Марафон

 Ольга третьи сутки сходила с ума в объятиях дорогого ей мужчины. Они занимались сексом везде: в спальне, в душе, на кухне и даже на лестнице! О сне не могло быть и речи, у них было всего три дня, не хотелось столь драгоценное время тратить на сон. И было даже не ясно кто кого имел ; Она, обуреваемая неуемной страстью или он, так давно не имевший женщины. Это были сумасшедшие дни.

 Уезжала она окрыленная им, впечатленная и даже чуточку влюбленная. Хотя и по прежнему понимающая, что они друг другу не принадлежат, и принадлежать не будут.

 Уставшая женщина мечтала только о доме и хорошем здоровом сне, но не тут-то было. Буквально в нескольких шагах от дома, ее перехватила шумная компания друзей, и увлекла за собой. Сопротивляться было невозможно, да и сил на это уже не было. Впрочем, вскоре  нее открылось второе дыхание - друзья заразили ее своим весельем и азартом.

 Заводилой и весельчаком в этой компании всегда был Вадим. Ольга и Вадим были очень давними друзьями. Часто они встречались в компании общих друзей, но даже мысли не возникало, что у них может что-то быть. Когда-то в юности она встречалась с его другом детства Алексеем, а потому никогда иначе как друга не воспринимала. За эти годы он уже успел развестись, да и Ольга тоже побывала замужем. У обоих подрастали дочки. Но в этот раз все случилось иначе. Весь вечер он оказывал ей знаки внимания. И даже прижал ее в коридоре на пару секунд, за которые успел, впрочем, обследовать руками все ее тело и, задержавшись на груди, урвать поцелуй с ее губ. Это мимолетное событие повергло в шок Ольгу, никак не ожидавшую такого от старого друга. И в ушах весь остаток вечера звенел его жаркий шепот о том, что он хочет ее безумно. А его горящие взоры окончательно уверили ее в реальности его намерений. Поэтому она уже не удивилась его предложению проводить ее домой.

 Когда они не спеша дошли до ее парадной, ведя увлекательную беседу, они вдруг одновременно почувствовали что им хочется продолжить общение, обрывать разговор и расставаться друг с другом уже не хотелось. Поэтому они продолжили прогулку, которая в итоге затянулась до самого рассвета.

 Но и наступившее утро не позволило им разлучиться. Только пару часов вздремнули молодые люди, чтобы потом снова вдвоем отправиться на встречу с жарким зноем сверкающего лета.

 Весь день пролетел в общении с огромным количеством знакомых, которых они встречали то тут, то там, присоединяясь к компаниям, заходя в гости. И в каждом доме им были рады.

 Под вечер они оказались и вовсе в компании незнакомых молодых ребят и девушек. Но никого это обстоятельство не смущало. Все общались между собой так, будто знали друг друга всю жизнь. Этот парк был излюбленным местом встреч молодежи и отличался свободными нравами. И еще тем, что здесь часто играли гитары и пелись песни. Именно это и привлекло наших героев в это место. Здесь Ольга и Вадим и провели всю ночь, в общении и веселье. Вино лилось рекой, разжигая кровь. А души грелись под нежные звуки гитары, наполняясь желанием быть лучше, любить предано и страстно. К утру большая компания значительно поредела. А самые стойкие на первом троллейбусе, смеясь и шутя без умолку, поехали на Залив встречать солнце. А заодно взбодриться купанием после бессонной ночи. А кто-то наоборот поспать на мягком песчаном берегу.

 Впервые в жизни Ольга вот так вот ехала с незнакомыми людьми встречать рассвет на берегу.
 На пляже в столь ранний час было не многолюдно. Воздух пьянил потрясающе свежим морским запахом, неповторимым и возбуждающим.

 Вадим ненавязчиво взял Ольгу за руку и повел по кромке воды, подальше от шумной компании. Зайдя в воду, он жадно накинулся на нее, всем ртом накрывая ее губы, с силой врываясь языком в ее рот, словно хотел высосать ее всю, до капельки. Его руки крепко сжали ее груди, теребя и выкручивая крупные, твердые, напряженные от возбуждения соски. Оторвав от нее свои губы, он пустился ими в стремительное путешествие по ее коже и впился в окаменевшие ягодки, облизывая их и легонько покусывая. Его руки цепко ухватили женщину за ягодицы и притянули ее облегченное водой тело к своему пылающему естеству. Она обвила его шею руками, а ноги скрестила за его спиной, желая скорее впустить его в себя. Но пальцы  уже порывисто скользили в ее теле, возбуждая и дразня. И не по очереди, не по одному окунал он их в ее нежное лоно, а сразу три яростно заработали в ее глубинах. Устоять перед таким натиском было невозможно, она билась в его руках как птица в силках, изнемогая от пожара страсти охватившего все ее тело. И даже прохладные воды не могли его погасить. Даже наоборот, контраст огня и прохлады еще больше возбуждал, волны проникали всюду, лаская разгоряченное тело и обостряя восприятие кожи к прикосновениям, усиливая ощущения. Когда возбуждение обоих достигло своей предельной точки, мужчина ворвался в мягкое теплое тело. Движения его были мощными и резкими, даже болезненными, но эта боль приносила невероятное, острое наслаждение, доселе неизвестное ей, привыкшей к нежным и бережным ласкам. А он насаживал ее, входя как можно глубже, и выходил как можно больше, чтобы ощутить прохладу воды и снова окунуться в горячую плоть. Этот контраст температур оттягивал момент извержения семени и продлевал приятное удовольствие обоих. Мучительно долгой была эта сказочно приятная пытка. Несколько раз, уже почти находясь на пике оргазма, темп менялся и начинающиеся спазмы отступали, чтобы по новой постепенно набрать обороты. И только когда солнечный диск полностью выплыл из-за горизонта и осветил серебром поверхность воды, они одновременно и очень бурно кончили. Их тела сокращались, бились в судорожных конвульсиях, поднимая вихрь слепящих брызг.

 В полном изнеможении Ольга с трудом добралась до берега, где потом еще очень долго приходила в себя, греясь в лучах восходящего солнца. А Вадим лишь посмеивался над ее изрядно потрепанным видом, сам при этом находясь в довольно бодром расположении духа и казался совершенно неутомленным. Он хотел еще и еще продолжать столь приятное занятие, ему не требовалось долгого восстановления своих мужских способностей. Но, видя состояние женщины, он сжалился над ней.

 После полудня солнце стало нестерпимо жарким, а песок слишком обжигающим. Поэтому Вадим и Ольга решили спешно менять дислокацию.

 Наконец-то вернувшись в тихую прохладу квартиры, они устроились с комфортом. Мужчина блаженно растянулся на диване, устроив  голову на коленях девушки, запустив одну руку между ее слегка разведенных ног. Тяжесть мужской ладони, покоящейся на чувственном бугорке, вновь пробуждала в ней желание, вызывая томление. Она с нежностью смотрела на него, гладила его волосы и лицо. Только самыми кончиками легонько проводя по каждой черточке узких губ, высоких скул, широкого лба, разглаживая мягкую сеточку морщин в уголках глаз. Веселый нрав этого мужчины не замедлил отразиться на его лице. Под ее руками Вадим мгновенно расслабился и вскоре уснул. Пальцы другой руки она с наслаждением запускала в его жесткие волосы, ей нравилось это щекочущее ощущение по ее ладони. Она вообще обладала удивительным свойством впитывать окружающий мир с помощью рук, прикосновений. Даже когда память могла ее подвести, когда образ размывался в сознании – руки помнили каждую черточку лица, тела, которого касались ее ладони. И она могла продолжать такие ласки до бесконечности. Но когда она почувствовала, что пульсация разгоряченной крови внизу живота стала нестерпима, она осторожно выбралась из его объятий и поспешила переделать кое-какие домашние дела, зная, что он недолго будет пребывать в стране морфея.

 Так и случилось, и спустя пару часов они снова продолжили начатый марафон, где не было ни  шанса на остановку или усталость.

 Общение с Вадимом казалось Ольге невообразимым. Он целовал и домогался ее везде, в любых местах, где можно и где нельзя (в основном как раз где нельзя ;), там, где все время были люди, и остаться наедине не представлялось возможным. Все время, проводимое с ним, было пронизано страстью. Желание плескалось через край. Весь день они хотели и не могли, не находя подходящего места для уединения.
 Хотя он и в неподходящих умудрялся практически раздеть ее, и везде проникали его руки вопреки всем ее возраженьям. Он ворвался в ее размеренную жизнь ураганным ветром, сметающим все принципы и нормы моральных устоев, которых она всегда  твердо придерживалась. И противостоять ему было невозможно, как и невозможно было укротить эту стихию, что всё была способна себе подчинить, с ним рядом уже совсем было незначимо, что истинно, что ложно. Была лишь необходимость оставаться в плену его желаний и отдаваться целиком безумству этой страсти, гореть в этом огне, превращаться в пламень и выгорать дотла!!! Где важен лишь этот миг, где просто быть рядом с ним - уже экстаз! Была лишь потребность в бесконечных поцелуях и ласках, заводившие с пол-оборота, срывающие тормоза! Но самая изюминка была в том, что им вечно что-то мешало, и они постоянно находились в этом бесконечном состоянии кипящей в крови страсти, бушующего желания, не имея возможности его удовлетворить.

 Долгий день уже клонился к вечеру. Они сидели на ступеньках гранитной лестницы, спускающейся прямо в воду. Плеск волн ласкал слух и заглушал рвущийся стон Ольги. Лепестки цветка касались лица, губ, плавно скользя вниз по шее к груди. Простым цветочком, оборванным с куста он сводил ее с ума. Ее возбуждало это так сильно, что повергало в шок от незнакомой доселе чувственности. Эти легкие прикосновения так невероятно заводили! До этого девушка сама даже не подозревала, не знала до конца возможностей, способностей своего тела ТАК реагировать и быть ТАКОЙ чувствительной. Что такая мелочь, ерунда, может свести с ума так, что она уже будет готова на все! Даже заняться любовью в общественном месте, на гранитных ступенях, когда уже все равно, что кто-то из многочисленных прохожих увидит их. Было уже даже не важно  то, что с пришвартованного у причала судна, за ними наблюдало несколько пар жадных, горящих глаз матросов.

 Уже доведенная до лихорадочного, полуобморочного состояния, Ольга, наконец, решилась на отчаянно-неприличный шаг. И когда уже только собралась раскрыться Вадиму на встречу и впустить в себя ненасытный твердый стержень… как к ним… вниз по ступеням… степенно, с абсолютно равнодушным выражением лица… спустился пожилой мужчина, рыболов-любитель, коих много встречалось на гранитных берегах широкой реки.

 Раздосадованные, сгорая от неудовлетворенного, всепоглощающего желания, они взлетели вверх по лестнице. С раскрасневшимися лицами, взъерошенные, они излучали неповторимый свет и аромат сексуальности.

 - А ты видел его лицо? – смеясь, воскликнула девушка и, состроив рожицу, изобразила так некстати появившегося старика.
 - А ты видела рожи матросов, наблюдавших за нами с палубы? Они чуть не выпрыгнули из своих штанов! - загибаясь от смеха, вторил ей Вадим.
 Отсмеявшись, они продолжили свой путь, но не как раньше - бесцельно, а уже в поисках укромного места.

 В большом городе это оказалось не простой задачей. Они давно уже вышли уже из того подросткового периода, когда можно было удовлетвориться обжиманиями по подъездам. И в итоге единственным подходящим местом снова оказался пляж на Заливе.

 Морской воздух и теплый ветер встретили их на берегу. Несмотря на глубокую уже ночь народу на пляже оказалось очень много. Они тщетно искали местечко для уединения. Зайдя уже довольно далеко и осознав, что людей становится не многим меньше, они расположились на песке. Небо наконец-то стало темнеть, и сумрак скрыл их от посторонних глаз. Зная, как коротки белые ночи мужчина и женщина не стали терять время зря. Даже не снимая одежды (которая, впрочем, была летней, а потому довольно символической: сквозь тонкую ткань легко было ласкать да и забраться под нее тоже не составляло особого труда), без разговоров, они сразу же занялись друг другом.

 Ольга обняла губами возбужденный член, как можно глубже вбирая его в себя, ее губы скользили вверх и вниз, языком поглаживали по всей длине, обводя по кругу ствола, подсасывая, сжимая губы, кончиком языка проникая в дырочку на вершине головки. Одновременно руками играя и поглаживая его основание. Пока, наконец, сама, перевозбудившись от того, как все сильнее набухает эта твердая и нежная плоть, готовая вот-вот взорваться горячей струей, не села на него сверху.

 И тут снова повторилось событие прошедшего дня – им вновь помешали в самый решающий момент. Небольшая компания молодых людей решила устроиться неподалеку от них. Но в этот раз они уже не могли остановиться, слишком долгим был день возбуждения, а ночь освободила их от предрассудков нравственности. Не обращая внимания на вторжение в их пространство, они продолжили наслаждаться друг другом. Ольга ритмично двигалась, как можно глубже вгоняя в себя его плоть, терлась промежностью о его лобок, вызывая в себе волну экстаза. А присутствие посторонних только разжигало ее страсть, кожей ощущая чужие взгляды. Вадим был уже не в состоянии владеть собой и, не дождавшись партнерши, излился в нее потоком семени. Она ощущала, как ее лоно в этот момент стало жадно впитывать эту жидкость, стенки стали еще чувствительнее, еще нежнее, каждой клеткой отзываясь на его сокращения. И тут же горячая волна захлестнула ее с головой, ощущение было настолько сильным, что стоны вместе со слезами, переходя в рыдание, рвались из ее груди.

 И вот уже второй рассвет на Заливе они встретили вместе

 Только ближе к полудню Вадим наконец-то отпустил Ольгу домой.

 Та уже еле стояла на ногах от усталости и голода. Ведь за все эти дни единственной пищей было вино и бесконечное упоение чувственной любовью. Организм девушки просто устал, выдохся при таком напряженном, почти недельном марафоне. Она никогда не отличалась особой выносливостью и была избалованна заботами о себе со стороны мужчин. И даже не подозревала, что в ней может открыться подобная неутомимость. Вот уж когда действительно ею владел один единственный закон – «время, проведенное не в занятиях любовью – потерянное время».  Никогда в ее жизни с ней не случалось подобного ни до, ни после.


                Целуй! Продолжение истории: http://www.proza.ru/2012/08/26/1658



          P. S.            Долго поспать нашей героине так и не удалось. Ближе к вечеру нарисовался бывший супруг Ольги – Андрей. Всю ночь они гуляли по ночному городу. Андрей много фотографировал, и вышло очень много красивых кадров с Ольгой на фоне речных волн, разбивающихся о гранитные берега. А для того чтобы разнообразить фото-сессию они поехали на Залив. «В который уж раз!» - со стоном думала Ольга. Впрочем, решив из этого извлечь максимальную выгоду. Когда всевозможные ракурсы были отсняты, она растянулась на песке topless, соблазняя своими прелестями, искоса поглядывающего на нее супруга. Андрей был удивлен откровенной наглостью бывшей жены. Но даже не тем, что она не скрывала от него обнаженной груди, а тем что совершенно не стеснялась проходящих мимо них людей. Более того, даже игриво запускала руки ему под плавки, дразня и играясь с ним. В конце концов, он не выдержал и с разбегу нырнул в морские волны, чтобы немного остудиться. Плавал он долго, поэтому вернувшись на берег, Ольгу застал разомлевшей на солнце и уже задремавшей. Пользуясь моментом, он залюбовался своей до сих пор любимой женщиной. Длинные волосы разметались по покрывалу и по рукам, сложенным высоко над головою, эта поза заставляла вздыматься грудь еще выше, открываясь полностью его взглядам. И не только взглядам, все ее тело словно призывало прикоснуться и приласкать. Такое родное, такое знакомое! Он склонился к ней, вдыхая запах ее волос, различая чуть уловимый аромат ее духов, пытаясь отсеять эти запахи и выделить из них тот единственный и неповторимый, присущий только ей одной и всегда сводящий его с ума. И в поисках этого аромата он стал касаться ее груди, возбуждая так легонько и ненавязчиво, чтобы не дай бог не нарушить ее хрупкий сон. Кончиками пальцев обводил он вокруг вызывающе-торчащих темных сосков, пробегал по телу сверху вниз, и чувствовал, как начинает учащаться дыхание любимой. Ему хотелось, чтобы  она наполнилась соками страсти как можно полнее, чтобы ее терпкий пьянящий аромат невозможно было не ощутить, чтобы она сама ощутила его (он знал, как она возбуждается от собственного запаха и вкуса своего на его губах, после того как он ласкал ее). Губами он приник к ее груди, очень нежно целуя их. Одна рука скользнула по телу вниз, к согнутым в коленях ногам, чтобы мягко раздвинуть их и найти самое чувственное место. В это время он не забывал отмечать для себя реакцию спящей женщины. Дыхание ее учащалось все быстрее, она уже начинала постанывать, вот-вот и дрогнут ресницы! Но видимо усталость бессонной ночи не давала ей вырваться из цепких объятий сна.  Движения мужчины стали смелее. Руки уверенно скользнули под тонкую ткань, а пальцы нащупали заветный бугорок, что уже проснулся и стремительно нарастал под его лаской. Первая волна дрожью прошла по ее телу. Он замер, прислушиваясь. Спит. И он, медленно растягивая удовольствие касаться ее, оттягивая момент ее пробуждения. Сначала лишь легонько поглаживал он сомкнутые лепестки, пробуждая огонек желания, иногда слегка надавливая пальцем на центр ее удовольствия. Затем все больше раскрывая набухающие губы, все интенсивнее дразня. И вот первый сок потек из ее глубин, терпкий, кружащий голову. Потеряв осторожность он запустил палец в ее лоно. Все пылало и горело у нее внутри! Навстречу этому движению выгнулось ее тело и она проснулась. Но не оттолкнула его, а наоборот, еще больше раскрылась для его ласк. Получив долгожданное согласие он еще искуснее продолжил возбуждать свою жену. С наслаждением приник он губами к ароматному цветку, языком слизывая ее сок, всасывая ртом мягкую плоть. При этом все быстрее двигая пальцами в ее глубинах. Она трепетала и извивалась в его руках, но не долго, очень быстро оргазм накрыл ее. Она так просила его войти, но он был неумолим. Он любовался, как бьется в конвульсиях любимая женщина и безграничной любовью наполнялось его сердце. Когда она затихла, он закурил. Но спокойно сделать это она ему уже не дала. Она ласкала его так же как минуту до этого он ласкал ее. Он сдерживался из последних сил, но не позволил ей довести себя. Бросив ее на песок, он ласкал ее до умопомрачения и только на последних спазмах очередного оргазма он вошел в нее. А она кончала под ним еще и еще, пока он не удовлетворился этим количеством и, наконец, не излился в нее.

 Вот так и закончился этот длительный любовный марафон.


Рецензии
Понравилось )))) Буду... Хотел бы быть вашим постоянным... хотел написать партнером, но, увы! - разумеется только читателем. Читателем буду. )))

Ушат Обоев   29.06.2013 14:34     Заявить о нарушении
О, это весьма лестно! Будьте! Но можно и партнером, т.е соавтором, не желаете попробовать?))))))))))

Чувственный Ветер   29.06.2013 16:02   Заявить о нарушении
Хм. Задумался. В этом жанре еще не приходилось сочинять. )))
В этом жанре трудно соблюсти грань между эротикой и порно. Труднее обойтись без женщины рядом. Не виртуальной, а реальной. А тяжелей всего вообще писать, когда вместо этого можно реализовывать фантазии. )))

Ушат Обоев   29.06.2013 16:25   Заявить о нарушении
Грань соблюсти действительно трудно, согласна.
А фантазии можно уже воплощенные описывать. Вот я например так и делаю. Мои рассказы все пережитые))))

Чувственный Ветер   29.06.2013 16:50   Заявить о нарушении
Тут еще одна "грань" вырисовывается. Вдруг будут читать те, с кем пережил. Хотя думаю, не без удовольствия переживут еще раз. )))

Ушат Обоев   29.06.2013 17:17   Заявить о нарушении
Ну, вот поэтому пишу я под ником))))
Впрочем, и вы же тоже?

Чувственный Ветер   29.06.2013 18:32   Заявить о нарушении
Да, разумеется. Но фото мое и страница на фейсбуке тоже. )))
А клонами пока не обзавелся.

Ушат Обоев   29.06.2013 18:51   Заявить о нарушении
А, ну да. Так зачем тогда ник, если фото настоящее?

Чувственный Ветер   29.06.2013 23:01   Заявить о нарушении
А, сначала не планировал фото выкладывать, а потом к нику привык и добавил.

Ушат Обоев   29.06.2013 23:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.