Пойдем в Цветлин! Гл. 19

               
                ОТКРОЙ СВОЕ СЕРДЦЕ
 
               
                Снег шёл все дни, и уже бесполезно было с ним бороться. В последний раз мы оставили автомобиль внизу, у подножья села, потому что ни на какой скорости наверх подняться ему было не под силу.

Мы вышли, чтобы идти пешком,  оглянувшись, его не увидели - накрыло снегом. Внутри осталось одинокое сердце…

Это было настоящее восхождение на гору. Но на  вершине нас ждал  пылавший поленьями камин,  который  растопил неожиданный гость. Это был Игнасио.

Его лицо смеялось в отблеске огня. В такую погоду, когда снег и сильный ветер, провода часто не выдерживают,  гаснет свет.

Мы сели поближе к очагу, поставили на стол вино из виноградников  Цветлина.  Пришел Иво с жареной рыбой, покрытой дольками  лимона.

Дым из нашей трубы созвал остальных, пришли все,  нас  стало много, и  стол вмиг оказался накрытым для встречи Нового Года.

Рядом спала массагетская царевна,  подрагивая во сне, как щенок, набегавшийся за день.

Она была единственным ребенком в новом цветлинском обществе, когда  трёхлетняя уругвайская полиглотка выезжала для обновления визы в Словению.   

Каждый принёс всякую мелочь и положил под елку: конфеты, шоколадки, колечко от ключей с сердечком, пустую газовую зажигалку, перо ястреба и еще массу бесполезных во взрослом мире вещей, которые утром должны были сделать её самой счастливой и богатой на свете.

Нынешняя зима в горах  временами отрезала нас от мира, вероятно,  для того, чтобы мы лучше ощутили самих себя. 

Каждый, глядя  внутрь  себя,  знал, через что прошёл и он, и другой. Здесь были все, кто мечтал или хотел изменить себя и свой мир.

Но никто не мог знать будущего.

Когда весной я буду улетать,  высоко в небе поднимусь с сиденья и направлюсь в хвост самолёта.

- Ты бежишь от своего счастья…, - скажу я.

- Никто никогда до конца не знает, что оно такое, счастье,  и где оно ждёт человека, - с тяжёлой печалью ответит Лена.

Ни одна таможня не смогла бы остановить её за то, что она тайно увезет под сердцем, упорно стремясь найти утраченные черты прежней жизни там, где их  уже не могло быть,  и не  было.

Лене всегда казалось, что её счастье обретается где-то на той земле, куда она устремится, бросив Марко и Цветлин.

Ибо опыт того, что дано изначально нам от Бога  со страной, родителями, детством и юностью, в большинстве из нас сильнее всего - и страха перед опасными врагами, и благополучного существования на чужой земле, пусть даже с любимым человеком.

Но однажды Лена позвонит мне в Москву. Она  будет не одна, с ней будут малыш и… Марко.

Он будет долго искать их по всей Сибири, а когда, наконец, найдёт, скажет только одно: «Пойдём в Цветлин!»

Я буду провожать их в аэропорту Шереметьево, слушая  от Лены обо всем, что ей опять пришлось хлебнуть за это время от беззаконья  наших изощренно жестоких и лишённых всякой нравственности чиновников,  и что она, наконец, поняла - счастье неповторимо, но оно имеет много форм и свои временные периоды.

Для счастья нужна смелость духа.

В последний момент  Марко подойдёт ко мне и скажет:

-  Я знаю одного старого бродягу-бразилеро, он иногда сидит в гостильнице, молча дымит своей трубкой и  кого-то ждёт…

Когда Бог создал больше одной души, то, казалось бы, он посеял хаос, ибо столько стран, городов, островов и материков, откуда не всякая душа может пробиться к другой. 

Тогда Он стал создавать удивительные  места, в которых можно залечить свои раны в сердцах и сознании, забыть свои унижения в той или иной стране - и создал Цветлин, куда стали прибиваться души тех, кто несмотря ни на что, сохранил  в себе нечто ценное в глазах Бога.

Нам кажется, что  самое  совершенное из творений Господа  – это  те  места, где нет войн, лжи и воровства, а есть доброта и милосердие.

Но для Него,  вероятно,  самое главное, что несмотря  ни на что,  каждый сумел победить себя и встать  после всех страданий и унижений.

Давным-давно мудрый Конфуций сказал, что величайшая слава человека в том, чтобы уметь подняться всякий раз, когда падаешь.

В ту новогоднюю ночь собрались все те, кто изменил себя и свой мир любовью, открывшие новый Цветлин.
Пришел и Давор со своим верным стражем.

Были зажжены свечи в память о нежной Аиде, единственной и вечной возлюбленной Давора, и с чувством надежды на будущее каждого из нас.

И просто как свет, чтобы видеть друг друга в  темноте. 

Мы пили вина загорских лоз  за тот Цветлин, который снял с себя все проклятья и комплексы, чтобы зажить простой человеческой любовью, которая есть основа всей жизни.

Мы сидели в  глубине гор, защищённые от неспокойного мира, с его войнами, террором, глобальным экономическим кризисом – под вой ветра штефанова леса и согревающее душу потрескивание дров в камине - в Цветлине, которого нет на карте, но всегда есть близкий и родной фантом в необъятной Вселенной.


                Январь-февраль 2009 г.
                Хорватия, Загорье


Рецензии