***

Так уж заведено, что на бал уважающие себя барышни ходят в платьях. А выбор платья, меня поймет прекрасная половина человечества, это целое искусство.
 Не придешь же на бал поди в чем или совсем ни в чем,
А потом смотреть на всех как ни в чем не бывало.
Платье – всего лишь лоскут, искусно прилегающий к телу.
А без него никуда.

И вот карусель магазинов, бутиков и лавок.
Идешь мимо витрин, а на тебя глядят они, платья, зазывают.
А некоторые надменно отвернулись: вы не тот клиент, которого я достойно.
«Ну и ладно, не буду прямо здесь ругаться непристойно».
Найдем себе и по карману, и по размеру,
И по высоте, и по ширине, и по настроению.

Да вроде жила без этого платья, и жила. Беды не знала.
А тут бал.

И ходишь, и выбираешь. Ко всему придираешься.
Это слишком открытое для утреннего приема, а это слишком пестрое для вечера.
Это слишком скромное, а то, пожалуй, хорошее, но дороговатое.
«А вы берите два, мы вам скидочку сделаем. Зачем вам одно и многофункциональное? Платье – это шедевр, а не кухонный комбайн, способный и перетереть, и смешать, и взбить. Вот берите два: одно для души, а другое напоказ».

Ряды, ряды, ряды, килограммы, тонны одежды.
Аж голова кружится. Может да ну его, платье?
Но вот же! То самое, что и по цене и по качеству! Вот, я в нем совсем другая!
Я парю над всеми трудностями, я счастливая и неотразимая!
Беру!

Прямиком на бал.
В платье она, кажется, по-другому даже здоровается.
Ей это нравится.
Бомонд, глядя сверху вниз, слегка улыбается. Скрыть удивление немного старается.
У них это неплохо получается: ложь, войдя раз в человека, его не покидает,
И разные формы самовыражения принимает.

А платье все шепчет приятные слова, и она, конечно верит.
Для того его и покупали. Для того его и мерят.

Оценили, свыклись, смирились.
Почему-то теперь платье больше не радует.
Какие-то ниточки повылазили из него. После стирки совсем поблекло.
Подшила, погладила, снова одела.
Оно конечно уже свое, родное.
У нее с платьем общие воспоминания, общие впечатления.

Но.

Почему? Пройдясь снова по волшебным рядам с прелестными платьями,
В горошек, в полоску, крепдешиновые, шелковые, атласные.
Невозможно пройти мимо.
Хочется хотя бы постоять рядом, примерить, помечтать.
А может и купить?
Но ведь есть же уже! Неплохое, свое.
А хочется все лучшее и лучшее. Идеально для тебя подходящее.

Еще один бал. А глаза-таки не успокоились.
Глядят на других. Зависть, как язва, обострилась.
И ест тебе душу и ест.
Да и бомонду все равно уже в чем она.
Может и тогда ей показалось?

Живут же другие, годами не меняя платьев!
У них эти платья даже благоухают по-особому.
Видимо нашли то, свое.

Иные завели себе, наверное, по совету продавщиц, два платья:
«Одно для души, а другое напоказ»,
И ни то, ни другое, не надоедает и не изнашивается.
И оба радуют глаз.

Она все приглядывается, примеряется.
В конце концов, решается.
«Прости платье, но я слишком молода.
Не хочу, чтобы ты, превратившись в халат, меня в ворчливую домохозяйку  превратило.
Я молода, и хочу прежде перемерить кучу платьев».

Платье, конечно, догадывалось, и слегка боялось.
Поэтому подолгу не маралось и охотно стиралось.
Что поделаешь. Теперь оно, наверное, достанется
Какой-нибудь двоюродной сестре.
Или она сама будет надевать его,
Когда устанет от модного нового.


Рецензии