Счастье из Интернета - часть 3 - глава 1

Нацеловавшись вдоволь, обнявшись, продолжили наше путешествие дальше по двору. Кирилл продолжил  показ и рассказ о своём    домашнем  хозяйстве.
- Маш, смотри это пять яблонь, и четыре сливы, три из которых это белый сорт, а четвёртая чернослив. По всему периметру, вдоль забора, растут кусты красной, чёрной смородины, кусты крыжовника, а за картофельными грядками, выстроились кусты малины. В саду в окружении яблонь стоит вся заросшая диким виноградом беседка. А это самое моё любимое место! Тут я и мои друзья часто проводим вечернее время, да и днём порой «тусуемся». Рядом с беседкой установлен мангал для шашлыков. На летнюю кухню, в беседку и к калитке отец провёл освещение. Так что ночью не спотыкаемся. Ну, а зимой, понятно, сюда не заглядываем. 
А  вот  огород  с   набором  гряд:  морковью, петрушкой, укропом,   щавелем,    редисом,  репой, чесноком, репчатым луком, огурцами. Раньше тут, на огороде и в саду, копалась и хозяйничала моя бабушка Таня. А теперь, с общего согласия, над всем этим шефство взяли тётя Аня с Катей. Мы с отцом очень довольны. Сад и огород в не запустении и полном порядке. Но за мной оставлена вся копка и выкопка. Я этого делать терпеть не могу. Но молчком, скрипя всем сердцем, и стиснув зубы, делаю. Соседи на улице хвалят меня и всем своим детям ставят меня в пример. Знали бы они, сколько нервов у меня губят эти огородные работы? – С нотками огорчения в голосе, закончил свой  маленький рассказ Кирилл. Прижал меня к себе и поцеловал в щеку.

Стемнело. Далекие звезды светили на нас своим мерцающим сиянием. Не было слышно даже шелеста листочков на деревьях. Тишина. Божья благодать. От выпитого вина у меня кружилась голова. Трепетное отношение Кирилла  вызывало во мне  душевное волнение, которое выражалось учащённым сердцебиением.   Меня переполняли  эмоции. Такое взбалмошное, неуравновешенное состояние души и тела очень метко выражено в словах популярной  песни: "А когда любовь проходит, голова меня находит".

А вот и летний душ. Там тьма-тьмущая. Над нашими головами только квадрат неба со звездами. Кирилл открыл кран. На меня полился теплый поток воды. Притянул  меня к себе. Одетые, мы стояли под душем и молчали. Вдруг, Кирилл лихорадочно   начал   стягивать с себя мокрую одежду, затем начал снимать одежду с меня. Мы тесно прижались  друг к другу. Струи теплой воды, не переставая, лились на нас…
Плоть  бунтовала, кровь играла, гормоны плясали, совладать с собой   было  очень трудно. При упоении страстью разум  как бы отключился, о чем   горько будет  после…..
-Кирчик, — прошептала я. В моем шепоте он услышал призыв к земному счастью, уложив меня на мокрые деревянные доски летнего душа. Руками я закрыла свое лицо. Мне невероятно страшно, и в то же время хочется, чтобы   Кирилл   овладел   мной. Именно он, а никто другой.
Несколько томительных секунд и он вошёл в моё лоно. Мне очень  было больно, но боль эта быстро прошла и наступило сладкое удовлетворение плоти. Это первое в нашей жизни соитие, которое мы скрепили страстным поцелуем. Сверху на нас продолжал падать теплый поток воды. Наша земная любовь омывалась водой — стимулом жизни на Земле.

Проснувшись  рано  утром, я попыталась сообразить, как очутилась в постели. Кирилла рядом не было. Я встала и подошла к зеркалу. Ужас! Что за вид! Я вся измазана засохшей землей, ноги грязные. Постель мятая и тоже грязная. Присела  на  кровать, стараясь  припомнить вчерашний вечер. Мысли  в эти минуты  не были лучшими, потому как  в голове от них паника, страх, падение в своих собственных глазах, унижение и стыд.  Мой  разум укоризненно увещевал  меня о потерянном  воспитании духовных и культурных традиций   нашей семьи,  а  сердце робко возражало: «Секс  везде, его  не трудно   найти, а вот любовь  всегда  было найти трудно, как и сейчас. Послушай  своё сердце! Не  внемли разуму! Не убивай во мне любовь к человеку, который любит тебя!»
От дурмана страстей, от похоти плоти человек действительно   может потерять голову и утратить  своё  достоинство, потому  как нравственные ориентиры общества размыты и он оказался втянутым в так называемую сексуальную революцию.

Подошла к раскрытому окну. В беседке возился Кирилл. На веревке висели наши постиранные трусики и другая одежда. Какие же чувства надо иметь к человеку, чтобы так о нем заботиться? Вспомнила строки: «Любовь! Что может быть важнее и прекрасней, чем чувство искренней любви в жизни непростой, что в лютый холод нас согреет, растопит лед в душе родной».
Позвала  Кирилла, помахав ему рукой. Он опрометью бросился к дому.
- Не   могу  понять, что со мной? . Почему я вся такая вымазанная? Почему у меня болит голова и весь живот? Ты должен мне объяснить.
- Все, все тебе объясню, солнышко. Только сначала надо пойти в ванную помыться, — ласково сказа Кирилл.
Мы спустились в ванную комнату. Он уложил меня в ванну, открыл теплую воду.
- Помой меня, пожалуйста, — попросила я.
Кирилл предложил мне встать прямо и принялся осторожно мыть. Нежно намыливал мое тело, ласкал меня руками. Просил повернуться к нему то попой, то животом.
Стали вспоминать, что с нами произошло, где и когда нас покинула память. Пришли к единому мнению — провал в нашей памяти произошел на полу летнего душа.
- Ты воспользовался тем, что я пьяная? Теперь ты обязан на мне жениться! –  Тихо говорю я
- Обязательно! – Подтвердил кивком Кирилл.
- Ты меня не обманешь? – Спросила, глядя  ему в глаза.
- Нет, Машенька, нет! — Обнял и поцеловал.

Вышли из ванной. Кирилл, обняв меня,  повёл в большую комнату. Уложил на диван. Я уже спокойно это воспринимаю, не боюсь, как прежде, потому как  уже не вернёшь того, что однажды потеряла. Может  сердце  и право, что взамен  нашла большое чувство под  названием любовь.
Нам  было  весело, мы смеялись и дарили друг другу  красивые  слова любви.
- Если бы  ты  знала, как  я тебя люблю, как сладко мне в твоей любви обильной! Пусть мои губы падают к твоим губам, и плоть твою прижму не сильно, я так тебя люблю и так в любви с тобой счастлив,- импровизировал Кирилл

Бой часов нарушил наши сладостные минуты упоения, подсказывая, что пора  завтракать.
Встала с дивана,  надела футболку Кирилла. Мне она идет, словно коротенькое платье. Из-под этого платьица спереди и сзади чуть-чуть выглядывали мои белые кружевные трусики и стройные ножки.
- Ты у меня такая красивая! Не могу оторвать от тебя своего взгляда, – улыбнувшись,  произнёс  с восхищением Кирилл.

Вышли  во двор и  направились в беседку. Кирилл разжёг самовар. После чего принялся готовить завтрак. Принёс оставшуюся курицу, остатки салата от вчерашнего праздника. Курицу разогрел на сковородке. Наконец все готово. Оставшийся портвейн, разлил в гранёные стаканы. Пили не чокаясь.

Кир сел на стул и предложил  мне сесть на его колени. Я села, обняла его за шею и сказала: «Вот и стали мы с тобой взрослыми». Положила  голову ему на плечо. Слезы залили мое лицо. А  Кирилл целовал мои заплаканные глаза и обнимал душистое прохладное тело. Кончики наших носов касались друг друга. Они тоже холодные. Мы молчали, но наши взгляды говорили сами за себя. Нашу любовь мы закрепили долгим и страстным  поцелуем.

Я встала с колен Кирилла. Принялись   за затрак. Вновь вспоминали о вчерашнем дне: как встретились, как хотели этой встречи. Смеялись над тем, как вчера упились.
Воздух в саду наполнен запахами всевозможных цветов и растений. Птицы щебетали, издалека доносилась  песня соловья, откуда-то вела свой счет кукушка. К природному благовонию примешивался запах дыма от самовара.

                Продолжение  следует


Рецензии