Потерянные письма

    "Страницу и огонь, зерно и жернова
    Секиры острие и усеченный волос
    Бог сохраняет все, особенно слова
    Прощенья и любви, как собственный свой голос"
    И.Бродский

    Все началось с лени. Мне очень не хотелось идти к соседям за стремянкой, которую они взяли у нас на неделю и почему-то уже год не возвращали. Разбирая к лету вещи, я решила закинуть на антресоли в самый дальний угол коробку с зимней обувью. Получилось с первой же попытки, но в ответ вниз полетела пухлая картонная папка и то, что много лет хранилось в ней, разлетелось бумажным ворохом по всей комнате...

    Я слезла с табуретки и подняла с пола ближайший желтый листок.
 
    " Дорогая Лидуся! Как я скучаю по твоим весточкам. Дни сейчас стоят жаркие, но я не унываю. Лишь бы свидеться с тобой. Уверен, война скоро закончится, и мы обязательно встретимся" Твой Николай. 1942 год, май.

    Да ведь это мой дедушка писал моей бабушке! Ясноглазой красавице Лидусику, как он называл ее до самых последних дней. Я много слышала об этой необыкновенной переписке, но не думала, что она сохранились. Все что я помню из детства - это их общие медали в большой жестяной коробке из-под печенья, которыми я играла.

    История их любви была нашим семейным преданием. Дедушка и бабушка переписывались всю войну и встретились лично только после ее окончания. Письма были их единственной связью все эти годы. И хотя они выросли в соседних сибирских деревнях, и родственники их дружили, но до войны они так никогда и не встречались.
 
    Моя бабушка росла неприметной и очень худенькой. Ее даже не хотели принимать в институт - думали, что еще школьница. Когда же она, наконец, поступила в автодорожный шел уже 41 год.

    Представляю, как начиналась тогда ее практика в июне. Стояло, наверное, замечательное солнечное утро, в поле пшеницы мелькали васильки и надо всем этим: моей молодой бабушкой, летом, ранним утром, машинами высокое синее небо. Группа студентов с самого утра в поле, шум тракторов, песни, смех. Нарушала идиллию только одинокая фигура человека из соседней деревни бежавшего по полю и кричавшего - война. Но никто не слышал его из-за шума машин, и всем было весело...

    На следующий день весь курс отправился записываться в добровольцы. Никого в шестнадцать лет, конечно же, не взяли, но сказали, что зачисляют на оборонный завод. "Вот такая от вас девоньки будет стране помощь", добавил мужчина в военкомате.
 
    Так моя худенькая и воздушная бабушка, любительница танцев и музыкальных комедий с Любовью Орловой начала делать танки.
 
    Дедушка с началом войны сразу же отправился в авиационную школу радистом. Ему только исполнилось восемнадцать. Дома его провожала большая семья. Он был старшим. Кормильцем. Наверное, все плакали, пили и пели. На столе матери, уходя, он, заметил письмо из соседней деревни с фотокарточкой. На ней смеющаяся девушка с ясными глазами. Это кто ж такая?, спросил он с удивлением. Внучка Тихона-кузнеца, вон какая красавица выросла, охотно ответила мать. А ведь была-то совсем заморышем. Похвалиться, должно быть, свояченик прислал. Да там и адресок его есть,- тараторила мать.

    Когда Николай уехал в летное училище фотографии никто больше не видел. Так, сама того не зная, моя бабушка получила тайного поклонника. Спустя несколько месяцев, от него пришло первое письмо.

    "Дорогая Лидия! Нашел вашу фотографию случайно дома на побывке. Как она к нам попала спросить не решился. Все наши хлопцы пишут девушкам, я один не получаю ни от кого писем. Мать неграмотная. Сестра только напишет раз в полгода, что все живы-здоровы, голодают. А тут увидел карточку на столе и прямо голову потерял. Буду ждать с надеждой вашего ответа, дорогая землячка. Николай Михайловский. Деревня Булаево. Омская область."

    В то время девушка его мечты уже работала помощником слесаря на заводе. Сначала делали патроны, к зиме стали собирать танки. Ящики с патронами показались ей забавой. Приходилось перевозить на тележке тяжеленные крышки от люков, которые больно впивались в живот и к вечеру становились все тяжелее. Но дома ее ждали письма, которые она получала и писала и которые искали иногда адресата по полгода.

    "Николай, здравствуй! Рада твоему письму. Живем мы в городе сейчас не сладко, но и не тужим. Утром затемно приходится идти на смену. Как я уже писала тебе, к нам эвакуировали машиностроительный завод из Ленинграда и мы учимся делать танки.
    Моя подруга Любка из соседнего дома, даже не достает до станка, ей четырнадцать. А однажды с ней случилась настоящая беда. От недосыпа в конце смены она заснула прямо за станком и ее толстую косу затянуло вовнутрь. И если бы не успели обрезать косу ножом, прощай Любка! Вот такие бывают у нас в тылу проишествия. Понимаю, что их, наверное, не сравнить с вашими. Привет тебе от родственников из деревни. Пиши. Лида"

    Смена длилась по двенадцать часов, а вечером были... конечно танцы под духовой оркестр. И еще - драматический театр. Из столицы приехали настоящие большие артисты из театра Вахтангова и организовали местный драмкружок. Лида сразу записалась и ей даже дали роль в спектакле. По вечерам репетиции, а утром снова на завод, где все для фронта и не просто абстрактной победы, а для того самого кудрявого лейтенантика, что пишет ей уже давно, но так редко, что она помнит все письма наизусть.
 
    " Здраствуй Лида! Сегодня показывал нашим твою фотокарточку что ты прислала. Мне все завидуют. Ты настоящая красавица, прямо артистка, только вот глаза грустные. Из деревни были новости, что умер недавно дед Тихон. Как вы там выживаете? Питаетесь ли? Ты уж сбереги себя для меня пожалуйста. Николай.

    Жить стало и вправду труднее. В город прибывало все больше эвакуированных. Но по общим меркам она жила еще шикарно, потому что на заводе кормили обедом. Правда все пять лет давали на первое уху, на второе синие рыбные котлеты и на третье кисель, который тоже почему-то пах рыбой. Все из запасов костной муки для скота. А по ночам снилась настоящая еда. Особенно хлеб - булочки, коврижки, пироги и торты. И еще почему-то ее свадьба с красавцем женихом в медалях.

    Незадолго до окончания войны она получила последнее известие. Ее Николай Михайловский уже тогда был у Бранденбургских ворот. Но это было не письмо, а срочная телеграмма. "Переводят в Союз. Любишь - приезжай."

    И бабушка ни разу не видев дедушку живьем приехала! Когда ее мать вышла в магазин, то Лида кинула в чемодан два платья и туфли и тайком от отправилась на вокзал, в столицу. Как же она могла раздумывать ведь телеграмма опередила ее последнее письмо, которое она даже не успела отправить.

    "Николенька, ты в Берлине! Как же я горжусь и как хочу, чтобы ты остался целым и невредимым! Только вернись, и мы обязательно будем вместе. твоя Лида"

    Какое счастье, что он вернулся целым и невредимым, что бабушка не побоялась поехать к нему через всю страну, что они жили долго-долго и счастливо, и родилась моя мама, а потом и я. Какое счастье, что эти потерянные письма пролежали долго где-то на антресолях, но не пропали, а сохранили тихий голос любви и настоящей надежды.


Рецензии
Рассказ трогательный. Но кое-что, видимо, надо бы уточнить... Роман "Молодая гвардия" издан впервые в 1946 г.
Читаю всё подряд из Вашей подборки. Всё нравится. В ожидании новых трудов Ваших.
Творческих успехов,Мария!

Игорь Агафонов 2   28.06.2013 14:21     Заявить о нарушении
пьеса на тему моего рассказа 9 мая на Поклонной горе
http://www.youtube.com/watch?v=ETAPj-px4V8

Мария Чемберлен   02.12.2015 19:19   Заявить о нарушении