Приговор

     Вместо предисловия. На сайте «Педсовет.орг» опубликовано редакционное сообщение, озаглавленное «Путин взялся за математическое образование». В этом сообщении, в частности, есть таблица, один из пунктов которой я и привожу в качестве присказки к данному рассказу (ранее уже публиковавшемуся на «Прозе.ру»): "Декабрь 2013 Утверждение Концепции развития математического образования в Российской Федерации на основе аналитических данных о состоянии мате-матического образования на различных уровнях образования;"
                <><><><><><><>

    До вынесения приговора остаются последние секунды, и в эти стремительно тающие мгновения моей свободы (если можно считать свободой вид камеры суда из-за решетки, опоясывающей скамью подсудимых) я еще раз осматриваю все, что передо мной. Рассматривать, собственно, нечего и неко-го: все – казенное, все в запущенном состоянии, включая и самодовольную физиономию разжирев-шего и расплывшегося, молодящегося прокурора. Он небрежно развалился напротив моей клетки, довольный тем, что, похоже, исполнил-таки свое обещание: выхлопотать мне срок по максимуму. Прямо передо мной - затылок назначенного мне бесплатного «защитника», которому высоко и глу-боко плевать и на меня, и на приговор. Впрочем защитник, нанятый за бешенные деньги, если бы они нашлись, работал бы по моему делу точно также. Толпа журналистов разных изданий, телекана-лов и радиостанций, заполнивших зал, создает слабый ровный шум, в котором чувствуется некото-рое оживление и определенный интерес. Неудивительно: подобное дело по свежеиспеченному зако-ну слушается впервые.

     Единственные звуки, которые сейчас выделяются на фоне общего шума и которые можно явст-венно расслышать, это непрекращающейся треск скорострельного трепа двух малоопытных сопли-вых журналисточек, одна из которых с какого-то радиоканала, а другая из какой-то занюханной газетёнки. Как я понял за время процесса, эти скудоумные малограмотные и откровенно продажные особи, плохо владеющие родным языком, озабочены только тем, как раздуть процесс и его результат до вселенских масштабов (чтоб другим неповадно было, а заодно и прославить самих себя). Не обращая никакого внимания на меня и не стесняясь меня, они вовсю обсуждают, как по-новому обыграть заезженную формулировку «строгий, но справедливый приговор»...

     Прежде, чем они успевают что-нибудь придумать, из той самой двери появляется секретарь суда, высохшая за много лет на бесконечных судебных заседаниях особа, физиономией которой можно пугать детей. Все знают, что она скажет, и она говорит именно то, что все ждут:

– Встать, суд идет! 

Все встают, потом все, кроме меня, садятся, и многоопытный, поднаторевший в демагогии и подта-совках судья начинает читать приговор:

– Именем ...   

Ну, чьим именем все делается – это давно известно всей стране...

– ... народный суд...    

Чей это суд тоже известно...

– ... рассмотрев в открытом заседании...   

     В зал не пустили моих родных, но, честно говоря, кроме них никто бы и не пришел: при обвине-нии по такой статье побоялись бы...

– ... дело гражданина...   

Спасибо за то, что напомнили мне мои биографические данные...

– ... по обвинению в распространении учебной математической литературы прошлого века на осно-вании двух свидетельских показаний...   

     Один из этих свидетелей, оказавшейся агентом районного охранного отделения, и выдал меня в самом начале учебного года, вскоре после того, как я стал заниматься с его сыном. Подобный финал был почти неизбежен, поскольку уже много лет люди тайно и аккуратно «передавали меня» своим знакомым и родственникам с тем, чтобы я обучал каких-то очередных ребят математике. Удивитель-но, что я продержался столько лет...

– ... и в результате анализа памяти его персонального компьютера установил, что обвиняемый имел и хранил в доме на бумажных носителях, а также внутри своего компьютера полные издания школьных задачников по алгебре, выпусков 1958 и 1965 годов; арифметики, издания 1947 года, как это было выяснено в ходе судебного следствия...   

     Судья с особым удовольствием, подчеркнуто торжественным голосом сообщил о задачнике по арифметике, потому что в обвинительном заключении прокурора он не упоминался (копавшиеся в доме и в компьютере агенты искали по наводке своего сослуживца то, что относилось к «Алгебре», и не поняли, что это за книга и что это за материал в компьютерной папке с названием «Арифметика»). Узнал об «Арифметике» судья от второго свидетеля. Старушка-свидетельница, святая простота, защищая меня, пыталась объяснить суду, насколько хорошо я обучал ее внука. Самое печальное в том, что своей защитой она больше навредила внуку, чем мне... Со мной и так всё ясно, я уже попался, а вот внук... Ему не простят эти занятия... Но судье её показания очень даже полезны: получилось, что раскопка задачника по арифметике – заслуга суда...

– ...  геометрии разных годов, а также учебников по арифметики, алгебре и геометрии, издания 1960 года, переизданные в 1998 году. Хранение подобных книг как на бумажных носителях, так и в электронном виде является преступлением, предусмотренном ...   

     Судья скороговоркой называет "мою", свежеиспеченную статью и ещё две статьи, преследующие хранение неучебной литературы, что дает ему основание для вынесения более строго приговора, чем за хранение учебной литературы. Адвокат уткнулся носом в стол и, похоже, делает вид, что не замечает подтасовки...

– Хранение вышеуказанной литературы составляет первое обвинение. Вторым обвинением являет-ся обвинение в распространении вышеперечисленной литературы, причем в электронном виде...   

     Последние слова судья произносит особенно свирепым тоном с подчеркнутым нажимом, желая продемонстрировать, насколько опасным преступником является подсудимый. Ещё бы, распростра-нение литературы в электронном виде, конечно, эффективнее распространения в бумажном...

– Третьим обвинением является обвинение в критике и охаивании действующего учебного курса математики, созданного под руководством известного всем выдающегося специалиста. Подсуди-мый один раз утверждал в частной беседе со свидетелем  Х , что этот курс является откровенно вредительским, поскольку, цитирую слова подсудимого, пересказанные указанным свидетелем: «Со-стоит из перемешанных кусков разнородного материала с огромными прорехами между кусками, прорехами внутри каждого из кусков, причем каждый из этих кусков не имеет необходимого начала и завершения. Материал курса совершенно недостаточен для приобретения учениками необходимой математической техники и развития математического мышления. Содержащиеся в курсе задачи логической направленности, а также задачи на сообразительность зачастую являются ошибочны-ми или в значительной мере не по возрастам завышено сложными, что отбивает у учеников охоту учиться», конец цитаты. И это не единственное, что наговорил подсудимый свидетелю ...   

     Да, наговорил я тогда немало, доверился. Да еще высказался против преподавания религиозного материала в государственной школе ...

– Четвертым обвинением является обвинение в том, что, по словам свидетеля Х ,  подсудимый не согласен с введением религиозного образования в государственной школе, объясняя свое несогласие тем, что государство по Конституции является светским ...    

Так и есть! Не забыли!

– Пятым обвинением является обвинение в том, что подсудимый занимался обучением обращаю-щихся к нему учеников без соответствующей регистрации и разрешения, не по действующей про-грамме школьного образования, без прохождения обязательных курсов обучения преподаванию основ государственного воспитания, без осуществления постоянного специального надзора и контроля за его деятельностью со стороны уполномоченных органов, следствием чего были, в частности, неправильные методы преподавания. В частности, подсудимый признался, что стимулировал вы-зубривание учениками таблицы умножения, что убивает креативное мышление учеников...   

     Самое интересное, что обвинения, как, например, это, являются правдивыми. Я действительно не поклонился чиновникам и не прогнулся под их идиотские стандарты, в соответствии с которыми ученики должны лишь как дрессированные обезьяны шустро выбирать нужные варианты ответов в примитивных тестах и по-быстрому нажимать кнопки супер-пупер современных (конечно, импорт-ных) калькуляторов.
 
     Как же так получается: правда становится ложью, а ложь становится законной?

–   Шестым обвинением является обвинение подсудимого в отказе от сотрудничества со следстви-ем. В частности подсудимый отказался перечислить тех учеников, с которыми занимался по своей программе, вопреки существующему утвержденному стандарту четвертого поколения ...   

     Да, стандарт четвертого поколения – это... Это уже не смешно... Как и отказ от сотрудничества со следствием, отказ выдать ребят, когда-то доверившихся мне... За такое добавят по полной програм-ме... На что же я ещё надеюсь?

– Седьмым обвинением является обвинение в том, что подсудимый не платил налоги со своей дея-тельности, мотивируя это тем, что не получал от родителей своих учеников никакой платы...

     Действительно, теперь, когда все расчеты стали электронными, многие перешли на бартер и натуральную плату. Я тоже брал и перебивался тем, что приносили ученики, этими же подарками платил врачам, когда прижимали болезни.

– … и хотя получение подсудимым платы не доказано, суд считает уклонение от уплаты налогов доказанным...   

С таким обвинением, как это, маленькие люди у нас не выживают!

– На основании вышеизложенного, считая предъявленные обвинения доказанными, суд приговарива-ет подсудимого к заключению в тюрьму строго режима сроком ...   

     Все!  Это конец!!!  Это конец!!  Это конец! ...  Это конец…  Это конец…

     Мужайся. Это конец...

     Сейчас, когда я приближаюсь к пенсии, до которой после всех подъемов пенсионного возраста мало кто из тружеников доживает, любой срок по вмененным мне статьям – это мой конец...

     Мужайся. Этот приговор – твой конец...

     И конец страны...


Рецензии
Жить становится всё сложнее и сложнее. Что касается законов, есть много уловок, которые используют опытные адвокаты. Скоро мы увидим, как будет разыгран спектакль с артистом. Деньги правили и правят миром. С уважением,

Артемидия   06.07.2020 13:55     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик. Конечно, я разделяю Ваше мнение. Увы, все так, как Вы написали.

Василий Капров   06.07.2020 15:38   Заявить о нарушении
Благодарю за понимание.

Артемидия   06.07.2020 15:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.