Тайна 4. Небесный клинок

Острова Алого Восхода, 1567 г. от заселения Мидгарда

Волны медленно накатывали на пустынный берег, закручиваясь белыми пенистыми барашками. Было все еще слишком холодно, чтобы купаться. Николас лежал на спине, раскинув руки. Вокруг него клубилось облако из песка. На высоте нескольких локтей от земли парили тюки с вещами.
- Мастер Николас, да что происходит с вашими силами в последнее время? – возмущенно спросил Эглаборг, выхватывая свою сумку с травами из песчаного вихря. – Раньше вы с трудом поднимали один мешок, а теперь все вокруг вас ходуном ходит.
- Не знаю, - апатично ответил юноша. – Это случилось после испытания в Священной Долине. Мой учитель говорил, что сила должна увеличиваться постепенно посредством долгих тренировок и самосовершенствования, а не так, скачками. Я даже не могу понять, как это контролировать…
- Так не лучше ли было вернуться обратно к вашему учителю? Он бы подсказал вам, что делать, - проворчал целитель. Он-то надеялся после Снежных гор вернуться обратно в Лапию.
- Мой учитель сейчас на Авалоре. А ты слышал, что говорили в порту, когда мы искали корабль? Там был государственный переворот. Короля бросили в темницу, за то, что он якобы покрывал бунтовщиков против Единой Веры. Сейчас там новая волна гонений.
- А вы думаете, он действительно это делал?.. Ну, покрывал Стражей? – полюбопытствовал Эглаборг, вытряхивая песок из своих сумок.
- Вполне вероятно. Мой учитель рассказывал, что моя семья принадлежала к одному из самых древних и знатных родов Стражей на Авалоре. У моего отца был какой-то покровитель при дворе. Собственно поэтому нас и не трогали до поры до времени…
Эглаборг пожалел, что завел этот разговор. По лицу Николаса можно было легко понять, что любое упоминание его семьи причиняет нестерпимую боль.
- И все-таки я не понимаю, почему вы решили последовать совету этого Мертвого бога, - сокрушался целитель.
Для упрямого и независимого Охотника такая безропотная покорность была очень несвойственна. И хотя юноша не подавал вида, целитель чувствовал, что весть о гибели его семьи сильно подорвала дух его друга.
- А что еще мне остается делать? – безразлично поинтересовался Николас. – Все же это острова, хоть и не такие туманные, как моя родина. Ладно, надо торопиться, а то мы не успеем добраться до места засветло.
Храм Ветров располагался на вершине горы Кадзеяма , в дне пути от западного побережья главного острова архипелага. Однако люди уже давно забросили западную дорогу из-за расплодившейся на ней нечисти. Путники предпочитали более пологий и безопасный восточный склон.
Узкая каменистая тропа после продолжительного подъема, начала петлять и извиваться. За поворотом неожиданно послышался какой-то шум. Демон. Достаточно сильный. Николас подал знак Эглаборгу, скинул с плеч мешок и достал меч. Стараясь ступать, как можно тише, Охотник выглянул из-за поворота.
На небольшой площадке друг против друга стояли двое: огромный детина в тигровой шкуре и невысокий юноша. Из косматых темных волос великана торчали два прямых острых рога. В его руке была зажата шипастая деревянная дубина в человеческий рост.
«Какая-то местная разновидность тролля или огра?» - сделал предположение Николас.
- Ты, ходячая куча навоза! Ты, безмозглое зубастое йокайское  отродье! – закричал стоящий перед демоном юноша, которому тот заступил дорогу. – А ну ка, убирайся отсюда, пока я не отправил тебя на корм птицам.
- А не слишком ли ты мал для меня, барсучонок? – от хохота демона земля заходила ходуном.
- Я не барсучонок, я тануки . Слышишь? Тануки! Енот, а не барсучонок! – грозно рыкнул юноша и бросился в бой.
Для своего невысокого роста и грузноватого телосложения, юноша двигался с фантастической скоростью. В один миг он оказался у ног демона и саданул его странным изогнутыми мечом, но тот отскочил от каменной кожи демона, не причинив вреда. Великан замахнулся на него палицей, но юноша ловко прошмыгнул между его ногами и ударил сзади. Демон развернулся и снова попытался достать юношу, но тот все так же ускользнул от него. Эта бесплодная битва напоминала какой-то странный неуклюжий танец двух сильно различающихся по росту партнеров.
- Эй ты, букашка-таракашка, так и будешь от меня бегать? – крикнул демон. Юноша уже начал выдыхаться от этого неравного боя. Вдруг он споткнулся о камень и растянулся на земле. Демон оскалился, изображая довольную ухмылку:
- Ну, вот и все. Сейчас я тебя съем.
В этот момент юноша с громким хлопком превратился в пузатого енота и юркнул в кусты.
- Сбежал, - демон с досадой сплюнул на землю. – Ну и ладно, у меня еще есть ты.
 Николас выглянул из своего укрытия, чтобы узнать, с кем разговаривал демон. Чуть поодаль на дороге стояла девушка в красных шароварах и белой рубахе с широкими рукавами. Неожиданно она повернула голову и встретилась взглядом с Охотником. Николас почувствовал, как в груди сильней забилось сердце. Она была просто восхитительна: яркий румянец на белоснежной коже подчеркивал точеные черты лица. Темные, заплетенные в высокую прическу, волосы обнажали токую шею и стройные плечи. В карих глазах горели янтарные крапинки. Николас мотнул головой, отгоняя странное ощущение, и выскочил из своей засады.
- Мне сегодня везет, - воскликнул демон. – А я уж испугался, что на обед у меня будет только жесткий барсучонок. А теперь я смогу закусить маленькой мико  и каким-то сумасшедшим гайдзином .
Демон замахнулся палицей на Николаса, но его меч прошел через дерево, как нож через масло. Дубина с треском развалилась на части.
- Мое канабо ! Как ты посмел сломать мое канабо? – зарычал демон и, обнажив внушительные желтые клыки, кинулся на Николаса.
Охотник поднял руку. Великан отлетел в сторону и с грохотом ударился спиной о скалу. В месте удара камень треснул. Демон жалостливо заскулил и на четвереньках уполз прочь.
- Вот это да! – восхищенно присвистнула девушка, приближаясь к своему спасителю.
От ее голоса у Николаса неожиданно загорелись уши и щеки. Он судорожно сглотнул. Надо было чем-то отвлечься. Он все еще ощущал присутствие демона рядом. Николас ухватился за это ощущение, чтобы хоть как-то унять накатившее на него смятение.
- Я Юки , мико из Храма Ветров, а этот трусливый барсучонок – наш младший послушник Йоси, - девушка махнула рукой в сторону кустов, из которых воровато выглядывал давешний юноша.
- Я не барсучонок, а тануки – енот! – раздраженно ответил тот.
– Спасибо за помощь, - не обращая на него внимания, продолжила Юки.
- Не за что, - ответил Николас, все еще немного робея. – Эй, Эглаборг, быстрее иди сюда, кажется, я нашел проводников до храма.
- Да иди уже, иду, - послышалась громкое ворчание.
- Так кто это был и чего от вас хотел? – спросил Охотник, переводя свое внимание на Йоси.
- А разве ты не знаешь? – переполняясь чувством собственного превосходства, ответил Йоси. – И чему вас, гайдзинов, только учат?
- У нас, гайдзинов, таких тварей не водится, - в тон ему ответил Охотник, обрадованный тем, что ему удалось подавить свое смущение.
- Это был Оньи . Йокай. Большой, глупый и жадный. В наш Храм стекается много пожертвований с окрестных земель, вот йокаи и преграждают к нам дороги, чтобы собрать свою дань с людей. Мы, как служители Храма, конечно, стараемся их прогнать, но у нас не хватает рук,  - девушка на мгновение замолчала и, переведя дух, спросила: - А можно теперь узнать ваше имя и зачем вы идете в наш храм? Насколько я знаю, у гайдзинов другие ками .
- Ах, ну да, - спохватился юноша. - Я Николас, Охотник на демонов, а это мой компаньон Эглаборг. Мы из Лапии. Это страна на севере Мидгарда. У нас есть дело к настоятелю Храма Ветров.
«У нее наверно, самая красивая улыбка на свете. А как… Нет, демон,.. я должен думать о демоне. Интересно, почему он до сих пор не напал…»
- Вы думаете, что у настоятеля Кадзумы есть время на каких-то ободранных гайдзинов? – недовольно сощурил глаза юноша, но Николас погруженный в борьбу собственных мыслей, пропустил его слова мимо ушей.
- А что такое демоны? – снова перебила его девушка.
- Судя по всему, то же самое, что ваши йокаи. Так вы проводите нас до Храма? – выдавил из себя Охотник, когда заметил недвусмысленный взгляд своего компаньона.
- Да, конечно, следуйте за нами, - любезно ответила девушка.
Дорога заняла не так много времени, как опасался Николас. Храм Ветров занимал плоскую площадку на вершине горы с полверсты в диаметре. Вход на территорию храма был обозначен красными воротами без створок с двумя перекладинами наверху. От них до главного святилища на другом конце площадки шла мощенная булыжником дорога. По бокам от нее располагалось несколько приземистых хозяйственных построек.
Навстречу путешественникам вышел немолодой, но достаточно крепкий мужчина в темно-синем балахоне.
- Добрый вечер, настоятель Кадзума, - Юки учтиво склонила перед ним голову.
- Добрый, - мужчина поклонился им в ответ. – Кого это вы к нам привели?
- Это Охотник Николас и его компаньон Эглаборг. Говорят, у них есть к вам дело. Они прогнали Оньи с западной дороги на Кадзеяму.
- Я был против того, чтобы вести их сюда, - не преминул добавить Йоси.
- Справились с Оньи, говоришь? – переспросил настоятель, внимательно оглядывая Николаса со всех сторон. Потом приподнял его подбородок большим пальцем и повертел в разные стороны. Охотник опешил от поведения настоятеля и сделал шаг назад.
- Юки, возьми Йоси и устройте наших гостей на ночлег, - служители храма поклонились ему и без особого энтузиазма направились к невысокой хозяйственной постройке. Николас с Эглаборгом пошли за ними, но настоятель жестом остановил Охотника и поманил за собой в святилище. Они прошли мимо довольно просторной площадки, по всей видимости, служившей для церемониальных целей. От нее к портику, где находился вход в святилище, вел пролет из десяти ступеней. С обеих сторон его охраняли растянувшиеся в длину драконы с короткими ножками и длинными усами. Святилище представляло собой деревянную постройку, выкрашенную в темный цвет. Трехъярусная красная крыша с закругленными скатами придавала ей какое-то особое изящество.
Настоятель отпер дверь, и они вошли. Внутри святилища не было практически никаких украшений, кроме двух громадных резных зеркал, установленных вдоль боковых стен. У задней стены находился алтарь.
- У тебя большие проблемы, юный Страж, - тихо сказал настоятель, разглядывая их отражения в зеркале.
- Вы это о чем? – слегка удивился Николас.
- О твоей силе, конечно. После Испытания твои способности к телекинезу сильно возросли и сейчас ты не в состоянии их контролировать. Я прав? – настоятель задал этот вопрос скорее из вежливости.
- Я бы не сказал, что прямо вот так не в состоянии. Просто это стало заметно сложнее, - пожал плечами Охотник.
- Понятно. У тебя произошел какой-то сильный сбой на энергетическом уровне. Если его не исправить, боюсь, это будет иметь для тебя весьма печальные последствия.
- И от чего такое могло случиться?
- Либо ты побывал там, где нельзя бывать, либо встретил кого-то, кого не должен был встретить, - развел руками настоятель. – Но я помогу тебе. Ты ведь за этим пришел?
- Ну как бы не совсем… - замялся Николас. – Говорят, у вас в храме хранится один из пяти небесных мечей. Я бы хотел получить его.
Настоятель бросил хмурый взгляд на алтарь. На небольшом гранитном постаменте покоилась нефритовая статуя, изображавшая четырех мальчиков, стоящих спиной друг к другу. Двое мальчиков, что смотрели на север и юг были выше ростом. Те, что смотрели на запад и восток, выглядели младше. На стене над статуей висел самый обычный меч, единственным украшением которого была руна перт на клинке у самого эфеса.
- Боюсь, что я не могу его отдать ни тебе, ни кому-либо другому, - ответил настоятель.
- Почему? – поинтересовался Охотник.
- Потому что ни один человек не может владеть этим мечом. Он сменил сотни, а может тысячи хозяев и ни одному не служил верой и правдой: тупился, выскакивал из рук, пропадал. А последний его хозяин сам бросился на лезвие в самый ответственный момент битвы. После этого меч привезли в наш храм. Хочешь, попробуй взять его в руку.
Николас аккуратно снял клинок со стены и взял его за эфес в левую руку и размахнулся. Меч выскользнул из ладони и с грохотом упал на каменный пол.
- Странно… Он такой легкий. Практически невесомый, - юноша наклонился, поднимая клинок. – Кажется, он поглощает силу родового дара. Знаете, однажды я видел подобный меч у одного демона. Он точно так же глушил мой телекинез. Правда, его клинок светился. И в конце он взорвался в руках у этого демона.
- Светился? – удивленно хмыкнул настоятель. – Никогда о таком не слышал.
Охотник повесил меч обратно. Он показался ему живым, обладающим собственной волей. И воля эта не признавала его хозяином. Его нужно было либо уговорить, либо сломить, но ни для того, ни для другого у юноши не хватало ни сил, ни желания. Настоятель облегченно вздохнул.
- Сядь и сними рубашку, я постараюсь запечатать излишки твоей силы, - Николас покорно опустился на колени.
Настоятель Кадзума закрыл глаза и начал делать странные пасы руками. Плечо юноши пронзила резкая боль. Николас поморщился и увидел свое отражение в зеркале. Его плечо опоясывали небольшие шрамы в виде неизвестных ему символов.
- Ну как, легче стало? – поинтересовался настоятель.
- По крайней мере, голова больше не раскалывается, - ответил Николас, поднимаясь с колен.
- Попробуй подать мне кувшин, - предложил Кадзума.
Фарфоровый сосуд медленно подполз к ногам настоятеля я и поднялся на уровень его рук.
- Мда, придется покупать новый, - покачал головой Кадзума, изучая поползшую по поверхности кувшина трещину.
- У меня и до Испытания это не очень хорошо получалось, - сознался юноша. – А печать, как долго мне придется ее носить?
- Зависит от того, как скоро твои способности обретут равновесие. Тогда печать истает сама, - ответил настоятель.
Николас поблагодарил настоятеля, и они присоединились к остальным обитателям храма в жилом доме. Эглаборг, Йоси и Юки сидели на полу и палочками ели какое-то блюдо из риса. Целитель явно проигрывал схватку с неудобным столовым прибором. Отчаявшись, он поднес миску с едой ко рту, чтобы рис сам в него падал. Николас с трудом подавил смех и уселся рядом со своим компаньоном. Когда с едой было покончено, Юки принесла горячий травяной напиток. Первая чашка досталась Эглаборгу. Тот с видимым наслаждением вдохнул ароматный запах и сделал маленький глоток. Распробовав вкус напитка, он причмокнул от удовольствия. Девушка поднесла следующую чашку Йоси и остановилась возле настоятеля Кадзумы, а потом подошла к Николасу, подавая ему последнюю чашку с подноса. Он протянул руку, и его пальцы случайно коснулись руки девушки. Ее кожа оказалось невероятно теплой и нежной на ощупь. В комнате повисло неловкое молчание.
- Какой замечательный напиток. Мы с хозяином прошли весь Мидгард, но ни разу не встречали ничего подобного, - восхитился целитель, пихая Николаса локтем в бок. Охотник тут же спохватился и забрал свою чашку.
- Это О-тя . Мы пьем его, чтобы очистить свое тело и разум от тяжелых дум и суеты жизни.  Его делают из сушеных листьев одного растения. Если хотите, Йоси с удовольствием вам его покажет, - послушник тут же скорчил недовольную рожу, но ослушаться настоятеля не осмелился.
Вскоре настоятель удалился по своим делам.
- Ну как тебе наш храм? – спросила Юки, усаживаясь рядом с Николасом.
- Здесь очень мило, - с трудом выдавил из себя юноша.
- Сколько тебе лет?
- Шестнадцать, ну то есть почти семнадцать осенью будет, - сбивчиво ответил Николас.
- Тогда все понятно, - снисходительно улыбаясь, ответила девушка.
- Что понятно? – спросил сбитый с толку юноша.
- Почему ты так себя ведешь, понятно. Вначале мне показалось, что ты немного старше, - объяснила она.
- А тебе-то самой сколько лет? – немного обиженно поинтересовался Николас. Он не привык, чтобы к нему относились снисходительно, как к ребенку.
- Восемнадцать, - ответила девушка.
- Ты не выглядишь на восемнадцать, - сокрушенно сказал Николас.
- Это как раз-таки неплохо. Значит, поздно стану уродливой морщинистой старухой, - взмахнув длинными черными ресницами, ответила девушка. У Николаса перехватило дыхание. Он и не представлял раньше, что кто-то может быть настолько красив.
- Я не думаю, что ты когда-нибудь даже в старости станешь уродливой, - тихо ответил он.
- А льстить ты все-таки умеешь, - звонко засмеялась девушка.
Где-то рядом раздалось деликатное покашливание. Юки с неохотой отвернулась от Николаса.
- Надеюсь, я вам не помешал? – с самым невозмутимым видом спросил настоятель. – Юки, ты должна помочь мне подготовиться к завтрашней церемонии, надеюсь, ты не забыла.
- Конечно, уже бегу, - смиренно ответила девушка и, бросив последний взгляд на Николаса, последовала за настоятелем.
Приведя в порядок свои мысли, Охотник отправился на поиски своего компаньона.
- Эглаборг? Ты думаешь, они позволят нам здесь остаться на некоторое время? – шепотом спросил Николас у Эглаборга, наблюдая, как Йоси подметает площадь перед святилищем.
- А вы хотите здесь остаться? – удивился целитель. – Но раньше вы никогда не хотели нигде надолго задерживаться.
- Раньше у меня был дом, где меня ждала семья. А сейчас… мне нужна передышка, - тяжело вздохнул юноша.
Из-за угла вышла Юки, неся гирлянды из белых цветов в подоле своей длинной рубахи. Николас невольно облизал пересохшие губы.
- О-о-о, - присвистнул Эглаборг. – Кажется, у вашей передышки очень симпатичное личико.
Целитель громко засмеялся над своей шуткой. Юки бросила на них полный любопытства взгляд. Николас насупился.
- Вы, верно, устали с дороги и хотите спать? Ступайте за мной, я покажу ваши постели, - любезно предложила девушка. – Завтра на рассвете будет церемония в честь праздника цветения вишни. Вам придется встать пораньше, если хотите ее увидеть.
- Конечно, хотим. А уж как мастер Николас хочет, - сквозь смех ответил ей Эглаборг, за что заработал испепеляющий взгляд от юноши.
- Хватит тебе уже зубы скалить, пойдем, - проворчал он, следуя за таинственно улыбающейся девушкой.

Солнце медленно катилось из-за гор, окрашивая вершины в ярко-алый цвет. К этому времени во дворе храма собралось с два десятка посетителей из деревушки у подножия Кадзеямы. Они полукругом обступили церемониальную площадку у святилища. Николас с Эглаборгом стояли в стороне, гадая, что должно произойти. Вскоре показался  Йоси с флейтой в руках. Настоятель вынес на улицу большой струнный инструмент. Николас про себя заметил, что обычному человеку такое было бы вряд ли под силу. Поставив инструмент на землю, настоятель подал знак оборотню. Зазвучала красивая ритмичная музыка. Толпа замерла в ожидании. Юки, как бабочка, выпорхнула на площадку и начала танцевать.
Девушка двигалась с грацией кошки. Легко и непринужденно. Каждое движение незаметно вытекало из предыдущего и сливалось с ритмом. Звук обретал очертания в виде пластики человеческого тела, изображая какую-то сцену из жизни богов-покровителей храма.
Зачарованный дивным танцем, Николас не заметил, как стихла музыка. Настоятель поднялся, сложил руки на животе и начал читать молитву:
«Северному Ветру, чтобы оставили наш край засухи и ненастья, мы приносим в жертву наше богатство»
- …наше богатство… - вторили люди, выкладывая на небольшой столик деньги, шелковую ткань и фарфоровую утварь.
«Южному Ветру, чтобы послал нам урожайный год, мы приносим в жертву непорочную деву».
- … непорочную деву… - Юки опустилась на колени и склонила голову.
«Восточному Ветру, чтобы не насылал на нас врагов лютых, мы приносим в жертву наше оружие».
-… наше оружие… - рядом со столиком мужчины складывали свои ножи, кинжалы, луки со стрелами и мечи.
«Да благословенен будет Западный Ветер».
На этот раз люди не повторили, а лишь чуть кивнули головами и начали расходиться.
- А почему Западному Ветру не приносят жертву? – спросил Николас, помогая настоятелю поднять тяжелый инструмент.
- Потому что он никогда не просит, - коротко ответил Кадзума, но заметив недоуменный взгляд Николаса, продолжил: - Это всего лишь дань древним традициям. Раньше жертвы были куда как более щедрыми. Их сбрасывали в колодец под святилищем. Если боги принимали жертву, она исчезала.
- А как же девушки? Их тоже приносили в жертву и бросали в колодец? – удивился юноша.
- Конечно. Но это не то, о чем ты подумал. Девушек не убивали. Они просто исчезали, а потом через некоторое время возвращались. Ну, по крайней мере, большинство из них.
- И что?
- И ничего. Девушки говорили, что на них ниспустилась божественная благодать, быстро выскакивали замуж и всю оставшуюся жизнь купались в богатстве и почестях. Сейчас все по-другому. Древние храмы ветшают. Служителей и прихожан становится все меньше. А жертвоприношение превратилось всего лишь в символ... Своеобразный способ избавиться от лишнего хлама.
- А как же Западный Ветер? Что значит, что он никогда не просит? – продолжал любопытствовать Николас.
- Культ Западного Ветра всегда стоял особняком от трех остальных. По правде говоря, этот храм посвящен именно ему. Раньше здесь готовили Стражей, таких как ты. В общем-то, в этом и заключался весь культ, - ответил настоятель, задумчиво глядя куда-то вдаль.
- А почему сейчас здесь нет Стражей?
- Почему же нет? Есть. Перед тобой один из них.
- Так вы Страж?
- Последний из воспитанников этого храма, - с сожалением ответил настоятель. – Раньше здесь обучалось до полусотни воинов, а теперь остались только мы трое.
- Мы с Эглаборгом могли бы остаться, тогда бы вас было пятеро.
- Ты хочешь остаться? Но здесь тебе придется много и тяжело работать, ты готов к этому?
- Да.
- Хорошо, тогда можешь начать с того, что разберешь эту кучу барахла, - настоятель указал рукой в сторону столика с пожертвованиями. - Посмотри, тут что-то надо оставить, а что-то выкинуть, а кое-что можно переплавить.
Николас кивнул и принялся за работу. Деньги – это в основном были монеты мелкого достоинства - и утварь отделить удалось достаточно быстро. С оружием все вышло немного сложней. Затупленные клинки, с зазубринами, никудышным балансом и неудобными эфесами, покрытые сильной ржавчиной составляли большую часть пожертвований. Иногда попадались славные на вид вещицы, но присмотревшись легко было обнаружить плохую ковку или некачественный сплав.
Через час к Охотнику подошла Юки:
- Ты уже закончил? Я хочу сходить к Теплому озеру. Там растет белый лотос. Мы делаем украшения из его семян и продаем их в деревне. Не проводишь меня? – спросила она, улыбаясь так, что ей невозможно было отказать.
Йоси недовольно покосился в их сторону. Николас встал с земли и последовал за девушкой. Дорога к озеру проходила по пологому восточному склону. Вдоль нее цвели вишни. Ласковый ветерок кружил в воздухе розовые лепестки и медленно опускал их на землю, устилая ее пышным ковром.
- Как ты попала в Храм? – Николас сделал попытку начать непринужденную беседу.
- Несколько лет назад настоятель Кадзума нашел меня в лесу на восточном побережье этого острова. Он сделал мне предложение, от которого я не смогла отказаться, -  несколько туманно ответила девушка.
- Какое предложение? – спросил Николас.
- Стать мико в Храме Ветров. Знаешь, у меня и выбора-то особо не было. У девочки-сиротки не так-то много возможностей выжить в нищей вечно голодной провинции. А если к тому же эта девочка видит мертвых…  - Юки неожиданно замолчала и опустила глаза. - Расскажи лучше что-нибудь о себе.
- Обо мне? Да тут и рассказывать нечего… Я родился на Авалоре, таком же вот острове на западе Мидгарда, в семье потомственных Стражей. С детства меня обучали сражаться с демонами, а два года назад отправили на Охоту в священную долину Агарти, что лежит в Снежных горах. Совсем недалеко отсюда. После завершения последнего испытания я думал вернуться домой, но возвращаться было уже некуда, - снова повисла неловкая пауза.  - Что-то не выходит у нас с тобой непринужденной беседы.
- Иногда лучше помолчать, - кивнула девушка в знак согласия.
Вулкан Кадзеямы потух много столетий назад, но магма до сих пор нагревал подземные источники у подножия горы. Самый большой из них назывался Теплым озером. У берега густым лесом рос камыш. Николасу и Юки пришлось долго шагать вдоль него, чтобы найти просвет, ведущий к открытой воде.
- Ну вот, - расстроилась Юки. – Возле берега лотосов не осталось.
- А как же вон те цветы?
- Это лилии, они такие же красивые, как лотос, но абсолютно бесполезны. Лотос растет, на самой середине. Видишь, там уже есть несколько спелых коробочек семян. Но они так далеко…
- Я попробую до них доплыть, - Николас скинул с себя рубашку и штаны.
Юки кусала губы, молча глядя, как он нырнул в зеленую от водорослей воду. Озерная растительность неприятно заскользила по телу. Было достаточно мелко, но из-за телорезов, юноша не решался опуститься ниже. Он подплыл к одной из коробочек с семенами и уже протянул руку, чтобы сорвать ее. Вдруг вокруг его ноги оплелся тугой стебель и дернул под воду.
«Ну вот, теперь еще и с водяным придется разбираться», - отрешенно подумал про себя Охотник, опускаясь на дно.
«Чего тебе?» - мысленно задал вопрос Николас, когда тощее зеленокожее создание протянуло к нем свои перепончатые руки.
«Это тебе чего? Зачем полез ко мне в озеро?» - прозвучал в его голове булькающий голос.
«Мне нужны семена лотоса», - спокойно ответил Николас.
«Это мои семена, не отдам», - упрямо булькнул водяной.
«Зачем они тебе?» - живо поинтересовался юноша.
«Не знаю. Но если они нужны тебе, то и мне сгодятся. Так зачем они тебе?»
«Девушке хочу понравиться», - чистосердечно признался Николас.
Весь его опыт общения с подводными жителями подсказывал, что драться с ними на их территории равносильно самоубийству. А вот зубы заговорить вполне можно попробовать.
«Мико из храма?» - удивленно булькнул водяной. – «Я тоже хочу ей понравиться! Она такая красивая. Мико часто приходит собирать цветы на берег моего озера. Тогда я прячусь на дне и наблюдаю за ней».
«А почему ты не попробуешь с ней познакомиться?» - поинтересовался юноша.
«Боюсь, что я ей не понравлюсь», - понурил голову водяной.
«Ты этого не узнаешь, пока не попробуешь», - сказал Николас. – «Отпусти меня и принеси ей эти семена, а там уж сам увидишь».
Водяной разжал руки и юноша, оттолкнувшись ногами от дна, всплыл на поверхность, жадно глотая ртом воздух.
- Николас! Что случилось? Возвращайся скорее! – встревожено крикнула Юки с берега.
- Все в порядке, - ответил он, мощными гребками плывя к берегу.
Но водяной его опередил. Он как будто с опаской выглянул из камышей и, не смея поднять свои желтые глаза, протянул Юки четыре коробочки с семенами лотоса. Девушка замерла от изумления.
- Я тут вам хм… цветочков собрал, - пробормотал он.
- Спа-спасибо, - девушка с трудом выдавила из себя слова.
- Юки, знакомься, это водяной, - сказал Николас, выбираясь на берег.
- Каппа , - поправил его подводный житель.
- Каппа, - быстро согласился Николас. – Он живет в этом озере и уже давно за тобой наблюдает. Ты ему очень нравишься, но он все это время стеснялся с тобой заговорить.
Каппа бросил на нее короткий взгляд и тут же отвернулся. Если бы его кожа могла менять цвет, то сейчас она бы точно стала пунцовой.
- Очень приятно, я мико из Храма Ветров, - вежливо сказала Юки.
- Я знаю, ты делаешь бусы из лотоса и танцуешь кагуру  в священные дни, - кивнул головой Каппа. – Я иногда прихожу вместе с крестьянами на ночные церемонии. Тогда они не замечают, что я не человек.
- Так это ты оставлял мне все эти букеты водяных лилий. Они прекрасны, - девушка ласково улыбнулась. – Знаешь, ты можешь приходить к нам в любое время, когда в храме нет посетителей. А я сделаю для тебя четки из лотоса, если захочешь, конечно.
- О, спасибо, ты настолько же добра, насколько и прекрасна, - восхитился Каппа. – Я обязательно приду и принесу еще семян, когда они созреют.
Юки подарила ему еще одну обворожительную улыбку.  Каппа улыбнулся ей в ответ и скрылся в камышах. Николас натянул на себя одежду и они зашагали обратно по дороге к храму.
- Бедный-бедный малыш Каппа. Кажется, он без памяти в тебя влюбился, - заметил Николас с напускной серьезностью.
- Ты думаешь? – игриво переспросила у него девушка и они оба громко засмеялись.
В Храме их уже ждали. Йоси упражнялся с бамбуковой палкой под наставления господина Кадзумы.
- Обычно мы проводим занятия утром. Но сегодня из-за церемонии тренировку перенесли на более позднее время, - шепнула Николасу Юки.
- А вот и вы. Николас, возьми ту палку. Сейчас мы проверим, на что ты способен, - сказал ему настоятель.
Йоси стал в боевую стойку и почтительно склонил голову. Николас последовал его примеру.
- Можете начинать, - подал им команду настоятель.
Йоси ринулся на него с ошеломляющей скоростью. Хорошо еще, что бамбуковая палка оказалась значительно легче меча, и он сумел быстро среагировать. Второй выпад последовал незамедлительно. Но на этот раз Николас был готов и контратаковал. Йоси резко уклонился в сторону. Николас снова атаковал. Противник сделал слишком резкое движение и потерял равновесие. Увидев его ошибку, Николас легким изящным движением сбил его с ног. Настоятель сделал знак, что поединок окончен. Николас подал Йоси руку, чтобы помочь встать, но тот с гордым видом отвернулся и поднялся сам. Кадзума бросил на ученика укоризненный взгляд. Тот нехотя склонил голову в знак почтения перед противником. Николас снова повторил его движение и вопросительно глянул на настоятеля.
- Пять ударов. Тебе понадобилось целых пять ударов, чтобы победить, - заключил настоятель. – А теперь посмотрим, что у тебя получится со мной.
На этот раз Николас атаковал первым. Настоятель не стал уворачиваться, а с легкостью парировал его. Палка казалась продолжением его руки, послушно следовавшей каждому движению мускулов Кадзумы. Его выпад был настолько стремительным, что Николас едва успел отбить его. Не теряя драгоценного времени, Николас попытался нанести обманный удар по ногам противника. Но ничего не вышло. Настоятель резким движением чуть не выбил у него палку. Перехватывая ее руками, Николасу увернулся от следующего выпада и решил использовать телекинез. Целясь в корпус противника, он сосредоточился на кончике палки и замахнулся. Но прежде чем он успел достичь цели, пришедший откуда-то снизу удар сбил с ног.
- Пять ударов. Мне понадобилось всего лишь пять ударов, чтобы победить, - подвел итог Кадзума, помогая юноше встать на ноги. – Ну что, теперь скажи, в чем твоя проблема.
- Мне не хватает скорости и ловкости, - смущенно ответил Николас. Ему-то всегда казалось, что он фехтует вполне сносно. Перед отъездом с Авалора Николасу даже удалось выиграть последние несколько боев с Мидриром, а рядом с настоятелем Кадзумой он оказался просто желторотым новичком.
- Целых пять ударов! Настоятелю Кадзуме понадобилось целых пять ударов, чтобы его победить! - восхищенно прошептала Юки над ухом Йоси.
- Новичкам везет, - поморщился оборотень.
- Но нас обоих он всегда побеждал с первого удара, - возразила ему девушка. Йоси досадливо промолчал.
- Правильно. Силы у тебя хоть отбавляй, а вот над техникой еще работать и работать, - согласился с Николасом настоятель. – Юки, заканчивай свое обсуждение с Йоси и покажи нам, как ты двигаешься.
Девушка неожиданно покраснела и выступила вперед. Николас с интересом уставился на нее. Юки подарила ему свою самую очаровательную улыбку, и уверенно закружилась в быстром танце. Каждое ее движение легкое, отточенное. Ни единого лишнего усилия. Естественная грация, соединенная с искусным владением собственным телом. У Николаса невольно вырвался восхищенный вздох.
- Твой бой на мечах должен быть сродни танцу. Изящный и страстный. Попробуй станцевать вместе с ней, - настоятель подтолкнул Николаса к Юки. – Повторяй ее движения.
Девушка показал ему несколько элементарных шагов, но у Николаса они все получались какими-то скованными и неловкими.
- Ты слишком зажат, расслабься, - подсказала ему девушка.
Он сделал глубокий вдох и выдох, закрыл глаза и повторил все сначала.
- Да, так лучше, только глаза открой, - велел настоятель. Но как только Николас открыл глаза и увидел Юки, то тут же споткнулся на ровном месте.
- Ага, надо еще и силу воли тренировать. Давай, не отвлекайся, - посмеиваясь, заметил настоятель.
Николас собрался с духом и, про себя перечисляя двести видов самых опасных северных демонов, начал двигаться.
- Хорошо. Теперь замри и послушай, как бьется твое сердце. Слышишь? – Николас утвердительно кивнул. – Это твой ритм. Каждое твое движение должно быть подчинено ему.
Николас последовал его совету. Получилось довольно сносно, по крайней мере, ему так казалось.
- Э, нет, - покачал головой Кадзума. – Так не пойдет. Ничегошеньки ты не слышишь. Йоси, неси барабан.
Послушник недовольно нахмурился.
- И нечего мне тут зубы скалить. Ты и сам ритм через раз ловишь. Тебе тоже полезно будет, - прикрикнул на него настоятель.
Йоси буркнул себе под нос что-то неразборчивое, но барабан все-таки принес. Звуки ударов гулким эхом отражались от камней.
- Хорошо, быстрее не надо, - последовало указание от настоятеля.
Так действительно стало легче. Выровнялось дыхание. Движения стали более четкими, уверенными.
- Теперь отвлекающее обстоятельство. Юки, добавь парные движения, - скомандовал Кадзума.
Девушка взяла его за руки. По его спине пробежались мурашки, но на этот раз Николас не позволил смущению взять надо собой верх.
- Ты опять весь напрягся. Успокойся, а то я подумаю, что ты никогда не обнимал девушку, - усмехнулась Юки. Николас предпочел не отвечать, про себя перечисляя 50 наиболее действенных способов борьбы с водяными демонами. – Так лучше, только смотри, не отдави мне ноги.
- Мда, это действительно, больше похоже на борьбу, чем на танец, - покачал головой настоятель. – Ладно, на сегодня, пожалуй, хватит.
Обитатели храма разошлись каждый по своим делам и только к ужину собрались вместе. Эглаборг завел долгую и скучную беседу с настоятелем об уникальных свойствах местной флоры, а так же о тонизирующих эффектах О-тя. Йоси не выдержал первым. Вылизав до блеска свою тарелку, он с едва слышным хлопком обернулся енотом и юркнул за дверь. Юки быстро собрала грязную посуду и отправилась ее мыть. Николас очень тихо встал из-за стола и последовал за ней. Но к тому моменту, как ему удалось обнаружить девушку у маленького колодца за главным святилищем, она уже успела перемыть всю посуду.
- Пойдем, я покажу тебе свою комнату, - предложила Юки, глядя, как он переминается с ноги на ногу.
- Пойдем, - быстро согласился юноша.
Комната Юки находилась в восточной части жилого дома. Она была самой маленькой и светлой. В углу стоял единственный предмет мебели - огромное трехстворчатое зеркало с золоченой резной рамой. Глядя на свое отражение, юноше вдруг стало не по себе.
- У тебя очень милая комната, - пробормотал он из вежливости. Хотя сказать хотелось что-то совсем другое.
- Я единственная девушка во всем храме, поэтому мне не надо ее ни с кем делить, - улыбаясь, сообщила ему Юки, указывая на одинокий матрац, расстеленный посреди  комнаты. – Садись, хочешь поговорить со своими близкими? Я могу их вызвать.
- Я не знаю, стоит ли, - замялся Николас.
- Давай попробуем, - она заговорщически ему подмигнула, и юноша просто не смог устоять.
- Что я должен делать?
- Просто дай мне руку, - ее маленькая белая ладошка легла в его широкую, огрубевшую за время странствий руку. – Гм, ничего не выходит. Дай вторую. Все равно не получается. Это странно…
- Что странно? – забеспокоился Николас.
- Я не вижу, - удивленно развела руками девушка.
- Так может они все-таки живы? – с надеждой спросил юноша.
- Нет, ты не понимаешь. Обычно я могу вызвать любого умершего родственника человека до третьего колена. А у тебя я вообще никого. Как будто ты не человек вовсе, - озадаченно заметила девушка.
- Ты видишь мертвецов, каждый раз, когда кого-то касаешься?
- Я медиум. Таков мой дар, - пожала плечами девушка. – Нет, ну вообще-то физический контакт мне нужен, чтобы вызвать кого-то определенного. Обычно я вижу лишь тех, кого не забрали жнецы.
- Знаешь, я как-то раз видел Жнеца, - вдруг вспомнил Николас.
Девушка неожиданно нахмурилась:
- Как видел? Но для этого ты должен был умереть.
- Но я жив. Думаю, тогда я просто был на грани.
- Даже если и так, ты не должен был запомнить встречу с ним, - покачала головой Юки, продолжая гладить его ладони. – У тебя очень холодные руки.
- Они всегда были такими, сколько я себя помню, - пожал плечами Николас. – А это плохо?
- Нет, наверное,  ты в прошлой жизни умер в месте, где было очень холодно, - задумчиво ответила Юки. – Как будто этот холод не отпускает тебя даже сейчас… Нет, все-таки ты человек, если у тебя была прошлая жизнь. Только почему-то все родственные связи разорваны. Тебе никогда не снятся страшные сны?
- Нет, тревожные – иногда, но страшные... Я бы не назвал их страшными. Меня скорее бессонница мучает, чем кошмары, -  пожал плечами  юноша.
- Бессонница бывает от перенапряжения, - Юки перешла на свой обычный непринужденный лад. – Хочешь я помогу тебе расслабиться?
Николас опешил от ее предложения и прежде, чем он успел что-нибудь ответить, девушка стянула с него рубаху.
- Ты такой худой, - неодобрительно заметила она.
- Я никогда особо плотным не был, а во время путешествий нет возможности много и хорошо питаться, - попытался зачем-то оправдаться Николас.
- Ну, это ничего. Мы здесь тебя живо откормим, -  весело ответила ему девушка. – Ложись, не бойся, тебе будет приятно, я обещаю.
Юноша лег на живот и закрыл глаза. Мягкие нежные руки запорхали по его спине, разглаживая напряженные мышцы. По телу расплывалась блаженная нега. Николас перевернулся на спину. От усилий на бледном лице девушки загорелся яркий румянец. Несколько прядок выбились из высокой прически. Он, наконец, решился. Притянул к себе и поцеловал. Жадно, со страстью, которую он прежде никогда не испытывал. Сердце забилось в груди, как бешеная птица. По спине пробежали мурашки. Было хорошо, действительно хорошо в первый раз в жизни.

Острова Алого Восхода. 1568 г. от заселения Мидгарда.

Прошло полтора года с тех пор, как он впервые появился на пороге Храма Ветров. Теперь это место стало ему более родным и близким, чем собственный дом. Жизнь здесь текла медленно и безмятежно, превращая каждый день в праздник.
Настоятель Кадзума с энтузиазмом взялся за его обучение, назначив по три тренировки в день: утренняя – для тела, дневная – для меча, и вечерняя – для духа. С утренней тренировкой проблем никогда не было. Он любил лазать по скалам, в поисках птичьих гнездовий или редких мхов для зелий Эглаборга, нырять в океане за жемчужницами для храмовых поделок или просто танцевать вместе на церемониях вместе с Юки. Дневная тренировка была посвящена искусству фехтования. Николас не знал, кому она доставляет большее удовольствие: ему или настоятелю Кадзуме, у которого впервые появился достойный противник, который при удачном стечении обстоятельств мог одержать над ним победу. А вот с третьей все оказалось намного сложнее. Его дух, как говаривал настоятель, никак не хотел быть укрощенным. То ему не давали покоя воспоминания о погибшей семье, то чутье на демонов начинало бунтовать, крича во все горло о невидимой опасности, то отношения с Юки не позволяли сосредоточиться. Поэтому в последнее время вечерняя тренировка стала еще и утренней, и дневной. Рубцы от печати сходили с руки очень медленно. Зато Николас научился передвигать хрупкий фарфор, не оставляя на нем трещин.
В перерывах между тренировками, Николас помогал настоятелю в храмовой кузнице, где они переплавляли пожертвованный хлам в оружие и украшения, которые Йоси продавал или выменивал в деревушке у подножья Кадзеямы. Но основной доход храму приносила плата за очищение окрестных земель от демонов-йокаев. Примерно раз в неделю из деревень приходили слезные просьбы о том, чтобы храм избавил их от грабежей Оньи или гнева мононоке . Настоятель часто отправлял Николаса и Йоси разобраться с разбушевавшимися демонами. Однако оборотень в последнее время стал совсем угрюмым и отказался ходить на охоту с Николасом, несмотря на недовольство настоятеля.
***
Первые лучи восходящего солнца перекрасили маленькую комнату в таинственные багровые тона. Николас поднял руку вверх, глядя как свет сочиться сквозь раздвинутые пальцы.
- Что ты делаешь? – спросила Юки, поднимая голову с его груди.
- Ничего, - тихо ответил он, целуя ее в макушку. – Мне уже пора на утреннюю тренировку.
- Утренняя тренировка, дневная тренировка, вечерняя тренировка, работа в храмовой кузнице. Настоятель Кадзума совсем решил тебя со свету сжить, - капризно сказала Юки. – На нас с Йоси он никогда не тратил больше нескольких часов в день.
- Смотри, не накаркай, а то он скоро мне и ночную тренировку придумает, - шутливым тоном заметил Николас, натягивая на себя шаровары. – Встретимся за завтраком. Люблю тебя. Не скучай.
Как только он вышел, Юки поднялась и подошла к зеркалу. Его поверхность заколебалась. Внутри появилась призрачная фигура, с каждой минутой приобретая все более четкие очертания, пока вместо своего отражения девушка не увидела седую морщинистую старуху с выцветшими от времени глазами.
- Ну что, счастлива, дочка? – спросила она скрипучим голосом. – Заморочила голову глупому мальчишке? А все-таки мы с тобой не так сильно отличаемся.
- Прекрати, мама. Я не ты. Я бы никогда не стала заманивать к себе мужчин с помощью приворота, - глаза Юки презрительно сощурились. – Он меня любит и без этого.
- Ну, конечно, он тебя любит… Как кошка мышку. Так, забавляется до поры до времени. Но стоит ему снова заслышать зов дорог, он тут же тебя бросит, - издевалась старуха.
- Ты лжешь. Ты всегда лжешь. Он никогда меня не бросит, - сорвалась на крик девушка.
- Я не лгу. В его сердце живет другая. Та, из прошлой жизни. Она никогда его не отпустит. Не веришь, загляни в его альбом, - старуха кивнула на сваленные в углу вещи Николаса.
Юки поджала губы и подняла с пола альбом. Она нашла то, о чем говорила старуха на третьей странице. Девушка, совсем еще ребенок, но выписанная с такой любовью и нежностью, что в душе Юки невольно начала подниматься жгучая ревность. Она перелистала альбом. Рисунок повторялся, как наваждение, через каждые пять страниц.
- Юки, что ты делаешь? – девушка чуть не подпрыгнула от неожиданности.
- Николас, я просто… просто, - судорожно пыталась придумать ответ Юки.
- Просто рылась в моих вещах, - подсказал ей Охотник. – Что ты там такое увидела, что на тебе лица нет?
- Кто это? – мрачно спросила она, показывая рисунок.
- Просто девочка, - недоуменно пожал плечами Николас. – Ничего особенного.
- Ничего особенного? Тут пять или шесть ее портретов. И сделаны они на порядок лучше, чем все остальные, - Юки с укором посмотрела на него.
- В самом деле? – Николас взял альбом и перелистал его. Он не мог этого объяснить. Просто рисовал то, что получалось. А получалось неизменно одно и то же. – Это ничего не значит. Просто у нее такое лицо. Его легко рисовать… Ладно, если это так сильно тебя расстраивает, я не буду больше этого делать.
Глядя в ее грустные глаза, он добавил:
- А хочешь, я тебя нарисую.
Юки кивнула. Взгляд Николаса упал на ее руку.  На указательном пальце был сломан ноготь, и шла кровь.
- Откуда это? – встревожено спросил он. – Этого не было, когда я уходил.
- О,  не знаю, я даже не заметила, как это произошло, - удивилась девушка, разглядывая рану. – Не беспокойся, это пустяки.
- Ладно, - сказал он, доставая кисточки из сумки. – Юки, может, мы уберем отсюда это зеркало?
- Нет, мы уже сто раз это обсуждали. Мое зеркало останется здесь, -  настояла на своем девушка.
Николас быстро поцеловал ее на прощание, мысленно давая себе зарок, что при случае он обязательно разобьет это проклятое зеркало.
***
- Настоятель Кадзума… - начал было Николас, но монах оборвал его на полуслове.
- Вначале занятия, разговоры потом, - назидательным тоном сказал он.
- Да-да, знак вечности, уже черчу, - угрюмо ответил юноша.
Кисточка сама окунулась в краску и заскользила по бумаге.
- Эй, разве это знак вечности? Это какая-то кривая загогулина. Николас, соберись! – досадливо покачал головой настоятель, но видя, что его ученик не в состоянии ничего делать, смягчился: - Ну что у тебя стряслось?
- Это Юки. Она странно себя ведет, - настоятель недоуменно уставился на него. – Она же медиум…
- Ты боишься, что она сходит с ума? – настоятель удивленно  вскинул брови настоятель.
- Сегодня она взбеленилась из-за моих рисунков, а потом сломала ноготь и не заметила, как это произошло, - поведал ему о своих заботах Николас.
- А кто был на тех рисунках? – подозрительно поинтересовался настоятель. – Девушка?
- Не девушка, а девочка. В любом случае, это не повод для ревности.
- Николас, ты совсем не знаешь женщин. У них поводом для ревности может послужить все, что угодно, - попытался успокоить его настоятель. – Юки умная и сильная девушка. Не надо ее недооценивать. Все будет в порядке.
- Тогда хотя бы заставьте ее убрать это дурацкое зеркало из комнаты, - не сдавался Николас.
- Это зеркало – единственное, что осталось от ее старого дома. Она ни за что не согласится, - Николас опустил голову от бессилия.
Кисточка снова окунулась в краску и на этот раз медленно и аккуратно выписала замысловатый знак на бумаге.
***
Настоятель Кадзума медленно вертел точильный камень, наблюдая, как его ученик латает крышу святилища.
- Сбоку еще посмотри, - крикнул он.
- Тут все в порядке. Еще лет десять течь не будет, - ответил Николас.
- Хорошо, тогда перебирайся на другое здание.
Юноша ловким прыжком перескочил на соседнюю крышу. Приземлился легко, как кошка, помня о том, что если повредит черепицу, самому же придется ее восстанавливать.
- Он так сильно вырос за это время, - задумчиво сказала Юки, которая сидела рядом с настоятелем и перебирала семена лотоса..
- Ты находишь? – удивленно переспросил настоятель, присматриваясь к высокой фигуре на крыше.
Николас действительно сильно вытянулся и возмужал за эти полтора года. Излишняя худоба прошла благодаря хорошему питанию и строгому распорядку дня. Движения стали более ловкими и уверенными.
- Мне иногда кажется, что он перерос нас всех: меня, вас, наш храм, даже весь наш остров. Как будто мы уже не помогаем, а просто сдерживаем его, - продолжила свою мысль девушка.
- Он беспокоится за тебя, Юки. Мне тоже следует начать беспокоиться? – вкрадчивым голосом спросил настоятель.
Семена упали обратно в корзину.
- Нет, у меня все под контролем, - заверила его девушка и ушла обратно в дом.
Настоятель проводил ее задумчивым взглядом.
***
Николас подошел к двери в их комнату и услышал, как Юки разговаривает сама с собой. Он тяжело вздохнул и распахнул двери. Девушка стояла перед зеркалом. На ее руке расплывался крупный синяк.
- Юки, все в порядке? – встревожено спросил он.
- Да, конечно, я ждала тебя. Я оставила тебе О-тя и онигири  с ужина, - Николас недовольно поморщился.
- Не бойся, они с бобами, я специально выбирала, - рассмеялась девушка, глядя на его гримасу. – На этот раз никаких угрей, честно.
- Ну что ж, придется поверить тебе на слово, - засмеялся вместе с ней Николас и принялся за еду.
- Николас, я тут подумала, - начала издалека девушка, наблюдая, как он доедает последний рисовый шарик. – Помнишь, настоятель Кадзума проводил церемонию венчания для той пары беженцев из Поднебесной?
- У-у-у, - неразборчиво пробормотал Николас с набитым ртом.
- Она была такая тихая и скромная, - продолжала мяться Юки. – Мы бы ведь тоже могли обвенчаться.
- Обвенчаться?! – юноша поперхнулся от неожиданности. – Ты хочешь обвенчаться?
- Не то, что бы это что-то значило, но мне бы было приятно, - пробубнила девушка себе под нос.
- Но Юки, я не тот человек… - она расстроено поджала губы и опустила голову, глаза заблестели.
– Только не это, Юки, - в отчаянии вскричал Николас. Он не переносил вида ее слез. – Ну хорошо, я подумаю. А сейчас… сейчас я попробую тебя нарисовать.
Юки радостно улыбнулась и села, сложив руки на груди.
- Расслабься, я обычно рисую по памяти, - подмигнул ей юноша.
Перо обмакнулось в чернильницу и пустилось в медленный пляс по бумаге. Девушка заворожено наблюдала за его работой. Взгляд юноши был направлен не на перо, а куда-то внутрь себя. На виске вздулась маленькая жилка. Он сидел неподвижно, как одна из статуй у входа в святилище.
- Ну как, нравится? – спросил Николас, отвлекая ее от каких-то своих мыслей.
- Да, а тебе? – сказала Юки, рассматривая рисунок. Он был безупречен.
- Не знаю, - пожал плечами юноша. – По-моему, что-то не так с глазами.
- А мне кажется, очень похоже, - она украдкой коснулась его щеки.
Рисунок упал на пол. Николас привлек девушку к себе, покрывая ее лицо нежными поцелуями. «Что-то не так с глазами», - продолжала терзать его предательская мысль.

- Настоятель Кадзума, я хотел с вами поговорить об одном важном деле, - сказал Николас, наблюдая, как плавленая сталь растекается по форме.
- Слушаю тебя, мой мальчик, - подбодрил его настоятель, опуская раскаленный меч в воду. Раздалось громкое шипение.
- Не могли бы вы устроить церемонию венчания для нас с Юки? – спросил он, внимательно глядя на настоятеля. Тот вдруг нахмурился:
- Ты уверен, что хочешь с ней повенчаться? Обратной дороги уже не будет.
- Уверен, - тихо подтвердил свое намерение юноша. Настоятель поднял его лицо за подбородок и внимательно глянул ему в глаза.
- Хорошо, но прежде ты должен кое-что узнать. Не сердись, что не сказал тебе об этом раньше. Просто Юки… с ней бывает тяжело, - настоятель с трудом находил нужные слова, а потом произнес все на одном дыхании. – Она опаивала тебя последние несколько дней.
- Что?! – ошарашено переспросил Николас.
- Она подливала тебе приворотное зелье в питье. Зная это, ты уверен, что хочешь с ней обвенчаться? Уверен, что твое решение не морок, вызванный ее зельем? – сказал настоятель, смиряя его пронзительным взглядом.
- Настоятель Кадзума, пришли люди из восточной деревни, - прервал их разговор Йоси. – Они очень напуганы и просят, чтобы вы вышли с ними поговорить.
- Уже иду, - кивнул тот и направился вслед за оборотнем.
Николас вихрем промчался по коридору до их комнаты и резко распахнул дверь. Юки стояла перед зеркалом. Он готов был поклясться, что на мгновение увидел в нем какую-то странную фигуру.
Юки резко обернулась. Ее ногти впивались в ладони. На пол тихо падали алые капли.
- Кто это был? – спросил Николас изо всех сил стараясь держать себя в руках.
- Где? – с невинным видом переспросила девушка.
- В зеркале, - коротко ответил он, чувствуя, как внутри все клокочет.
- О чем ты? Здесь только мое отражение, - ответила ему Юки.
- Не лги мне, - он возразил ей резче, чем хотел.
Девушка тут же вжала голову в плечи:
- Я не понимаю, о чем ты.
- Ах, не понимаешь, - Николас с ненавистью глянул на зеркало. Оно с грохотом рассыпалось на мелкие осколки.
Девушка вздрогнула, как будто ее ударили.
- Зачем ты опаивала меня приворотным зельем? - его голос непроизвольно сорвался на крик. -  Не стоит отпираться, настоятель Кадзума мне обо всем рассказал.
- Николас, я не… прости, я… - Юки путалась в словах. По щекам текли крупные слезы. – Ты… ты говоришь, что любишь меня… Но я не вижу себя в твоей судьбе. Ты взял от этого храма все, что мог. Совсем скоро ты уйдешь. А я… я не могу тебя отпустить. Я слишком сильно…
- Юки, ну что за бред? Мой дом здесь, в этом храме, рядом с тобой. Я не собираюсь никуда уходить, - попытался успокоить ее Николас.
- Тогда обвенчайся со мной, - всхлипывая, произнесла она.
- Как я могу с тобой обвенчаться, если ты не веришь в мои чувства? – спросил юноша.
- Николас, настоятель Кадзума срочно зовет тебя. Кажется, есть работа, - крикнул Йоси с порога комнаты.
- Николас, так как насчет венчания? – с нотками отчаяния в голосе спросила Юки.
- Потом поговорим, - махнул на нее рукой юноша.
- Я люблю… - сказал девушка, но его уже и след простыл, - тебя.
Неожиданно перед глазами все потемнело, и она рухнула на пол.
***
Разоренную деревню было видно издалека. Над ней горело яркое алое зарево, посреди которого плыл по воздуху огромный черный шар.
- Что это? – удивился Йоси, разглядывая демона из-за кустов
- Сгусток отрицательной энергии, - ответил настоятель, внимательно вглядываясь в черноту шара.
- Говорят, это что-то вроде кубка ниток. Он невидимым катится по свету, собирая человеческие обиды и злодейства, пока не вырастет до чудовищных размеров. А потом убивает все живое вокруг, - настоятель с Йоси пораженно уставились на Николаса. – Что? У нас тоже такие встречаются.
- Когда мы вступим в бой, он начнет выпускать ядовитые щупальца, - продолжил Кадзума. - Не дайте им коснуться себя. Отвлеките его, а я попробую взорвать его изнутри. Понятно?
Оба юноши согласно кивнули.
- Тогда вперед, - скомандовал настоятель.
Йоси с Николасом выхватили мечи и бросились в атаку. Шар громко зашипел. От его непроницаемой оболочки отделились два щупальца и направились в их сторону. Николас с Йоси одновременно отрубили их. Шар зашипел еще громче и выпустил четыре щупальца. Их постигла та же участь, что и предыдущие. Вскоре щупальца заполонили все вокруг. Йоси обернулся енотом и с огромной скоростью носился между ними, с трудом уворачиваясь от ударов. Николас кружился в дикой пляске, ускользая от одних и отрубая другие отростки. Краем глаза он заметил, что енот выбивается из сил.
- Настоятель Кадзума, сейчас! - крикнул Николас во все горло.
Он увидел, как по щупальцам прошла легкая рябь. Несколько десятков оторвались и разлетелись в стороны. Но это не помогло. Шар продолжал с шипением выпускать все новые и новые отростки. Пошла вторая волна. На этот раз оторвалось около полусотни щупалец. Только благодаря этому, Николасу удалось разглядеть в черном месиве настоятеля. Он стоял, вскинув руки вверх. Щупальца лупили по окружавшей его невидимой преграде. Она таяла прямо на глазах. Из носа Кадзумы стекали алые струйки крови. «У него не хватает сил», - мгновенно догадался Николас.
- Вместе на счет три! – крикнул юноша.
Настоятель хотел его остановить, но тот уже кричал:
- Три!
Йокай разлетелся на мелкие кусочки, покрывая все вокруг черной копотью. В руку Николаса точно впились тысячи острых зубов. Он прикусил губу, чтобы не закричать от боли. «Она моя, теперь точно», - прозвучал скрипучий старческий голос в его голове. Йоси бросился к нему и подхватил прежде, чем он упал на землю.
- Все в порядке, - хриплым голосом пробормотал Николас, переводя дух.
- Ты сорвал печать… Не надо было, - слабым голосом ответил ему настоятель.
- Но если бы я этого не сделал, эти щупальца наверняка вас достали, - возразил ему юноша.
- Ты прав. Но старший здесь я, поэтому и рисковать должен я, а не ты, - грустно ответил ему Кадзума. – Юки была права насчет тебя.
- А?
- Не важно. Пора возвращаться, - махнул рукой настоятель, и они дружно зашагали по дороге к храму.
***
Они вернулись глубоко за полночь. Храм встречал их мрачным молчанием каменных глыб. Когда они вошли в жилое здание, Йоси споткнулся обо что-то в темноте. Николас опустил фонарь на пол, чтобы посмотреть, что это было, и с ужасом понял, что это Эглаборг.
- Настоятель Кадзума! Скорее сюда, - позвал оборотень.
Целитель дышал, но был без сознания. По всей видимости, его оглушили.
Во всем доме явственно ощущалось присутствие демона. Николас со всех ног бросился в комнату Юки. Из поломанных дверей торчали острые щепки. Матрац разодран. По всей комнате валялись клочки материи, осколки зеркала и одежда.
- Юки! – громко позвал Николас. – Юки!
- Что стряслось? – на пороге появился испуганный Йоси.
- Юки пропала. Я думаю, ее похитил йокай, - ответил Николас, поднимая осколок зеркала с пола.
- Йокай? Откуда здесь взяться йокаю? На нашем храме стоит специальная защита. Ни один йокай не сможет сюда пробраться, - горячо возразил ему оборотень.
- А если он попал сюда, спрятавшись в какую-то вещь? Например, в зеркало, - юноша кивнул на раскиданные по полу осколки. – Я попытаюсь его выследить.
Николас быстрым шагом направился прочь из комнаты.
- Погоди, я с тобой, - крикнул Йоси и последовал за ним.
***
Прошло около двух недель с начала их скитаний. След демона вел по безлюдным лесам и болотам, то обрываясь, то снова возникая как бы из ниоткуда. Пару дней назад они поднялись в горы. Очень рано в этом году пошел снег. Ноги вязли в глубоких сугробах, что сильно затрудняло их путь. Чем ближе они подбирались к демону, тем сильнее Николасу хотелось повернуть назад. Его мучило какое-то страшное предчувствие. Как будто в голове складывалась картинка, которую он не хотел видеть. Внутренний голос умолял его остановиться, повернуть назад, не смотреть.
На перевале они встретили одинокого крестьянина.
- Не ходите на эту гору, - счел своим долгом предупредить он. – Много лет назад там жила Снежная ведьма. Обернувшись красивой девушкой, она заманивала к себе заблудившихся путников, усыпляла, а потом пожирала их сердца. Там до сих пор осталась ее хижина. Вчера я видел там дым. Она вернулась. Точно вам говорю. И снова возьмется за старое.
Николас решительно кивнул оборотню. Их путь лежал именно туда. В хижину ведьмы. Ночью поднялась метель. Не утихла она и утром. Идти было очень сложно. Йоси превратился в енота и бежал впереди. Вдруг посреди кружащего на ветру снега возникла фигура. Белое, едва отличимое от снега кимоно трепетало на ветру. Длинные темные волосы, раскиданные по плечам, были припорошены легким инеем. Алые губы  растянулись в ласковой улыбке.
- Николас, Йоси, вы нашли меня! – донесся до них сквозь порывы ветра нежный голос Юки.
Оборотень кинулся к ней прежде, чем Николас успел его остановить. Девушка обняла его. Йоси тут же обмяк и безвольно упал к ней на руки.
- Николас, - тихо позвала она.
Охотник застыл на месте.
- Кто ты? – спросил он.
- Я Юки, разве ты сам не видишь, - ответила она, приближаясь к Николасу.
- Может, ты выглядишь, как она. Но ты – не она, - сквозь зубы прорычал он, принимая боевую стойку. – Я узнал тебя. Ты – тот йокай из зеркала. Я чувствовал твое присутствие каждую ночь в нашей комнате.
- Ты ошибаешься, -  тихо прошептала девушка над самым его ухом, неведомо как оказавшись у него за спиной. – Я повелительница метели. Богиня, если хочешь, а не презренный йокай. Когда-то мне поклонялись и приносили жертвы. Я была благостной и прекрасной. Но потом люди забыли обо мне: забросили мои храмы, разрушили алтари. Знаешь, только высшие боги обладают истинным бессмертием. Все остальные зависят от людей и их веры. Она служит для нас пищей, как для вас рис или рыба. Когда люди забывают нас, мы исчезаем. Но я была слишком красива, чтобы покориться такой участи. Поэтому я стала Снежной ведьмой . И знаешь, что я обнаружила? Страх пригоден в пищу не хуже веры. В них есть что-то общее… Так я и жила, отравляя разум людей своими чарами, пока на пороге моего жилища не появился один монах. Он хитростью заключил меня в зеркале и забрал себе мою дочь.
- Юки? – Николас ахнул от ужаса.
- Да, Юки. Она стала мико, хранительницей моего зеркала, пока не появился тот, у кого достало силы его уничтожить, - Николас почувствовал, как мороз пронзал его тело в местах, где его касались руки ведьмы.
- Я-я уничтожил его, - его зубы колотились от холода.
- Ты опоздал. Я успела заронить зерно ревности в душу своей девочки и сквозь него проникнуть в ее тело. Притаившись на самом дне ее сознания, я ждала, пока ты не разобьешь ей сердце, - ее голос холодил не меньше, чем прикосновения. – И, в конце концов, ты сделал это.
«Венчание!» - догадался он. – «Почему я от нее так отмахнулся? Я же хотел сказать да. Просто времени не было… Нет… Это я хотел потянуть время».
- Юки, ты меня слышишь? Юки, я люблю тебя. Пожалуйста, вернись ко мне. Не позволяй этой ведьме распоряжаться своим телом, - в отчаянии крикнул Николас, принимая ее в свои объятия.
- Правильно мальчик, засыпай, - убаюкивала его Снежная ведьма. Веки стали тяжелыми, дыхание замедлялось, глаза заслонила мутная пелена. - Вот так, ты увидишь ее во сне. Тихом и безмятежном. И там вам никто уже не помешает.
- Николас! Николас! – разбудил его рокочущий голос мертвого бога. – Не спи. Не смей спать, слышишь?! Хватит того, что один из нас почил вечным сном. Не поддавайся на ее чары. Ну же, вспомни про Юки. Ты должен ее спасти.
Морозный воздух больно обжигал легкие. Тело сковала толстая корка льда. Он собрал последний остаток сил. Лед раскололся на мелкие кусочки.
- Ты так легко не сдашься, да? – сказала Снежная ведьма, оценивающе глядя на него. – Что ж, придется воспользоваться этим.
Девушка достала из полы своего кимоно небесный клинок. В сердце что-то кольнуло. Руна перт у эфеса загорелась странным фиолетовым светом. Через мгновение пламя распространилось по всему клинку.
- Не делай этого, - в отчаянии крикнул он. – Этот клинок предаст тебя.
- Нет, он предает только вас, жалких людишек. А мне он покорится. Сейчас сам увидишь, - с этими словами она взмахнула мечом над его головой. Николас поднял вокруг себя слабый силовой щит. На большее он не был сейчас способен.
- Стой, но ведь Юки… - он не успел договорить.
На тягостную долю секунды ему показалось, что время остановилось. Меч сам собой выскользнул у нее из рук. Перевернувшись в воздухе, он наткнулся на невидимую преграду и каким-то невероятным образом вонзился ей в живот.
– …Всего лишь человек, - закончил он.
Раздался душераздирающий вопль. Кровь струями брызнула на белый снег.
- Николас, - печально произнесла Юки. Юноша рванулся вперед и подхватил ее. Он положил ее голову к себе на колени и аккуратно вынул меч из ее тела.
- Николас, - снова позвала она.
- Я здесь, здесь, - Охотник сделал слабую попытку ее успокоить.
- Прости меня, - едва слышно произнесла она.
- За что? – удивленно спросил Николас.
- Я боялась, что ты уйдешь от меня, а на самом деле ухожу я, - она слабо улыбнулась. – Прости меня.
- Я прощаю, прощаю, - ответил юноша сквозь слезы. Ее глаза вдруг стали стеклянными.
Он прижал ее к себе, целуя похолодевший лоб и щеки.
- Юки! Что произошло? – едва очнувшись, вскричал Йоси.
Николас никак не ответил, лишь продолжал еще сильнее прижимать к себе тело девушки. Алое пятно расползлось по снегу во все стороны. Лишь место, где лежал небесный клинок осталось чистым.
- Николас! – крикнул Йоси, изо встряхнув его за плечи.
Тот лишь чуть повернул голову и уставился на оборотня невидящим взором.
- Что произошло? – в ужасе от открывшегося перед ним зрелищем, спросил оборотень.
- Она умерла… - произнес Николас чужим сиплым голосом и отвернулся.
- Николас, вставай, мы должны вернуться в храм к настоятелю, - не в силах больше выносить его тихое помешательство, сказал Йоси.
- Иди без меня, - коротко кинул ему Николас.
- Но я не могу оставить тебя в таком состоянии, - попытался урезонить его оборотень.
Николас ничего не ответил и начал раскачиваться взад-вперед, перебирая темные пряди волос мертвой девушки.
- Прекрати! – закричал на него Йоси, по его щекам градом катились крупные слезы. – Я тоже любил ее, но она предпочла тебя, потому что ты был сильнее и умнее меня. Глядя на тебя, мне самому хотелось стать лучше. А сейчас я тебя не узнаю. Ты развалина, тряпка, даже хуже. Сидишь здесь и жалеешь себя, как последнее ничтожество. Не можешь даже отцепиться от мертвого тела. Юки бы стало тошно от одного твоего вида.
Николас взглянул на него исподлобья. Глаза его снова обрели былую ясность. Юноша медленно поднялся на ноги и зашагал обратно к перевалу, неся мертвую девушку на руках, словно хрупкую ношу. Йоси подобрал злосчастный меч и побрел вслед за ним.
***
Настоятель обходил с факелом тело, закутанное в белый саван, поджигая торчащую из-под него солому и хворост. Алое пламя, потрескивая в такт собственному танцу, медленно пожирало предложенную ему пищу. Николас и Йоси стояли низко опустив головы, избегая смотреть друг другу в глаза. Недавно оправившийся от чар Снежной ведьмы, Эглаборг молча взирал на погребальный костер. Проститься с Юки пришел даже Каппа из Теплого озера.
- Это моя вина. Я не должен был ее оставлять в тот день. Ведь я знал, что что-то не так и… - начал было Николас, но настоятель его прервал.
- Перестань. Если кто и виноват в ее гибели, так это я. Я знал и про Снежную ведьму, и про то, что она может захватить разум Юки. Но я был слишком самонадеян. Поверил в неуязвимость этих стен и поплатился,  - настоятель понурил голову. – Отпусти ее и не мучайся.
- Я… не могу, - ответил тот через силу. – Это слишком больно.
- Хотел бы я сказать, что время лечит, но это не так… - настоятель по-отечески положил руку ему на плечи. - Все же тебе придется жить дальше. Поверь, Юки не хотела бы, чтобы ты похоронил себя заживо вместе с ней. А сейчас тебе лучше уехать. Вернуться обратно.
- Но мне некуда возвращаться. На Авалоре для меня не осталось ничего, кроме вот такого же погребального костра, - Николас отвел глаза и посмотрел на запад, где сквозь белую дымку виднелся океан.
- Значит,  езжай в другое место, - пожал плечами настоятель.
- В Элам? – спросил Николас скорее у себя, чем у настоятеля. – А потом в Великую библиотеку Эскендерии и в Лапию, через Норкийское королевство.
- Звучит, как хорошо спланированное путешествие, - настоятель подбадривающе подмигнул ему. – У меня будет к тебе небольшая просьба. Небесный клинок, забери его из нашей обители. Я не хочу, чтобы он далее нарушал покой этих стен.
- Но… я ненавижу этот меч. Это он убил Юки, - попытался отказаться юноша.
- Поэтому ты всегда будешь помнить о той опасности, которую таит в себе это оружие. Ты единственный, кто сможет удержаться от искушения воспользоваться им, - настоятель умоляюще глянул на него.
- Хорошо, - тяжело вздохнул юноша и отвел взгляд.
«Ты победил. Все получилось, как хотел ты, а не я», - мысленно сказал он мертвому богу.
«Мы хотим одного. Жаль, что ты этого не понимаешь», - ответил тот.


Рецензии