Маргимяу

Посвящается Елене П.
Читаю журнал. Моё внимание пытается перехватить пушистое создание. Кошки, кто же вас выдумал?
И вот она ласкается, покорно ложится рядом, мурлычет. И ты понимаешь, что любишь её. Почему, за что? Шерсти она не дает, зарплату в дом не приносит, посуду не моет и даже тапочки к порогу не несет. Собака хоть пытается быть полезной, вроде бы защищает, а ты-то что, кошка? Для чего же тебя выдумали?
Берёшь её на руки, нашепчешь кучу ласковых слов, а она хитро жмурит глазки и думает, что за ужином лучший кусочек-то достанется ей, а не тебе, Тузик!
И спасибо кошке за то, что научила любить просто так, не за что-то или ради чего-то.
Ведь это и есть настоящая любовь.



Её звали Марго. Она легко находила общий язык со всеми. Котята собирались вместе, бегали за маминым хвостом, наблюдали за воробьями. Иногда забирались через забор к соседскому псу. Дразнили его, обзывались, а когда тот обозлится и начнет лаять, они, неугомонные котята, бежали к людям. Тот-то на цепи!!
С каждым прожитым днем Марго всё хорошела и хорошела. «Мой отец из персидских», – гордилась она.
Марго знала, как вести себя в обществе. Откуда нахваталась? Мать – обычная дворовая кошка с облезлой шерстью. Да и звали-то её, всего-навсего, Муркой. Зато Марго была на редкость любопытной. Везде, где могла, черпала информацию, любую, иногда без разбора. Порой выйдет во двор и начинает просвещать общество: «А вы слышали, что простое мыло сушит кожу? Хотите, расскажу, как избавиться от веснушек? А вы знаете, сейчас в Греции пожары!» Веснушек у Марго сроду не было, зато слово-то какое модное.
Марго заводила полезные знакомства. Редко, но приезжала одна особа из города. Видная была дама. На неё даже собаки засматривались. Сиамскую даму звали Астрой. Ее имя – результат фантазии покровительницы (так кошки между собой звали путных хозяев, а тех, что так себе, звали просто «мой» или «твои»).
Астра рассказывала о хороших манерах, о дальних городах, о фривольности городских кошечек, которые своими капризами добивались всего. Астре нравилось внимание, и она всё говорила, говорила.
Говорила о своих маленьких секретах: «Когда ты в обществе, в людном месте, придерживайся такой тактики. Она называется «потенциальный взгляд». Представь, что в любую секунду за тобой кто-то наблюдает, будто кто-то приметил тебя в невесты. Голову выше, томный взгляд. Не раскрывай рта (пасти) слишком сильно, когда мяукаешь, а лучше вообще молчать. Помни: ты в центре внимания. Лишь бы только это не переросло в фобию».
«Понятно», – довольно улыбнулась Марго. Хотя некоторые слова были для неё новыми, но смысл она уловила и мотала себе на ус всё сказанное.
Марго любила по ночам наблюдать за звездами. Особенно в августе, когда те сыпались дождем. Киска, захлебываясь, загадывала желания, а когда закрывала глаза, она видела перед собой город. Его роскошь, все эти модные слова, кошечки, пахнущие французскими духами, маникюр, педикюр, деликатесы. Мрррр…
– Ты чего это тут мурлычешь?
– Мурзик, это ты. Эх, мурр, тебе не понять. Тебе бы колбаски со стола стащить да за ухом почесать. А я, мяу, о прекрасном.
– А, вот о чем ты. О курах гриль??
– Отстань ты.
Видишь звезды. Они – как огни большого города. Они зовут меня, манят. Я не могу оставаться здесь, не могу больше жить у «моих», мне нужны покровители.
– Ну, Марго, тебе, мяу, совсем дурно стало. Хочешь, валерьянки достанем, может на сердце спокойнее станет.
– Эх, мурр, тоска на душе, тускнею я как вон та дальняя звездочка. Тускнею. Надо что-то делать.
– Марго, а хочешь, придумаю что-нибудь, чтобы сбылась твоя мечта?
– Ты что, желаешь быстрее от меня избавиться?
– Да нет же, муррочка, я …я просто тебя… Мне тебя будет не хватать.   
«Мур же ты мой, – подумала Марго, – Мудрая женщина эта Астра, ведь её стратегия сработала». А дальше она знала что делать, благо, сериалов насмотрелась. Так что Марго сделала вид, что смутилась, мелодично промурлыкала, что ночь сегодня лунная и теплая, и обвила хвостом Мурзика. Да какой там Мурзик, после такого триумфального признания его можно было смело называть Мурзом.
Где-то на год Марго забыла о городе.
Потом всё наскучило. Некогда Мурз превратился в типичного подлапника. Всем, что перепадало ему, Мурзик делился с великолепной Марго, которая по ночам начала опять заглядываться на небо. Бедный муж всё думал, что стал препятствием на пути этого великолепного создания, он винил себя во всем.
Однажды Мурз вспомнил о забытом обещании. Надо, чтобы мечта Марго осуществилась.
Той же ночью Мурз пошел договариваться со своим братом, который жил в городе и по выходным приезжал в соседний дом.
– Слушай, брат, дело есть. Тут у меня жена в город рвется. Не могу больше видеть, как она тоскует. Подскажи, помоги.
– Мурзон, ты чё, сдурел? Жену свою отпускать? Она же у тебя красавица, фигуристая, а усы какие длинные. Не боишься, что не вернется?
– Это уж пусть сама решает.
– Ну ты романтик, мяу. Сдурел? Вас, мяу, деревенских не поймешь.
– Ах, уехал и родства теперь не признаешь?? В нас одна кровь течет, брат!!
– Да, но обогащается она разным кислородом.

Разругались, да и только. Умничает ещё. Живет с биологом, нахватался всякой чуши. КислоМяумом, понимаете ли, не тем дышим. Ладно, не лыком шиты. Разберемся без вас, по-тихому.
Надо поговорить с Марго. Она умная, что-нибудь придумает.

– Так ты меня отпускаешь?
– Я так решил. Иди же, кошка, которая гуляет сама по себе.
Марго чуть было не растрогалась, но вспомнила похожую ситуацию в молодости и решила не упускать свой последний шанс. Да и что она, в принципе, теряет? В худшем случае она вернется, а верный Мурз её дождется. Как из армии.

Добро дали, дело за малым. План Маргоша составила давно. В следующий раз она залезет в сумку с вещами Вари, которая частенько приезжает к «моим». Это молодая и очень приятная девушка, она-то не выгонит.

Зима. А не погуляешь. Лежит Марго рядом с Варей, та читает что-то красивое.
Город. Это ли те звезды, которые видела кошка на небе, это ли тот «город-сказка, город-мечта»?
Иногда в гости приходит персидский кот с покровителем. Кот такой надменный.
Пришли недавно опять. Часа два он только сидел и следил за Марго. Затем обнюхал и отрывисто произнес «а ты ничего, киска». «Какая, мяу, я тебе киска, мяу», – подумала Марго, но воспитание позволило лишь смущенно улыбнуться да молча проглотить комплимент.
Разговор не вязался.
«Проще говоря, маргиналы – это люди, которые не нашли ещё своей ниши в обществе. Они находятся на границе различных социальных групп, систем, культур и испытывают влияние противоречащих норм и ценностей», – объясняла Варя покровителю персидского.
«Я – маргимяу, – подумала Марго. – Определенным образом оно самое. И дома себе места не нахожу, даже имя у меня не подходящее. Здесь же среди всего этого лоска я теряюсь. Кто я здесь? Всего лишь маргимяу».
– Давай поиграем, может, с мячом или за хвостом побегаем?
– Мяуже, право, что за низость. Подобное я видал лишь во дворе у кузины. Они в деревне так потешаются. Мы этого не приемлем, ведь так? Надеюсь, голубушка, ты пошутила.
– Хе-хе, мяу, конечно.
«Конечно, право, я окончательно запуталась», – застрял клочок мыслей в голове у Маргоши.
Ей захотелось домой.
Ведь Мурз был так благодарен, так благороден. Сороки поговаривают, он растит новое поколение, занялся педагогикой. Чтобы его детки не забивали себе головы звёздами и романтикой.


04/09/09
 


Рецензии