Открытие Секс Шопа

Отрывки из новой книги:  "СТРИПТИЗ  ДЛЯ  ОДИНОКОЙ  ЖЕНЩИНЫ,".
Полностью книга  выложена  в  электронном  виде.

1.

  В  нашем  доме,  на  первом  этаже,  открывали  «секс  шоп».   
  Задолго  до  открытия  магазина,  на  улице  собралась  большая  толпа  людей,  стремящихся  попасть,  в  запретное  царство  эротических  соблазнов,  которые  раньше  были  недоступны,  для  простых  людей.
  Директор  «секс  шопа»,  Мочалкин  Генрих  Вольфович,  с  беспокойством  разглядывал  улицу  в  щель  жалюзей,  и  грыз  ногти.  Рядом  с  ним,  у  стены  стояла,  прижимая  руку  к  большой  груди,  Попова  Матильда  Викторовна,  продавщица  этого  магазина.
  - Матильдочка,  мне  говорили,  что  это  место  хорошее,  но  я,  не  думал,  что  в  первый  день  столько  людей  придет  на  открытие  моего  магазина, - дрожащими  руками  Мочалкин  теребил  свой  галстук. – Я,  честно  говоря,  не  думал,  что  народ  так  сильно  интересуется  ЭТИМ.  Боюсь,  у  нас,  будет  полный  аншлаг.
  - Работы  в  городе  нет,  чем  еще  народу  интересоваться?  Надо  вызывать  ОМОН,  на  всякий  случай, – строго  сказала  Матильда  Викторовна. – Мы  сами  не  справимся  с  народом.  А  омоновцы  хоть  станут  на  входе,  и  по  двадцать  человек  в  зал  пускать  будут,  чтоб  давки  не  произошло.  Какой  никакой,  но  порядок.
  - Умничка,  что  бы  я,  без  тебя  делал, - похвалил  Мочалкин  свою  помощницу.
  Дрожащими  пальцами  Мочалкин  набрал  номер  знакомого  милицейского  начальника.
  - Пообещали  через  десять  минут  подъехать, - сообщил  директор,  продолжая  наблюдать  за  улицей. – Нет,  я  не  пойму.  Зачем  такой  толпой  собираться.  У  нас  же  не  супермаркет,  колбасы  нет,  сахара  нет,  водки  тоже  нет.  Товар  специфический.

2.
 
  На  улице  перед  «секс  шопом»  терпеливо  стоял  народ.  Ветеран  войны  и  труда  Веретенкина  Муза  Львовна,  совершая  каждодневный  боевой  рейд  по  району,  в  поисках,  где  чего  подешевле  купить,  сразу  запеленговала  подозрительную  толпу  собиравшуюся  возле  нового  магазина.  Большая  толпа  не  могла  не  заинтересовать  опытную  старушку.  Бабулька  решительно  направилась  к  мрачно  стоявшей  толпе,  прикидывая  в  уме,  что  могут  продавать  в  магазине,  отчего  собралось  столько  людей. Мозг  Веретенкиной  работал,  как  четырехядерный  компьютер,  перемалывая  полученную  информацию. Судя  по  большому  скоплению  людей,  товар  в  магазине  очень  нужный  для  дома,  для  семьи.
  Веретенкина  вспомнила,  что  еще  несколько  дней  назад,  на  доме  не  висело  никакой  вывески.  Сегодня  яркая,  броская  вывеска  уже  красовалась.  В  честь  открытия  магазина  вывеску  облепили  разноцветными  воздушными  шариками. 
  Прочитав,  подряд  пять  раз  название,  Веретенкина  так  и  не  поняла,  что  же  это  за  магазин,  и  чего  в  нем  продают.  Тогда  она,  решила  получить  информацию  у  людей,  собравшихся  у  магазина.
  Толкнув  плюгавенького  мужичонку,  с  авоськой  до  самой  земли,  Веретенкина  самым  заискивающим  тоном  спросила: 
  - Чаво  енто  за  магазин  такой?
  - Не  знаю.  Сам  только  пришел, - грубо  ответил  мужичонка,  растопыривая  локти,  чтоб  хитрая  бабулька  не  проскочила  мимо  него  к  дверям  магазина  без  очереди.
  По  глазам  грубияна  старушка  догадалась,  что  не  так  прост  мужичек,  как  показалось  на  первый  взгляд.  Наверняка  все  он,  знает,  только  не  хочет  говорить.  Это  усилило  подозрения  Веретенкиной.  В  магазине  наверняка  будут  продавать  какие-то  нужные  и  дефицитные  в  хозяйстве  вещи,  или  продукты.
  Веретенкина    нырнула  в  толпу.  Очередную  жертву  нашла  очень  быстро.  На  этот  раз  решила  спросить  у  женщины  гренадерского  роста,  и  с  усиками  над  верхней  губой.
  - Женщина,  вы,  не  знаете,  чаво  давать  будут?
  - Не  имею  представления, - грубо  ответила  женщина  гренадер,  даже  не  посмотрев  в  сторону  Веретенкиной.
  - А  чаво  сами  стоите  тогда? – не  унималась  Веретенкина.
  - Все  стоят,  и  я,  стою, - отрезала  женщина  гренадер,  и  угрожающе  задергала  усами.
  Все  стоят,  но  никто  не  говорит  за  чем  стоят.  Все  понятно.  Не  хотят  лишних  конкурентов.  Боятся,  что  им,  товара  не  хватит.  Знакомая  ситуация.
  - Может,  вы,  знаете,  чаво  в  магазине  продавать  будут? – спросила  Веретенкина  худого  очкарика.
  Очкарик  внимательно  посмотрел  на  бабку,  пальцем  подправил  сползающие  по  носу  очки  и  смутился:
  - Бабушка,  поверьте,  там,  для  вас  ничего  интересного  не  будет.
  - Чаво?  Тебе  значит,  будет  интересно,  а  мне,  не  будет  интересно.  Не  тебе  решать,  мил  человек!  Да  у  меня,  может  интерес  к  этому,  поболее  твого.  Усек! – разозлилась  бабулька.
  Очкарик  смутился  и  замолчал.
  А  один  парнишка  молоденький  решил  над  старушкой  приколоться:
- Ты,  бабулька  не  слушай  никого,  стой  себе  на  здоровье.  Может  чего  и  себе  с  дедом  подберешь…Сегодня  магазин  открывается,  а  на  весь  товар  скидка  десять  процентов. 
  Ага,  вот  оно  что,  скидка  десять  процентов.  Народ  наш  халяву  любит.  Все  становилось  на  свои  места…   
  -  Спасибо  тебе,  мил  человек, - обрадовалась  Веретенкина.   
  В  это  время  к  магазину  подъехала  машина  с  омоновцами.  Четыре  здоровых  лба  в  камуфляже,  заняли  позицию  около  входа  в  магазин. 
  Толпа  оживилась  и  зашушукалась:
  - Вот,  не  зря  этих  бугаев  поставили  на  входе…

3.

  Магазин  открылся.  Толпа  качнулась  вперед  к  узким  дверям.  Но,  навстречу  толпе  шагнул  самый  здоровый  омоновец,  в  низко  надвинутом  на  глаза  берете,  и  громко  крикнул,  подняв  правую  руку:
  - Соблюдать  порядок!  В  магазин  заходить  группами  по  двадцать  человек!   
  Веретенкина  прошла  в  магазин  во  второй  партии.  Вошла  и,  распихивая  всех  локтями,  бросилась  к  прилавкам.  Очки  у  нее  запотели,  поэтому  Веретенкина  плохо  видела,  все  то,  что  стояло  и  лежало  на  витрине.  Указав,  на  стоявшие  ровными  рядами  фалоиммитаторы,  она  спросила  у  одной  женщины:
  - Это  чаво,  бананчики?
  Женщина  смутилась  и  кивнула  головой:
  - Можно,  и  так  сказать.
  Старушка  бросилась  к  прилавку,  сметая  самые  крупные  «бананчики»  себе  в  просторную  сумку.
  - Бабуля,  вы  что  творите? – испуганно  закричала  женщина  консультант.
  - Да  ты,  дочка  не  волнуйся.  Я  все  забирать  не  буду.  Возьму  только  килограмма  два-три,  покрупней.  Я-то  старая  уже,  мне  много  не  надо.  У  меня  вот  внучка  подрастает,  ей,  для  разнообразия  «бананчики»  нужны…
  - Бабуля,  какие  бананчики!  Это  совсем  не  то,  что  вы  думаете…
  - Дочка  не  шуми.  Объясни,  может  «бананчики»,  по  килограмму  в  одни  руки  дают?
  - Бананчики,  может  и  дают.  А  это  не  бананчики… Вы  сами  посмотрите.
  Веретенкина  достала  из  сумки  один  «бананчик»,  и  пригляделась,  сощурив  глаза.
  - Господи,  это  же  х..! – закричала  испуганно  бабка.
  Покупатели  стали  оглядываться  на  Веретенкину.
  - Вот  значит,  какую  дрянь  вы,  здесь  продаете!  Вы,  что  совсем  охренели!  А  еще  шары  на  входе  развешали  и  «акцию»  объявили.
  - Бабушка,  вы,  в  какой  магазин  шли? – пыталась  выяснить  обстановку  продавщица.
  - В  этот,  и  шла.
  - А  что  хотели  купить?
  - Колбаски,  сосисек,  ну  и  бананчиков.
  - У  нас  не  продовольственный  магазин,  а  «секс  шоп»,  магазин  интимных  товаров, - пыталась  объяснить  женщина  продавец – консультант. 
  Веретенкина  огляделась  по  сторонам.  То,  что  она  увидела  на  полках,  ее  просто  шокировало.  У  ветерана  войны,  и  труда,  от  всего  этого  голова  кругом  пошла.  Бабулька  поспешила  высыпать  из  своей  сумки  «эту  гадость»,  прямо  на  пол.
  - Чтож  вы  творите,  антихресты! – громко  и  визгливо  закричала  продавщица.

4.

  Рядом,  как  из  под  земли  появился  директор  магазина,  Мочалкин  Генрих  Вольфович:
  - В  чем  проблема,  Матильда  Викторовна?
  - Да  вот,  эта  старая  карга,  хулиганит  в  магазине.  Милицию  надо  вызывать…
  - Как  же  мне,  не  хулиганить,  вот  же  додумались,  мужиков  уже  по  запчастям  продаете.  Срамота  то  какая…- в  свою  очередь  возмутилась  Веретенкина.
  - А  может  бабку,  к  нам  конкуренты  подослали? – шепнула  в  ухо  директору  Матильда  Викторовна. – Хотят  испортить  нам  праздник…
  Мочалкин  занервничал.  В  жизни  все  возможно.  Выжав  из  своего  лица  самую  добрейшую  улыбку,  на  которую,  он  только  был  способен,  Мочалкин  елейным  голоском  пропел:
  - Ну,  не  надо  так  нервничать,  Бабулечка – красотулечка  перепутала  магазины.  С  кем  не  бывает,  вместо  продуктового,  зашла  к  нам.
  - Как  же  мне  не  нервничать?  Скажи  мне,  зачем  я,  четыре  года,  с  фашистской  нечестью  воевала  на  фронте? – Веретенкина  попыталась  заглянуть  в  глаза  директору  магазина,  но  у  того  глаза  косили  в  разные  стороны. – Чтоб  теперь,  вместо  еды  в  магазинах  фаломутаторы  нам  продавали.  Где  вы,  такое  видели?
  - Бабулечка – красотулечка,  за  границей,  во  всем  цивилизованном  мире  есть  «секс  шопы».  И  даже  в  Германии  есть…
  - В  Германии,  сначала  наверно  людей  обеспечили  едой,  по  доступным  ценам,  и  только  затем  «секс  шопы»  открыли.  Немцы,  которых  мы,  в  войне  победили,  лучше  всех  в  Европе  живут.  А  мы,  все  из  дерьма  не  можем  вылезти…
  - Бабулечка,  наш  товар  тоже  востребован, - улыбался  изо  всех  сил  Мочалкин.
  - Правильно  говорят,  когда  голодно  в  стране,  ничего  не  остается,  как  х…сосать.  Вы  наверно  фаломутаторами,  здесь  запаслись,  на  всех  голодающих…
  Попова  Матильда  Викторовна,  в  это  время  успела  привести  одного  омоновца,  чтоб  тот  вывел  бешенную  старушку  из  магазина.
  Двухметровый  здоровяк  надвинулся  на  Веретенкину,  и  грубо  пробасил:
  - Слышь,  старая,  двигай  из  магазина,  на  улицу!  Тебе  здесь  нечего  делать.
  Здоровяк  попытался  схватить  бабульку  за  руку,  но  Веретенкина  ловко  вырвалась  и  пригрозила  омоновцу:
  - Ты,  внучок,  меня  лучше  не  трогай,  а  то  сделаю  тебе  больно.  Шарахну  сумкой  по  башке,  а  в  сумке  я,  кирпич  всегда  ношу.  Мало  не  покажется.
  Здоровяк  нагло  улыбнулся:
  - Слышь,  старая,  я  каждое  утро,  об  свою  голову  по  пять  кирпичей  для  разминки  разбиваю.  Твой  кирпич  будет  мне,  на  один  зуб…
  - Смотри,  здоровяк,  я,  тебя,  предупредила,  сам  напросился, - вздохнула  Веретенкина  и  широко  размахнувшись,  ударила  сумкой  омоновца  по  голове.
  Омоновец  рухнул  на  пол,  как  подкошенный.
  - Еще  надо  кого  по  башке  трахнуть? – поинтересовалась  бабулька.
  Мочалкин,  и  продавщица  отступили  от  бабушки  на  безопасное  расстояние.
  - Мне,  здесь  нечего  делать…
  Веретенкина  переступила  через  камуфлированную  тушу  омоновца:
  - Слабак.  Не  теми  кирпичами  ты,  внучок  тренируешься,  для  разминки. 
  Уже  дома,  Муза  Львовна,  накапала  себе  в  стакан  «корвалол».  Сердце  что-то  разболелось.  Выпила,  и  пошла  смотреть  телевизор.
  Минут  десять  щелкала  пультом.  Каналов  много,  а  смотреть  толком  нечего.  Одна  только  дебильная  реклама  убивает.  Повезло,  нашла  старый  советский  фильм,  «Весна  на  Заречной  улице».  Немного  стала  успокаиваться,  увидев  своего  любимого  артиста  Николая  Рыбникова.
  Странный  магазин  «секс  шоп»,  торгующий  всякой  гадостью,  понемногу  забывался.   
 
   
06.2012.г.


Рецензии
Не то что "из дерьма не можем вылезти", в добавок их искусственные х... продаем для наших женщин. Спасибо Музе Львовне.
Хорошо пишете.

Шахбан Маммаев   03.09.2012 13:52     Заявить о нарушении
И Вам спасибо!

Евгений Худаев   03.09.2012 21:31   Заявить о нарушении