих помощников по Закавказью т. Берия, при муссаватистах работал в муссаватистской контр-разведке. Пусть это обстоятельство меня ни в какой мере не смущает и не настораживает против т. Берия, так как т. Берия работал в контр-разведке с ведома ответственных тт. закавказцев и что об этом знает он, Дзержинский и т. Серго Орджоникидзе.
По приезде в Тифлис, месяца через два я зашел к т. Серго и передал ему все, что сообщил мне т. Дзержинский о т. Берия.
Т. Серго Орджоникидзе сообщил мне, что действительно т. Берия работал в муссаватистской контр-разведке, что эту работу он вел по поручению работников партии и что об этом хорошо известно ему, т. Орджоникидзе, т. Кирову, т. Микояну и т. Назаретяну. Поэтому я должен относиться к т. Берия с полным доверием, и что он, Серго Орджоникидзе, полностью т. Берия доверяет.
В течение двух лет работы в Закавказье т. Орджоникидзе несколько раз говорил мне, что он очень высоко ценит т. Берия, как растущего работника, что из т. Берия выработается крупный работник и что такую характеристику т. Берия он, Серго, сообщил и т. Сталину.
В течение двух лет моей работы в Закавказье я знал, что т. Серго ценит т. Берия и поддерживает его.
Года два тому назад т. Серго как-то в разговоре сказал мне, а знаешь, что правые уклонисты и прочая шушера пытается использовать в борьбе с т. Берия тот факт, что он работал в мусса-ватистской контр-разведке, но из этого у них ничего не выйдет.
Я спросил у т. Серго, а известно ли об этом т. Сталину. Т. Серго Орджоникидзе ответил, что об этом т. Сталину известно и что об этом и он т. Сталину говорил.
Кандидат ЦК ВКП(б) Павлуновский
25 июня 1937 г.".
АПРФ. Ф. 45. On. 1. Д. 788. Л. 114-115 об. Подлинник. Рукопись.
Мусаватисты - члены партии "Мусават" ("Равенство"), существовала в Азербайджане в 1911 - 1920 годах. Выступала за национально-территориальную автономию, панисламизм, пантюркизм. Боролась против Советской власти. В сентябре 1918 года установила в Азербайджане диктатуру. В апреле 1920 года, после установления Советской власти, прекратила существование.
В апреле 1920 года, после установления в Азербайджане советской власти, Берия был направлен на нелегальную работу в Грузинскую Демократическую Республику в качестве уполномоченного Кавказского крайкома РКП(б) и регистрационного отдела Кавказского фронта при Реввоенсовете 11-й армии. Почти сразу же был арестован в Тифлисе и освобождён с предписанием в трёхдневный срок покинуть Грузию. В своей автобиографии Берия писал:
«С первых же дней после Апрельского переворота в Азербайджане краевым комитетом компартии (большевиков) от регистрода Кавказского фронта при РВС 11-й армии командируюсь в Грузию для подпольной зарубежной работы в качестве уполномоченного. В Тифлисе связываюсь с краевым комитетом в лице тов. Амаяка Назаретяна, раскидываю сеть резидентов в Грузии и Армении, устанавливаю связь со штабами грузинской армии и гвардии, регулярно посылаю курьеров в регистрод города Баку. В Тифлисе меня арестовывают вместе с Центральным Комитетом Грузии, но согласно переговорам Г. Стуруа с Ноем Жордания освобождают всех с предложением в 3-дневный срок покинуть Грузию. Однако мне удаётся остаться, поступив под псевдонимом Лакербая на службу в представительство РСФСР к товарищу Кирову, к тому времени приехавшему в город Тифлис.»

Позднее, участвуя в подготовке вооружённого восстания против грузинского меньшевистского правительства, Берия был разоблачён местной контрразведкой, арестован и заключён в Кутаисскую тюрьму, затем выслан в Азербайджан. Об этом он пишет:
«В мае 1920 года я выезжаю в Баку в регистрод за получением директив в связи с заключением мирного договора с Грузией, но на обратном пути в Тифлис меня арестовывают по телеграмме Ноя Рамишвили и доставляют в Тифлис, откуда, несмотря на хлопоты товарища Кирова, направляют в Кутаисскую тюрьму. Июнь и июль месяцы 1920 года я нахожусь в заключении, только после четырёх с половиной дней голодовки, объявленной политзаключёнными, меня этапным порядком высылают в Азербайджан.»
Возвратившись в Баку, Берия поступил на учёбу в Бакинский политехнический институт. В августе 1920 года он стал управляющим делами ЦК КП(б) Азербайджана, а в октябре того же года — ответственным секретарём Чрезвычайной комиссии по экспроприации буржуазии и улучшению быта рабочих, проработав в этой должности до февраля 1921 года. В апреле 1921 года его назначили заместителем начальника Секретно-оперативного отделения ЧК при Совете Народных Комиссаров (СНК) Азербайджанской ССР, а в мае он занял должности начальника секретно-оперативной части и заместителя председателя Азербайджанской ЧК.
В 1921 году Берия подвергался резкой критике со стороны партийного и чекистского руководства Азербайджана за превышение полномочий и фальсификацию уголовных дел, однако серьёзного наказания избежал.
В 1922 году участвовал в разгроме мусульманской организации «Иттихад» и ликвидации закавказской организации правых эсеров.
В ноябре 1922 года Берию переводят в Тифлис, где его назначают начальником Секретно-оперативной части и заместителем председателя ЧК при СНК Грузинской ССР, позднее преобразованной в Грузинское ГПУ (Государственное политическое управление).
В июле 1923 года награждён Центральным Исполнительным Комитетом Грузии орденом Боевого Красного Знамени республики. В 1924 году участвовал в подавлении меньшевистского восстания, был удостоен Ордена Красного Знамени СССР.
2 декабря 1926 года Лаврентий Берия стал председателем ГПУ при СНК Грузинской ССР, заместителем полномочного представителя ОГПУ при СНК СССР в ЗСФСР и заместителем председателя ГПУ при СНК ЗСФСР. Одновременно с декабря 1926 года по 17 апреля 1931 года являлся начальником Секретно-оперативного управления Полномочного представительства ОГПУ при СНК СССР в ЗСФСР и ГПУ при СНК ЗСФСР.
Одновременно с апреля 1927 года по декабрь 1930 года — нарком внутренних дел Грузинской ССР. К этому периоду, видимо, относится его первая встреча со Сталиным.
6 июня 1930 года постановлением пленума ЦК КП(б) Грузинской ССР Лаврентий Берия был назначен членом Президиума (впоследствии Бюро) ЦК КП(б) Грузии. 17 апреля 1931 года занял должности председателя ГПУ при СНК ЗСФСР, полномочного представителя ОГПУ при СНК СССР в ЗСФСР и начальника Особого отдела ОГПУ Кавказской Краснознамённой армии. Одновременно с 18 августа по 3 декабря — член коллегии ОГПУ СССР.
31 октября 1931 года Политбюро ЦК ВКП(б) рекомендовало Л. П. Берию на пост второго секретаря Закавказского крайкома, 14 ноября он стал первым секретарём ЦК КП(б) Грузии, а 17 октября 1932 — первым секретарём Закавказского крайкома при сохранении должности первого секретаря ЦК КП(б) Грузии, был избран членом ЦК КП(б) Армении и Азербайджана. Закавказский крайком возглавлял до 1936 года, когда ЗСФСР была разделена на три самостоятельные республики.
10 марта 1933 года Секретариат ЦК ВКП(б) включил Берию в список рассылки материалов, направляемых членам ЦК, — протоколов заседаний Политбюро, Оргбюро, Секретариата ЦК. В 1934 году на XVII съезде ВКП(б) был избран членом ЦК.
20 марта 1934 года был включён Политбюро ЦК ВКП(б) в комиссию под председательством Л. М. Кагановича, созданную для разработки проекта Положения об НКВД СССР и Особом совещании НКВД СССР
В декабре 1934 года присутствовал на приёме у Сталина в честь его 55-летия. В начале марта 1935 года был избран членом ЦИК СССР и его президиума. 17 марта 1935 года был награждён орденом Ленина. В мае 1937 года по совместительству возглавил Тбилисский горком КП(б) Грузии (находился в этой должности по 31 августа 1938 года).
В период руководства Л. П. Берии народное хозяйство региона быстро развивалось. Берия внёс большой вклад в развитие нефтяной промышленности Закавказья, при нём было введено в строй много крупных промышленных объектов (Земо-Авчальская ГЭС и др.). Грузия была преобразована во всесоюзную курортную зону. К 1940 году объём промышленного производства в Грузии вырос по сравнению с 1913 годом в 10 раз, сельскохозяйственного — в 2,5 раза при принципиальном изменении структуры сельского хозяйства в сторону высокодоходных культур субтропической зоны. На сельскохозяйственную продукцию, производимую в субтропиках (виноград, чай, мандарины и пр.), были установлены высокие закупочные цены, грузинское крестьянство было наиболее зажиточным в стране.
В 1935 году выпустил книгу «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье».
В сентябре 1937 года вместе с направленными из Москвы Г. М. Маленковым и А. И. Микояном провёл «чистку» партийной организации Армении. «Большая чистка» прошла и в Грузии, где были репрессированы многие партийные и государственные работники. Здесь был раскрыт заговор среди партийного руководства Грузии, Азербайджана, Армении, участники которого планировали выход Закавказья из состава СССР и переход под протекторат Великобритании.
А.Т.Рыбин свидетельствует:
«Кто помог Л. Берии проникнуть в московское НКВД? Берия был прежде всего отъявленный троцкист, ненавидел партийные кадры. Он изгонял их отовсюду. Секретаря ЦК КПУ Мельникова пытался уничтожить и поставить своего человека. Мельников с начальником НКВД, Украины скрывался в одной из больничных палат. Когда Берию арестовали, Мельников перешел на легальное положение. Берия был просто враг Советского Союза. Он замышлял ордена по республикам, конечно, не без участия Н. Хрущева, был придуман орден Шевченко, в Грузии — орден Руставели. Как отмечает пресса, Берия был дважды арестован. С 1918 по 1920 г., муссаватистская разведка и меньшевики Берию засадили в тюрьму. Там хозяйничали Англия и ее разведка. Где был Берия завербован и стал предателем Родины? Кто помог Берии в те черные дни? История указывает на А. И. Микояна. При Дзержинском в Азербайджане Берия тоже был арестован. А. Микоян обратился к Сталину с письмом об освобождении Берии. Сталин клюнул на эту удочку. У Дзержинского уже был ордер на очередной арест Берии. Выслушав сообщение Сталина, Дзержинский со злостью разорвал ордер на арест, выругался и бросил обрывки в корзину. Так что основным защитником Берии был А. И. Микоян. Далее Берия работал в Закавказье. В сентябре 1937 г. мне довелось быть комендантом вагона А. Микояна. Были мы с ним в Армении. Туда же прибыли Г. Маленков, Л. Берия, где они спелись. Г. Маленков был в то время начальником управления руководящих кадров ЦК ВКП(б). Ягоду и Ежова арестовали. Сталин находился у разбитого корыта.Органы НКВД были без наркома.
По свидетельству Игоря Чкалова Сталин предлагал занять должность наркома НКВД Валерию Чкалову. Тут в мае 1938 г. Берия появился в Москве и ходил в заместителях Ежова. Валерий Чкалов тянул и пока не давал согласия. Берия, по словам Игоря Чкалова, устраивал несколько покушений на В. Чкалова, но неудачно. Берия быстро в Москве сколотил единомышленников в лице Г. Маленкова, А. Микояна, Н. Хрущева, Н. Булганина, так они неразрывно были связаны между собой до смерти Сталина. Но когда Берия решил стать диктатором, всем остальным его друзьям грозила плаха. Тогда-то они и взялись за ум и уничтожили этого палача. Палач, конечно, все сваливал на Сталина, а причем Сталин?
Вспоминает телохранитель Сталина В. Туков: “Я стоял в приемной у Сталина. Следователь принес следственное дело на арестованного, спрашивает Лаврентия Павловича, что с этим делом и арестованным делать. Берия взял дело из рук следователя, приложил к стене в приемной и наложил резолюцию “Расстрелять”. Сталина никто из нас не боялся, а вот Берии боялись. Это был змей. Когда я работал военным комендантом правительственной охраны ГАБТа, Л. Берия любил посмотреть, как балерины на сцене устраивают разминку. Однажды Берия пришел на сцену и сказал: “Товарищ Сталин в ложе. Смотрите, не прохлопайте, а то я вас быстро упрячу на Лубянке в камеру, а то, может, и расстреляю”. После таких разговоров не было никакого спокойствия на душе.
Один раз я все же попал туда, за железную дверь в подвале, но это уже устроил меня туда Карл Паукер — начальник всей правительственной охраны. Все-таки через сутки вышел оттуда невредимым. Берия вокруг Сталина видел врагов народа, террористов. Так погибли И. Федосеев, Федор Кузнецов”.»

С 17 января 1938 года Берия — член Президиума Верховного совета СССР. 22 августа того же года он был назначен первым заместителем народного комиссара внутренних дел СССР Н. И. Ежова, а 8 сентября — начальником I-го управления НКВД СССР. 11 сентября Л. П. Берии было присвоено звание комиссара государственной безопасности 1 ранга, а 29 сентября он занял должность начальника Главного управления государственной безопасности НКВД СССР. 25 ноября 1938 года был назначен наркомом внутренних дел СССР.
С приходом Л. П. Берии на пост главы НКВД масштабы репрессий сократились. За 1939 год по обвинению в контрреволюционных преступлениях были осуждены к высшей мере наказания 2,6 тыс. человек, за 1940 год — 1,6 тыс. Более того, в 1939—1940 годах освобождены из мест лишения свободы и реабилитированы, по одним данным 837 тыс. человек, по другим — 223,8 тыс. заключенных лагерей, и 103,8 тыс. ссыльных.
Согласно архивным документам Берия организовывал в 1940 году расстрел польских заключенных и депортацию их родственников, при этом источники утверждают, что депортации на Западной Украине и в Западной Белоруссии были направлены преимущественно против враждебной к советской власти и националистически настроенной части польского населения.
С 22 марта 1939 года — кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП (б). 30 января 1941 года Л. П. Берии было присвоено звание Генеральный комиссар государственной безопасности. 3 февраля 1941 года был назначен заместителем председателя Совета Народных Комиссаров СССР. Как заместитель председателя СНК курировал работу НКВД, НКГБ, наркоматов лесной и нефтяной промышленности, цветных металлов, речного флота.
В годы Великой Отечественной войны, с 30 июня 1941 года, Л. П. Берия являлся членом Государственного Комитета Обороны (ГКО). Постановлением ГКО от 4 февраля 1942 года о распределении обязанностей между членами ГКО на Л. П. Берию были возложены обязанности по контролю за выполнением решений ГКО по производству самолётов, моторов, вооружения и миномётов, а также по контролю за выполнением решений ГКО по работе ВВС Красной Армии (формирование авиаполков, своевременная их переброска на фронт и т. п.).

А.Т.Рыбин свидетельствует:
«Сталин выехал с дачи “Кунцево” в 3.30 22 июня 1941 г. Вез его в Кремль шофер П. Митрюхин. В 4 часа Сталин был уже в Кремле в своем кабинете. Сопровождали его В. Румянцев, П. Горундаев, П. Лозгачев. Вскоре появились Г. Жуков и С. Тимошенко. Все первые дни войны Сталин работал день и ночь. Как говорит В. Туков, Сталин в первые дни осунулся, почернел, оспины его стали более рельефны. Но он не забывал с нами здороваться и отвечал на приветствие.
С начала войны и до окончания Сталин выезжал на фронт более десяти раз. На первую линию обороны выехал Сталин. Она проходила по линии Серпухов, Солнечногорск, Звенигород. Там-то и побывал Сталин. Вспоминает В. Туков: "Сталин осмотрел первый пояс Можайской линии обороны. Передвигались на 8-цилиндровом "Форде" по проселочным дорогам. В некоторых деревнях ребятишки первыми узнали Сталина, бегали по улицам и кричали: "Ура! К нам товарищ Сталин приехал!". Целый день мы мотались по лесам и узким дорожкам в зарослях.
      К вечеру Сталин от Звенигорода быстро покрыл 60 км до Москвы. Его шофер А. Кривченков, как говорят, с ветерком доставил Сталина в Москву на дачу Кунцево.
      Вспоминает известный поэт Н. Старшинов: "Наша 21-я армия Крылова от Калуги шла на левый берег реки Угры в район Юхново. Там сосредотачивались 19, 20, 21, 22-я армии. Это был район Западной Двины и Днестра. Ждали мы Сталина, расчистили площадку, поставили на поляне стол. Эти армии включались в состав Западного фронта. Верховный решил своими глазами посмотреть на экипировку и боевитость красноармейцев. Кроме этого, детально с командующими армиями обсудить план операции. Согласно приказу Сталина армии сосредотачивались на упомянутых рубежах к 10 июля 1941 г., что и было выполнено. Сталин в сопровождении охраны и командующих беседовал долго, рассматривая топографическую карту района военных действий". Такую поездку подтверждают прикрепленные Сталина В. Туков, И. Хрусталев, Н. Кирилин.
      Тяжелая и мрачная картина была в Москве в октябре и ноябре 1941 г. Столица кипела. Появились в городе дезертиры и провокаторы. Как установлено, председателю исполкома Моссовета В. П. Пронину несколько раз звонил провокатор и требовал вместе с аппаратом покинуть Москву. Это была наглость. Василий Прохорович каждый раз посылал провокатора с "трехэтажной припаркой". Тот бросал трубку, а на второй день звонил другой провокатор с теми же угрозами. Конечно, заново получал провокатор русскую оплеуху. Тогда было не до корректности и использовался весь русский арсенал отборной словесности.
Вспоминает Н. Кирилин: "17 октября 1941 г. в 24 часа Сталин лично проверил посты патрулей на Бородинском мосту. Патруль от неожиданности растерялся, но наутро я повез от Сталина пакет, и меня уже на мосту проверили, как говорят, по всем наличным документам. Речь шла о тщательном допуске людей, машин в расположение центра столицы. Характерно то, что Сталин везде останавливался, выходил из машины и разговаривал с народом".
      Из воспоминаний сотрудника личной охраны Сталина из девятки В. Круташева: "17 октября 1941 г. Сталин ехал по Можайскому шоссе с дачи. Шел небольшой снег. Все шоссе было заполонено народом. Кто шел от Москвы, кто к Москве. В этой массе народа я заметил, как женщина тащила на санках свой скарб. Наверху ее багажа сидели двое детей. Это было печальное зрелище. Сталин смотрел из машины в окно на это шествие, которое двигалось по шоссе Бог знает куда. Всем было ясно, что надо железной рукой наводить порядок не только в Москве, под Москвой, но и во всей стране".

В прессе сообщалось, что Сталин пытался 19 октября 1941 г. покинуть Москву и выехать в Куйбышев. Так по крайней мере пишет Петр Проскурин в романе “Имя твое”. Я был свидетелем противоположного. Спецпоезд за Абельмановской заставой на территории дровяного склада охраняли П. Лозгачев, В. Туков, Г. Кузнецов, И. Хрусталев, П. Шитоха. Сталин там не появлялся.
Самолет “Дуглас”, предназначенный для Сталина, под управлением летчика В. Грачева стоял на центральном аэродроме. Его охрану несли мои подчиненные 10. Корольков, А. Сусанин, А. Жуков. Сталин туда тоже не приезжал. Личному шоферу А. Кривченкову Сталин сказал: “Остаюсь с русским народом в Москве. Пока я в Москве, враг не пройдет. Пройдет только через мой труп”. Только один Сталин в Москве вел себя мужественно. Г. К. Жуков, смотря на Сталина, сражался под Москвой героически, конечно, повседневно просил у Сталина подмогу. Но самым главным трусом оказался Берия. В. П. Пронин пишет в журнале военной истории: “Нас в середине октября пригласил Сталин в Кремль. Берия еще в приемной наводил панику: “Если мы не сдадим Москву, Гитлер нас перебьет, как цыплят”. Некоторое время Сталин, Молотов, Берия находились в особняке на Кировской ул. около метро. Но когда около особняка упала фашистская авиабомба, разорвалась, контузила Г. Маленкова, члены Политбюро разместились в других местах.
Но иногда Сталин работал и на даче “Кунцево”. Однажды на дачу была сброшена однотонная авиабомба, которая, к счастью, упала с внешней стороны забора и не взорвалась. Кругом грохали зенитные орудия, но Сталин в этих условиях продолжал работать. В окружении дачи стояла и вела огонь тяжелая зенитная артиллерия. Сталин в этих условиях в сопровождении Б. Кузнецова наблюдал с солярия дачи за плотностью зенитного огня. Вопрос стоял об эвакуации правительства в Куйбышев. В этой связи Сталин вызвал телохранителей, в том числе, Н. Кирилина, В. Тукова, М. Старостина, и заявил им: “Я из Москвы никуда не поеду и вы все остаетесь со мной в Москве”.
Шофер Сталина А. Кривченков вспоминает: “В октябре 1941 г. я вез на машине Сталина. Разговорились об обороне Москвы. Сталин и говорит: “Остаюсь с русским народом в Москве, будем стоять насмерть”. Заместитель начальника ГУО КГБ Д. Шадрин говорит: “Я по долгу службы стоял около членов Политбюро”. Сталин тогда сказал: “Из Москвы я не поеду, никакого решения Политбюро я выполнять не буду о моей эвакуации в Куйбышев”. Вспоминает комендант дачи “Семеновское” С. Соловов: “Я начал перевозить некоторые вещи с дачи в вагон. Сталин заметил и спросил:
“Что за эвакуация?”. Когда узнал, в чем дело, твердо сказал: “Никакой эвакуации в Куйбышев, все остаемся на месте”.
Из воспоминания В. Истоминой: “Я по вызову зашла к Сталину, где среди членов Политбюро находился Щербаков. Сталин обратился ко мне: “Валентина Васильевна, вы собираетесь эвакуироваться из Москвы?”. Я ответила: “Товарищ Сталин, Москва — наш дом, ее надо защищать”.
Орлов, после ухода С. Ефимова с дачи от Сталина, был комендантом и Сталин его назначил казначеем личных и государственных денег. В ночь с 15-го на 16-е октября 1941 г. Орлов находился на сталинской даче, которая была заминирована по указанию Берии. Сталин ночь работал в маленьком домике, который стоит в 20 метрах от основной дачи.
Мне задают вопрос, кто же уговаривал Сталина выехать в Куйбышев 16 октября 1941 г.? Знаю только одно, что Сталин в ту ночь ночевал у меня в маленьком домике. Однако я слышал, что его уговаривали выехать в Куйбышев отдельные члены Политбюро. Конечно, Берия был инициатором бегства из Москвы.
Берия вызвал с Калининского фронта от Масленникова 13-й погранотряд. Часть пограничников взяла под охрану дом на Лубянке. Другая часть находилась внутри здания Лубянки. Основная часть пограничников находилась за Рогожско-Симоновской заставой в Москве.
По свидетельству полковника Макеева, в 1941 г. заместителя начальника ПВО города Москвы, Берия не раз звонил по телефону и просил не стрелять из зениток около его особняка на Садово-Кудринской ул. Значит, Берия иногда ночевал в этом особняке на Садово-Кудринской улице.
Берия был ужасным паникером. С 15 на 16 октября 1941 г. Берия провел срочное совещание первых секретарей РК ВКП(б) гор. Москвы. Вспоминает первый секретарь Свердловского РК ВКП(б) Илья Новиков: “Берия нас вызвал в НКВД, где заявил в присутствии А. Щербакова: “Связь с фронтом прервана. Утром раздайте продукты из магазинов населению бесплатно”. Из воспоминания Г. М, Попова, который занимал должность секретаря ЦК ВКП(б): “Нас со Щербаковым вызвал Берия и сообщил: “Немецкие танки в Одинцове”. Я только, что возвратился из Усова. Никаких немецких танков в Одинцове не было”.
Из воспоминания В. П. Пронина, бывшего председателя Моссовета: “Сталин 16 октября пригласил нас по вопросу обороны Москвы. Еще в приемной Л. Берия вел среди нас панические суждения: “Надо сдавать Москву, а то фашисты перебьют нас, как цыплят”. Однако когда Сталин стал опрашивать каждого персонально и дошел до Берии, то последний ответил: “Конечно, надо защищать”. Оказался казус с Микояном. В тот день Сталин звонит мне и возмущается: Микоян куда-то сбежал, не найду и бросил ценные металлы на вокзале, надо вывезти металлы по назначению”. Я предложил несколько истребительных батальонов, послал на станцию. Они все цветные металлы собрали и погрузили на машины”. Где был Микоян? Даже сам Сталин не знал. Вот такие люди окружали Сталина. Однако кроме Калинина, Ворошилова в Куйбышев никто не выезжал. Сталин оставался в Кремле. Охраны было мало. Спиридонов — комендант Кремля выехал с подчиненными в Куйбышев, он непосредственно подчинялся Л. Берии. Этот мерзавец продолжал оголять охрану Кремля. За него оставался генерал Шпигов с горсткой охраны.
Первый секретарь Свердловского РК и член МГК И. Новиков вспоминает:
“Ночью 16 октября нас, первых секретарей райкомов ВКП(б) Москвы, вызвал в присутствии А. Щербакова Л. Берия, который нам заявил: “Связь с фронтом прервана. Поутру раздайте из магазинов все продукты населению. Стариков, детей ночью эвакуируйте. Оставьте по 500 человек актива для защиты Москвы. Так и сделали. Возникла в городе паника”. По вине Берии эвакуировались аппараты РК ВКП(б), тут тоже добавили паники Берия и Щербаков.
Берия в панике шел дальше. Есть основание полагать, что Сталин кое-какие действия Берии не знал в октябре 1941 г. Вот что пишет в письме сержант погранвойск 13-го погранотряда И. Мерзляков: “Берия отозвал отряд пограничников с Калининского фронта в распоряжение НКВД. Командовал тогда фронтом полковник Масленников. Мы взяли под охрану здание НКВД. Часть пограничников находилась в церкви на пл. Ногина. Берия приготовил четыре спецпоезда за Рогожско-Симоновской заставой, которые стояли на парах. В них должен был поехать в Куйбышев аппарат НКВД. Нас выделили для охраны спецпоездов за этой заставой. К нам туда приезжал Берия и инструктировал пограничников”.
Берия не дремал. Ему подыскали около Сельхозвыставки трехэтажный дом. Одни толкуют, что там была спецшкола НКВД, другие толкуют по-разному. Одно ясно, что туда было переведено три части всего хозяйства и техники из здания на Лубянке. Быстро подготовили под домом бункер для техники и бомбоубежище. Берия имел намерения приблизиться к окраине города и в случае отступления наших войск, сдачи Москвы он мог оттуда суметь вовремя смыться к поездам и эвакуироваться в Куйбышев. Там в доме была вся разведывательная служба НКВД в осажденной Москве. Основной штаб там составляли: Берия, его первый заместитель Богдан Кабулов, начальник разведгруппы П. Судоплатов, заместитель по хозяйственной части объектов в Москве Чернышев, Меркулов (по существу, был заместитель Берии), Серов из КГБ, зав. секретариатом Берии Мамулов, по подполью в Москве оставался Эйтингон. Во всяком случае все нити разведки страны шли в этот трехэтажный дом, стоящий невдалеке от скульптуры Мухиной. Боевыми операциями в Москве в случае прихода немцев должны были руководить В. Дроздов, П. Мишек, многие другие отставники, пенсионеры. Все они были задействованы на случаи боев в Москве и по связям с разведкой. В Москве было размещено много подпольных радиостанций, в том числе в Театре кукол. Они должны были поддерживать связь с Куйбышевым, где должно было находиться правительство. Задействовано было много подвалов под зданиями, где надлежало работать резидентуре.»

Постановлением ГКО от 8 декабря 1942 Л. П. Берия был назначен членом Оперативного бюро ГКО. Этим же постановлением на Л. П. Берию были дополнительно возложены обязанности по контролю и наблюдению за работой Наркомата угольной промышленности и Наркомата путей сообщения. В мае 1944 года Берия был назначен заместителем председателя ГКО и председателем Оперативного бюро. В задачи Оперативного бюро входили, в частности, контроль и наблюдение за работой всех наркоматов оборонной промышленности, железнодорожного и водного транспорта, чёрной и цветной металлургии, угольной, нефтяной, химической, резиновой, бумажно-целлюлозной, электротехнической промышленности, электростанций.
Берия также занимал должность постоянного советника Ставки Главного Командования Вооружённых сил СССР.
В годы войны выполнял ответственные поручения руководства страны и правящей партии, как связанные с управлением народным хозяйством, так и на фронте. Курировал производство самолётов и ракетной техники.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1943 года Л. П. Берии «за особые заслуги в области усиления производства вооружения и боеприпасов в трудных условиях военного времени» присвоено звание Героя Социалистического Труда.
В годы войны Л. П. Берия был награждён орденом Красного Знамени (Монголия) (15 июля 1942), орденом Республики (Тува) (18 августа 1943), медалью «Серп и Молот» (30 сентября 1943), двумя орденами Ленина (30 сентября 1943, 21 февраля 1945), орденом Красного Знамени (3 ноября 1944).
Свидетельствует маршал Голованов:
«Г. М. Маленков и далее, как говорят, «курировал» нас, и справедливости ради следует сказать, что получали мы от него большую помощь и поддержку. Я лично считаю, что это был у Сталина лучший помощник по военным делам и военной промышленности. Незаурядные организаторские способности, умение общаться с людьми и мобилизовать все их силы на выполнение поставленных задач выгодно отличали его от таких людей, как Берия. Между ними, казалось, не было ничего общего, даже мало-мальски сходного ни в подходе к решению вопросов, ни в личном поведении. Берия был грубым, заядлым матерщинником. От Маленкова я за всю войну не слышал грубого слова. Их характеры явно различались, и меня всегда удивляло — в чем заключалась дружба между этими людьми?..
Не раз мне приходилось хлопотать за кого-нибудь перед Верховным Главнокомандующим или быть свидетелем того, как это делают другие. Так, однажды, неизвестно какими путями, появился у меня на столе замусоленный треугольник-письмо: «Гражданину командующему Голованову». Признаться, с такими адресами я еще писем не получал. Быстро вскрыв его, сразу посмотрел на подпись: «Мансветов». Неужели это командир отряда из Восточно-Сибирского управления ГВФ?
Действительно, письмо было от него, а сидел он в лагерях где-то на Колыме, обвиненный в шпионаже в пользу Японии и арестованный в 1938 году.
Мансветов просил помочь ему. Сам он происходил из грузинских князей, но, как известно, князья эти подчас, кроме общипанного петуха, ничего не имели. Как летчик и командир отряда, Мансветов, оставаясь беспартийным, пользовался большим авторитетом среди товарищей, и уж что-что, а версия о его японском шпионаже никак не укладывалась в моей голове. Вспомнил я и свои мытарства в Иркутске. Меня ведь тоже пытались приобщить к какой-то разведке.
Вечером я пришел домой к И. В. Сталину, рассказал ему о полученном письме, а заодно и о своей иркутской истории...
— Что-то о князьях Мансветовых ничего особенного не слышал, — сказал он. — Вы хорошо знаете этого Мансветова?
— Я не только хорошо его знаю, но ручаюсь за него и прошу разрешить забрать его к нам в АДД .
— Ну что же, если вы уверены в нем и ручаетесь за него, мы сейчас попросим направить его к вам.
Он подошел к телефону, набрал номер.
— У меня Голованов. Ходатайствует за бывшего своего командира отряда. Считаю, просьбу его следует рассмотреть: зря человек просить не будет.
— Приедете к себе, позвоните Берия, — сказал Сталин. На этом мы и распростились.
Кстати говоря, Сталин всегда, когда к нему приезжали домой, встречал и пытался помочь раздеться, а при уходе гостя, если вы были один, провожал и помогал одеться. Я всегда почему-то чувствовал себя при этом страшно неловко и всегда, входя в дом, на ходу снимал шинель или фуражку. Уходя, также старался быстрее выйти из комнаты и одеться до того, как подойдет Сталин. Так было и на этот раз.
Приехал к себе в штаб, мне сказали, что дважды уже звонили от Берия и чтобы я сейчас же ему позвонил.
— Что это у тебя там за приятель сидит?! — грубо спросил меня Берия, как только я с ним соединился.
Я понял, что он был недоволен моим непосредственным обращением к Сталину.
Я рассказал о сути дела и сообщил, где находится Мансветов. Через некоторое время мне позвонил Берия и сказал, что Мансветов скоро прибудет ко мне и чтобы я написал документ с просьбой о его освобождении и направлении в мое распоряжение. Впредь, дал указание Берия, по этим вопросам беспокоить Сталина не нужно, а если что-либо возникнет, обращаться непосредственно к нему, чем я и не преминул в дальнейшем воспользоваться.
Не помню точно, в феврале или марте 1942 года Сталин поинтересовался, в каких районах Севера довелось мне летать. Рассказав коротко о своей работе в Восточно-Сибирском управлении ГВФ, а кстати, и о всех перипетиях, которые со мной там были, я выжидающе замолчал.
— Нужно будет организовать нам трассу на Аляску, скажем, в Фэрбенкс, — неторопливо произнес Сталин и продолжил: — Как вы думаете, трудно это будет? [184]
— Главный вопрос — это горючее, — ответил я. — Другие вопросы, мне кажется, препятствием служить не будут.
— Ну, вот и хорошо. Мы вам поручим организацию этого дела. Может быть, нам с вами придется слетать в Квебек. Но это между нами...
Не прошло и двух дней, как ко мне явился работник НКВД и доложил, что он и 60 человек личного состава явились для указаний по организации трассы. Для меня стало ясно, что все вопросы по организации этой трассы берет на себя Берия. Этот альянс меня совсем не устраивал, и я подумывал, как бы мне от него избавиться, так как числиться во главе дела, которым ты не в состоянии будешь управлять, — удовольствие невеликое. Сославшись на то, что я еще не имею конкретных указаний, я отложил разговор на другой день, имея в виду поговорить со Сталиным и спросить его — кто будет отвечать за всю организацию, Берия или я? Двоим в таком деле делать нечего.
Честно говоря, у меня отпала всякая охота заниматься этой организацией, во-первых, потому, что я не располагал такими возможностями, которыми располагал Берия, а во-вторых, огромная работа по руководству боевой деятельностью АДД, практически отнимала все время. Что же касается самой возможности полета, то его можно было предварительно провести, когда будет готова сама трасса. Уже решив позвонить Сталину и попросить его принять меня, я потянулся к «вертушке» (так называли кремлевские телефоны). Но раздался звонок, и я услышал голос Берия: «Почему вы решили не разговаривать с людьми, которых я послал к вам? Может быть, вы не желаете заняться порученным вам делом?» «Да, не желаю, — ответил я, — и хочу сейчас просить товарища Сталина, чтобы он принял меня». Голос Берия стал другим. Я объяснил, что ему всю работу проделать легче и лучше, чем мне. Я же не могу сделать ее для себя главной и бросить руководство своим основным делом.
К моему удивлению, Берия взялся сам доложить этот вопрос Сталину, меня же просил не звонить, сказав, что вечером сам позвонит мне и даст ответ. Видно было, что Берия очень заинтересован в том, чтобы организация трассы была поручена именно ему. Действительно, вечером он позвонил и сообщил, что просьба моя уважена и чтобы я занимался своим делом. Что он докладывал Сталину, осталось для меня неизвестным, и на другой день при встрече сам Верховный этого вопроса не поднимал.
На следующий день я опять был вызван и поехал на дачу к Верховному. Открыв дверь и войдя в прихожую, я услышал довольно громкий и возбужденный голос Сталина: «Сволочь! Подлец!»
Я невольно остановился в нерешительности. «Кого он там так ругает? — подумал я. — Видимо, сын Василий опять что-нибудь натворил». Однако мне ни разу при его детях не приходилось бывать у него. Пожалуй, лучше уйти, решил я и уже было собирался повернуться, как услышал голос Сталина:
— Входите, входите!
Он стоял рядом с большой прихожей в маленькой комнатке, может быть метров восьми-десяти и то вряд ли, где стоял стол, стул, налево книжный шкаф — вот и все. Направо на подоконнике полусидел В. М. Молотов. Спиной ко мне стоял человек, которого я не сразу узнал.
В нерешительности я остановился в дверях.
— Посмотри на эту сволочь! — все еще возбужденным голосом сказал Сталин. — Повернись! — скомандовал он.
В повернувшемся ко мне человеке я узнал Берия. Лицо у него было красное, растерянное. Однако я все еще не понимал, в чем дело.
— Смотри, — показывая пальцем на лицо Берия, сказал Сталин. — Видишь, видишь?!
Я пожал плечами, совсем уже ничего не понимая.
— Сними очки! — опять последовала команда. Берия снял пенсне.
— Смотри. Видишь — змея! — воскликнул Сталин.
Я посмотрел в глаза Берия и был поражен. Таких глаз мне действительно никогда не приходилось видеть. Определение Сталина было точно. На меня смотрели глаза змеи, вызвавшие весьма неприятное чувство.
— Видал? — уже более спокойным голосом спросил Сталин. — Вот почему он носит очки, хотя зрение у него полторы единицы. Вот Вячеслав, — указав на Молотова, продолжал Сталин, — носит очки по нужде — близорук, а этот — для маскировки.
Сказать, естественно, я ничего не мог и стоял молча. На какое-то время наступила тишина. Я посмотрел на Сталина. По выражению лица было видно, что идет какая-то внутренняя борьба. Наконец он овладел собой и уже спокойным голосом, подняв руку, сказал:
— Всего хорошего. Встретимся позже.
Мы втроем вышли. Берия что-то возбужденно, с площадной бранью стал объяснять Молотову. Вячеслав Михайлович, как сфинкс, шел молча, никак не реагируя на поток слов Берия. Понял я лишь одно — шел разговор об иранском шахе, и это было причиной вспыльчивости Верховного. Ни прежде, ни потом видеть его таким мне не доводилось.
Вскоре я опять был вызван на дачу. Присутствовал здесь и Берия. Пошел разговор о предстоящем путешествии. Каким образом его совершать? Было решено, что до Баку все поедут поездом, а оттуда полетят самолетами. Сталин спросил, был ли я когда-либо в Тегеране. Последовал отрицательный ответ.
— Вот Берия предлагает лететь с его шеф-пилотом, который был уже в Тегеране и хорошо знает туда трассу. Как вы на это смотрите?
— Ничего не могу вам на это сказать, товарищ Сталин. Я не знаю, кто у него шеф-пилот.
— А вот Берия утверждает, что вы его хорошо знаете.
— Возможно. Я многих летчиков знаю, и меня также знают многие.
— Вам фамилия Грачев ничего не говорит?
Подумав, я отрицательно покачал головой, но потом ответил:
— Может быть, и знаю, но столько людей за это время прошло передо мной, что по фамилии упомнить всех не могу.
— А он утверждает, что летал с вами в Монголии.
Грачева, который летал в составе моего экипажа в Монголии, я знал хорошо. Правда, прошло уже много лет, и я с ним редко встречался. Однако впечатление о нем, как о хорошем летчике, у меня осталось.
— Я, товарищ Сталин, знаю Виктора Грачева, который летал со мной в Монголии.
— Это он и есть, — сказал Берия.
— Я считаю Виктора Грачева хорошим летчиком, и уж что-что, а из Баку в Тегеран он доставит вас без всякого сомнения.
— Вы не торопитесь с заключением. Продумайте этот возможный вариант. В любом случае за всю организацию вы, а не Берия несете персональную ответственность. Как вы решите, так и будет.
Обсудив еще ряд деталей — а Сталин привык вникать во все вопросы, — я распрощался, чтобы приступить к конкретному выполнению задуманного плана.
Конечно, прежде всего навел справки о Грачеве. В авиации есть хорошая поговорка, автором которой, как мне говорили, был бывший командующий ВВС Алкснис: «Доверять доверяй, а проверять проверяй». Чтобы узнать о том или ином летчике, никогда не ходи к начальству, а спроси людей, которые близко с ним соприкасаются в летной работе, что мною и было сделано. Каких-либо изменений в оценке его летных данных со времени наших совместных полетов не произошло. Отзывы о нем были хорошие. Как человек — спокойный и уравновешенный. В отношении Грачева сомнений никаких не было.
Для того чтобы объяснить свой отлет, вызвал начальника штаба и главного штурмана, которым дал указание, чтобы, во-первых, отозвали в Москву два экипажа из Летного центра АДД — И. Ф. Андреева и Воскресенского и экипаж Н. И. Новикова из ГВФ; во-вторых, чтобы они подготовились для проверки летно-подъемного состава в управлениях ГВФ и в Летном центре ГВФ, чтобы на борту у каждого экипажа были карты для полетов в Новосибирское, Приволжское и Грузинское управления ГВФ и Летный центр ГВФ. Срок командировки — десять суток со дня вылета. Одновременно сказал, что получил разрешение в течение десяти суток ознакомиться с работой отдельных управлений Аэрофлота, который уже несколько месяцев находится в составе АДД, а я еще нигде не был. Летный центр ГВФ дислоцировался недалеко от Баку, что вполне нас устраивало.
Проведя необходимую подготовку, был опять у Сталина и доложил ему о проделанной работе, а также о том, как думаю попасть в Баку.
Сталин план одобрил и спросил, интересовался ли я Грачевым и не изменилось ли мое личное мнение о нем. Оставшись удовлетворенным ответом, Сталин, однако, сказал, чтобы я знал, что никто навязывать мне своего мнения не может.
Один вопрос остался открытым. Виктор Грачев находился в соединении, подчиненном ВВС. Сталин строго-настрого предупредил, что никто не может быть посвящен в предстоящую поездку, кем бы ни был и какой бы пост он ни занимал. Таким образом, разговоров с руководством ВВС на эту тему быть не могло, а иных путей забрать экипаж Грачева не было. Нужно опять что-то придумать, чтобы не вызвать каких-либо подозрений. Решил позвонить Берия и попросить, чтобы он сам дал команду отправить Грачева в Баку, где он должен ждать дальнейших указаний. Так и было сделано.
В назначенный день мы вылетели «на проверку» на трассы ГВФ, а якобы «для внезапности» своего прилета не сказали, в какое управление летим. Штабу сказал, что о месте нахождения сообщу сам. Взяли курс на Пензу, потом изменили его на Воронеж и Сталинград. На другой день прибыли в Баку, где я стал дожидаться сообщения о прибытии поезда из Москвы.
Если память не изменяет, было четыре часа утра, когда мне позвонил Сергей Круглов, начальник оперативного управления НКВД, и сообщил, что в пять часов я должен быть на вокзале. Не успел поезд еще остановиться, как я услышал свою фамилию и направился к вагону, откуда меня позвали. Прошел в салон, где кроме Сталина были Ворошилов, Молотов и Берия. Поздоровавшись, Сталин спросил, все ли в порядке. Ответив утвердительно, я доложил, что погода, как говорится, по заказу. Кругом тихо, на всем маршруте безоблачно, болтанка отсутствует. Не часто можно дождаться такой метеорологической обстановки.
Кроме случая с Берия, описанного мной, больше ни разу не довелось мне видеть Верховного в состоянии гнева или в таком состоянии, когда бы он не мог держать себя в руках. Вполне возможно, что другие товарищи с этим сталкивались, раз они об этом сами пишут. Лично со мной Сталин никогда не разговаривал в грубой форме, однако весьма неприятные разговоры имели место.»
11 февраля 1943 года И. В. Сталин подписал решение Государственного Комитета Обороны о программе работ для создания атомной бомбы под руководством В. М. Молотова. Но уже в постановлении ГКО СССР о лаборатории И. В. Курчатова, принятом 3 декабря 1944 года, именно Л. П. Берии поручалось «наблюдение за развитием работ по урану», то есть примерно через год и десять месяцев после их предполагаемого начала, которое было затруднено в условиях войны.
После испытания в пустыне под Аламогордо первого американского атомного устройства, работы в СССР по созданию своего собственного ядерного оружия были значительно ускорены.
Специальный комитет был создан на основании постановления ГКО от 20 августа 1945 года. В него входили Л. П. Берия (председатель), Г. М. Маленков, Н. А. Вознесенский, Б. Л. Ванников, А. П. Завенягин, И. В. Курчатов, П. Л. Капица (затем отстранён из-за разногласий с Л. П. Берией на почве личной неприязни), В. А. Махнев, М. Г. Первухин. На Комитет было возложено «руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана». В дальнейшем был преобразован в Специальный комитет при Совете Министров СССР.
Л. П. Берия, с одной стороны, организовывал и руководил получением всей необходимой разведывательной информации, с другой стороны — осуществлял общее руководство всем проектом. В марте 1953 года на Специальный комитет было возложено и руководство другими специальными работами оборонного значения. На основании решения Президиума ЦК КПСС от 26 июня 1953 года (в день ареста и смещения Л. П. Берии) Специальный комитет был ликвидирован, а его аппарат передан во вновь образованное Министерство среднего машиностроения СССР.
29 августа 1949 года атомная бомба успешно прошла испытание на Семипалатинском полигоне. 29 октября 1949 года Л. П. Берии была присуждена Сталинская премия I степени «за организацию дела производства атомной энергии и успешное завершение испытания атомного оружия». Л. П. Берии, по некоторым свидетельствам, также было присуждено звание Почётный гражданин СССР.
Испытание первой советской водородной бомбы, разработку которой курировал Г. М. Маленков, состоялось 12 августа 1953 года, уже вскоре после ареста Л. П. Берии.

Свидетельствует В.М. Мироненко (он же Ю.М. Марков, он же В.М. Жухрай):
После ареста Абакумова генерал Джуга продолжал негласное наблюдение за работой нового руководства МГБ СССР. Большие сомнения вызывали у него две новые ключевые фигуры министерства, пришедшие на эти посты из ЦК ВКП(б): сам новый министр Государственной безопасности Игнатьев и его заместитель по кадрам Епишев, бывший первый секретарь Одесского обкома партии, человек с весьма сомнительными связями. В продвижении их на эти должности особенно усердствовали Маленков и Берия, с которых Джуга не спускал глаз ни днем, ни ночью, фиксируя каждый их шаг.
Назначение Игнатьева и Епишева в МГБ СССР состоялось вопреки протестам Джуги, который доказывал Сталину, что они, не являясь профессионалами, ничего не смыслят в работе органов государственной безопасности и обязательно превратятся, если уже не превратились, в марионеток в чужих руках. Как когда-то с назначением Абакумова, Сталин не посчитался с мнением Джуги.
Джуга, которому после 1949 г. становилось все более и более трудно работать со Сталиным, начал всерьез подумывать об отставке, тем более, что он был абсолютно лишен тщеславия и всегда тяготился своей должностью, мечтал о том времени, когда сможет заняться научной работой. После 1949 г. Сталин стал совершенно другим человеком. Если до этого они с Джугой понимали друг друга с полуслова, в буквальном смысле этого слова, то теперь чуть ли не каждый доклад сталинского любимца приводил к спорам и откровенно конфликтным ситуациям. В результате Сталин стал все меньше и меньше прислушиваться к рекомендациям генерала Джуги, однако расстаться с ним. по одному ему известным причинам, упорно не хотел.
Когда в одну из серьезных размолвок Джуга в девятый раз попросил Сталина разрешить ему оставить должность и, демобилизовавшись, перейти на научную работу, Сталин, по своему обыкновению помолчав, сказал:
- Выбрось это из головы. Вот умру, тогда ты и освободишься. А до этого будешь при мне. - Снова помолчав, добавил: - И чего тебе только не хватает? Кажется, имеешь все: в двадцать три года стал генералом, да еще каким! Побил всех врагов. И все тебе мало? А еще говоришь, что живешь для народа.
Не любивший жаловаться на трудности, всегда плотно застегнутый на все пуговицы, Джуга вдруг разоткровенничался:
- Живу очень плохо, товарищ Сталин. Шестой год не был в отпуске, личной жизни никакой, одна работа без конца и без края. Больше всего на свете люблю розы, а приходится, извините, товарищ Сталин, ковыряться в человеческом дерьме.
Сталин, с удивлением взглянув на так непохожего на себя Джугу, которому всегда все было нипочем, который вообще не признавал трудностей, никогда по-настоящему не волновался и не выходил из себя, произнес:
- Жалуешься, что трудно живем? На то мы и революционеры-первопроходцы, прокладывающие путь народам к коммунизму. Жизнь так коротка, а сделать нужно успеть так много, поэтому и работаем порой без выходных, по 16 часов в сутки. И потом, как же мы, профессиональные революционеры, люди старшего поколения, которых судьба без отдыха и срока гоняла в царские времена по всем этапам и тюрьмам? Разве мы когда-нибудь пожаловались на трудности своей действительно нелегкой жизни? Вот, например, ты. Разве тебе когда-нибудь приходилось за Полярным кругом, как мне, южному человеку, в лютый мороз ловить лосося, чтобы в буквальном смысле не умереть с голоду? Или как мне, в сорокаградусный мороз, со сломанной рукой в один из побегов из ссылки, провалившись в полынью, обледенелому, восемнадцать километров добираться до ближайшего жилья? Вот это, действительно, трудности. А ведь не жаловались. - И вдруг примирительно сказал: - Ладно, не обижайся. Пойдем обедать, ведь мы, старики, любим поворчать на молодежь. А вообще ты молодец.
Возвратившись от Сталина, генерал-лейтенант Джуга прошел в свой кабинет. Приласкав радостно встретившего его огромного боксера, который в отсутствие хозяина охранял кабинет, Джуга отключил сигнализацию, открыл дверь несгораемого шкафа, - ее не пробил бы и бронебойный снаряд, и достал объемистую папку.
Немного потеснив красавца кота, сладко спавшего на письменном столе, и удобно устроившись в кресле, Джуга прочитал название папки.
Совершенно секретно
Дело-формуляр.
Кличка фигуранта: "Сексуальный маньяк в калошах".
Окраска "ШП" (шпионаж).
Раскрыв папку, Джуга прочитал:
Справка
"Берия Лаврентий Павлович, 1899 года рождения, якобы (не исключено, что это легенда и Берия не то лицо, за которое себя выдает) уроженец селения Мерхеули, Сухумского района, Абхазской АССР. Окончич техническое училище и два курса Бакинского Политехнического института.
Якобы в 1919 году вступил в ряды большевистской партии и работал в подполье.
В 1921 при содействии председателя ЧК Азербайджана Багирова назначается начальником секретно-политического отдела и заместителем председателя Азербайджанской ЧК.
С 1923 г. по 1931 год председатель Главного Политического Управления (ГПУ) Грузинской ССР.
С 1931 по 1938 гг. - первый секретарь Закавказского крайкома ВКП(б) и первый секретарь ЦК Коммунистической партии Грузии.
В августе 1938 года назначен заместителем наркома внутренних дел СССР и начальником Главного Управления Государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР, в ноябре этого же года назначен Народным комиссаром внутренних дел Союза ССР.
В настоящее время член Политбюро ЦК ВКП(б), заместитель Председателя Совета Министров СССР, Председатель Комитета по атомной промышленности.
Герой Социалистического Труда, награжден четырьмя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Суворова первой степени.
В июле 1945 года Берии Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено воинское звание Маршал Советского Союза.
Основанием для заведения дела-формуляра на Берию послужило возникшее подозрение, что он является агентом английской разведки, а затем, якобы, был перевербован эмиссаром американского Нью-Йоркского антисоветского центра, как агент внедрен на длительное оседание с тем, чтобы, добившись со временем высшего поста в партии и государстве, совершить государственный военно-фашистский переворот и реставрировать капитализм в Советском Союзе, добиться его распада и превращения во второразрядную державу, сырьевой придаток развитого капиталистического Запада.
По распоряжению товарища Сталина с 1946 года Берия отстранен от руководства органами Государственной безопасности страны и с этого времени активно разрабатывается личной стратегической контрразведкой вождя. Однако, поскольку в ходе осуществления многочисленных агентурно-оперативных мероприятий серьезных и заслуживающих доверия подтверждений его вражеской деятельности не получено, продолжает занимать высокие партийные и государственные посты, возглавляя работы, связанные с самыми большими секретами государства.
Выдачи секретов СССР иностранным разведкам со стороны Берии не зафиксировано.
В ходе агентурно-оперативной разработки Берии и его ближайшего окружения установлен ряд его связей, представляющих несомненный оперативный интерес.
Так, несколько раз особняк Берии на улице Качалова в Москве посещала жена помощника военного атташе американского посольства в Москве - сотрудника Центрального Разведывательного Управления США.
Прикрепленный от Главного Управления охраны МГБ СССР к Берии, в качестве начальника его личной охраны, полковник Саркисов, осуществляющий по личному приказу товарища Сталина повседневное наблюдение за Берией, доложил, что тот не знал, что эта женщина является женой американского дипломата и использовал ее в интимных целях как обыкновенную проститутку.
Саркисов познакомился с этой женщиной в Столешниковом переулке Москвы и лично привез ее в особняк Берии".
Перевернув несколько страниц, Джуга прочитал подколотый к справке рапорт полковника Саркисова, в котором говорилось:
"У Берии сотни женщин. В каждом переулке, на каждой улице. Берия специально разъезжает по улицам Москвы, особенно по ул. Горького и Столешникову переулку. Выискивает женщин с привлекательной внешностью, заставляет меня и других сотрудников охраны узнавать фамилии и адреса этих женщин, после чего заводит с ними знакомство, завозит в свой особняк и там сожительствует с ними.
Длительное время сожительствовал с несовершеннолетней семиклассницей, которая родила от него сына и которая в настоящее время вместе со своей матерью проживает на одной из государственных дач.
Других детей, рожденных от многочисленных связей с женщинами, Берия направляет в детские дома".
Далее в справке сообщалось:
"Будучи в 1943 г. в служебной командировке на Кавказе. Берия имел беспорядочные половые сношения с проститутками, в результате заразился сифилисом.
Представляют оперативный интерес и связи жены Берии, которые она поддерживает с представителями грузинской эмиграции в Париже.
Жена Берии, урожденная грузинская княжна Нина Теймуразовна Гегечкори, поддерживает письменную связь со своим дядей князем Евгением Гегечкори, одним из лидеров белогвардейской эмиграции в Париже, в прошлом активным меньшевиком, являющимся агентом американской и английской разведок.
В одном из писем к жене Берии из Парижа Е.Гегечкори писал: "Время от времени, несмотря на многое, нас разделяющее, ты проявляешь внимание к своему старому дяде".
Писем жены Берии к Гегечкори в Париже не обнаружено. Возможно, что они уничтожались по прочтении адресатом.
До войны эта переписка велась при помощи одного из родственников Нины Гегечкори, который в 1938 году после возвращения из одной из таких поездок в Париж был убит одним из ближайших подручных Берии комиссаром государственной безопасности Сергеем Гоглидзе.
Помимо вышеприведенных фактов во время секретного обыска, проведенного в кабинете Берии в Кремле, в сейфе был обнаружен документ, подтверждающий, что в 1919 г. в г. Баку Берия работал в муссавитской контрразведке, являющейся филиалом английской разведки. В приказе о зачислении Берии на работу в эту организацию говорилось:
"Зачислить Берия Л.П. агентом по наружному наблюдению с месячным окладом в 800 рублей".
На папке, в которой хранился этот документ, рукой Берия написано: "Передал мне тов. Багиров 1.XI.1939 г." Копия этого документа была доложена товарищу Сталину, который сказал, что об этом факте из биографии Берия ему известно с 1937 года и что Микоян утверждает, будто Берия работал в муссавитской контрразведке по заданию подпольной большевистской организации2.
В ходе разработки Берии прямых связей Берии с иностранными разведками, как и сам факт его вербовки ими, установить пока что не удалось.
Факты возможных связей Берия с иностранными разведками косвенные и требуют дополнительной проверки. Прямых фактов вредительской деятельности Берии в области экономики и организации обороны страны, а также шпионажа, в ходе разработки не установлено.
Однако ряд фактов из деятельности Берии, опять же косвенно, могут быть расценены как вредительство и шпионаж.
Факт первый
Начальник Первого Главного Управления Совета Министров СССР Завенягин доложил Берии, что американцы строят новые большие заводы по производству взрывчатых атомных веществ. Тратят на это дело огромные средства и нам нужно тоже начинать новые строительства в этом отношении, иначе мы можем отстать и существенно ослабить обороноспособность Советского Союза.
Берия ответил: "К черту, вы тратите много денег, укладывайтесь в пятилетку " и ставить вопрос о финансировании такого рода работ перед товарищем Сталиным не стал.
Факт второй
Советский Союз хорошо обеспечен урановым сырьем. Однако значительная доля этого сырья почему-то добывается за границей. Когда Берии предложили, в интересах обороны страны, провести дополнительные разведки урановых залежей в стране, он ответил: "Нет, вам не надо заниматься разведками урана в СССР. В Германской Демократической Республике урана не меньше, чем имеют в своем распоряжении США".
А если, по какой-либо причине, потеряем ГДР? Значит, сразу окажемся без крайне важного для нас поступления уранового сырья.
Подозрение в шпионаже. Берия крайне интересуется, под видом необходимости рассмотрения вопросов, ракетным вооружением армии и флота, собирает материалы военного характера, составляющие большую военную тайну, и которые не имеют прямого отношения к его служебной деятельности.
Берия интересуется следующими вопросами:
1. Что могут противопоставить наши военно-морские силы американскому и английскому флотам;
2. Что из себя представляет наша военно-морская береговая оборона;
3. Какова противовоздушная оборона страны, в частности зенитная артиллерия, ее эффективность;
4. Особенности наших военных самолетов: потолок, вооружение.
Благодаря своевременно принятым мерам. Берия этих сведений не получил.
В то же время Берия имеет очень большие заслуги в деле развития народного хозяйства и укрепления обороноспособности страны как накануне, так и в годы Великой Отечественной войны. В предвоенный 1940 г. строительные организации народного комиссариата внутренних дел СССР под руководством Берии выполняли 13% капитального строительства страны, а в течение трех лет Великой Отечественной войны, начиная с 1941 г., - седьмую часть.
Особенно велика роль Берии в развитии металлургической промышленности, сыгравшей решающую роль в достижении победы в войне с немецким фашизмом.
Под непосредственным руководством Берии в кратчайшие сроки были построены:
прокатные станы общей производительностью 542 тысячи тонн проката в год;
три доменные печи, дававшие 980 тысяч тонн чугуна в год;
16 мартеновских и электроплавильных печей, дававших 445 тысяч тонн стали;
четыре коксовые батареи, дававшие 740 тысяч тонн кокса в год;
угольные шахты и разрезы, дававшие 6790 тысяч тонн угля в год.
Поистине неоценим вклад Берии в развитие авиационной промышленности.
В течение полутора лет с начала Великой Отечественной войны под руководством Берии был построен и начал действовать Безымянский комплекс авиационных заводов в пригороде г. Куйбышева, в который вошли десять крупнейших авиационных заводов, продукция которых сыграла существенную роль в достижении победы в Великой Отечественной войне.
Как член Государственного Комитета Обороны Берия имел большие заслуги в годы Великой Отечественной войны и в руководстве органами государственной безопасности в ходе ликвидации немецко-фашистской агентуры.
Под непосредственным руководством Берии в СССР создана атомная бомба, готовятся испытания водородной бомбы, которая, судя по ходу работ, будет создана раньше американской.
Вышеизложенное лишний раз доказывает, враг не только вредит, но и вынужден в целях надежной маскировки делать и полезную работу, в противном случае его было бы крайне легко разоблачить.
Таким образом, Берия - талантливый организатор. В то же время по характеру трусливый, вероломный и цинично лживый человек, способный на любую подлость и низость в борьбе за власть, беспринципный карьерист.
Вот как, например, Берия создал себе "ореол революционера ".
В августе 1937 года по рекомендации Берии министром внутренних дел Армянской ССР был назначен один из его приближенных генерал-майор Григорян, которому Берия дал рекомендацию для вступления в партию.
Характеризуя "революционную" деятельность Григоряна, Берия писал: "Настоящим подтверждаю, что т. Григорян Хорен состоял в рядах Красной Гвардии в команде Совета рабочих, красногвардейских и матросских депутатов в 1918 г. во время мартовских событий в г. Баку. Эта команда возглавлялась мною. Берия ".
В ходе проверки установлено, что такой команды красногвардейцев, о которой пишет Берия, в Баку вообще не существовало, а сам Берия никакого участия в подавлении контрреволюционного мятежа муссаватистов в 1918 г. в г. Баку, как и Григорян, не принимал.
Фальшивую справку Берия выдал в свое время и активному в прошлом меньшевику с 1905 года некоему Сумбатову-Топуридзе, который по утверждению Берии будто бы в 1918 году являлся членом одной из большевистских организаций. Это позволило Сумбатову-Топуридзе вступить в ВКП(б) (как известно бывших меньшевиков в партию не принимали) и впоследствии занять пост наркома внутренних дел Азербайджанской ССР. Когда же Берия был назначен наркомом внутренних дел СССР, Сумбатов-Топуридзе стал начальником одного из управлений НКВД СССР.
Изучение личности Берии дает все основания полагать, что подозрения, послужившие основанием для заведения на него дела-формуляра, справедливы.
Генерал-лейтенант А.Джуга.
11 марта 1952 г.
Не успел Джуга еще раз перечитать справку о Берии, как зазвонил телефон. Ему доложили, что по его приказанию один из ближайших сподвижников Берии, бывший министр государственной безопасности СССР Всеволод Меркулов, тайно арестован и через сорок минут будет привезен в загородную резиденцию. Джуга встал, устало потянулся и направился к выходу. Предстоял тяжелый разговор с Меркуловым, от которого зависело очень многое, в том числе и судьба самого Берии.
Через час Джуга входил в свою загородную резиденцию и, не раздеваясь, сразу спустился в бетонированный подвал, где уже стояли стол и два стула.
Через несколько минут ввели бледного, явно растерянного Меркулова.
- Садитесь, генерал, разговор нам предстоит серьезный, - тихо проговорил Джуга.
Меркулов тяжело опустился на предложенный стул, тщетно пытаясь унять дрожь пальцев.
- Начнем с того, - продолжил Джуга, - что я действую по приказу товарища Сталина3. Вот мой мандат, ознакомьтесь.
Меркулов, не беря протянутый Джугой документ, так же тихо проговорил:
- Не надо документа и так вижу, с кем имею дело.
- Нет, нет, вы все-таки прочитайте, - настоял Джуга.
Взяв из рук Джуги документ, Меркулов прочитал:
"Особоуполномоченный при Председателе Совета Министров СССР по делам стратегической контрразведки генерал-лейтенант Джуга выполняет специальное задание особой государственной важности и секретности. Всем партийным, советским и военным руководителям, представителям органов МВД и МГБ СССР оказывать ему всемерное содействие и беспрекословно выполнять все его указания.
Председатель Совета Министров СССР
И.В.Сталин".
- Что требуется от меня? - спросил Меркулов, возвращая документ.
- Очень немного, генерал. Вы должны подробно рассказать о замыслах и ближайших планах вашего патрона Лаврентия Берии. Сделать это предельно правдиво и откровенно. И тогда с вами будет все хорошо. Если же вы слукавите или, что еще хуже, откажетесь от моего предложения, вас придется подвергнуть активному допросу. Что это такое, не вам объяснять. Вам, бывшему министру государственной безопасности СССР и старому бериевскому костолому, это хорошо известно.
- Неужели вы будете меня пытать? - с дрожью в голосе спросил Меркулов.
- И еще как! - ответил Джуга. - Так что соглашайтесь на мое предложение. У вас нет другого выхода.
- Почему нет, - прошептал Меркулов. - Есть выход - умереть.
Джуга рассмеялся:
- Было бы за что. Впрочем, если вас такой выход устраивает, попробуйте его. Одним изменником Родины будет меньше. Но я вам твердо обещаю, что умереть быстро я вам не позволю. При допросе будет присутствовать весьма квалифицированный врач. Если же расскажете все честно и правдиво, гарантирую вам благополучное возвращение в город и то, что о ваших показаниях Берия, находясь на свободе, никогда ничего не узнает.
С надеждой в голосе, внимательно посмотрев на Джугу, Меркулов спросил:
- Обещаете мне, генерал, если я расскажу правду о Берии, что я буду помилован Сталиным и меня не уничтожат вместе с Берией?
- Слово коммуниста, - обнадежил его Джуга. - Я даже не буду записывать ваши показания, - пообещал он.
- Последнее время, - начал свои показания Меркулов, - Берия очень нервничает. Он неоднократно говорил мне, что "мингрельское дело", по которому арестовано все руководство Грузинской ССР и среди которого большинство людей рекомендовано на свои посты им, Берией, задумано неспроста.
Берия убежден, что Сталин задумал, по каким-то своим, только ему одному известным соображениям, уничтожить его, Берию, и близких к нему людей. Ведь не случайно Сталин сказал новому министру МГБ СССР Игнатьеву: "Ищите большого мингрела", явно подразумевая под этим его, Берию.
Меркулов, переведя дух, продолжал:
- Но Берия говорит, что он не барашек и не будет безропотно ждать, пока его зарежут.
- И что он намерен предпринять? - спросил Джуга.
- Об этом он не говорит. Однако попросил меня и Гоглидзе поискать, не найдется ли среди чекистов из личной охраны Сталина, которых мы знаем по прежней работе в органах государственной безопасности, людей, которые, видя, что Сталин по состоянию здоровья приближается к концу своей жизни, захотят найти нового хозяина.
- Ну, и нашли таких людей в охране Сталина?
- Думаю, что нет. Да и сам Берия навряд ли верит, что он таких людей найдет. Недаром обратившись к нам с такой просьбой, Берия с мрачным юмором предложил тост: "Выпьем за наше безнадежное дело". А вообще Берия мечется и, как мне кажется, просто не знает, что делать. Он все время повторяет: нам бы только дожить, когда Сталин уйдет из жизни естественным путем, и тогда мы себя покажем. А вообще о своих конкретных планах Берия с нами особенно не откровенничает.
- Кого Берия подразумевает под словом "мы"? - задал новый вопрос Джуга.
- Меня, Гоглидзе, двух братьев Кобуловых - Богдана и Амаяка, Цанаву, Деканозова и Мешика, всех, кого привез с собой из Грузии, когда в 1938 г. был назначен на пост наркома НКВД СССР.
- Ну, вот, видите, - удовлетворенно проговорил Джуга, - быстро и хорошо договорились. Сейчас вас отвезут в Москву. И помните, о нашем разговоре никому ни слова. Если нарушите этот запрет, вы - покойник.
И как бы не замечая протянутой ему руки Меркулова, Джуга поднялся.
Поднявшийся со стула вслед за ним Меркулов вдруг страшно захрипел и начал валиться. Не подхвати его вовремя Джуга, он наверняка разбился бы о цементный пол подвала.
Открыв глаза, Меркулов прохрипел:
- Сердце, невероятная боль ...
- Этого нам только не хватало, - проговорил Джуга и приказал подскочившему офицеру: - Немедленно отвезите генерала в больницу на Грановского, - и, обратившись к Меркулову, успокоил: - Сейчас вас доставят в больницу и все будет хорошо.
- Мне кажется, что я умираю, - прошептал Меркулов.
В больнице у него обнаружили обширный инфаркт миокарда. И он надолго выбыл из строя, превратившись в инвалида. Одним заговорщиком на какое-то время стало меньше.
Правда, после "профилактической" беседы с Джугой он уже ни на что не годился.
После разговора с Меркуловым, окончательно убедившись, что Берия - заговорщик, Джуга решил во что бы то ни стало убедить Сталина в необходимости его ареста. В дополнение к показаниям Меркулова благоприятный случай дал в руки Джуги важный документ, дающий все основания заподозрить Берию и его друзей в предательской деятельности.
В один из вечеров в Москве, в особняке Берии на улице Качалова, собрались его ближайшие "соратники" - генералы, смещенные Сталиным вместе с Берией в 1946 году с руководящих постов в органах государственной безопасности, Богдан Кобулов, Деканозов и Мешик.
Зная, что все его разговоры, как и разговоры других членов Политбюро, прослушиваются и записываются соответствующей аппаратурой, Берия специально для записи произнес "прочувственный" и "верноподданнический" монолог в надежде, что запись попадет в руки Сталина.
- Последнее время, - говорил Берия, - кто-то упорно стремится очернить меня в глазах товарища Сталина, которому я служил и служу верой и правдой. Думаю, что это месть за ту расправу, которую я учинил в отношении врагов народа, будучи наркомом НКВД СССР.
Но товарища Сталина не проведешь. Он видит на семь метров вглубь под землю. Товарищ Сталин не даст своего верного слугу в обиду. Разве не Берия сделал столько полезного во время войны? Ведь недаром мне товарищ Сталин присвоил звание Маршала Советского Союза. А создание атомной бомбы?
Произнося эти слова, Берия в то же время на лежащем на столе блокноте, в волнении излишне сильно нажимая на карандаш, написал: "Будьте крайне осторожны. Мы буквально ходим по лезвию ножа. Один неверный шаг и мы все погибнем".
Дав прочитать эту запись своим гостям, Берия вырвал листок из блокнота и сжег его в стоящей на столе пепельнице. В это время ему передали, что его срочно вызывает Сталин. Оставив блокнот на столе, Берия выбежал из комнаты: Сталин ждать не любил. Ушли и гости. В блокноте остался лист, на котором четко проступали продавленные карандашом Берии слова записки. Через час этот лист из блокнота был у Джуги. Когда продавленные в блокноте слова обвели чернилами, текст сожженной записки был восстановлен. Джуга немедленно доложил эту записку Сталину.
Прочитав ее, тот сказал:
- И это твое доказательство измены Берии косвенное. Вероятно, он почувствовал, что на него идет охота и естественно волнуется. Ты где-то грубо сработал, - и в санкции на арест, и активный допрос Берии отказал.
Отпуская Джугу, Сталин сказал:
- Если даже действительно придется арестовать Берию, допрашивать его тебе я не позволю. В твоих руках он признает все, что угодно: даст показания, что он вовсе не Берия, а сбежавший из Пекина бывший китайский император. Пусть его допрашивают Игнатьев и Рюмин. Так будет вернее.
Крайне раздосадованный отказом Джуга, твердо уверенный, что жизни Сталина со стороны Берии угрожает опасность, пошел на отчаянный шаг: решил без ведома Сталина ликвидировать Берию, инсценировав его самоубийство.
Заполучив при помощи Саркисова один из пистолетов, принадлежащих Берии, Джуга встретился со своей сотрудницей, носившей псевдоним "Лилиан". Это была девушка удивительной красоты и изящества, блондинка с золотистыми волосами и небесно-голубыми глазами, которые в зависимости от ее настроения становились то серыми, то зелеными. В двадцать лет, отлично поработав в Польше, Закарпатской Украине и Литве, она уже имела звание капитана государственной безопасности и была награждена двумя орденами Красного Знамени и орденом Красной Звезды.
Лилиан фактически была женой Джуги, - ее он нежно и трогательно любил. Никаким Дон Жуаном Джуга в действительности не был, а слухи о его якобы многочисленных связях с женщинами поддерживал сам лишь с целью, чтобы уберечь от посторонних глаз действительно близкого и дорогого ему человека. О многолетней связи Джуги с Лилиан знал лишь один Лавров.
Встретив около театра оперетты Лилиан, Джуга медленно пошел с ней по Пушкинской улице в сторону Страстного бульвара.
- Есть задание чрезвычайной важности, - заговорил он, - которое я могу поручить только тебе. Жизни товарища Сталина угрожает опасность и нужно как можно скорее ликвидировать Берию. Сегодня в двадцать часов в Столешниковом переулке тебя встретит начальник охраны Берии Саркисов и отвезет к нему в особняк. Ему, поставщику для хозяина живого товара, сделать это весьма удобно. Когда же этот сифилитичный боров по своему обыкновению начнет нагло приставать к тебе с сексуальными домогательствами, ты, защищая свою честь, выстрелишь ему в висок, после чего вложишь пистолет в его правую руку и покинешь особняк. Это нетрудно сделать, так как при интимных встречах Берии с женщинами и проводах их из его охраны никто, кроме Саркисова, не присутствует. Однако на всякий случай мы будем на улице наготове и в случае необходимости сейчас же придем к тебе на помощь. Вот возьми папку, в ней пистолет Берии.
В 20 часов 30 минут Лилиан позвонила Джуге и сказала, что Саркисов на встречу в Столешниковом переулке не явился. Не успел Джуга положить трубку телефона на рычаг, как позвонил Поскребышев и передал, что его срочно вызывает к себе в Волынское Сталин.
Таким разгневанным и возмущенным Джуга еще Сталина не видел.
- Как ты посмел без моего разрешения, - гневно заговорил Сталин, - решиться на ликвидацию Берии, да еще таким бандитским способом? Неужели ты действительно не понимаешь, что членов Политбюро нельзя ликвидировать без суда, да еще на основании только подозрений? Ведь у тебя и у Лаврова нет ни одного веского факта, который подтверждал бы измену Берии. Разве ты забыл, что именно под руководством Берии создана атомная бомба?
- Под вашим руководством, товарищ Сталин, - возразил Джуга.
- Не имеет значения, - продолжал Сталин, - все равно вклад Берии в создание атомной бомбы очень большой. Если Берия действительно виноват, его будет судить Военная Коллегия Верховного Суда.
И, не желая выслушивать оправданий и возражений Джуги, сделавшего было попытку что-то еще сказать. Сталин закончил:
- Одним словом, я отстраняю тебя от работы, пошел вон и не показывайся мне на глаза, но из Москвы не отлучайся.
Может быть, если бы Джуга попросил прощения, то все бы еще как-то и уладилось. Но Джуга прощения не попросил.
После того, как Сталин неожиданно перед XIX съездом партии изменил план об обновлении состава Политбюро и не только не вывел из него переродившихся старых членов, но и довел его до 25 человек, пополнив кандидатурами, подобранными Маленковым, которых Джуга назвал "политической шпаной", среди которых половина изменников, он твердо решил уйти в отставку.
Сталин, по-видимому, ожидал, что Джуга попросит прощения, и с удивлением смотрел, как тот, пожелав вождю здоровья и долгих лет жизни, твердыми шагами выходил из его кабинета.
По дороге в Москву Джуга в машине тщательно проанализировал провал задуманной им акции в отношении Берии. Кто мог проинформировать Сталина? Лилиан исключалась, оставался Саркисов. Это предположение было верным. Получив задание встретиться с Лилиан, перепуганный и крайне осторожный Саркисов, который, как начальник охраны Берии, отвечал за его жизнь головой, решил перестраховаться. Через Поскребышева он добился телефонного разговора со Сталиным, которого и проинформировал о том, что Джуга задумал ликвидацию Берии.
Сталин намеченную Джугой операцию запретил. На этот раз Берия уцелел.
Приехав на квартиру Лилиан, Джуга продолжал обдумывать сложившуюся обстановку.
Удобно расположившись на диване, и взяв в руки гитару, перебирая струны, он машинально напевал один и тот же куплет:
Все прошло, все промчалось в невозвратную даль.
Ничего не осталось,
Только грусть, да печаль.
- Что случилось? Почему не пришел Саркисов? - спросила встревоженная Лилиан.
Отбросив гитару. Джуга с усмешкой весело проговорил:
- Все, полная отставка. Саркисов доложил вождю и у нашего шефа, наконец, на мое счастье, лопнуло терпение. - И вдруг, став серьезным, добавил: - Сегодня вечером ты вылетишь в Албанию к Энверу Ходже. Документы заготовлены на этот случай давно. Побудешь там месяц, другой, пока тут все успокоится. Хорошенько отдохнешь на берегу Адриатического моря. С тобой поедут Серго и Людмила. Хочу, чтобы тебя хорошо охраняли, хотя это и не нужно, мой верный друг Ходжа позаботится об этом.
- А ты? - спросила Лилиан. - Как же ты? - повторила она. И вдруг добавила: - Без тебя я никуда не поеду. Я тебя одного не брошу.
В глазах Джуги заплясали веселые огоньки. Нежно обняв и прижав к себе Лилиан, он проговорил:
- В твоей преданности и любви никогда не сомневался, но ты поступишь так, как я прикажу. Официально я еще твой начальник. Оставаться тебе в Москве опасно. Мне показалось, что товарищ Сталин настолько слаб и болен, что может умереть в любую минуту. А тогда марионетки типа оставшегося, к сожалению, в живых Берии и Маленкова пойдут в ход, действительно придут к руководству страной. При таком раскладе нам с тобой можно будет ожидать любых неприятностей. Где гарантия, что Саркисов, которого Берия сейчас же после смерти Сталина поспешит убрать: слишком много о нем знает, на активном допросе не проговорится, что получал задание принять участие в его ликвидации.
Так что очень прошу тебя принять мое предложение. За меня же не волнуйся. Со мной никогда ничего не случится. Такой серый волк, как твой любимый, никому не по зубам. Кто на него замахивается, неизменно умирает. Так что месяца два тебе придется поскучать в Албании в одиночестве, без меня, а там посмотрим. Может быть, и я приеду к тебе отдыхать, если, конечно, товарищ Сталин позволит.
Неожиданно беседу Джуги с Лилиан прервал пронзительный телефонный звонок. Звонил Поскребышев, помощник Сталина. По-видимому, номер телефона Лилиан по распоряжению Сталина ему дал находившийся на излечении в кремлевской больнице Лавров: он один знал этот номер.
- Товарищ Сталин, - сказал Поскребышев, - спрашивает, почему вы сутки не были на работе, и приказал вам немедленно приехать к нему в Кремль. Через сколько времени вы будете? Я встречу вас у Спасских ворот.
Через сорок минут Джуга входил в кремлевский кабинет Сталина. Тот встретил его приветливо, будто и не было между ними вчерашнего неприятного разговора.
- Забудь, - сказал он, - наш вчерашний разговор. Однако, поскольку я убедился, что ты очень устал и нуждаешься в хорошем отдыхе, даю тебе два месяца отпуска. Что касается Берии, то я уже позаботился, чтобы он не представлял опасности, если такая опасность с его стороны действительно существует.
Это была последняя встреча Джуги со Сталиным.
В конце февраля незнакомый Джуге полковник государственной безопасности привез ему на квартиру от Сталина черный портфель. В нем оказались аккуратно перевязанные ленточками пачки денег. Сверху лежала записка без подписи, написанная рукой Сталина: "Посылаю тебе мое жалованье за все годы моей депутатской деятельности. Трать по своему усмотрению".»

Феликс Чуев. 140 бесед с Молотовым:
«…В своих рассказах Молотов не раз возвращался к «троице» – Берии, Маленкову и Хрущеву.
На вопрос, почему после Сталина во главе ЦК стал все-таки Хрущев, он ответил, что тот дружил с Берией и Маленковым.
– Но тут Берия просчитался, – говорит Молотов. – Он решил действовать за спиной Маленкова, а сам не взял себе должность Предсовмина, потому что у него не было такого авторитета.
А Хрущев не дурак. Он сумел сколотить свой ЦК.
22.04.1970
 
– Что объединило этих трех людей – Маленкова, Берию и Хрущева?
– Ну они шли за Сталиным, конечно, – это их объединяло. Тройка. Настоящей, преданной связи, по-моему, у них все-таки не было. А так, дружба, приятельство в какой-то мере…
19.04.1983
 
…Молотов рассказал, что в 1953 году, после смерти Сталина его вернули в Министерство иностранных дел. Пришлось обсуждать германский вопрос, какую политику проводить. Молотов, как член Политбюро, курировал ГДР.
– После Сталина пытались сломать нашу политику. Берия был активным человеком по отношению к Германии, – говорит Молотов. – Тут он показал себя не совсем хорошо. У нас легких моментов не бывает, и вот в 1953 году стали приходить сообщения, что в ГДР не совсем спокойное положение. Я – в Министерство иностранных дел, вызвал на воскресенье к себе Громыко. Тогда у меня два было заместителя – Громыко и Кузнецов Василий, который сейчас в Президиуме Верховного Совета. Я вызвал Громыко, как более опытного в делах. Мы с ним обсудили вопрос, выработали предложения вместе, письменно; смысл такой, что в ГДР делать. Тогда там был Ульбрихт, он преданный коммунист, сознательный товарищ, но немного прямолинейный, гибкости у него не хватало, и получалось так, что начали говорить громким голосом о социализме в ГДР, а собственно, ничего не подготовлено для этого. [c. 332]
Мы внесли проект от МИДа, что Ульбрихт и другие руководители, ну, не называли Ульбрихта, а руководство Германской Социалистической партии, проводят форсированную политику наступления на капиталистический элемент, что неправильно, не надо проводить форсированной политики плотив капиталистов, надо более осторожно себя вести.
Как Бухарин в свое время сказал: «Форсировать наступление на кулака!» Сталин: «Что, форсировать хочешь?» – «Да, надо форсировать». – «А ну давайте так и запишем: форсировать!» А мы были более осторожны, мы слово «форсировать» не употребляли. А Бухарин высунулся, решил, что фразой этой отделается, а записали. Он за то, чтобы формировать, а ослабить – это противоположная политика…
И вот мы в своем мидовском проекте записали: «Не проводить форсированную политику строительства социализма в ГДР». А Берия предложил выбросить слово «форсированный». Мы-то предлагали не форсировать, а он предложил слово «форсированный» вычеркнуть, и тогда получалось: «не проводить политику строительства социализма в ГДР». «Почему так?» А он отвечает: «Потому что нам нужна только мирная Германия, а будет там социализм или не будет, нам все равно».
Смысл нашего проекта заключался в том, чтобы дать указание Компартии ГДР курс держать на социализм, но не торопиться, не отрываться от действительного положения, потому что для этого было мало сделано. Внесли это предложение в Политбюро, там было более подробно все расписано. В Политбюро начались разногласия. Берия, тогда начинавший играть активную роль, выступил с такой установкой: ну что в ГДР делать социализму, была бы она мирной страной… Этого нам достаточно. Какая, неважно.
Я выступил с новым заявлением, что я считаю очень важным, по какому пути пойдет ГДР, что в самом центре Европы наиболее развитая капиталистическая страна, хотя это и неполная Германия, но от нее много зависит, поэтому надо взять твердую линию для построения социализма, но не торопиться этим. Когда уверенно можно сделать тот или иной шаг – укорить.
Берия на своем настаивает: неважно, какая будет ГДР, [c. 333] пойдет ли она к социализму, не пойдет ли, а важно, чтобы она была мирной. В Политбюро голоса почти раскололись. Хрущев меня поддержал. Я не ожидал. Главным-то как раз был Маленков. Маленков и Берия были будто бы в большой дружбе, но я никогда этому не верил. Берия-то в общем мало интересовался коренными вопросами, политикой – социализм там или капитализм – не придавал этому большое значение, была бы твердая опора, и хорошо.
Спорили. Маленков председательствовал, потому что Предсовнаркома всегда председательствовал на Политбюро. Маленков отмалчивался, а я знал, что он пойдет за Берией. Поскольку не могли прийти к определенным выводам, создали комиссию: Маленков, Берия и я. Я – за то, чтоб не форсировать политику социализма, Берия – за то, чтоб не проводить политику строительства социализма. А Маленков качался туда и сюда. Берия рассчитывал, что Маленков его поддержит. Ну и Хрущев – его друг.
Я немного насторожился. Маленков помалкивает. Я нахожусь в таком положении, что меня в этой комиссии оставят в одиночестве. После заседания я смотрю в окно: идут трое. В Кремле, да. Берия, Маленков, Хрущев прогуливаются. Тогда я вечером звоню Хрущеву, не вечером, но к вечеру ближе: «Ну, как у вас там получается? Ты же меня поддержал по германскому вопросу, но я вижу, что вы гуляете там, сговариваетесь, наверно, против меня?» – «Нет, я тебя поддержу, я считаю это правильным. То, что ты предложил, я буду твердо поддерживать». Вот за это я его ценил.
Я обрадовался. Думаю: «Хрущева поддержат все колеблющиеся, которые себя еще не выразили». Звонит ко мне в этот вечер Берия, говорит: «Зачем нам собираться? Давай просто по телефону сговоримся, примем резолюцию. Откажись ты от своего предложения!»
– А вы его как называли? Лаврентий?
– Лаврентий. Ну, он пытался мне: «Не надо социализма в Германии!» – «Нет, я буду стоять на своем, это принципиальный вопрос, связанный при этом с вопросом, как будет в случае войны». – «Ну, черт с тобой, давай не будем собираться, я согласен с твоим предложением». Попытался, так сказать, но не выходит. Я считаю, что он коренными вопросами [c. 334] политики не особенно интересовался, а думал, есть сила, так нас никто не тронет. Примерно так. Во всяком случае не улублялся в это дело. Я говорю: «Ну, мы с тобой договорились, предлагаешь не собираться, а Маленков как?» – «Я договорюсь с Маленковым».
Маленков не играл решающей роли. Я с ним не говорил. Договорились, все проголосовали «за», подписали. Вот и все.
В общем Берия уступил мне. Видно, Хрущев его уговорил.
– А как Сталин думал на этот счет? Он вам ничего не говорил?
– Об этом и речи не могло быть – о том, что предложил Берия теперь, после его смерти. Сталин же выступил при создании ГДР, сказал, что это новый этап в развитии Германии, тут никаких сомнений не могло быть, Сталин – такой человек, что все отдаст ради социализма и не уступит социалистических завоеваний.
Мы считали, что строительство социализма надо понемногу разворачивать в ГДР, чтоб население не стало против, восстания начнутся, и тогда надо будет силой подавлять ту Германию, где мы только что начали pa-работать, – работа-то еще не развернулась по-настоящему, надо выдержать и понемногу это дело делать, поэтому не форсировать, а Берия говорит – не проводить! Не проводить политику строительства социализма.
Я на это возражал, что не может быть мирной Германии, если она не пойдет по пути социализма. Поэтому все разговоры – «мирная Германия» – это значит буржуазная Германия, только так. Это только может быть буржуазная Германия и потому мирной она не будет. А вот если она пойдет по пути социализма, но не форсируется, не перегнет палку, а осторожно, лавируя, пока не укрепится наша позиция, – до тех пор надо быть очень осторожным. Мы обсуждали этот вопрос в мае 1953-го, а уже в июле они устроили восстание. Перегни мы палку, нам бы пришлось снова уже с внутренним врагом Германии бороться, то есть восстановить против себя большинство немцев. Это была опасность, ее надо было избежать. А Берия тогда: «Не надо вообще социализма, была бы только мирная…»
Я считаю, что Хрущев был правый, а Берия еще правее. Еще [c. 335] хуже. У нас были доказательства. Оба правые. И Микоян. Но это все разные лица. При всем том, что Хрущев – правый человек, насквозь гнилой, Берия – еще правее, еще гнилее. И это он доказал на германском вопросе. У Хрущева оказалась как раз жилка русского патриотизма, чего не оказалось у Берии, поэтому Хрущев и поддержал меня по германскому вопросу.
Я считаю, что его некоторый русский национализм помог ему понять интересы государства. Россия не последнюю роль играет в государстве, но если бы только был русский национализм, мы бы отошли от ленинского понимания. Однако Хрущев в этом деле не пошел за Берией. Наши люди зря проливали кровь? Если ГДР не пойдет по пути социализма, это будет старая Германия.
31.07.1972, 06.06.1973, 29.04.1982
 
– Маленков – очень хороший исполнитель, «телефонщик», как мы его называли, – он всегда сидел на телефоне: где что узнать, пробить, это он умел.
По организационно-административным делам, кадры перераспределить – это Маленков. Передать указания на места, договориться по всем вопросам. Он нажимал – оперативная работа. Очень активный, живой, обходительный. В главных вопросах отмалчивался. Но он никогда не руководил ни одной парторганизацией, в отличие от Хрущева, который был и в Москве, и на Украине. В Политбюро его ввели, по-моему, в 1938–1939-м, где-то вместе с Берией и Маленковым. Маленкову, говорят, недавно разрешили вернуться в Москву, у него тут мать умерла…
…Разговор шел в день 100-летия со дня рождения В.И. Ленина, и Молотов сказал: «Каждый наш лидер хочет сделать Ленина похожим на себя. Фальсифицируют его сейчас, эксплуатируют. Даже Фотиева считает возможным выступать от имени Ленина, а кто она была? Технический секретарь».
…Я заметил, что сейчас старые меньшевики стали старыми большевиками.
– Не только меньшевики, но и кадеты, и черносотенцы, – Молотов улыбнулся и подмигнул правым глазом.
22.04.1970, 13.04.1972,
28.07.1976, 14.10.1983
[c. 336]
 
– Маленков не подает никаких вестей. Он у меня был как-то раз года два назад. Может, обиженным себя считает? Ну, ко мне он, вероятно, относится не вполне объективно.
Я выступал на Пленуме ЦК, после смерти Сталина, поддерживал предложение Хрущева о снятии его с поста Председателя Совета Министров. Я его критиковал за то, как он вел себя после Сталина. Его первый недостаток заключался в том, что он сразу попал в руки правых по политическим вопросам, а во-вторых, он вел себя не как настоящий член ЦК, когда он сделался Председателем Совмина.
29.04.1982
 
– Маленков порядочный, безусловно. Он порядочный. Но, к сожалению, вот в этих условиях мало теоретически подготовлен. Не может, видимо, по-настоящему ориентироваться. Это сказывается очень.
Очень педантичный человек, за порядком может последить, но разбираться в вопросах экономических, политических более глубоко и критически не может, по-моему. А без этого нельзя освоить дело. Передал мне привет на днях…
27.04.1973, 21.10.1982
 
– Маленков тут был у меня два раза, я вам говорил. Второй раз уж не меньше трех лет назад. Ни звонков, ничего нет. В Москве, говорят, сейчас живет. Боюсь, что видеться со мной не хочет. Его не пускали долго в Москву. И я тут должен сказать, что я нашел бы все-таки ход. Я его спросил: «Ты каким-нибудь вопросом занимаешься, изучаешь? Намерен какой-нибудь вопрос развить?» Ответил: «Да, я занимаюсь». – «Каким?» – «Империализмом».
Я так понял в тот момент, что он занимается международными отношениями, борьбой с империализмом, – чем иначе, как ему использовать империализм? Когда он крахнет, вот главный вопрос, чем интересоваться. Языков не знает– империализмом… Империализм без языков – очень сложная тема. Но главное не в том, чтоб языки знать. Приехал, всех перецеловал и уехал. Толком не поговорили. Я так ничего и не понял…
14.01.1985
[c. 337]
 
– На пленуме, когда Хрущев предложил снять Маленкова с поста Председателя Совета Министров, я тоже выступил с критикой Маленкова, потому что Маленков крупными вопросами политики не занимался. Несамостоятельный. Вот перед этим, по германскому вопросу… Такой Председатель Совета Министров, который своего мнения не имеет в ряде крупных вопросов… Я его за это критиковал. Он, видимо, это хорошо запомнил. Потом мы встретились, мы оказались в одной группе, как и большинство членов Политбюро, затеянной, в общем, не в нашу пользу.
По позиции, которую я занимал, Берия не выражал особого мнения после этого. Берию я считаю и считал человеком беспринципным. Он деляга. Занимался только тем, что ему выгодно. Он даже не карьерист, но так сказать, не просто карьерист, поскольку он не отвечает большинству вопросов большевистской точки зрения.
– Но людей он много погубил.
– Я считаю Берию не главным.
– Он уничтожал людей из личных, не партийных побуждений.
– Это могло быть. Это человек беспринципный. И не коммунист. Я считаю его примазавшимся в партии.
Вот насчет того – не Берия виноват. Трудно разобраться без документов, я не все могу припомнить, но у меня такое впечатление, что все-таки Берия был чиновником при этом. Он свои интересы обеспечивал.
По-моему, были перегибы, но перегибы эти осуществлялись Сталиным. Сам Берия очень боялся Сталина. Он далеко бы не пошел, а Сталин, по-моему, чересчур перегнул палку. Я защищал и защищаю Сталина, в том числе и в террористических делах, я считаю, что мы без террора не могли бы пройти перед войной, чтобы после войны у нас было более-менее устойчивое положение в нашей стране. Я считаю, что это в значительной степени было обеспечено в период конца 30-х годов.
21.10.1982
– Нет, я никогда не считал Берию главным ответственным, а считал всегда ответственным главным Сталина и нас, которые [c. 338] одобряли, которые были активными, а я все время был активным. стоял за принятие мер.
Никогда не жалел и никогда не пожалею, что действовали очень круто. Но были и ошибки, конечно.
01.11.1977
 
– Спорят до сих пор насчет Берии: был ли он агентом иностранных разведок или нет?
– Я думаю, не был, – говорит Молотов. – Но человек беспринципный, с моей точки зрения. Он за себя боялся очень. Сталина боялся. Хотел выслужиться… Идейного в нем мало. Может быть, ничего не было. Но способный человек. Над скромностью он не задумывается, пойдет на пролом без поражения.
14.10.1983
 
– То, что он делал, это было на пользу империализму, он выполнял роль агентуры империализма, вот в чем суть. А роль его была такая: если он отказывался от социализма в ГДР, лучшей услуги империализму не надо было. Не надо быть официальным агентом, но если делать такое, значит ты выполняешь роль агента империализма. Этого многие не могут понять, но вам это надо понимать.
Я считаю Берию агентом империализма. Агент не означает шпион. Ему надо было на что-то опираться – либо на рабочий класс, либо на империализм. В народе у него поддержки не было, авторитетом он не пользовался, и даже если б ему удалось захватить власть, он бы долго не продержался.
28.07.1971, 31.07.1972, 29.04.1982
 
– Жена Сталина была очень враждебно настроена к Берии. Но если бы он не работал, нашли бы другого. Он исполнял работу нелегкую и неизбежную.
Досье у него на всех было. И на Сталина. Мое было, конечно. Ну, не досье, а…
– Шота Иванович рассказывает: [c. 339]
– Когда в Тбилиси строили фуникулер, у Берии была привычка по ночам ходить на строительство, смотреть. Организатор он был хороший.
– А сволочь большая, – уточняет Молотов.
– Должность такая была.
– У Дзержинского тоже должность была. Это не обязательно совершенно. До своей должности Ежов был тоже неплохой парень. А закрутило его… Захватило – выслужиться, показаться. Тут карьеризм начинается. Ложные сведения, заранее назначал количество: «Мало у вас репрессированных!» Ну и те стараются. А это что за работа?
– Наверно, требовал чрезмерно, от всех полунадежных очищать?
– Фактически. А это нельзя. Это вредительство. Их и сейчас сколько угодно. Перестарался.
– Если сейчас это повторить, нас первых заберут.
– Я могу раньше вас попасть, – говорит Молотов.
– Правда, что если не написано, Берия не мог складную речь сказать? – спрашивает Шота Иванович.
– По-моему, да.
– Он не был книголюбом?
– Нет, не был, не был. Я слушал в кабинете процесс над Берией в 1953 году – передавали по радио. Меркулов говорил, что не уверен, что Берия читал книги. Это вот и характеризует человека. По-русски грамотно говорил. Организатор, вернее, администратор хороший. И чекист прирожденный, пожалуй, но беспринципный, то есть кому служит – служит.
– Сталин потому и держал его?
– Да, да. Конечно, он в этом смысле очень полезный работник – для выполнения определенных дел. Насчет атомной бомбы – это его работа. Кольцо противоавиационной обороны вокруг Москвы – это ему поручалось.
– Он, оказывается, говорил разведчикам: «Настоящего рыцаря ничем нельзя подкупить. Его можно только соблазнить красивой женщиной. А красивую женщину можно осыпать бриллиантами. Действуйте!»
– Это он мог, да. Это он мог, – соглашается Молотов.
09.06.1976
[c. 340]
 
– Летом прошлого года как-то был на кладбище, смотрю – Майский, могила, – говорит Молотов.
– Оказывается, он был арестован за две недели до смерти Сталина.
– Возможно.
– По указанию Сталина?
– Конечно.
– И сидел – уже Хрущев был. Вроде был замешан в деле Берии.
– Он рассказывал, что Берия хотел его завербовать и использовать. После смерти Сталина. Он вызывал Майского и предложил ему быть информатором, и тот как будто бы не отказывался.
– Запад говорит, что Берия в своем правительстве после переворота хотел назначить Майского министром иностранных дел вместо Молотова.
– Я этого не исключаю… У меня же, я вам рассказывал, с Берией было самое острое столкновение в первую же неделю после смерти Сталина. Вполне возможно, что я не подходил под его и под хрущевскую мерку. У них, в общем, политика была бы близкая. Согласие Майского, наверно, было, я тоже так думаю. Когда взяли Берию, копнули и Майского. Он его хотел приспособить.
10.03.1977
 
– Круглов был заместителем Берии.
– Был. Они были друг о друге, видимо, разного мнения. Круглов все-таки критически к нему был настроен. Не только в душе. Берия держал его не по своей воле. Еще до назначения в НКВД Круглов был послан в Грузию и писал оттуда критические корреспонденции в отношении положения в Грузии, когда там был Берия секретарем. Это я помню. Часть из этих корреспонденций, вероятно, печаталась, но сейчас я не помню, во всяком случае Круглов ко мне заходил после Грузии. Рассказывал, я знаю, что Сталин был информирован. Круглов довольно смело критиковал.
– Мгеладзе рассказывал, – говорит Шота Иванович, – как Берия произнес тост за Сталина: «Я впервые увидел товарища Сталина в 1926 году с Орджоникидзе, я Владикавказ им [c. 341] показывал». И тут же Сталин резко: «Я такого не помню, такой встречи с Берией». Берия увел тост в сторону. Потом Сталин сказал: «Берия мне понравился потому, что он правильно меня информировал о положении в Закавказье».
– Почему Берия так пошел? – говорит Молотов. – Во-первых, пока есть начальники, начальство сказало, и идем. А когда создается положение, что какой-то выбор есть, начинают уже свои виды высказывать.
17.03.1984
 
– В кабинете Ленина я встречал молодого Берию: давал информацию по Кавказу, наверно, достоверную, иначе Ленин бы не имел с ним дела.
28.11.1974
 
– А Берия когда-нибудь спорил со Сталиным?
– Нет. Не то что молчал, не лез. Не влезал. Ну, конечно, по конкретным вопросам и спорил иногда, мало ли что. Если факты, сообщения, он тут старался доказать то, что знает лучше по отдельным вопросам.
14.01.1975
 
…Шота Иванович говорит:
– Мгеладзе очень удивился, когда я сказал, что Берия очень служил Сталину, выполнял грязную работу, иначе он его не держал бы. «Вот именно, служил! – сказал Акакий Иванович. – Он мог бы с таким успехом служить и Гитлеру, и Муссолини».
– Да, это подходит вполне, – согласился Молотов. – Он так далеко не пошел, но во всяком случае опасный человек.
06.06.1973, 20.08.1974
 
– Выходила книга по истории создания большевистских организаций Закавказья. Писали ее один или два грузина, я уж теперь не помню фамилии, а автор один – Берия. А выяснилось, что он даже не читал эту книгу.
14.10.1983
 
– Берию называют махровым врагом Советской власти. [c. 342]
– Не знаю уж, махровым или плюшевым, но знаю, что был врагом, – отвечает Молотов.
08.03.1985
 
– Когда после смерти Сталина возник разговор, что нужно освободиться от Берии, мне Никита звонит: «Ты неплохо относишься к помещению ЦК? Если можешь, приезжай!» А я работал в МИДе, на Смоленской.
04.03.1978
 
– Если вы будете интересоваться одним моментом, последним заседанием по Берии – это одно, а ведь перед этим была подготовлена работа. Все-таки Хрущев тут был очень активным и хорошим организатором. В его руках была инициатива, он был Секретарем. Как организатор, безусловно, хороший.
Он вызвал меня в ЦК, я пришел. «Насчет Берии хочу поговорить. Нельзя ему доверять».
Я говорю: «Я уж вполне поддерживаю, что его надо снять, исключить из состава Политбюро».
Ну-с, потом обратился к Микояну, что вот Берию нельзя оставлять, это опасно и так далее. «Нет, почему?» – сказал Микоян. Одним словом, не согласился. Не согласился. А занял такую выжидательную позицию и стал возражать. С ним говорил, по-моему, Маленков. Маленков поддерживал его. К Ворошилову Хрущев обратился – тот был в своем кабинете как Председатель Президиума Верховного Совета. Тот сразу же поддержал и закрыл телефоны, чтобы не подслушивали. Сразу же телефоны стал закрывать. Одним словом, стал шептать, дал согласие.
С Ворошиловым Хрущев разговор вел, видимо, перед самым заседанием, со мной накануне, дня за два перед заседанием говорил, и с Микояном раньше говорил… И уже перед самым заседанием мы уговорились, что его мало исключить из состава Политбюро, а надо арестовать.
Так он, видимо, предупредил Кагановича и других, сейчас не помню, но, видимо, он большинство предупредил, а потом собрали через пару дней Политбюро. Берия еще был в составе Политбюро, и там Хрущев доложил, что товарищ Берия – человек ненадежный… [c. 343]
Хрущев как секретарь тогда выполнял обязанности Первого секретаря, но еще не был Первым секретарем, он был организатором всего этого дела. Почему? Он сидел в ЦК. И ему прислали информацию, видимо, такого рода, что что-то Берия готовит. А у него были воинские части. Помимо аппарата… Дивизия была МВД.
– Готовил переворот, короче говоря. Можно так сказать?
– Да, да… На Политбюро его забирали. Я вам рассказывал некоторые подробности. Прения были. Маленков председательствовал. Кто первым взял слово, я уже не помню. Я тоже в числе первых выступал, может, я даже первый, а, может, и второй. Заседание началось обычное, все были друзьями, но так как предварительно сговорились, что на этом заседании будет арест Берии, то формально так начали все по порядку, а потом, значит, перешли…
Были и другие вопросы, какие я сейчас точно не могу вспомнить. Может быть, с этого началось, начали с этого вопроса вне очереди, а вероятно, кто-то поставил вопрос: просто надо обсудить Берию, и тогда, значит, в числе первых я выступал: «Я считаю, что Берия перерожденец, что это человек, которого нельзя брать всерьез, он не коммунист, может быть, он был коммунистом, но он перерожденец, этот человек, чуждый партии». Вот основная моя мысль. Я не знал так хорошо прошлого Берии, разговоры, конечно, слышал разные, но считал, что он все-таки коммунистом был каким-то рядовым и наконец наверху где-то попал в другую сторону дела.
После меня вскоре выступал Хрущев. Он со мной полемизировал: «Молотов говорит, что Берия перерожденец. Это неправильно. Перерожденец – это тот, который был коммунистом, а потом перестал быть коммунистом. Но Берия не был коммунистом! Какой же он перерожденец?»
Хрущев пошел левее, левее взял. Я и не возражал, не отрицал. Это, наверное, правда было.
Берия говорил, защищался, прения же были. Выступал. «Конечно, у меня были ошибки, но прошу, чтобы не исключали из партии, я же всегда выполнял решения партии и указания Сталина. Сталин поручал мне самые ответственные дела секретного характера, я все это выполнял так, как [c. 344] требовалось, поэтому неправильно меня исключать…» Нет, он дураком не был. Маленков нажал кнопку.
Берия и Маленков были друзьями. И к ним часто присоединялся Хрущев. Тоже хотел с ними быть.
Берия пришел на заседание, ничего не знал…
Против снятия Берии был Микоян, говоривший, что Берия хороший работник и т. п. Видимо, боялся, что возьмет верх.
Комната была оцеплена, но через комнату у Поскребышева сидела группа военных во главе в Жуковым. В комнате Поскребышева была приготовлена группа военных для ареста. Маленков нажал кнопку. Это был пароль. Маленков председателем был, ведал кнопкой. Вошли военные во главе с Жуковым.
Маленков говорит: «Арестуйте Берию!»
– А, гнилая дружба! – восклицает Шота Иванович.
– Эти рассуждения более гнилые, чем гнилая дружба! – парирует Молотов. – Как можно говорить о гнилой дружбе? Как раз это в хорошую сторону показывает Маленкова, что все-таки очухался. Какая это дружба… Троица. Я всегда говорил, до поры, до времени. Я всегда был такого мнения о них. А были все время трое… Маленков занимал несамостоятельную позицию. Слабоват насчет воли, слабоват. А Хрущев – то ли он с меня начал, то ли – одним словом, я сказал, что согласен. Я считаю, я и до сих пор не жалею, наоборот, считал и считаю это заслугой Хрущева. Такого мнения.
– Для Берии это было полной неожиданностью?
– Да. Он немножко вольно вел себя. И головой бился потом о стенку.
«Как я попал!» – не ожидал от Хрущева
– Москаленко участвовал – Хрущев дал ему звание маршала.
– Это связано. Я не помню, был ли он в числе тех, которые арестовывали, но Берия был посажен в ту тюрьму, которой ведал Москаленко. И за это его, конечно, видимо, поощрили со стороны Хрущева.
Может быть, перед этим Берия был в Берлине на подавлении восстания – он молодец в таких случаях. У нас было решение применить танки. подавить. И возможно, что он вылетал, этого я не знаю, но помню, что решили принять [c. 345] крутые меры, не допустить никакого восстания, подавить беспощаднейшим образом. Допустить, чтобы немцы восстали против нас?! Все бы закачалось, империалисты бы выступили, это был бы провал полнейший.
Когда стала поступать информация о событиях в ГДР, Берия был в числе первых, который сказал: «Обязательно! Беспощадно! Безотлагательно!»
А насчет мер против Берии – это поднял Хрущев.
28.07.1971, 06.06.1973»
В 1953 году после смерти Сталина Л. П. Берия стал одним из основных претендентов на власть в стране. Фактически страну возглавил тандем Маленков-Берия: при этом первое лицо, председатель Совета Министров Маленков, как отмечают многие исследователи, например, Рой и Жорес Медведевы, не обладал в нужной степени качествами лидера (и вскоре был оттеснён от власти Хрущёвым).
Амбициозный Берия, возглавив МВД СССР, затеял целый ряд реформ. В их числе получившие в дальнейшем успешное продолжение:
  - прекращение дела врачей и мингрельского дела;
  - массовая амнистия заключённых;
  - запрет "мер физического воздействия" (пыток) при допросах (4 апреля 1953 года);
  - первые реабилитации незаконно репрессированных при Сталине;
  - ограничение прав Особого совещания при МВД СССР (окончательно оно было упразднено 1 сентября 1953 года);
  - передача из МВД в другие министерства строительных главков;
  - прекращение ряда масштабных строек, в том числе гидротехнических.
Слишком радикальными для соратников по Президиуму ЦК КПСС показались предложения Берии:
  - по свёртыванию строительства социализма в ГДР и объединению Германии;
  - о ликвидации контроля партии над хозяйственной деятельностью;
  - о назначении на посты руководителей советских республик представителей коренной национальности;
  - о создании национальных армейских частей;
  - о запрете демонстрантам носить портреты руководителей партии и правительства (соответствующее постановление вышло 9 мая 1953);
  - об упразднении паспортных ограничений.
Всё это привело к заговору против Берии и отстранению его от власти. Убийцей Л.П., как доказывает А.Мартиросян, стал его первый заместитель по Министерству госбезопасности (МГБ) СССР Сергей Круглов. С.Круглов в свое время создал специальную группу (11-й отдел), которая ворвалась на охраняемый объект и застрелила Берию. Тем паче, что Круглов прежде сам же и отвечал за строительство особо охраняемых объектов. (А.Мартиросян считает, что за спиной Круглова стояли Хрущев и Микоян, но Сергей Горяинов столь же убедительно показал, что главным заказчиком устранения Л.П. выступил Запад, имевший «прямой провод» с антисталинской группировкой в партийной верхушке.) Круглов, сформировав особое подразделение в Балашихе, и организовал технически уничтожение Лаврентия Павловича. (Подробное объяснение дела содержится в работе С.Горяинова «Операция «Особняк»», 1997 г.)
Операция была, считает Горяинов, организована так: Круглов позвонил Берии, сказав о том, что ему сейчас фельдпочтой в особняк на Качалова доставят секретные документы. Пусть, мол, охрана пропустит фельдъегерей. (В деле, как предполагает А.Мартиросян, принимал участие и Саркисов – начальник охраны Берии. Ибо Саркисов оказался единственным из ближнего окружения Л.П., который не был расстрелян после переворота 1953 года.) Вместо курьеров приехали спецназовцы из Балашихи (11-й отдел). Они застрелили и Берию, и троих его телохранителей. Получив сигнал об успехе операции, Круглов моментально объявил себя и.о. министра (объединенного ведомства внутренних дел и госбезопасности) и «зачистил» всех опасных для себя людей.

18-23 декабря 1953 г.
 
Специальное Судебное Присутствие Верховного Суда СССР в составе:
Председательствующего — Председателя Специального Судебного Присутствия Маршала Советского Союза Конева И. С. и членов Присутствия: Председателя Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов Шверника Н М„ первого заместителя Председателя Верховного Суда СССР Зейдина Е. Л., генерала армии Москаленко К С., Секретаря Московского областного Комитета КПСС Михайлова Н. А., Председателя Совета Профессиональных Союзов Грузии Кучава М. И., Председателя Московского городского суда Громова Л. А., первого заместителя министра внутренних дел СССР Лунева К. Ф. рассмотрело в закрытом судебном заседании, в порядке, установленном Законом от 1 декабря 1934 г., уголовное дело по обвинению Берия Л. П. и других.
В соответствии с обвинительным заключением, суду были преданы:
Берия Л. П. по обвинению в преступлениях предусмотренных статьями 58-1 «б», 58-8, 58-13, 58-11 Уголовного Кодекса РСФСР; Меркулов В. Н., Деканозов В Г., Кобулов Б. 3., Гоглидзе С. А., Мешик П. Я., Влодзимирский Л. Е. по обвинению в преступлениях, предусмотренных статьями 58-1 «б», 58-8, 58-11 Уголовного Кодекса РСФСР.
Судебное следствие полностью подтвердило материалы предварительного следствия и предъявленные всем подсудимым обвинения, изложенные в обвинительном заключении.
Судом установлено, что, изменив Родине и действуя в интересах иностранного капитала, подсудимый Берия сколотил враждебную Советскому государству изменническую группу заговорщиков, в которую вошли связанные с Берия в течение многих лет совместной преступной деятельностью подсудимые Меркулов В. Н., Деканозов В. Г., Кобулов Б. 3., Гоглидзе С. А., Мешик П. Я. и Влодзимирский Л. Е. Заговорщики ставили своей преступной целью использовать органы Министерства внутренних дел против Коммунистической Партии и Правительства СССР, поставить Министерство внутренних дел над Партией и Правительством для захвата власти, ликвидации советского рабоче-крестьянского строя, реставрации капитализма и восстановления господства буржуазии.
Суд установил, что начало преступной изменнической деятельности Берия Л. П. и установление им тайных связей с иностранными разведками относится еще ко времени гражданской войны, когда в 1919 г. Берия Л. П., находясь в Баку, совершил предательство, поступив на секретно-агентурную должность в разведку контрреволюционного муссаватистского правительства в Азербайджане, действовавшую под контролем английских разведывательных органов.
В 1920 г. Берия Л. П., находясь в Грузии, вновь совершил предательство, установив тайную связь с охраной грузинского меньшевистского правительства, также являвшейся филиалом английской разведки.
В последующие годы, до своего ареста, Берия Л. П. поддерживал и расширял тайные связи с иностранными разведками.
На протяжении многих лет Берия Л. П. и его соучастники тщательно скрывали и маскировали свою вражескую деятельность.
После кончины И. В. Сталина, делая ставку на общую активизацию реакционных империалистических сил против Советского государства, Берия Л. П. перешел к форсированным действиям для осуществления своих антисоветских изменнических замыслов, что и позволило в короткий срок разоблачить Берия Л. П. и его соучастников и пресечь их преступную деятельность.
Став в марте 1953 г. министром внутренних дел СССР, подсудимый Берия Л. П., подготовляя захват власти, начал усиленно продвигать участников заговорщической группы на руководящие должности как в центральном аппарате МВД, так и в его местных органах. Берия Л. П. и его сообщники расправлялись с честными работниками МВД, отказывавшимися выполнять преступные распоряжения заговорщиков.
В своих антисоветских изменнических целях Берия Л. П. и его соучастники предприняли ряд преступных мер для того, чтобы активизировать остатки буржуазно-националистических элементов в союзных республиках, посеять вражду и рознь между народами СССР и в первую очередь подорвать дружбу народов СССР с великим русским народом.
Действуя как злобный враг советского народа, подсудимый Берия Л. П. с целью создания продовольственных затруднений в нашей стране, саботировал, мешал проведению важнейших мероприятий Партии и Правительства, направленных на подъем хозяйства колхозов и совхозов и неуклонное повышение благосостояния советского народа.
Установлено, что, скрывая и маскируя свою преступную деятельность, подсудимый Берия Л. П. и его соучастники совершали террористические расправы над людьми, со стороны которых они опасались разоблачений. В качестве одного из основных методов своей преступной деятельности заговорщики избрали клевету, интриги и различные провокации против честных партийных и советских работников, стоявших на пути враждебных Советскому государству изменнических замыслов Берия Л. П. и его сообщников и мешавших им пробираться к власти.
Судом установлено, что подсудимые Берия Л. П., Меркулов В. Н., Деканозов В. Г., Кобулов Б. 3., Гоглидзе С. А., Мешик П. Я. и Влодзимирский Л. Е., используя свое служебное положение в органах НКВД – МГБ – МВД, совершили ряд тягчайших преступлений с целью истребления честных, преданных делу Коммунистической партии и Советской власти кадров.
Судом также установлены преступления Берия Л. П., свидетельствующие о его глубоком моральном разложении, и факты совершенных Берия преступных корыстных действий и злоупотреблений властью.
Виновность всех подсудимых в предъявленных им обвинениях была полностью доказана на суде подлинными документами, вещественными доказательствами, собственноручными записями подсудимых, показаниями многочисленных свидетелей.
Изобличенные доказательствами подсудимые Берия Л. П., Меркулов В. Н., Деканозов В. Г., Кобулов Б. 3., Гоглидзе С. А., Мешик П. Я. и Влодзимирский Л. Е. на судебном следствии подтвердили показания, данные на предварительном следствии, и признали себя виновными в совершении ряда тягчайших государственных преступлений.
Специальное Судебное Присутствие Верховного Суда СССР установило виновность подсудимого Берия Л. П. – в измене Родине, организации антисоветской заговорщической группы в целях захвата власти и восстановления господства буржуазии; в совершении террористических актов против преданных Коммунистической Партии и правительству Советского Союза политических деятелей; в активной борьбе против революционного рабочего движения в Баку в 1919 г., когда Берия состоял на секретно-агентурной должности в разведке контрреволюционного муссаватистского правительства в Азербайджане, завязал там связи с иностранной разведкой, а в последующем поддерживал и расширял свои тайные преступные связи с иностранными разведками до момента разоблачения и ареста, то есть в преступлениях, предусмотренных статьями 58-1 «б», 58-8, 58-13, 58-11 Уголовного Кодекса РСФСР.
Суд установил виновность подсудимых Меркулова В. Н., Деканозова В. Г., Кобулова Б. 3., Гоглидзе С. А., Мешика П. Я. и Влодзимирского Л. Е. в измене Родине, совершении террористических актов и участии в антисоветской изменнической группе, то есть в преступлениях, предусмотренных статьями 58-1 «б», 58-8, 58-11 Уголовного Кодекса РСФСР.
Специальное Судебное Присутствие Верховного Суда СССР постановило:
Приговорить Берия Л. П., Меркулова В. Н., Деканозова В. Г., Кобулова Б. 3., Гоглидзе С. А., Мешика П. Я., Влодзимирского Л. Е. к высшей мере уголовного наказания – расстрелу, с конфискацией лично им принадлежащего имущества, с лишением воинских званий и наград.
Приговор является окончательным и обжалованию не подлежит.


Рецензии
Послесталинские властители столь преуспели во лжи, их так трясло от ненависти к Берии, что невольно возникает мысль: а в чем дело-то? Ладно бы Берия был тем самым кровопивцем, который извел под корень пресловутую «ленинскую гвардию» – но старых большевиков перестреляли еще при Ежове (к которому, кстати, отношение не в пример спокойнее)! Пребывание Берии на посту наркома отмечено как раз отсутствием массовых репрессий. Так в чем же дело?

Наконец-таки этот вопрос начал потихоньку интересовать историков. Ответы даются разные, все в высшей степени предположительные. Ясно одно: Берия сделал нечто такое, чего «стая товарищей» не могла ему простить даже за гробом и позаботилась, чтобы и потомки простить не смогли, чтобы это имя было опозорено в веках. Навскидку даже не подберешь в истории примера столь полного и безоговорочного очернения человека – до такой степени, что даже сказать про него доброе слово было до последнего времени запрещено. Ну прям Иуда какой-то! Однако ни каждый из старых большевиков в отдельности, ни все вместе как-то не тянут не только на мессию, но даже на самого захудалого святого. Отнюдь не ангелов они напоминают, а нечто диаметрально противоположное – достаточно взглянуть на фотографию, скажем, того же Троцкого.
Позвольте задать чисто теоретический вопрос: а будет ли проклят так же, как Иуда в собрании апостолов, честный человек в собрании Иуд?..

Только с перестройкой, и то не в первые ее годы, начали появляться объективные публикации. И чем дальше, тем крепче становилось ощущение: что-то в общепринятых версиях нашей истории очень и очень не так. Какая-то в них присутствует нелогичность. Вот не вырисовываются портреты людей и картины событий, не вырисовываются, и хоть ты тресни («демократические» версии а-ля Оруэлл думаю, можно изначально не учитывать). Сталин, безусловно, знаковая фигура двадцатого века – да, пожалуй, и всей российской истории. Но и в его портрете чего-то не хватает, некоего звена, скрепляющего разрозненные события. А потом, на уровне интуиции, появилось чувство, что у этого времени есть не только знаковая фигура, но и кодовая – человек, который даст ключ к пониманию времени. И, тоже на уровне интуиции, пришло знание, что эта фигура – Лаврентий Берия, недостающее звено истории.

Так оно и оказалось. В ходе работы над биографией Берии, поиска и систематизации разрозненных сведений – иной раз это была буквально фраза или несколько слов – по мере того, как из этих кусочков собирался портрет человека и государственного деятеля, становилось ясно: да, именно Берия – кодовая фигура эпохи. Его биография дает ключ к пониманию того, что происходило в последние пятнадцать лет жизни Сталина, а эти годы – ключевые, важнейшие в истории страны, определившие ее последующее движение и завершивший это движение позор. Сталин в этом позоре не виноват, он честно сражался и проиграл… Но с кем он сражался, как и во имя чего – это стало ясно, лишь когда определилась подлинная структура власти, когда стало понятно, что послевоенный СССР – это система двойной звезды, двоих равновеликих, но разновозрастных государственных деятелей, один из которых реализовал все, на что был способен, а другой был убит в самом начале, снят на лету, и этот факт, это отсутствие преемственности предопределило последующую трагедию страны, в историю которой 26 июня 1953 года следовало бы вписать траурным цветом.

Такая картина вырисовывается по мере того, как из осколков составляется портрет человека, представляющего собой недостающее звено эпохи.
...
Краткий курс истории независимой Грузии

Кстати, почему Грузию тогда называли меньшевистской? Председателем правительства в ней стал известный меньшевик Ной Жордания, в правительстве и парламенте ведущую роль играли социал-демократы (естественно, не большевики). В январе 1919 года состоялись выборы в Учредительное Собрание Грузии, и из 130 мандатов 109 получили также социал-демократы. Первым актом нового, независимого от «тиранической» Российской империи, правительства стала договоренность с Германией и приглашение немецких войск – чтобы обезопасить страну от турок. В Поти высадилось несколько рот солдат. Правда, часть территории все равно пришлось отдать Турции – потому как ворон ворону глаз не выклюет.

15 февраля 1918 года, выступая в Сейме по поводу Брестского мира, Жордания со страстью говорил: «Такой мир, какой подписали большевики, мы такого мира не подпишем, и лучше умереть с честью на посту, чем опозорить и предать себя на проклятие потомков». Менее чем через четыре месяца, оказавшись на посту главы государства, он подписал мир гораздо худший, фактически сделав Грузию немецкой колонией – и, вишь ты, не умер…

О том, что на самом деле искали немцы в Грузии, говорит дополнительное соглашение к договору между странами. В первую очередь, Грузия интересовала Германию как территория, по которой проходит нефтепровод. (В то время ее иной раз так и называли: Грузинская нефтепроводная республика.) Кроме того, грузинское правительство на время войны предоставляло немцам исключительное право на покупку на своей территории всех материалов, не требовавшихся для внутреннего потребления страны, и вывоза их без ограничений и пошлин. Совместное (половина на половину) владение горнорудными предприятиями и, опять же, право неограниченного вывоза их продукции. Всего лишь с мая по сентябрь немцы вывезли разнообразной продукции на 30 млн марок. Ну что ж, вполне умеренная плата за освобождение от «русских оккупантов»!

Правда, вскоре немцы стали вести себя на оккупированной территории со всей прусской бесцеремонностью, привлекая к активному сотрудничеству немцев местных, что едва не привело к междуусобицам… Ушли они из Грузии лишь в декабре 1918 года, после поражения Германии. А поскольку прибыльно место пусто не бывает, их тут же сменили англичане.

У тех тоже были вполне определенные интересы. 30-тысячный английский экспедиционный корпус занимался тем, что охранял нефтепровод Баку – Батум и железную дорогу, а едва турецкие войска оставили Тифлисскую губернию, как началась стычка между Грузией и Арменией за Ахалкалакский уезд, которая была прекращена лишь по требованию англичан. Английские власти разделили спорную территорию: одну часть передали Грузии, другую – Армении, а среднюю объявили «нейтральной зоной» и подчинили английскому генерал-губернатору. И, конечно, совершенно случайно в этой «нейтральной» части оказались Алавердские медные рудники… Грузинские же войска, едва обеспечив собственные тылы, немедля вторглись на Кубань, захватили Адлер, Сочи, Туапсе, занимаясь, в первую очередь, грабежом да отправкой всего более-менее стоящего в Грузию: увозили оборудование, угоняли скот, сперли даже рельсы Гагринской железной дороги.

Эта территория находилась под контролем Добровольческой армии. 25 сентября 1918 года, прибыв на переговоры с Деникиным, грузинская делегация во главе с министром иностранных дел потребовала включения Сочинского округа в состав Грузии (кстати, британский представитель в Тбилиси генерал Уокер их в этом поддерживал – а что, Британии очень не помешала бы такая колония). Лишь к февралю 1919 года войска Деникина вышибли доблестных джигитов из Черноморской губернии обратно в Грузию. В самой же Грузии, сразу после обретения ею независимости, началась настоящая охота на всех не грузин: во-первых, русских, а во-вторых – малых народов, территории которых новорожденная республика поспешила к себе присоединить. Русских увольняли с работы, лишали избирательных прав, арестовывали, выселяли. Дошло до того, что созданный в 1918 году Русский национальный Совет организовал русский корпус, целью которого было защитить русских крестьян от истребления.
А как грузины поступали с беззащитными малыми народами, можете представить себе, зная политику независимой Грузии образца 1990-х годов. За семьдесят лет мало что изменилось. Уже в июне 1918 года восстали осетины и грузины Цхинвали, поднялись жители Абхазии, опрометчиво подписавшие договор с Грузией, когда к ним подходили большевики. Теперь они просили Добровольческую армию избавить их от грузин… (Я пишу эти строки, а за стеной по телевизору идет программа «Время». «…Открыть автомобильное движение через Цхинвали, прекратить огонь, урегулировать ситуацию в зоне конфликта…» «…Вооруженные группы, стреляющие и по грузинам, и по осетинам, и по миротворцам…» «…Сегодня выяснилось, что из гаубиц по своим и чужим стреляли внутренние войска Грузии…». Новая независимая Грузия вернулась на круги своя…)

Пыл разошедшихся грузинских меньшевиков несколько охладила 11-я армия красных, в апреле 1920 года занявшая соседний Азербайджан. Тут-то они и призадумались: а не с огнем ли мы, генацвале, играем?.. И уже в мае скоренько заключили мирный договор между РСФСР, обменялись послами. По договору Грузия обязалась очистить свою территорию от иностранных войск, а также легализовать большевистскую партию.

Убийство Сталина. Крупнейший заговор XX века/
/ Миронин Сигизмунд Сигизмундович

Содержание книги
http://history.wikireading.ru/149338

Введение
Версии убийства Сталина
История болезни Сталина
Странный подбор врачей
Как проводилась диагностика
Данные, свидетельствующие об отравлении
Правильно ли лечили Сталина?
Акт патологоанатомического исследования
Как Сталин «заболел»?
Пленум ЦК. Раздел власти
Кто организовал заговор?
Берия Сталина не убивал
http://history.wikireading.ru/149349
Роль Хрущева
А не Маленков ли убил Сталина?
Мог ли в убийстве Сталина участвовать Булганин?
XX съезд и «разоблачение» Сталина
Судьба заговорщиков
Итоги расследования
Заключение

Юрий Казаков   18.01.2019 20:35     Заявить о нарушении
Широко известна история с грузинским большевиком Кобахидзе, который оскорбил Серго Орджоникидзе, обвинив его в коррупции, и получил в ответ пощечину.
История дошла до Кремля. Расследованием дела занялись Дзержинский со Сталиным и пришли к выводу, что Орджоникидзе не виновен.
И то верно: если судить Серго за все случаи, когда он распускает руки, то он из судов не будет вылезать. Однако Ленин взорвался и обозвал все это великорусским шовинизмом.)
А во-вторых – Грузия была меньше нужна Советской России, нежели Азербайджан и Армения.
Азербайджан – это нефть, Армения – это турецкая граница, а нефтепровод к портам Черного моря Советской России был не так уж и необходим…
Кстати говоря, меньшевистское правительство было настроено не только резко антирусски, но и антибольшевистски, несмотря на то, что большевики и меньшевики начинали в одной организации.
Впрочем, если бы дело было только в политическом оттенке, то, уж наверное, они как-нибудь договорились бы, но деление на большевиков и меньшевиков на Кавказе, как и любое другое деление, и тогда и теперь, было явлением каким угодно, но только не политическим.

Горячие грузинские парни с большевистской и меньшевистской стороны еще в 1905 году при выяснении отношений то и дело доходили до мордобоя – но время идет, прогресс движется!
Вот, например, как отметили в Тифлисе появление на свет Закавказского Сейма. 10 февраля 1918 года, в день начала работы Сейма, был без предупреждения расстрелян митинг, созванный большевистски настроенным стачкомом железнодорожников в Тифлисе.
Вот как описывает тактику властей очевидец в своем письме в Москву, в Совнарком:
«Явилось на митинг, несмотря на все принятые меры для срыва митинга, более 3000 рабочих и солдат… Среди митинга вошли в сад (приблизительно около двух рот) милиционеры и “красногвардейцы”. С красными знаменами в руках и успокаивая митинг знаками, они подкрались к собравшимся. Часть митинга, намеревавшаяся разойтись, осталась и, считая, что подходят свои, начала их даже приветствовать криками “ура”… В это время пришедшие быстро рассыпались цепью, окружили митинг и открыли бешеный ружейный и пулеметный огонь по митингу. Целились главным образом в президиум, стоявший на эстраде. Убито 8 человек, ранено более 20 человек… Часть публики разбежалась, другая легла на землю. Стрельба продолжалась минут пятнадцать. Как раз в эту минуту только что открылось первое заседание расширенного Закавказского сейма, и Чхеидзе держал речь под аккомпанемент ружей и пулеметов, трещавших тут же недалеко от дворца…»

Это не к тому, что вот, мол, какие меньшевики злодеи. Это к тому, что все время пытаются представить дело так, будто тираническая Советская Россия оккупировала демократическую Грузию. Грузия была ничуть не более демократической, чем Россия, там правили бал те же товарищи, просто из другой группировки. За тем исключением, что большевики все же раздавали землю крестьянам и переселяли население трущоб из подвалов в барские квартиры, а грузинские меньшевики всю социальную сторону оставили как есть. Более того, они отдали собственное государство на разграбление сначала немцам, а потом англичанам, лишь бы отделиться от России и сидеть на своем троне – пусть он размером со спичечный коробок, зато свой! Ну в точности, как сейчас…
...

Итак, Лаврентия Берию назначили на должность заместителя начальника секретно-оперативного отдела. С одной стороны, основания для такого назначения вроде бы имелись: опыт нелегальной и разведывательной работы, отличные рекомендации, среднее техническое образование – по тем временам для большевистской партии это много.

А с другой, если вдуматься: опыт хоть и есть, но минимальный, с собственно чекистской работой вообще не соприкасался, и сразу же – на одну из ключевых должностей в ЧК! Секретно-оперативный отдел – это было все: разведка, контрразведка, работа с осведомителями, наружное наблюдение, участие в боевых операциях, цензура и многое другое. С третьей же стороны… а кого назначать-то?! Люди с соответствующим опытом работы имелись, но исключительно по другую сторону баррикады. Доверить такое дело «специалисту» из царской охранки большевики, при любом кадровом голоде, едва бы рискнули.

Несколько позже, в 1923 году, Р. Ахундов, секретарь ЦК КП Азербайджана, писал о Берии:
«…Обладает выдающимися способностями, проявленными в разных аппаратах государственного механизма… Работая управделами ЦК Азербайджанской компартии, чрезвычайным уполномоченным регистрода Кавказского фронта при реввоенсовете 11-й армии и ответственным секретарем Чрезвычайной комиссии по экспроприации буржуазии и улучшению быта рабочих, он с присущей ему энергией, настойчивостью выполнял все задания, возложенные партией, дав блестящие результаты своей разносторонней деятельности. Его следует отметить как лучшего, ценного, неутомимого работника, столь необходимого в настоящий момент в советском строительстве…».

Юрий Казаков   06.01.2019 18:11   Заявить о нарушении
Авторы книг о Берии головы изломали, размышляя, что побудило Ахундова дать такую характеристику. Версий было множество, кроме одной-единственной: да герой этого документа на самом деле таким и был! И возраст тут не при чем: в конце концов, если взять орленка и цыпленка, то уже в самом нежном возрасте ясно, из кого какая птица вырастит… Так что, думаю, на этом можно и остановиться. Берию назначили на эту должность исключительно по двум причинам: во-первых, за неимением других опытных кадров, а во-вторых, потому, что был он работником многообещающим и весьма перспективным.

А должность была та еще! Нынешний начальник ГУВД легендарных «криминальных столиц» Казани или Тольятти за голову бы схватился, да так в столбняк бы и впал. И правильно, что назначили молодых – двадцатипятилетнего Багирова да двадцатидвухлетнего Берию, ибо справиться с таким делом можно только по неведению, не зная, что справиться с ним нельзя.

…Уже стало хрестоматийным утверждение, будто большевики, взяв власть, тут же принялись на корню изничтожать своих политических противников. Но при этом обычно стыдливо умалчивается, что это были за противники – словно чекисты в парламент с пулеметом вломились. Ничего подобного, штурм парламента – картинка совсем из иных времен, времен торжества демократии. А те, с кем боролись большевики, отнюдь не были занудной парламентской оппозицией, кликушами-монархистами и прочими болтунами-кадетами. Политическими их противниками были недавние товарищи по борьбе, примерно столь же законопослушные и мирные, как и сами большевики, то есть, выражаясь современным языком, полные отморозки, с таким же, а то и большим опытом терроризма и конспиративной работы. Побежденные в открытом бою, они не собирались складывать оружие и мириться с поражением, а переходили на нелегальное положение и продолжали борьбу теми же методами, что и большевики, когда те оказывались в роли проигравших.

В Азербайджане особо активны были правые эсеры и чрезвычайно агрессивная партия «Иттиход» («Единение ислама»), число членов которой исчислялось «всего-навсего» десятками тысяч.
Эсеровские боевики вошли во все революционные летописи, что же касается «Иттихода», то перевод названия говорит сам за себя: эти товарищи за восемьдесят лет изменились не слишком сильно. Эти партии вели пропаганду, всячески мешая большевикам в любом деле и саботируя любое начинание, а у их боевых групп любимым видом политической активности был террор, деньги же на хлеб насущный и не менее насущные патроны добывали грабежами. Так что в слове «оппозиция» заложена определенная лукавая игра терминов. Боевики, например, тоже подходят под категорию «оппозиции», как себя иной раз и называют.

После окончания Гражданской войны в стране активнейшим образом действовало огромное количество банд, мешающих политику с уголовщиной в таких пропорциях и сочетаниях, что даже головы основоположника марксизма не хватило бы в этом салате разобраться.
Чекисты и не разбирались – они били всех: уголовников, исламистов, эсеров, «гастролеров» из Турции и Ирана. А секретно-оперативному отделу надлежало это битье обеспечить: отдел занимался наблюдением, вербовкой агентуры, разработкой боевых операций.
За ликвидацию Закавказской организации правых эсеров начальник секретно-оперативного отдела Берия и начальник секретного отдела Иоссем были награждены именным оружием. А правые эсеры – это, извините, не зеленые краснодонские молодогвардейцы, это волчары битые, матерые, верные соратники Савинкова.

За хорошую работу Азербайджанское ГПУ – так с 1922 года стала именоваться ЧК – наградило Берию также золотыми часами.

…Кроме ГПУ, как человек, по кавказским меркам, образованный, Берия работает в Азербайджанской междуведомственной комиссии, в комиссии Высшего экономического совета, в комиссии по обследованию ревтрибунала, в партячейках и в Бакинском Совете. Кадров тогда – впрочем, как и впоследствии – было крайне мало, и пригодные к работе товарищи несли множество нагрузок… а вот непригодные занимали свое и чужое время революционной болтовней да путались у всех под ногами. И говоря о старых большевиках и «верных ленинцах», не следует упускать из виду эту категорию революционеров.

Чем занималась грузинская ЧК - В ноябре 1922 года Закавказский крайком направляет Берию «на усиление» в Грузию, начальником секретно-оперативной части и заместителем председателя ЧК.
Там обстановка была та же, что и в Азербайджане, только значительно хуже – Грузия дольше прочих сопротивлялась большевикам, и теперь туда стягивались остатки разбитых противников режима и просто бандиты из всех республик.

В феврале 1921 года меньшевистское правительство Ноя Жордания бежало в Париж, откуда принялось старательно подпитывать оставшихся на родине единомышленников морально, идеологически и, по мере возможности, материально.
Здесь же, в Грузии, последней из несоветских республик Закавказья, нашли убежище мусаватисты и правые гумметисты из Азербайджана, армянские дашнаки, эсеры, национал-демократы, члены совсем уж мелких партий и групп, не говоря уже об ушедших в подполье грузинских меньшевиках.
Программа грузинских меньшевиков известна, у них было время ее предъявить – Великая Грузинская империя.
А в общем-то, все эти партии мало разнились программами: в основном это были традиционные для Грузии компашки джигитов, окружавшие князей, только роль князей теперь играли «политические лидеры».
Боевые отряды всей этой публики немногим отличались от уголовников и, вместе с немногим отличимыми от них уголовниками, создавали в маленькой республике обстановку, печатными словами совершенно невыразимую.
Правда, в том же 1921 году грузинская оппозиция попыталась было навести порядок в своих рядах, создав так называемый «Комитет независимости», куда на паритетных началах вошли представители всех крупных партий, противостоящих режиму. Во главе комитета стал Ной Хомерики, бывший министр правительства Жордания, член ЦК грузинских меньшевиков. Комитет взял курс на вооруженное восстание, причем не только на словах – при нем был создан военный центр и началась подготовка к выступлению против ненавистных большевиков.

Впрочем, наполеоновские планы комитетчиков секретом для ЧК не стали.
«Чрезвычайка» вела работу по двум направлениям: агитационную и оперативную.
Первое направление, а отчасти и второе, привели к тому, что рядовые члены меньшевистской партии потихоньку свою партию покидали: к середине 1923 года таковых набралось чуть более 11 тысяч, и в августе в Тифлисе даже прошел съезд бывших меньшевиков.
Вторая сторона работы тоже была весьма успешна.


Юрий Казаков   06.01.2019 18:18   Заявить о нарушении
Берии удалось внедрить агентов в самый «Комитет независимости», и постепенно его члены перекочевали за решетку. В начале года были захвачены две типографии, в апреле арестован начальник контрразведки меньшевиков, в июне удалось взять и их нелегальный ЦК.
Дальше – больше: 9 ноября арестован Ной Хомерики, виднейший меньшевик, руководитель военной организации партии, захвачены его штаб и документы, изобличающие связи «Комитета» с заграницей и «коллегами» в России; 18 ноября взят Сеид Девдориани, председатель ЦК. Арестованы те, кто обеспечивал работу подпольных типографий. (Правильно – чем вычислять адреса самих типографий, куда проще ударить по тем, кто их снабжает, а без бумаги и краски те сами заглохнут.)
Разгромлены также местные комитеты в Поти, Гори, Абхазии, обнаружен комитет в Баку. На смену арестованному лидеру «оппозиции» из-за границы прибывает новый посланец Жордания, Валико Джугели – и оказывается за решеткой…

29 августа 1924 года меньшевики попытались нанести ответный удар: повстанцы во главе с князем Георгием Церетели захватили город Чиатуры и объявили о создании «Временного правительства Грузии»… Однако уже к вечеру, услыхав о приближении красноармейских отрядов, «правительство» спешно бежало из Чиатур. Иными словами, «восставшие» (числом душ в 500) денек побуянили в Западной Грузии, а на утро угомонились.

Столь быстрое и бескровное усмирение спартанцев местного розлива объяснялся хорошей работой ЧК, но в первую очередь – ее секретно-оперативной части. Согласитесь, неплохо для столь юного начальника! (К слову говоря, любопытна история с числом погибших. По официальным данным, было расстреляно 44 человека – в общем-то, учитывая количество повстанцев, похоже на правду. А грузинский историк-демократ Г. Н. Безиргани настаивает на цифре 12 578 человек – в 25 раз (!) больше числа восставших. Даже если присовокупить к повстанцам всех их родственников, включая младенцев, и то едва ли столько наберется. Впрочем, наши историки вообще богаты фантазией – насчитал же Ф. Волков 18 млн погибших на Колыме. Даже не задумываясь – а где они все могли там поместиться?..)

Впрочем, ликвидация восстания – не единственное, чем занималась Грузинская ЧК, ей хватало работы и помимо меньшевиков.
Например, 21 июля 1922 года в Тифлисе были убиты бывший военно-морской министр Турции Джемаль-паша и два его адъютанта. Вскоре выяснилось, что за убийством стояли дашнаки – чего, в общем-то, и следовало ожидать. И почти полгода ЧК гонялась за попавшими в ее поле зрения дашнаками. Сначала изрядно пощипали рядовой состав, потом, в начале 1923 года, арестовали ЦК. В горах отыскали тайный склад оружия, где нашли – 11 пулеметов, 33 ящика бомб, 70 винтовок, 30 мешков пороха, 70 плит динамита, 500 пудов патронов. Своеобразное «партийное имущество» оппозиционной партии, не правда ли?

Ведомство Берии, не разделяя функций на политические и уголовные, ведало и разгромом бандитизма.
В начале 1923 года на территории Грузии насчитывалась 31 банда численностью 359 человек. К концу года 21 банда была уничтожена. С бандитами воевали, в основном, ЧОНы (части особого назначения) – чекистские войска. В ходе боев было убито 123 бандита, обезврежено 377 бандитов и их помощников.

В отчете Грузинской ЧК перечисляются также некоторые дела, касающиеся не столько политики и бандитизма, сколько экономики, но их все равно необходимо привести – просто для понимания общей обстановки в республике и работы ведомства Берии:
« – проведена массовая операция по изъятию валюты у валютчиков, позволившая конфисковать ценностей на десятки миллиардов закавказскими знаками;
– была раскрыта шайка фальшивомонетчиков, печатавших кавказские боны миллионного достоинства. Преступники замаскировались в Баку. Дело было передано в АзЧК.
Из числа других выявленных преступлений заслуживают упоминания:
– дело зав. торговым отделом Табтреста Германа, обвинявшегося в преступном разбазаривании изделий треста и связи с частными торговыми фирмами;
– поимка шайки сбытчиков фальшивых лир в Батуми;
– раскрытие ограбления кооператива БатЧК и изъятие похищенных товаров на 3 тысячи лир;
– задержание продавцов кокаина с большой партией товара и крупной суммой денег;
– установление местонахождения 180 000 пудов марганца, пропавшего в Чиатура и принадлежавшего государству;
– закрытие одного из каналов спекуляции медикаментами, закупленными для нужд народного здравоохранения».

За работу в 1923–1924 годы заместитель председателя Грузинской ЧК, начальник секретно-оперативного отдела Лаврентий Берия получил орден Красного Знамени – а в те времена орденами просто так не разбрасывались, это были не цацки брежневских времен.

Похоже, Ахундов не ошибся в своей характеристике, и птенец действительно был орлиной породы…

Юрий Казаков   06.01.2019 18:18   Заявить о нарушении
Теперь давайте разберёмся с Рыбиным А. Т, на коего вы сослались в своей статье...

в 1977 году некий А.Т. Рыбин, славный чекист тридцатых годов, который на даче Сталина бывать не мог и очевидцем смерти не был, вдруг озаботился: надо же, товарищи, правдиво отразить смерть вождя советского народа, или, может быть, американским троцкистам поручим?
Не оставлять же, согласитесь, советских людей в неведении: когда же такое и бывало?
С этой целью Рыбин, видимо, и начал сбор показаний у свидетелей, вернее — лжесвидетелей, причем никто не схватил его за руку, не одернул, что уж и вовсе фантастично.
Кто же поручил Рыбину вести следствие и на каком законном основании он начал сбор показаний у свидетелей?
Положим, он захотел и правда составить воспоминания сталинской прислуги в книгу, т.е. написать историческую работу, допустим даже, он не знал, что в СССР непрофессиональный ученый не может ничего опубликовать, ибо же существовал установленный порядок научных публикаций, причем ни в единой редакции или издательстве даже бы разговаривать не стали, но откуда же вызнал он, что партия уже разрешила групповщину и кружковщину?
Что, было на сей счет Постановление ЦК?
Собирайтесь, мол, товарищи подпольщики, в группы и тайные кружки, изучайте родную историю помимо соответствующих учреждений и публикаций, распространяйте нерецензированные измышления, совершайте идейно-теоретические ошибки, пожалуйста, ведь не ошибается тот, кто ничего не делает…
Так представляете, что сказали бы товарищу Рыбину в родном КГБ?
Ничего, даже бы не пикнули, потому что воспоминания Рыбина о днях своей отважной молодости лежали в Музее революции, как сообщил Радзинский, а это помимо ЦК КПСС едва ли было возможно (поди не «выдающийся деятель» и даже не «видный»). Стало быть, Рыбин действовал по благословению ЦК.

В восьмидесятых годах Рыбина кто-то подвел за ручку к известному историку Д.А. Волкогонову, и далее все бредни и ложь о смерти Сталина Волкогонов «правдиво отразил» в книге «Триумф и трагедия».
Этого, однако, оказалось кому-то мало, и позднее уже Радзинский каким-то загадочным образом вышел на «истинного свидетеля» из компании Рыбина, нагородившего ему три короба лжи и в довесок коробочку. Спрашивается, кому все это было нужно и, главное, зачем?
Что, товарищ Хрущев к тому времени не успел правдиво отразить смерть Сталина? Не проще ли было опубликовать его честные и правдивые воспоминания?
Зачем же понадобился Рыбин сотоварищи?
Неофициальное распространение исторических данных было совершенно не присуще советской власти, ничего подобного не было никогда, и уже одно это, не касаясь даже лжи, заставляет задуматься о произошедшем.

Самое же поразительное, что предлагаемые нам данные подводят к выводу, которого не сумел сделать ни Волкогонов, ни Радзинский: Сталина заточили на даче члены Политбюро, но убивать не убивали, убийца вымышлен откровенно и глупо.

Возможно, здесь мы сталкиваемся с двумя версиями событий, противоречащими друг другу, но объединенными в одних показаниях, но может быть и так, что первая версия, о заточении Сталина на даче, является правдой, а остальное ложью, причем ложью, возможно, призванной освятить первую версию, правдивую или нет (психология: мнение, полностью или отчасти построенное на отрицании лжи, человек склонен считать правдой, хотя это, конечно, неправильно, грубейшая логическая ошибка).

Что ж, заточение Сталина на даче не противоречит прочим данным: от него весьма технично убрали верных врачей, объявив их «убийцами в белых халатах», а также в связи с этим разогнали всех верных Сталину людей из его охраны: в бессмертном Постановлении ЦК ВКП(б) «О вредительстве в лечебном деле» ясно сказано, что начальник охраны Сталина «на почве пьянок сросся» с вредителями в белых халатах «и стал слепым орудием в руках вражеской группы». Вообще, в наши дни любой человек в своем уме имеет возможность лично убедиться, что отнюдь не Абакумов организовал дело врачей — Абакумов, наоборот, старался это дело, по выражению кого-то из ЦК, «погасить», как сказано в Постановлении ЦК «О неблагополучном положении в МГБ», за что и был расстрелян, причем после смерти Сталина.
Нет, Радзинский продолжает повторять глупые байки Хрущева, вообще ничем не подтвержденные. Судя по тому, что «разъяснительную работу» «по преодолению» в связи со всеми этими делами вел Хрущев, в частности также по Ленинградскому делу, в котором тоже обвинен Абакумов, нетрудно заключить, что организовывала эти дела группа Хрущева в своих интересах: помимо давления на Сталина это была борьба за власть и влияние в партии и, соответственно, стране.
*
Как можно верить таким деятелям, как Рыбин, Радзинский и Волкогонов?

Юрий Казаков   06.01.2019 18:30   Заявить о нарушении
Крылов, откуда ты откопал вот эту чушь?
... "Прикрепленный от Главного Управления охраны МГБ СССР к Берии, в качестве начальника его личной охраны, полковник Саркисов, осуществляющий по личному приказу товарища Сталина повседневное наблюдение за Берией, доложил, что тот не знал, что эта женщина является женой американского дипломата и использовал ее в интимных целях как обыкновенную проститутку.
Саркисов познакомился с этой женщиной в Столешниковом переулке Москвы и лично привез ее в особняк Берии".
Перевернув несколько страниц, Джуга прочитал подколотый к справке рапорт полковника Саркисова, в котором говорилось:
"У Берии сотни женщин. В каждом переулке, на каждой улице. Берия специально разъезжает по улицам Москвы, особенно по ул. Горького и Столешникову переулку. Выискивает женщин с привлекательной внешностью, заставляет меня и других сотрудников охраны узнавать фамилии и адреса этих женщин, после чего заводит с ними знакомство, завозит в свой особняк и там сожительствует с ними.
Длительное время сожительствовал с несовершеннолетней семиклассницей, которая родила от него сына и которая в настоящее время вместе со своей матерью проживает на одной из государственных дач.
Других детей, рожденных от многочисленных связей с женщинами, Берия направляет в детские дома".
Далее в справке сообщалось:
"Будучи в 1943 г. в служебной командировке на Кавказе. Берия имел беспорядочные половые сношения с проститутками, в результате заразился сифилисом."...
*
Крылов - неужели ты сам веришь в этот бред?

Юрий Казаков   06.01.2019 18:35   Заявить о нарушении
На самом деле все происходило несколько иначе. Первый секретарь республики был, фактически, наместником центральной власти и отвечал за все. То есть вообще за все– промышленность, сельское хозяйство, выполнение планов, уровень жизни, культуру, идеологию и прочая, прочая, прочая. Задачи, стоявшие перед руководством СССР, были беспрецедентными: за какие-то десять лет поднять хозяйство страны до состояния, при котором она будет способна схлестнуться в войне с любым государством, а может, и со всей Европой. От Грузии, конечно, особых подвигов не требовалось, ну что возьмешь с Грузии… Единственное, что по-настоящему интересовало в Закавказье центр, по-прежнему была бакинская нефть. Но если бы удалось каким-нибудь макаром и нищую республику поднять, то было бы вообще замечательно!

Положение в Грузии, при руководстве столь любимых нашими правдолюбцами «старых большевиков», было критическим – впрочем, как и везде. Новоявленные князья занимались тем же, чем и князья старорежимные: бесконечно выясняли между собой отношения да выслуживались перед Москвой. Но перед большевистской Москвой было бесполезно выслуживаться – впрочем, как и фрондировать. То было время абсолютной целесообразности, иначе стране было попросту не выжить. А теперь давайте обратим внимание на факт, который обычно упускают из виду. В 1931 году Лаврентию Берии исполнилось 32 года! В наше время, если человек к этому возрасту добивается хотя бы поста директора фирмочки, то, как правило, умильно ахают: «Надо же, какой молодой, а уже директор!» А Берия в этом возрасте стал фактическим хозяином Грузии и отвечал в ней за все! Ибо с него за все спрашивали!

Ладно, это мелочи. А вот какое же хозяйство досталось новому первому секретарю?
Плохо с промышленностью – ее, как таковой, практически не существует. Плохо с уровнем жизни, со здравоохранением, с образованием. Плохо с сельским хозяйством. Естественно, коллективизация в республике проведена – так же, как и по всей стране. Как и везде, крестьян гнали в колхозы, соревнуясь по проценту «охвата». Горячие кавказские парни ответили на насилие восстаниями, которые тому же Берии пришлось подавлять. И он это помнил.

Но, в отличие от России, ощутимых результатов коллективизация в Грузии не принесла, да и не могла принести, ибо не ради советизации Грузии она проводилась!
Сельскохозяйственная реформа затевалась ради хлеба, зерна – а какой, к черту, может быть хлеб на каменистых уступчатых наделах с носовой платок, с которых и хозяевам-то было не прокормиться.
Естественно, учитывая рвение кавказского руководства (а троцкисты и прочие «пламенные революционеры» обожают всякие там обобществления, «трудовые армии» и пр.), им позволили стать в общий строй, начать коллективизацию наравне со всеми – но и только.

Так что к моменту прихода Берии на должность Первого, сельское хозяйство было в том же, пардон, месте, что и раньше.
Если земли нет – значит ее нет.
В Грузии вообще не было смысла создавать колхозы, если вести хозяйство традиционно…
И тогда молодой глава республики пошел наперекор «генеральной линии» – и, что характерно, Москва ему не препятствовала. Оказалось, что и как хозяйственный руководитель бывший чекист кое-чего стоит… да нет, многого стоит!

Но первое, что было необходимо – это сделать республику управляемой. А как сделать, если каждый уездный глава ведет политику сообразно интересам исключительно своего клана?
Этот вопрос Берия решил просто: вместо того, чтобы увещевать уездных владык, он заменил не устраивающих его секретарей райкомов на бывших работников ОГПУ.

Деканозов был назначен председателем Госплана республики и заместителем председателя Совнаркома.
Гоглидзе – наркомом внутренних дел. Меркулов стал работать в аппарате ЦК. Вот ужас-то, правда? Везде насажал своих людей, да еще из органов!..

Зато бериевское ОГПУ работало, как хорошо отлаженный механизм, там были кадры, которые он школил десятилетие. И столь простым способом новый первый секретарь добился управляемости республики.

Уже в декабре 1931 года Берия ликвидировал Колхозцентр, заменив его наркоматом земледелия. Вроде бы чисто номинальное изменение, однако весьма красноречивое, ибо в колхозы в 1931 году было объединено всего 36 % крестьянских хозяйств, и то лишь в результате административного рвения прежних властей. Новый глава республики как бы показывал, что не собирается добиваться стопроцентного охвата – сколько есть, столько есть, чего уж…

А вот затем Берия сделал ход конем. Действительно, выращивать зерно в Грузии смысла не имело никакого – все равно сельское хозяйство не могло прокормить республику. Больше в колхозы никто никого не загонял.
Более того: в противовес российской практике, в республике пошли на увеличение подсобного хозяйства колхозников – чтобы урожая хватило не только хозяевам, но и для продажи.
А в колхозах стали растить не зерно и овощи, а культуры, которые нигде больше в России не росли, – чай, цитрусовые, табак, элитные сорта винограда.
А хлеб – хлеб можно купить и в России, торгуя с ней вином и мандаринами! И вот тут-то крупное сельскохозяйственное производство оправдало себя на сто процентов!
Культуры были дорогие, и через несколько лет колхозы Грузии стали богатеть. В 1936 году их общий доход составил 235 млн руб., в 1937 году – 315 млн руб., в 1938 году – 366 млн руб., а в 1939 году – более 500 млн.
Лучший стимул для людей – материальный, и, видя такое дело, крестьянин без всякого принуждения ломанул в колхозы.
К 1939 году в них было объединено 86 % крестьянских хозяйств.

Чай в Грузии выращивали и раньше, мандарины тоже росли здесь давно – но никто не додумывался сделать на них ставку. Теперь увеличили плантации чая, мандаринов, начали повышать культуру земледелия, стали выращивать новые экзотические растения. А чтобы население республики не перемерло с голоду, пока новые культуры начнут давать урожай, пошли на увеличение приусадебных участков. Красиво придумано, не правда ли?
Если б наши доктора экономических наук так проводили перестройку, как проводил свою реформу этот недоучившийся бывший чекист с револьвером, мы бы давным-давно перегнали обе Америки вместе взятые.
Два года ушло на подготовку, и в 1933 году начался рост сельского хозяйства.

«При Л. Берии Грузия превратилась в страну, производящую в промышленных масштабах высокоценные специальные и технические культуры, – пишет Алексей Топтыгин.
– Берия знал цену разным методам руководства: отдельным культурам и формам организации производства посвящались пленумы ЦК, проводились съезды колхозников, выставки, активно задействовалось социалистическое соревнование, портреты передовиков производства не сходили с первых полос газет и обложек журналов.
Но самое главное
– Берия очень четко понимал значимость материального стимулирования колхозников».

Юрий Казаков   06.01.2019 18:41   Заявить о нарушении
Н-да...
Про Рыбина я вам уже высказал своё мнение...
Теперь о Волкогонове -
Про Дмитрия Волкогонова я лишь приведу цитаты:
"Особенно тяжело было отбиваться от умников из ЦК ВЛКСМ, «литературоведов» из ЦК КПСС, начальников всевозможных пресс-служб КГБ, МВД, прокуратуры. Но больше всего гадостей делал нам начальник отдела культуры Главпура МО генерал Волкогонов, будущий ярый обличитель советской власти. Но это потом, а тогда он за эту власть готов был порвать на куски любого журналиста. Любая правдивая публикация о прошедшей войне вызывала у него ярость, и мне приходилось оправдываться наверху"

« … Дмитрий Антонович Волкогонов (1928—1995). Хотя этот человек носил звания доктора философских и доктора исторических наук, профессора и числился членом-корреспондентом РАН, все его сочинения никакого отношения к науке не имеют. Всю свою жизнь он верно служил начальству, действовал по принципу «чего изволите?», или, выражаясь словами А. И. Солженицына, «заказ собачий выполнял». Надо было начальству, славил большевиков и В. И. Ленина, переменилась власть, стал обливать их грязью.
Ю. И. Семёнов
»

Генерал В. И. Филатов, бывший редактор «Военно-исторического журнала», вспоминал:

В это же самое время я был главным редактором «Военно-исторического журнала», который вообще был карманным изданием Волкогонова, кормушкой. Вообще-то, все так называемые историки нынешние, незримо объединены в некое очень закрытое сообщество, в котором своя железная дисциплина, свои взгляды на исторические события, так есть свои командиры… свои суд и свои наказания за ослушание не через повешивание — ослушника просто перестают печатать, признавать за историка, а если он преподаёт, то лишается работы. Самая, что ни на есть 100-процентная мафия во главе с хорьком Волкогоновым. Историки от Волкогонова приносили мне в журнал вторичную, третичную серятину. Нагло переписывали друг друга. Тираж журнала был чуть больше 20 000. Это в то время, когда тиражи других журналов были многомиллионные. Тогда ещё не знали такое слово «отмывание» — отмывание денег. Историки от Волкогонова и «Военно-историческом журнале» отмывали деньги, а сам Волкогонов по-крупному отоваривался гонорарами в воениздате. Печатали и издавали этих историков только по рекомендации и с разрешения пахана — Волкогонова. Так шакал Волкогонов выстраивал своих историков по ранжиру. Это была мафия.
Историк Юрий Фельштинский указывает, что в сочинении о Троцком «Волкогонов допускает огромное количество фактических ошибок и неточностей, которыми пестрит буквально каждая страница его двухтомника».

Говоря о двухтомном труде Волкогонова, посвящённом Ленину, философ Ричард Косолапов пишет: «В издании нет абзаца, где бы не содержалась подтасовка, передержка, фальшь, а то и обычная ложь».
Я. Г. Рокитянский в своей рецензии на ту же книгу отмечает: «Создается впечатление, что, желая соответствующим образом представить Ленина (унизить, оскорбить), автор не всегда себя контролировал».

Юрий Казаков   06.01.2019 18:48   Заявить о нарушении
Идея представить Берию сексуальным маньяком была впервые озвучена на том же июльском Пленуме. Секретарь ЦК КПСС Н.Н. Шаталин, член команды Маленкова, представлявший ЦК в МВД и курировавший органы госбезопасности, утверждал, что делал обыск в служебном кабинете Берии и нашел в сейфе «большое количество предметов мужчины-развратника». Потом выступил охранник Берии Саркисов, поведавший о многочисленных его связях с женщинами. Естественно, никто всего этого не проверял, однако сплетня была пущена и пошла гулять по стране. «Будучи морально разложившимся человеком, Берия сожительствовал с многочисленными женщинами...»

Есть в деле и список этих женщин. Вот только незадача: он практически полностью совпадает со списком женщин, в сожительстве с которыми был обвинен арестованный за год до этого начальник охраны Сталина генерал Власик. То есть просто взяли из «дела Власика» список и пришили его к «делу Берии».

Жена Лаврентия Павловича Нино в 1990 году в возрасте 86 лет дала интервью, где полностью оправдывает деятельность мужа и замечает: «Удивительное дело: Лаврентий день и ночь был занят работой, когда ему было иметь дело с легионом этих женщин!» Ездить по улицам, возить их на загородные виллы, а то еще и к себе домой, где была жена-грузинка и жил сын с семьей. Впрочем, когда речь идет о том, чтобы очернить опасного противника, кого интересует, что было на самом деле?

«Когда я вспоминаю об отце, — пишет Серго Берия, — выплывают в памяти давно забытые картины детства. Скажем, я с детства интересовался техникой, и отец это всячески поощрял. Ему очень хотелось, чтобы я поступил в технический вуз и стал инженером. Довольно характерный пример. Понятное дело, ему ничего не стоило тогда разрешить мне кататься на машине. Как бы не так… Хочешь кататься – иди в гараж, там есть старенькие машины. Соберешь – тогда гоняй. Старенький “фордик” я, конечно, с помощью опытных механиков собрал, но дело не в этом. Отец с детства приучал меня к работе, за что я ему благодарен и по сей день < … > Отец самостоятельно выучил английский, французский и немецкий языки. На этих языках он мог читать любую литературу.
По-русски отец говорил с грузинским акцентом, но писал абсолютно грамотно. Часа два-три с утра он всегда работал, читал различные материалы; но не за письменным столом, а обычным, хотя имел прекрасный кабинет. В общей сложности, за день набегало 300–400 страниц, включая сводки ТАСС, донесения разведки. Читал он, как правило, с карандашом, делая какие-то выписки, заметки».
Лаврентий Павлович Берия погиб, когда ему едва исполнилось 54 года. Сталину 54 года было в 1933 году, и он только приступил к своим свершениям, за которые впоследствии был признан Великим. Впереди была беспрецедентная индустриализация, большая часть возрождения страны, впереди была победа над фашизмом.

Что было впереди у Берии, какой бы была страна, останься он жив, и каков был бы весь мир – про это не может сказать никто.

Юрий Казаков   06.01.2019 19:03   Заявить о нарушении
Знаете, Казаков, Вы не говорили ни с Рыбиным, ни с Чуевым, ни с Жухраем-Марковым-Мироненко, ни с Е.Я. Джугашвили. К автору стали обращаться непонятным образом. Пишите весьма сомнительные вещи, уверовав в них, не понимая сути проблемы. Разговор с Вами перестал быть сколько-нибудь имеющим смысл.

Алексей Николаевич Крылов   06.01.2019 22:16   Заявить о нарушении
Так и ты пишешь про Берию чушь всякую...
Сталина ты уважаешь, а Берию позоришь...
Странно это, очень странно...

Юрий Казаков   07.01.2019 09:58   Заявить о нарушении
Уважаемый Юрий! Задайтесь простым вопросом. Была ли достигнута Сталиным послеежовская оттепель без Берии? Почему Берия после осени 1941 года отодвигался Сталиным с безопасности на экономику? Был ли реализуем советский атомный проект без Берии? Почему Берия вместо организации оказания помощи Сталину в марте 1953 года самозабвенно участвовал в дележке наследства Вождя? Почему сразу же закрыл дело врачей убийц? Почему Берия выступал за отказ от социализма в Германии, за объединение Германий (понятное дело, что под протекторатом США)?

Алексей Николаевич Крылов   08.01.2019 08:39   Заявить о нарушении
Без Берии вряд ли был бы успешен Атомный проект, без Берии в Красной Армии не была бы налажена система радиосвязи, без Берии успехи в создании ракетной техники и системы ПВО вокруг Москвы не были бы столь успешными, ибо всё это было успешным благодаря именно талантливому руководству Берии.
План переброски производственных мощностей во время войны с европейской части СССР за урал в Сибирь был разработан и реализован именно Берии. Если бы не Берия, то у ССССР не было бы возможностей выпускать танки, орудия, боеприпасы и самолёты.
- Крылов, я тебя что-то не пойму... Ты почему решил, что Берия мерзавец? Неужто ты считаешь правдой те измышления, которые начали плодить Хрущов...
О каком таком наследии Сталина, которое начал присваивать себе Берия, ты говоришь? - Такое впечатления, что ты попросту сошёл с ума!
Быть может, у тебя или твоих родственников, есть личные к нему претензии?

Юрий Казаков   08.01.2019 08:58   Заявить о нарушении
Уважаемый комментатор. Вот Вы всё наконец расставили по местам. Оказывается, не Сталин был ключевой фигурой, обеспечившей нашу Победу, а Берия! Более мне от Вас ничего не нужно. Вы своей глуповатой прямотой восприятия материала полностью раскрываете нехитрую уловку троцкистов по подмене дел Сталина в военной области жучкой, а в указанной выше - мингрелом. Понятно, что это Ваша беда. Вероятно, детская болезнь. Может быть, что излечитесь. Успехов.

Алексей Николаевич Крылов   08.01.2019 09:10   Заявить о нарушении
Верховный главнокомандующий был Сталин, и не надо передёргивать смысл слов.
Победа ковалась всем народом под руководством Сталина, но не надо врать, что Берия - мерзавец...
Берия - в высшей степени порядочный человек и талантливый организатор, иначе Сталин бы не назначал его на значимые посты.
Сталину то я верю, а вот ты врёшь про Берию, и Хрущов врал про Сталина и Берию.
И кто ты такой, в таком случае?
Так что не надо исходить от злобы...
Сам похмелись, коль ты привык пьянствовать, а я алкоголем никогда не злоупотреблял.

Юрий Казаков   08.01.2019 09:25   Заявить о нарушении
Итак, можно с уверенностью констатировать следующее. Вклад Сталина в Победу был решающий. Никакой там не народ. Народ без Сталина проиграл, прошляпил всё, оказавшись на грани существования, вымирая по миллиону - двум в год. Для затушёвывания роли Сталина применён приём подмены Сталинских дел жучкой и мингрелом. Оба креатура троцкистов, в чём доказательств более, чем достаточно.

Алексей Николаевич Крылов   08.01.2019 10:07   Заявить о нарушении
Сталин не сам победил, Сталин возглавил государство и армию, расставил на все нужные позиции талантливых людей и лишь поэтому спас СССР и прочие народы от уничтожения их немецко-фашистскими оккупантами и их пособниками.
Были спасены евреи, поляки, китайцы, проживающие на территории своих стран и все народы населяющие СССР от полного уничтожения их в газовых камерах и от нищеты, голода и болезней, в том числе даже при переселении проявлялась забота о сохранении таких частей народов, как немцы Поволжья, казахи, чеченцы, осетины, крымчаки, татары и прочие народности.

Юрий Казаков   08.01.2019 10:34   Заявить о нарушении
Крылов, это ты креатура троцкистов...

ЮНОША, КОТОРЫЙ ХОТЕЛ УЧИТЬСЯ

БЕРИЯ, Лаврентий Павлович родился в селении Мерхеули Сухумского района в бедной крестьянской семье. В 1915, окончив Сухумское высшее начальное училище, Л. П. Берия уехал в Баку и поступил в Бакинское среднее механико-строительное техническое училище. Сейчас к студентам с Кавказа сложилось ироническое отношение - "дети гор", не интересующиеся ничем, кроме крашеных блондинок и иномарок, хорошо известны в столичных ВУЗах. 16-летний Лаврентий не имел ни денег, ни протекции. Стипендий тогда не было и подавно, и учиться он мог, только зарабатывая себе на жизнь сам. В Сухуми он давал уроки, а в Баку ему пришлось работать в самых разных местах - конторщиком, таможенником. С 17 лет он ещё и содержал мать и глухонемую сестру, которые переехали к нему.

В марте 1917 Л. П. Берия организовал при училище в Баку ячейку РСДРП (большевиков). В июне 1917 Л. П. Берия уехал на румынский фронт, в составе армейской технической части (в автобиографии он указал, что добровольцем, в официальной биографии писалось, что был зачислен. В советское время патриотизм, проявленный в первую мировую, не приветствовался). После развала армии возвратился в Баку и продолжил учёбу в техническом училище, участвуя в деятельности Бакинской большевистской организации под руководством А.И.Микояна. В 1919 году Л.П.Берия вступил в мир "войны в сумерках". Тогда в Азербайджане правила партия "мусаватистов" - так называлась марионеточная организация, созданная англичанами для контроля над нефтяными приисками Каспия. В 1919-1920 году он работал в контрразведке мусаватистов, передавая добытую информацию в штаб Х армии большевиков в Царицыне. Об этом Берия писал в автобиографии, никем это и не отрицается, тем не менее именно внедрение в мусаватистскую спецслужбу было основным обвинением против него в 1953 году.

С начала 1919 (март) до установления Советской власти в Азербайджане (апрель 1920) Л. П. Берия к тому же руководил нелегальной коммунистической организацией техников. В 1919 Л. П. Берия успешно окончил техническое училище, получил диплом техника архитектора-строителя и пытался учиться дальше - училище было к тому времени преобразовано в Политехнический институт. Но...
Л. П. Берия был направлен на нелегальную работу в Грузию для подго товки вооружённого восстания против меньшевистского правительства, был арестован и заключён в Кутаисскую тюрьму. В августе 1920, после организованной им голодовки политических заключённых, Л. П. Берия был выслан этапным порядком из пределов Грузии. Возвратившись в Баку, Л. П. Берия опять поступил учиться в Бакинский политех.

В апреле 1921 партия направляет Л. П. Берия на чекистскую работу. С 1921 по 1931 он - на руководящих постах в органах советской разведки и контрразведки. Очевидно, что к тому времени в своих кругах молодой чекист был хорошо известен своими заслугами. Вряд ли его ввели в руководство ЧК только за то, что он был иностранным агентом - эта организация несколько отличалась от Идеологического отдела ЦК КПСС 80-х годов.
Л. П. Берия был заместителем председателя азербайджанской Чрезвычайной комиссии, председателем грузинского ГПУ, председателем закавказского ГПУ и полномочным представителем ОГПУ в ЗСФСР, состоял членом коллегии ОГПУ СССР. Несколько раз он пытался продолжить учёбу в Бакинском политехе. Сейчас в мировом рейтинге ВУЗов это учебное заведение находится на втором месте с конца списка, но в начале века там был очень высокий уровень преподавания. Баку был тогда одним из центров научнотехнического прогресса, об этом есть свидетельство Ландау, учившегося там в то же время.

За время своей деятельности в органах ЧК-ГПУ в Грузии и Закавказье Л. П. Берия провёл большую работу по разгрому меньшевиков, дашнаков, мусаватистов, троцкистов, агентуры иностранных разведок. Грузию охватил разгул бандитизма, как в 90-х годах - ГПУ навёл относительный порядок. Армянские крестьяне работали в поле с винтовкой за плечами - разбойники-курды наведывались из-за границы как в свою кладовую. К 30-м годам граница оказалась на прочном замке.

В круге интересов разведорганов Закавказья было и ближнее зарубежье Турция, Иран, английский Ближний Восток... но подробности уже навсегда останутся тайной. За успешную борьбу с контрреволюцией в Закавказье Л. П. Берия был награжден орденом Красного Знамени, орденами Трудового Красного Знамени Грузинской ССР, Азербайджанской ССР и Армянской ССР. Награждался он и именным оружием. При этом в характеристиках о нём писали - "интеллигент". Тогда это слово не имело негативного оттенка, оно означало образованного, культурного человека, способного применять теоретические знания к практической деятельности. Он хотел учиться, больше всего - учиться, но время не позволило. Три курса политеха и диплом архитектора - всё, чего удалось ему добиться к 22 годам в промежутках между фронтами, тюрьмами, подпольной и оперативной работой.

Юрий Казаков   08.01.2019 10:36   Заявить о нарушении
Если бы в Сталина народ бы не поверил, ничего Сталин сам бы не смог сделать..
Ибо вера помогла Сталину и народам СССР одержать победу на врагом.

Юрий Казаков   08.01.2019 10:38   Заявить о нарушении
http://www.stihi.ru/2015/03/29/1815
Справа от Сталина располагаются его преданные ученики, идущие под руку:
Маленков, Берия и Молотов.

Слева же два Иуды-хамелеона: Микоян и Хрущев, семенящие сами по себе.

Юрий Казаков   08.01.2019 10:51   Заявить о нарушении
Относительно критики работ весьма мною ценимого А.Т. Рыбина. Уважаемый борец с плагиатом Ю. Казаков. Я и не знал, что Вы печатаетесь в "Крохах" под именем Дм. Добров. Или это не Вы? Или что? Или давайте в своих постах ссылочку, откуда взято, чьё мнение Вы поддерживаете. Я понимаю, что гугель достанет. Но, экономьте чужоё время...

Алексей Николаевич Крылов   18.01.2019 20:07   Заявить о нарушении
Уважаемый, ссылки на этом сайте не всегда проходят...
- Известно ли вам это?
Разумеется, сам я в архивах не сидел, а пишу то, что прочитал в Интернете, кстати, к комментариям требования не такие жёсткие, как к авторскому тексту, а насчёт плагиата у меня своё мнение есть -
http://www.proza.ru/2013/10/27/536

Юрий Казаков   18.01.2019 20:25   Заявить о нарушении
Формируется и набирает силу один из видов мафиозной власти над обществом, осуществляемой не грубым диктатом, а опосредованно — на основе управления распространением угодной заправилам библейского проекта информации и преследования тех, кто распространяет неугодную информацию, под предлогом якобы нарушения ими авторских прав. В промежуточном итоге — под узаконенной властью международной мафии ростовщиков, — ставших скупщиками © copyright’ов, — в значительной степени оказывается направленность развития культуры в целом и науки и техники, в частности.

Так, подменяя вопросом о защите якобы интересов творцов нового от паразитизма на их творчестве, вопрос о доступности людям всех достижений культуры, библейская «мировая закулиса» пытается осуществить свои рабовладельческие притязания новыми средствами.

Русские представления об авторских правах сводятся к тому, что авторское право это — право человека, одарённого Богом, в свою очередь одарить остальных людей плодами своего творчества в русле искреннего понимания им Божиего Промысла. Они несовместимы с мерзостью западной концепции “авторских” и смежных прав и выражающим их законодательством.

Игнорируйте законодательство об “авторских” и смежных правах ради общественной пользы, и Бог в Вам в помощь. Только в кошмарном сне-наваждении Иисус может предстать в качестве сутяги, отстаивающего в суде свой © copyright на Евангелие.

Но само появление института © copyright’а на Западе представляет собой выражение того, что Запад живёт под властью Нового Завета, мафиозно приватизированного и извращённого также, как ранее был мафиозно приватизирован и извращён Завет, данный Свыше через Моисея. http://www.proza.ru/2014/06/25/1660

Юрий Казаков   18.01.2019 20:29   Заявить о нарушении
В соответствии с пунктом "е" части первой статьи 114 Конституции РФ - Правительство РФ призвано осуществлять меры по обеспечению законности прав и свобод.
Конституция провозглашает РФ социальным государством. И что это значит? А это значит вот что:
- Государство обязано защищать экономические и культурные права своих граждан и людей, проживающих на территории РФ. И именно это, именно последовательное воплощение этих прав должно привести к росту производства и преодолении инфляции.

Так был ли факт плагиата, если никто не пострадал, и заявление о нарушении прав в соответствующие компетентные органы - не поступило?
http://www.proza.ru/2012/09/16/118

Юрий Казаков   18.01.2019 20:32   Заявить о нарушении
Для общего настроения, среда бюрократической Химеры и серпинтария клептократии, описанна вполне и дораскрыта в комментариях и рецензиях. Никто не посмеет обозвать этих бравых ребят с Кавказа -дураками,просто они рождены своим временем. Левый проект ,затеяный Лениным совершенно ситуативно(деградиция монархии и запаздывание буржуазного модерна,неизбывной российской переферийности элит,подготовивших гибель империи и монархии и не переучредивших в турбулентностях системного кризиса-Республику) и обусловил условия для маргинальных выдвиженцев(шариковых,швондеров) с их пониманием природы власти ,ее статус-кво и методологий управления социальным развитием(главное выйти или пролезть в Люди). Так случилось,что гуманитарный шанс проект имел и даже после смерти Ленина,но призрачный,партия захочет обезопасить себя от узурпации,но это окажется поздним пробуждением,(это когда Сталин проиграл выборы -Кирову),тот кто не успел,тот опоздал и теперь уже навсегда. Интеллектуалы привыкли к доминирующей роли Ленина и не были готовы к борьбе за лидерство,некоторые и даже сам Ленин брезговали бюрократией и аппаратной работой,это были люди с баррикад-Гавроши революции. Кто мог подумать ,что банальный уголовник ,недоучка-семинарист окажется гением бюрократии и создаст в героической стране зоопарк бюрократии?-со всеми вытекающими "картинами маслом" -даже Аннушка не знает для кого она разлила масло? Ленин пересобрал империю и загнал ее в прокрустово ложе левого тренда(доктрины),к которому страна была не готова и готовой быть не могла,без своего Архитектора -Субъекта ,но поскольку авториттет Ленина в партии и народе был ключевым модератором развития-Сталину не было возможности сыграть в термидор по классическому хранцузскому сценарию,а только в варианте-Химеры:пропаганда,искусство,просвещение,отчасти экономика(план) и претендент на реинкарнацию монархии так и прожил свою падлючую жизнь(ни себе -ни людям): чужим среди своих и своим среди -чужих,совершено не случайно оказавшись в тройке с нагло-саксами и не стоит искать истоки конспирологии-это была его "планка" не только Лаврентия,но и самого Сталина,они были традиционалистами,а в чем-то государственниками(по необходимости власти и революции для себя))-догматики,террористы,интриганы ,лицемеры и бездарные плагиаторы,ни одного слова для мировой Культуры,за исключением эпитафии на свою могилу:"есть человек и есть проблемы,нет-и хер с ним!" Важно понять :что все Это не разговоры о социализме,а о бюрократическом и последнем российском квази-манархизме и империализме крайне левацко-троцкистского толка ,но только не о социализме,социализм не идеал клептократии и маргиналитета банальных уголовников. Смерть и Сталина и Лаврентия под классику:"и ты -Брут с ними?"-резюмирует безславно закончившийся ,в принципе-абсолютный проект общего Гуманизма ,выход Вида в своей эволюции в эпоху Нейромира ,Сознательного человека,так и несостоявшегося в СССР,наплодившего армии предателей и страны и народа..био-суррогат из лаборатории Монополии Бюро..

Александр Соколенко 2   20.01.2019 10:56   Заявить о нарушении
"банальный уголовник ,недоучка-семинарист окажется гением бюрократии и создаст в героической стране зоопарк бюрократии" дебил - дебилом повторил заученные мантры давних ненавистников нашей Родины. Знаете, Вам надо бы пожить в райончике Брайтон Бич. Ну, так лет 5-7. Вот там, у Ваших любезных властителей Ваших дум, действительно зоопарк. Даже негры не выживают...

Алексей Николаевич Крылов   20.01.2019 11:02   Заявить о нарушении
Вы полагаете это единственно возможная форма диалога по непростой мировозренческой проблематике?-да и негры тут причем?

Александр Соколенко 2   20.01.2019 11:30   Заявить о нарушении
Поживёте на Брайтоне, вкусите все прелести тамошнего зоопарка - узнаете, причём здесь негры (Вообще, в негритянских районах белые не уживаются там, в блаженной забугории, а Брайтон - случай особый. Даже негры не выдержали...).
Диалог с талдычащими мантры сионистов мне представляется излишним. О чём Вас и уведомляю.

Алексей Николаевич Крылов   20.01.2019 12:10   Заявить о нарушении
Спасибо, Алексей Николаевич ,за то,что не используете бан в качестве репрессивной меры.

Александр Соколенко 2   20.01.2019 19:36   Заявить о нарушении
Александр, я ведь не Дроздов. Я с поля боя никогда не бегал и не бегаю. Попросить не интересующего меня человека покинуть мои страницы могу. А вымарывать - это к чижику.

Алексей Николаевич Крылов   20.01.2019 20:16   Заявить о нарушении
Спасибо. У меня видео не работает,слава Богу,хоть письмо и то не всегда,связь плохая ,а кабеля нет,модем дрянь,деньги берут,а услугу подождете.

Александр Соколенко 2   21.01.2019 08:09   Заявить о нарушении
Написано "Н. Хрущеву и Г. Жукову удалось обезвредить Л. Берию, и первая попытка развала СССР была предотвращена. Кстати, среди военных, прибывших в Кремль 26 июня 1953 г. для ареста Берии, был генерал-лейтенант Л.И. Брежнев." (Кто готовил развал СССР/ Шевякин Александр Петрович/
Глава 4. Лаврентий Берия и первая советская «перестройка»
--------------
- Хрущов - палач и лжец, - ссылаться на него и доверять ему, это всё равно, что доверять лжи Черчиля иль Трумана...

Юрий Казаков   22.01.2019 20:56   Заявить о нарушении
а эти кто такие?
- Анисимов Евгений Викторович

Юрий Казаков   22.01.2019 21:00   Заявить о нарушении
Как могли судить Берию, если Берия был убит без суда и следствия?
И где его могила?

Юрий Казаков   22.01.2019 21:04   Заявить о нарушении
Млечин Леонид Михайлович - от этого наглого и лощёного лжеца как можно ожидать правды?

Юрий Казаков   22.01.2019 21:08   Заявить о нарушении
Алексей Николаевич, что-то я не увидел, что вы пытались опровергнуть Авадяеву Елену Николаевну, ибо то, что она пишет о Берии - во всём противоречит той вашей концепции, что мол, Лаврений Берия - мерзавец...

Юрий Казаков   22.01.2019 21:14   Заявить о нарушении
А в ту брехню, что пишет Муромов Игорь о любовных похождениях Лаврентия Берии поверить может лишь идиот.

Юрий Казаков   22.01.2019 21:17   Заявить о нарушении
И эта идиотка Иванова Наталья Владимировна - туда же, супружеские, блин, измены всю жизнь у Берии искала.

Юрий Казаков   22.01.2019 21:20   Заявить о нарушении
Актриса Т. Окуневская рассказывает: «Огромный парк. Двухэтажный почти дворец. Зимний сад. Полковник исчез. Горничная другая, в опущенных глазах презрение. За столом ни к чему не прикасаюсь. Он такой же, как в первый раз, пьет дорогие вина, жрет руками, хихикает начал пьянеть, глазки налились салом… Я схвачена на руки, раздета, поставлена на стол… Сопротивление бессмысленно, невозможно, унизительно… Только бы сердце не разорвалось… Жаба, гнусная, безобразная, жирная, раздувающаяся… Не отрывает от меня глаз, ползает по кровати, задыхается от счастья завоевателя… зверь, поймавший жертву… он истаскан, иначе ночь для меня была бы смертельной… Рассвета все нет… Он здесь, где-то рядом, жрет, пьет…»

Алексей Николаевич Крылов   23.01.2019 12:56   Заявить о нарушении
Сын Берия Серго: …Саркисов мне рассказывал, что у Берия Л.П. имеется вторая семья, есть ребенок; что Берия сожительствовал со своим секретарем по имени Вардо и закончил тем, что мне сказал «у Берия Л.П. было столько женщин, что их не пересчитать». Насколько я помню, Нине Теймуразовне содержание разговора с Саркисовым я не передавал, но заявил ей, что принял решение уйти от Берия Л.П. и начать жить отдельно от него. Нина Теймуразовна со мной согласилась

…Возвращаясь к развратному образу жизни Берия Л.П., я должен сообщить, что в 1952 г. моя семья и мать — Нина Теймуразовна были вынуждены проживать в Гаграх полгода потому, что Берия Л.П. не разрешал нам возвращаться в Москву. Позднее от Саркисова я узнал, что в этот период времени на квартире или на даче Берия Л.П. жили женщины.

…Примерно в 1946 г. я узнал от матери, что она лет семь не живет с отцом и это, в частности, выражено было в том, что она по 4–5 месяцев проживала со мной в г. Ленинграде. Позднее, проживая уже в Москве, я понял, что причиной разрыва между отцом и матерью явился развратный образ жизни отца, о чем мне несколько раз подробно рассказывал Саркисов, от него же я узнал, что у отца имеется вторая семья.

…В семье отец был замкнут, скуп на слова. По-видимому, Берия Л.П. догадывался о том, что я осведомлен о его развратном образе жизни и это несомненно отдаляло его от меня и наоборот.

…В отношениях с отцом я не мог забыть о его развратном образе жизни. Да и сам отец отдалял меня от себя. Мать с моей женой и детьми проживали на даче, деньги на питание платил я, Берия Л.П. приезжал на дачу по воскресеньям и редко оставался ночевать в отдельной, им занимаемой половине дачи. Я в г. Москве жил в одном доме с отцом, но в отдельной квартире, с отдельным ходом.

Алексей Николаевич Крылов   23.01.2019 13:01   Заявить о нарушении
Крылов, ты сам то веришь в эту чушь?
- Делать ему больше было, нечего, как с бабами валандаться...
- Он государством управлял...
А ты распространяешь чушь полную про Берию.
- Я так полагаю, что ты, "аватар Крылов",
подлый человечишка, и псевдонимом свой ты тоже используешь по подлому...

Юрий Казаков   23.01.2019 13:02   Заявить о нарушении
Не поперхнитесь, Казаков. Здесь я привожу давно известные исследователям сведения.
Вы на исследователя, к моему большому сожалению, не тянете. Ну, никак!

Алексей Николаевич Крылов   23.01.2019 13:09   Заявить о нарушении
Я - не исследователь, это точно, а ты - "аватар Крылов" - ты брехун.

Юрий Казаков   23.01.2019 13:33   Заявить о нарушении
Фантазия у Казакова зашкалила. Пора на воздух. Идите. Пока без санитаров...

Алексей Николаевич Крылов   23.01.2019 16:35   Заявить о нарушении
"Аватар Крылов", сам удали свои враки.
Не удалишь если, это сделает модератор сайта.

Юрий Казаков   23.01.2019 18:56   Заявить о нарушении
"Написано "Н. Хрущеву и Г. Жукову удалось обезвредить Л. Берию, и первая попытка развала СССР была предотвращена. "?
-СССР погубил Ленин т.к. умер,а права не имел,как спасти Субъективный проект без Архитектора?-"прорабы Катастройки?"-поросята строят Дом?-Нуф-Нуфы,ну так они и сделали что могли,да Вы себя поставте на их место и шо? Сталин все сделал правильно (для себя и традиции ) -вернулся в монархию и империю и оттянул крах империи на семьдесят лет,не было никакого СССР ,пусть и Химера(но по сути)-Супер-Мафия и пока Мафия живет по своим законам,а не законам чужим и чуждым(им пообещали ,что будут новыми Господами в России и обманули ,хто дуракам лекарь?),когда ослабляются "обручи" -все начинает сыпаться и течь,кто на самолете ,кто вплавь,кто просто не вернулся-люди разбегаются из зоопарка,ну есть такие ,хотя есть и другие,те- кому в зоопарке лучше чем в джунглях.

Александр Соколенко 2   23.01.2019 20:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.