По морде Горбачёву

По морде Горбачёву.

Двадцать первого марта  1996  года  Горбачев  приехал  в Петербург, чтобы объявить  о  своем  решении  баллотироваться  в  президенты России.
Северная столица встретила экс-президента СССР холодно и  негостеприимно.
Из Смольного во все гостиницы пришло  распоряжение  -  человека  по  фамилии
Горбачев Михаил Сергеевич, 1931 года  рождения,  не  поселять.  Руководители
промышленных предприятий отказывали во встречах  с  коллективами  - у
рабочих нет интереса к человеку, развалившему страну. Умолкали, переключаясь
на режим автоответчиков, самые высокие телефоны.
В приемной мэра ответили, что господин Собчак очень  занят  и  беспокоить его не нужно.
Кое-как  собрали  журналистов  города  на  пресс-конференцию.  Под  конец поступило сообщение о готовящемся теракте против гостя. Надо было покидать угрюмо насупленный Петербург…

24 апреля 1996 года НТВ и «Радио России» протрещали на весь мир о «попытке покушения на кандидата в президенты М.С. Горбачева в Омске».
Горбачёв: «Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми. Меня полностью поддержала моя жена, которая поняла необходимость этого даже раньше, чем я. Именно для достижения этой цели, я использовал свое положение в партии и стране. Именно поэтому моя жена все время подталкивала меня к тому, чтобы я последовательно занимал все более и более высокое положение в стране. Когда же я лично познакомился с Западом, я понял, что я не могу отступить от поставленной цели. А для ее достижения я должен был заменить все руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах.»

«Худший русский, будь ты проклят!», «Горбачев! Россия не голосует за предателей!», «Михаэль, баллотируйся в канцлеры ФРГ!» – вот далеко не полный перечень надписей на плакатиках, плакатах и транспарантах, с которыми у входа в здание Общественно-политического центра встретили омичи М.С. Горбачева вечером 24 апреля 1996 года. Похоже, посещение накануне Улан-Удэ не дало никакой пищи для размышления самому «эксу» и его окружению: «Мишку – на Север!» – требовали «суверенные буряты». Но, по моим сведениям, губернатор Омской области Л.К. Полежаев дал личные гарантии безопасности «типу с пятном на лбу», ну а как не поверить Леониду Константиновичу, если он еще осенью 1993 года показал свою отвагу, организовав и возглавив полет в Москву омского ОМОНа (самолет, набитый под завязку вояками и оружием)! – Такой не только свою физиономию в неприкосновенности сохранить сумеет…
Михаил Малюков стоял в стороне от предполагаемого «маршрута» Горбачева, и, по-моему, спиной к входным дверям, метрах в десяти от них, якобы изучая объявления на одном из стендов.
Горбачев вошел быстро, охрана в дверях замешкалась, а Михаил Малюков, резко повернувшись, еще быстрее шагнул навстречу кандидату, а дальше – последовал хук справа, правда, не профессиональный… При этом Миша произнес: «За предательство интересов страны, за развал Советского Союза!»
Несколько секунд «тип с пятном на лбу» находился в шоке, хотя равновесия не потерял. Затем его физиономия стала наливаться кровью, но – вот что удивительно! – одновременно багровело и пятно, а потому проступало на лысине бывшего генсека еще более явственно… Михаил Малюков – улыбался, и не пытался «скрыться с места происшествия»: поступок его был осознанным, и он не заблуждался насчет того, что за ним последует…
Лишь около девятнадцати часов (встреча была назначена на 18.00) заместитель начальника УВД области Баранов призвал людей к порядку, а некий молодой человек, выскочив из-за кулис, протараторил: «Задержка связана с тем, что продумываются элементарные нормы безопасности». Эти «нормы», оказывается, заключались в появлении на сцене (!!!) усиленного наряда ОМОНа.
Есть ли предел наглости и цинизму? Предлагать себя в президенты народу, презирая и боясь его!
На этой ненависти и была построена вся «речь» Горбачева, которая продолжалась семь (!) минут. Впрочем, не только ненависть – из уст любителя консенсусов сыпались и откровенные угрозы. Привожу диктофонную запись «встречи» с небольшим сокращением, сохраняя стиль оратора: «Можно кричать сколько угодно, но имейте в виду: тем, что меня начали бить по голове… вы меня не запугаете («не запугаете» – три раза.) Я думаю… я мог бы ехать уже, и все. Всё это… это прощать нельзя. Если мы будем сдавать позиции перед этим… нам сядут на шею. Не надо аплодисментов (никто их Горбачеву и не предлагал), я скажу кое-что, а потом посижу… Допусти таких, как вы, до власти, вы такого натворите…»
Вот оно вылезло – дерьмо… Только разок по морде ударить надо было, и предстал он, плюралист, во всей красе, во всей своей подлой сути – ничтожный человек, ныне либо проклинаемый, либо напрочь забытый.
Михаил Юрьевич, в отличие от «типа с пятном на лбу», пострадал куда больше: охранники избили его со знанием дела, явно стараясь хоть как-то утишить гнев опозоренного патрона, а один из охранников Горбачева профессионально поставленным ударом буквально сбил с ног пожилую женщину, которая, на свою беду, случайно оказалась на пути будущего рекламщика итальянской пиццы. Она потом потрясенно говорила: «Столько лет прожила – никто пальцем еще не тронул!»
А Михаил Малюков, «задержанный на месте преступления», был препровожден вначале в следственный изолятор, а через несколько дней в «психушку»…
На первом же допросе Малюков заявил: идя на встречу с Горбачевым, не знал, что отважится на такой поступок. Но, когда увидел Горбачева перед собой, переполнился гневом «за то, что он сделал с нашей страной…»
За этот удар суд не привлек Михаила Малюкова к уголовной ответственности, это вполне справедливо, но удивило, мягко говоря, другое утверждение суда, что Малюков сорвал «общественное мероприятие» - встречу М. Горбачева с омичами. Хотя даже офицеры омских МВД и ФСБ, выступавшие в суде свидетелями, говорили, что Горбачева зал встретил негативно, контакта с людьми он не нашел и ему просто не дали говорить.
Ни Михаила Малюкова, ни, понятное дело, Горбачева в суде не было. Последний не мог оторваться от дел «Горбачев-фонда», а Михаил Юрьевич сидел в «психушке» и на него не могли даже посмотреть ни мать, ни отец, ни сестренка…
2000 год. В московском концертном зале «Россия» Горбачеву должны были вручить премию «Национальный Олимп» в номинации «Человек-эпоха». «Тип с пятном на лбу» спустился на сцену откуда-то сверху под звуки фанфар. Ему под аплодисменты понесли заготовленные цветы. Поднялась туда с букетом в руке и скромно одетая девушка. Она подошла к Горбачеву и несколько раз ударила его по лицу красными гвоздиками. Зрители в зале выдохнули одновременно «а-ах!» и… воцарилась тишина. А в воздух кто-то выбросил листовки с изображением Горбачева и подписями «Супериуда, не смей показываться на глаза людям».
Ни публика, ни работники милиции даже не пошевелились, чтобы защитить меченого урода. А девушку, ударившую Горбачева, потом оштрафовали на… 40 рублей. Надежда Воронова жила в Подмосковье, работала швеёй-мотористкой на одной из частных фабрик и одна воспитывала дочь - первоклассницу. Горбачев стал для нее символом развала страны и обнищания, причем, не только ее, но и целого народа.
Не так давно п_резидент России Дмитрий Медведев наградил первого п_резидента СССР Михаила Горбачева орденом Андрея Первозванного в связи с 80-и летием. Жив ещё, падла…
По материалам Юрия Пеминова.


Рецензии
Интересно, спасибо!

Константин Берёзин   27.12.2017 18:06     Заявить о нарушении
Спасибо. Заходите ещё на огонёк. Найдём, что почитать.

Алексей Николаевич Крылов   02.01.2018 10:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.