Судьба

            
    Бывает ты стремишься к какой-то встрече, из кожи вон лезешь, а ничего не происходит, как бы ни старался.
    А бывает и так: не ждал, не рассчитывал, да и не особо хотел, а встреча случилась.
    Опять же, есть встречи, которым суждено произойти, и как бы ты себя ни повёл, они случаются. А бывают встречи редкие, неуловимые, подарки Судьбы. Вот тут надо быть начеку, чуть зазеваешься, не в ту сторону пойдёшь и уже не заметишь судьбоносного человека.
    Вот идёт по улице мужчина: невысокий, сгорбленный, с портфелем, глаза уткнул в землю, торопится...

   1.
    А совсем в другом городе, другой человек только что проснулся.
    Пять часов утра. Будильник зазвонит в шесть, но ему не спится, тревожные мысли не дают покоя. Он тихонько встаёт, чтобы не разбудить жену, выходит из комнаты, прикрывает за собой дверь.
    Стоит на кухне, курит в открытую форточку и думает, что же ему теперь делать...

     2.
    А вот и девушка. Ей всего двадцать лет. Она радуется тёплому ясному утру, тому, что сегодня только три пары, что отец в командировке и можно позвать друзей, устроить вечеринку.
    Но сейчас ей надо в институт. Стоя перед зеркалом, девушка красит розовой помадой красивые губки, бросает в сумочку конспекты и беззаботно напевая, выходит из дома.

    3.
    А вот опять невысокий мужчина, его зовут Константин. Он налоговый инспектор. И если все нормальные инспекторы работают, дабы улучшить своё благосостояние, то наш Костя идеалист, он борец за правду и справедливость, редкий экземпляр, вымирающий.
    Отец бросил их, когда Костя был ещё маленький, мать воспитывала сына как умела. С раннего детства она внушала ему, что нужно быть честным и справедливым человеком, что деньги - это не главное, а за правду надо бороться, даже если нет ни единого шанса победить.
   Так Костя и рос. В садике дети не хотели с ним играть, потому что он пытался всё разделить поровну, а если не получалось, шёл жаловаться воспитательнице.
   В школе Костю начали бить, били его регулярно и с удовольствием. Пацаны его ненавидели, а девчонки просто не замечали. Когда Косте исполнилось четырнадцать, мать перевела его в английскую спецшколу, и вот тут Константину повезло. Он подружился с преподавателем истории. Тот недавно окончил пединститут, и умный, честолюбивый, имеющий обо всём своё суждение мальчик, вызывал в нём уважение и симпатию.
   Неприязнь большинства одноклассников теперь не заботила Костю.
   Он окончить школу на отлично, а после школы поступил в институт.   
   
* * *
   Сегодня Константин отправляется на внеплановую проверку одного большого предприятия. Взяток он не берёт, в соглашения не вступает, поэтому до сих пор ходит пешком. Боятся его все, и боятся сильно. Деньги ему не нужны, а напугать его невозможно. Мама, вот уже лет пять как умерла, а семьи никогда не было. Его один раз даже «заказали», но что-то не "срослось", а Константин даже не узнал, что был в шаге от смерти.

   Он дождался своего автобуса, втиснулся в него и, пробравшись к окну, уцепился за поручень, обняв драгоценный портфель.
    
    4.
   Мужчину, который курит в форточку, зовут Павел. Вчера, прямо во время обеда, его увезли на «скорой» в больницу. Боль была такая внезапная  и такая сильная, что он потерял сознание и очнулся только в палате, с капельницей в руке и неразговорчивым соседом на соседней койке.
   Врач заявился только через два часа и сказал, что нужно сделать биопсию. Павел никогда не интересовался медициной, жалобы близких слушать не любил, и слова этого не испугался.
   Процедура оказалась длительной и болезненной, когда всё закончилось, врач оставил Павла в больнице до утра.

   И вот, он стоит около форточки, курит, думает.
   У него обнаружили рак, неоперабельный. Врач сказал, что ему остался год, может два, и это при условии, что Павел начнёт лечиться, притом лечиться активно. 
   Услышав диагноз, он сразу же сбежал из больницы. Хорошо, что в эти дни жена была в отъезде, не пришлось ей ничего объяснять. Придя домой, залез в интернет и увидел, во что превращается человек после химиотерапии. Три дня Павел провёл дома один, привыкал к новым мыслям, осваивался с новым положением вещей. То, что раньше казалось ему важным и совершенно необходимым, теперь выглядело глупым и бессмысленным. Ему нужно было принять решение, и решение это ему никак не давалось.
 
   С женой они прожили двадцать лет, за эти годы всякое бывало: ссорились, мирились, ростили детей. Жена его во всём поддерживала, без неё и "высшее" Павел не получил бы, и карьеру не сделал. Да и вообще, любил он её до сих пор. Конечно, уже не было между супругами той страсти, что сжигала их в первые годы совместной жизни; но появилось нечто другое, некая теплота и дружественность, сопереживание и молчаливое согласие, когда ты понимаешь другого без слов.
    Дети выросли, старший сын пошёл в бизнес, а младший учился в Технологическом, на физ-мате. И всё у них было хорошо, пока не случилась эта беда. После того, как Павел смирился со своим диагнозом, его мучал только оди вопрос: нужно ли говорить жене о болезни. Он рассуждал так:
   «Если я расскажу всё как есть, она будут настаивать на лечении, а я не могу с ней сражаться. В конце концов, окажусь в больнице, и буду лежать похожий на труп.
   А если не расскажу, приступы повторятся, и она всё равно обо всём узнает. Результат тот же...
   Сколько ещё хотелось сделать! Год - это так мало.
   Да ещё эта дурацкая проверка свалилась на мою голову... Вчера вечером позвонил зам. и сказал, что к нам едет ревизор, неподкупный, дотошный. Блин, прямо как в дурной пьесе.
   Нет, завод потерять нельзя. На этом заводе прошла вся моя жизнь. "Чёрной" бухгалтерии у меня нет, но кто ищет, тот всегда найдёт. А этот будет искать изо всех сил».

   Павел докурил, выбросил окурок в форточку и пошёл собираться на работу.

     5.
   Костя сидел в самолёте и смотрел в окно. Он никогда не был в Калининграде, да и вообще никогда нигде не был. В командировку его посылали впервые. Москва большая, работы хватало, а тут поступило указание сверху - провести внеплановую проверку, пришлось срочно лететь. Такое ответственное дело доверили ему.
   За работу Костя не переживал, сделает всё, как полагается, всё раскопает, везде заглянет; а вот лететь боялся, первый раз всё-таки.

   Самолёт начал набирать высоту и Костя немного расслабился. Земля медленно удалялась, грандиозный вид, открывшийся ему, отвлекал Константина от страшных мыслей. Он даже не заметил, как отступил страх, а глядя в иллюминатор, почувствовал, что сердце наполняет какая-то неведомая раньше тревога и щемящая грусть.
   «Наверное, я просто не выспался. Надо будет отдохнуть, прежде чем приступить к работе. Голова должна хорошо соображать».
   Когда самолёт набрал высоту, землю закрыли облака, Константин отвернулся от окна и вскоре уснул.   
 
     6.
   Девушку звали Танечка. Она выскочила из подъезда и быстрым шагом засеменила к дороге. На таких высоких каблуках быстро не побегаешь. Вдруг она остановилась, схватилась за голову и побежала обратно в подъезд.
   --Блин, как меня угораздило забыть мобильник, теперь точно опаздаю!
   Таня вернулась в квартиру, схватила телефон, который лежал на тумбочке в прихожей и, поскальзываясь на поворотах, спустилась на первый этаж. Лифт уже неделю не работал, пришлось идти пешком.
   Опоздать на первую пару сегодня никак нельзя. Конец семестра, а она и так пропустила половину лекций.

   Таня остановилась на обочине и подняла руку. Несколько машин проехало мимо. Но вот тормозит АUDI, чёрная, новенькая. Дверь распахнулась и Таня услышала раздражённый голос:
   --Ну, чё стоишь? Залазь быстрее, я опаздываю.
   Она села на переднее сиденье и удивлённо посмотрела на водителя. Немолодой мужчина, совершенно лысая голова, широкие плечи и небольшой пивной животик.
   «Симпатичный дядька, не то что наш профессор, всё свою чёлку гелем на лысину укладывает, прямо смех».
   Водитель затормозил на светофоре и повернулся к девушке.
   --Тебя где высадить?
   --А мимо института Вы поедете?
   --Которого?
   --Педагогического.
   --Ладно, сейчас сверну, мне по пути. Ты на каком курсе?
   --На втором.
   --А мой оболтус на четвёртом, но в Технологическом,
   Оставшуюся догору ехали молча.
   --Приехали, выпрыгивай.
   --Спасибо.
   Таня выходит из машины и бежит к зданию института.
 
   «Так, надо посмотреть, сколько времени?»
   Она ищет телефон, но его нигде нет. Перекопав всю сумочку, Таня ищет во всех карманах, и тут вдруг понимает, где могла потерять телефон.
   --Чёрт, выронила в машине. Что за день сегодня!

     7.
   Константин сидит в кабинете у Павла, обложившись документами и внимательно вчитывается в какую-то бумажку.
   Павел стоит у окна, у него в голове редкий кавардак. Он боится этой внезапной проверки, и в то же самое время Павел думает о жене и неизбежном разговоре. Ему никак не даётся сосредоточиться на чёмто одном, как вдруг помещение оглашается жалобными стонами:
   "Ты моё счастье, ты моё солнце,
    Ты моё тук, тук.
    То сердце бъётся..."

   Павел вздрогнул, инспектор оторвался от бумаг и изумлённо уставился на розовый телефон, поющий и вибрирующий.
   Павел взял трубку:
   --Ага, да. Из кармана твоего выпал, наверное... Хорошо, что я на сидение взглянул... Да, приезжай и забирай, - он вышел в другую комнату, продолжая говорить. – Записывай адрес... Да, в любое время, я здесь до позднего вечера.
   Нажав «отбой», он вернулся в кабинет.
   --Может кофейку, Константин Юрьевич? Вы же с дороги, или перекусить что-нибудь? Главный бухгалтер у меня сейчас в отъезде, будет только к обеду, а я Вам не помощник, ничего не смыслю во всех этих бумажках.
   --Благодарю, Павел Сергеевич. Ничего не нужно, я не голоден, и во всём прекрасно разберусь, это моя работа.

     8.
   Отсидев три пары, Таня отправилась за своим телефоном. На проходной она сказала, что к Павлу Сергеевичу, и её сразу же пропустили.
   Села в лифт, поднялась на третий этаж.
   Кабинет нашла быстро.
   Секретарши на месте не оказалось, дверь была приоткрыта и она не постучавшись, вошла.
   За длинным красивым столом, окружённым с двух сторон стульями, сидел мужчина, уткнувшись в бумаги.
   --Здрасьте, – сказала Татьяна, – а где Пал Сергеич?
   Мужчина поднял голову, посмотрел на неё и ничего не ответил. Таня подошла ближе и остановилась прямо около стола, за которым он сидел. Она с любопытством разглядывала смешного незнакомца: карие глаза, почти чёрные волосы, тонкая ниточка губ, крупноватый нос. Мужчина молчал, не отрывая от Татьяны восхищённого взгляда, кажется, он даже не услышал вопроса.
   «Блин, что это за день такой, – подумала она. – И что этот кекс так уставился? Девушек что ли никогда не видел?»
   --А Павел Сергеевич скоро будет? – повторила она свой вопрос уже громче, вглядываясь в лицо незнакомца.
   Тот вздрогнул, подскочил со стула и, запинаясь, ответил:
   --А, да... скоро. Он ушёл обедать.
   --Ага. Ну, я его здесь подожду?
   --Конечно... Как Вам будет угодно.
   «Какой странный тип. И говорит как-то не по-русски, как будто из позапрошлого века».
   Таня отошла к окну и стала разглядывать красивые черепичные крыши и голубей, облюбовавших широкий выступ за окном.

     9.
   Зайдя в кабинет, Павел не поверил своим глазам. Константин не смотрел в бумажки, он смотрел на девушку, которую Павел сегодня подвозил. А она сидела на стуле, закинув ногу на ногу и облокотившись о подоконник.
   Когда Павел вошёл, Татьяна обернулась, а проверяющий тут же уставился в бумаги.
   --Ой, как хорошо, что Вы нашли мой телефон, – защебетала она.
   Павел тихонько вывел её из кабинета и закрыл дверь. Они отошли подальше, и он шёпотом заговорил.
   --Как тебя зовут?
   --Таня.
   --Слушай, Татьяна, помоги мне. Это - чучело из налоговой. Я на грани банкротства, а если он найдёт нарушения, всё, хана мне.
   --Дайте ему взятку.
   --Он не берёт.
   --Не может быть!
   --Может, может. Взяток не берёт, ни черта не боится. Я знаю, кто в налоговую на меня настучал, смерти моей хотят. Это они и так получат, а бизнес не отдам!
   --А я чё могу сделать?
   --Я видел, как он на тебя пялился. Сострой ему глазки, а я типа по делам уйду. Позови в ресторан, главное, чтобы он сейчас от бумаг оторвался. Мне надо время выиграть.
   --Я не лягу с ним в постель.
   --Танюша, кто говорит о постели? Я что, похож на сводника? Просто сходи с ним куда-нибудь, погуляйте. А потом включи «динамо» и всё. Хочешь новый телефончик?
   --Ладно, схожу я с этим ископаемым в кафе, но на большее не рассчитывайте.
   --Спасибо! Ты моя спасительница. Держи денежку, я пошёл. 

   Так странно Костя себя ещё никогда не чувствовал.
   Женщины им почти не интересовались, он к этому привык и смирился. Лучше всего ему было на работе, а возвращаясь домой, он сразу включал телевизор и рано ложился спать, чтобы не начать думать о том, чего никогда не будет.
   Конечно, его посещали нормальные мужские желания, когда Костя глядел на привлекательных женщин. Иногда они его посещали, даже когда он ни на кого не глядел. Тогда он надевал боксёрские перчатки и до изнеможения лупил грушу, сверяясь с телевизором, стараясь подражать профессионалам.

   Было так приятно идти рядом с Таней по улице, Костя выпрямил спину и теперь был с ней почти одного роста.
   Они уже сидели в кафе, а он никак не мог понять, зачем ей это нужно. Но эти глупые мысли занимали его голову недолго. Таня рассказывала про какие-то студенческие дела, а Костя слушал и улыбался, всматриваясь в её голубые глаза, следил за её рукой, привычным движением убирающей светлую прядь со лба. Костя чувствовал, что пропал.
   --А какие ты любишь фильмы?
   Вдруг спросил он на середине фразы. Таня замолчала и удивлённо подняла брови.
   --Ну, я люблю вестерны. Комедии, ужастики, чтобы мурашки по всему телу.
   --И я люблю вестерны. И ужасы ужасно люблю. Ха-ха-ха, как глупо сказал.
   --А я недавно смотрела такой страшный фильм в кинотеатре, так я орала громче всех, просто жуть какая-то!
   Таня вытаращила глаза и улыбнулась.
   --Слушай, Костя, а пойдём в кино. Мой бывший бой-френд не любил кинотеатров, подружка всё время тусуется по клубам, а одной ходить неинтересно.

   Таня попросила билеты на последний ряд, Костя нравился ей всё больше и больше. Оказалось, что ему всего тридцать пять. И шутил он смешно, когда перестал смущаться и стесняться.
   В зале погас свет, Таня положила руку на подлокотник, но Костя сидел смирно и движений никаких не делал. Тогда она сама взяла его за руку. Он вздрогнул, повернул голову и посмотрел на неё...
   Боже мой, что это был за взгляд! Таня не опустила голову и не отвела глаза, только почувствовала, как бешено застучало сердце и мурашки побежали по спине.
   Тут Костя поднял подлокотник кресла, и она смогла пододвинуться ближе.
   Когда сеанс закончился, и они вышли из кинотеатра, Таня поняла, что содержание фильма ускользнуло от неё совершенно. Она вообще ничего не помнит, как будто и не смотрела его совсем.

   --Где ты остановился? – спросила Таня, когда они вышли из кинотеатра, уже обнявшись.
   --В гостинице, мне сняли шикарный номер. Пошли в гости?
   Никогда ещё он не вёл себя так нагло, но эта девушка ворвалась в его жизнь и всё изменилось в один день. Костя боялся, что она сейчас упорхнёт, и он её больше никогда не увидит.
   Они поднялись по лестнице на второй этаж. Войдя в номер, Таня сразу пошла в ванну, а Костя стал звонить в ресторан, чтобы заказать ужин. Они с утра ничего не ели.
   Таня вышла из душа с мокрой головой, обмотанная полотенцем. Она подошла к Косте и села к нему на колени.
   --Ты говорил, что у тебя не было девушки. Давай я тебя кое-чему научу.
   --Я люблю учиться, – ответил он, убирая с её лица мокрые волосы.

   Она проснулась первой, и ещё не открывая глаз, почувствовала, как ей хорошо и спокойно. Костя оказался такой нежный и внимательный, всё схватывал налету, из него получился бы настоящий мачо, только добавить немножко уверенности и одеть его по-человечески.
   Она открыла глаза и посмотрела на Костю, во сне он был такой милый и беззащитный, совсем как ребёнок.
   «Вот он уедет в свою Москву, а я останусь здесь, одна».
   От этих мыслей слёзы покатились по щекам, она начала всхлипывать, и он тут же проснулся.
   --Что случилось? Танюша, почему ты плачешь?
   --Ты уедешь, а что я буду делать тут одна? – пробормотала она, шмыгая носом . – Это ужасно!
   --Ты хочешь, чтобы я остался?
   Таня  перестала плакать и удивлённо на него уставилась.
   --А разве это возможно?
   --Не знаю. Я об этом пока не думал. Зачем я тебе нужен? На пятнадцать лет старше, некрасивый, бедный, неуверенный в себе...
   --Я бы так не сказала, – улыбнулась Таня, кладя ему голову на грудь и пытаясь заглянуть в глаза. – Слушай, о чём ты всегда мечтал? Чего хотел больше всего на свете?
   --Встретить прекрасную девушку, которая меня всему научит, – Костя улыбнулся и тихонько провёл пальцами по её щеке.
   --Ну, это понятно. А чего ты ещё хотел? Не мог же ты мечтать только о девушках.
   --Когда-то очень давно, я хотел путешествовать, объехать весь мир, увидеть Европу, Индию, Америку...
   --А вместо этого сидел за столом и перебирал бумажки?
   --Да. Сколько лет потрачено зря, а ведь у меня были способности к языкам...
   Какоке-то время они лежали молча, а потом Костя опять заговорил:
   --Ты знаешь, я видел по телевизору, что люди путешествуют автостопом, иногда ночуют под открытым небом, и плохо питаются. Это будет трудно, - уже совсем неуверенно закончил он.
   --Ты серьёзно?!
   --Как никогда. Ты поедешь со мной?
   --Вау! – заорала Татьяна и начала целовать его, но Костя аккуратно вырвался, не переставая улыбаться.
   --Подожди, мне надо кое-что сделать.
   Он достал из сумки мобильный, включил его и набрал номер.
   --Павел? Это Костя, Ваш ревизор. Приезжайте ко мне в гостиницу, я напишу акт проверки. Нет, я не нашёл никаких нарушений, всё хорошо. Только у меня к Вам будет одна просьба, помогите сделать нам с Танюшей загранпаспорта.
   --У меня уже есть, – тихонько шепнула Таня, обнимая его и целуя в шею.
   --Только мне, да... Хорошо. До встречи.

   Все трое сидели в кафе, Костя наконец-то сменил костюм на джинсы и кожаную куртку. На стуле висела небольшая дорожная сумка.
   Таня тоже была в джинсах, спортивной куртке и кроссовках.
   --Ну, Павел, спасибо. Вот деньги за паспорт, я снял с книжки всё, что накопил за эти годы.
   --Убери, не обижай меня. Это маленькая дружеская услуга человеку, который спас меня от разорения. Ты не дал обанкротить мой завод. Деньги оставь себе, в дороге пригодятся. Часть разменяй на мелкие купюры, остальные спрячь. Ну, идите ребята, с Богом.
   --Спасибо, – улыбнулась Таня, наклонилась и поцеловала Пашу в щёку.

   Они встали, Костя повесил на плечо сумку, и они пошли по улице, держась за руки.
   «М-да, – подумал Павел, – странная история. Надо сегодня же рассказать жене про рак. Когда близкий человек рядом, и умирать не страшно...
               


   


Рецензии
Классно, потрясающе, великолепно. Очень красивая история. Мне ну о-очень понравилась.
С уважением:

Даша Игоревна Власова   11.08.2013 19:37     Заявить о нарушении
я не видела вашей рецы! 6 лет прошло)))
но лучше поздно) смеюсь
чищу страницу и перечитала. Неплохой рассказик вышел в самом деле

Софья Шпедт   16.09.2019 22:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.