Из жизни отдыхающих

ИЗ ЖИЗНИ ОТДЫХАЮЩИХ

ШУТКА В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ



Действующие лица

Максим Андреевич. Около 60 лет. Житель Ниццы. Удалившийся от дел российский миллиардер.

Ирина. Около 45 лет. Его жена.

Андрей. Их сын. Плейбой лет 25-ти.

Сергей Иосифович. Около 60-ти. Олигарх из Москвы.

Лариса. Около 30. Бывшая модель. Ныне преподаватель французского.

Пляжный фотограф.

Дворецкий. Пожилой человек.

Девушки. Молоды и красивы.



Лазурный берег Франции. Вилла Максима Андреевича. Открытая веранда с видом на море. Плетеная мебель. За столом Максим Андреевич. Он курит сигару. Ирина несколько в отдалении. На шезлонге с книгой. Рядом стол с фруктами и напитками. Звучит негромкая музыка. В глубине сцены время от времени пляжный фотограф делает снимки (вспыхивает магний). Он одет по моде начала ХХ века. Снимает фотоаппаратом на треноге той же эпохи. Его снимки возникают на большом экране в глубине сцены. То, что видят зрители несколько отличаются от реальности.



Максим Андреевич (слабым голосом). Ирочка, сегодня какое число?

Ирина. Сегодня сентябрь. Если хочешь точнее, – позови кого-нибудь.

Максим Андреевич (с театральными интонациями). Сколько мы уже тут. Пятый год, кажется. Теряю счет времени. Море, солнце почти всегда. (Встает.)

(Фотограф делает снимок. На экране афиша представления Moulin Rouge: Максим Андреевич во фраке и цилиндре на фоне девиц, танцующих канкан.)

Максим Андреевич (глядя на экран). Да… А в Москве сейчас дождь. Я чувствую это. Знаешь почему? Знаешь?

(Ирина смотрит на мужа и не отвечает.)

Потому что я люблю московский дождь!

Ирина. Макс, не начинай. Актер погорелого театра!

Максим Андреевич (бодро). Нет. Ну, в самом деле. Там грибы можно собирать. В лесу. Я помню, какой там запах. Чудный запах! Сыростью так немного, знаешь,..тянет…

Ирина. Сырости тебе захотелось? (встает и, передразнивая мужа, поднимает ветку большого растения в кадке)
Где тут грибочки у нас? Иди сюда, я белый нашла! (Максим Андреевич подходит.) Значит, вот, ты с корзиной в своем лесу с плесенью, а кругом охрана. В костюмах. Человек десять мелькают так за кустами. И думают: что мы тут делаем..? Я бы посмотрела на это… Но только одним глазом, и сразу обратно.   Кстати, тут с трюфелями все нормально.

Максим Андреевич. Ну ты же понимаешь, что это не то! Их ведь даже целиком не едят. Только добавляют в еду. Для вкуса. А какой от них вкус? Тьфу! Разве это настоящий грибной вкус?
(Встает, подходит к краю сцены.)
Скучно мне! Вот что. Я богат, а ничего не хочется. На кой черт мне тогда все это нужно? Размышлял на досуге: ну ведь должны у меня остаться хоть какие-то сильные желания? Ну, хорошо, пусть даже не сильные. Так, небольшие. Не мог же совсем этот механизм сломаться?  Какие-то пружины там…  внутренние… Ну вот что бы встал с утра, и… Оно! Желание! (с выражением) Сегодня я буду… А что буду? Ты не знаешь, Ирочка, что я буду? Конечно, ты сейчас скажешь: не приставай, сиди смирно, считай деньги…

Ирина. (незаметно подходит к мужу, тот вздрагивает) Не помешала? Максик, я в город, наверное съезжу. Чего-то хочется… сама не знаю чего. Тебе, впрочем, это знакомо.

(Обнимает Максима Андреевича. Фотограф делает снимок, на экране: Ирина приставляет к голове Максима Андреевича пистолет.)

Ты уж тут постарайся вести себя как следует.

Максим Андреевич. (игриво) Что это ты, моя красавица, имеешь в виду?

Ирина. Действительно…(раздумывает) Ну, например, постарайся, пока меня нет, не истратить как-то случайно все наши деньги.

Максим Андреевич. Тут, дорогая, угроза исходит не от меня … Ты же по магазинам, поди?

Ирина. Ну тогда постарайся, пока меня нет, к девушкам не приставать.

Максим Андреевич. Да какие тут у нас девушки?

Ирина. Бывшие, вот какие! Так и шастают. Туда-сюда. Туда-сюда. Вот ты мне скажи, на кой черт ты эту француженку нанял? Украинского происхождения!

Максим Андреевич. А как же Андрюшу французскому научить? Мы тут уже какой год, а мальчик в ночных клубах все жестами объясняется.

Ирина. Ну это у него неплохо получается, судя по всему. Вчера, например, ему явно удалось найти общий язык с барменом. Утром рассола у меня просил. Он откуда о нем вообще узнал-то? Бармен на прощание посоветовал? Или наследственность дурная? Твоя работа? Отвечай! Здесь про рассол и не слыхали. Пока.

Максим Андреевич. Услышат еще! Но французский ему все-таки выучить надо. Вполне может пригодиться. Все-таки кругом французов полно. Как в Москве в 12-м году. И, кстати, уходить они, кажется, никуда не собираются. Тепло, вот и прижились!

Ирина. Ты мне зубы что ли заговариваешь? Ты мне прямо скажи, знает эта новая училка по-французски что-нибудь, кроме слова бутик?

Максим Андреевич. Ну мы-то с тобой, положим, это проверить не можем. А Андрюша пусть проверяет. Хуже точно не будет!

Ирина. Андрюша пусть! Но тебя я, что б ближе двух метров от нее не видела!

(Входит дворецкий.)

Дворецкий. Максим Андреевич, к Вам Сергей Иосифович приехали.

Максим Андреевич. Знаю, знаю.  (Напевает.) К нам приехал, к нам приехал… (Дворецкому.) И передайте секюрити, чтоб не вздумали через рамку его. И зовите! Зовите!

Ирина. Чего это вдруг? Случилось чего?

Максим Андреевич (с выражением). А почувствовало сердце старого друга мою тоску!

(Фотограф делает снимок: Максим Андреевич распростер руки в объятиях, в руках бутылка и бокалы)

Ирина. (смотрит на экран) Ты шут гороховый! Думаешь, он тебе грибочков соленых привез?

Максим Андреевич. Ну, хоть огурчиков…

(Входит Сергей Иосифович)

Сергей Иосифович. Привет отдыхающим!

Максим и Ирина. (хором) Здравствуй, Сережа!
 
(Смех. Объятия. Подходят к столу)

Максим Андреевич. Первым делом, вот ты  скажи, Сережа, а в Москве дождь?

Сергей Иосифович. Не знаю. Я из Парижа. Но в Москве, наверное, дождь.

Ирина. Вот именно! Там всегда дождь. Или снег. Или они вместе идут.

Сергей Иосифович. Ну да! И по улицам бродят медведи!

Максим Андреевич. Ну медведи-то у вас теперь в большОм порядке.

(Фотограф снимает Сергея Иосифовича. На снимке он двумя руками показывает знак победы на фоне эмблемы «Единой России»)


Сергей Иосифович. (вздрогнув от неожиданной вспышки, взглянув на экран) Господи, кто это у тебя здесь?

Максим Андреевич. Ну как тебе сказать? Это вроде привидения что-то. Фотограф с пляжа забрел. И остался. Еще в начале того века, говорят… Как бы это тебе объяснить…

(Фотограф снимает головной убор, раскланивается в зал)

Ирина. Он вместе с виллой продавался!

Максим Андреевич. Но ты не волнуйся! Он француз. По-русски ни бельмеса! Так что можешь при нем… о-о-о, все, что угодно можешь! (фотографу) Эй, месье, месье, как вас там? Щелкните нас! Ну, непонятливый какой! Пикче, филм! Понимаешь? (Ирине и Сергею Иосифовичу) Давайте встанем! Так ты, Ирочка в середину, вот так. Сережа, улыбайся! На память хорошо должно получиться!

(Фотограф делает снимок. На экране три ретро-купальщицы на пляже.
Все, и фотограф, некоторое время смотрят на снимок и с удивлением переглядываются.)

Максим Андреевич. Ну… он так видит! Короче говоря, не обращай внимания, Сережа. Мы к нему давно привыкли. Не замечаем даже.

Сергей Иосифович. (садится к столу) Однако, брат. Не скучно тут у вас!

Максим Андреевич. Да что ты, Сереженька! Скука смертная. Одни думы у меня… О Родине.

(Фотограф приготовился сделать снимок, но услышав окончание фразы, передумал и махнул рукой)

Ирина. С утра все уши прожужжал. Дождь ему подавай! Грибы какие-то… Ты не мухоморов ли амстердамских на завтрак наелся? (Сергею Иосифовичу) Хорошо, как, Сережа, что ты приехал!

Максим Андреевич. Так на чем мы остановились? Ах да, мишки на Охотном ряду…

Сергей Иосифович. Ну,  вот раз ты сам начал… А ведь мне Максим, нужно с тобой поговорить! И это срочно, кстати!

Максим Андреевич. Ну посидим  хоть пять минут. Выпей. Есть хочешь? Ира, вон с утра трюфелей наварила!

Ирина. (с любовью в голосе) Ну ты подумай, какой же … коз…грибник!

Сергей Иосифович. Я в самолете поел… Ну и выпил, кстати, тоже.

Ирина. А хорошо ли у тебя в самолете кормят?

Сергей Иосифович. Слишком даже. Экипаж разжирел. Упадем когда-нибудь к чертовой матери из-за перегруза.

(Фотограф снимает Сергея Иосифовича. На экране он в окружении стройных, малоодетых стюардесс.)

Ирина. Тьфу-тьфу. (стучит по дереву) Что ты, Сережа! Я вот очень-очень боюсь летать! Никуда отсюда не полечу! Отчего, говорите, люди не летают? (В зал.) Отчего люди не летают, как птицы? Самый популярный ответ в Интернете, знаете какой? Оттого, что жопа тяжелая…  Ладно, значит, не буду вам сильно мешать. Посидите. Поговорите. А тебя, кстати, Сереженька, всегда к худеньким тянуло! (показывает на экран) У вас десять минут на бизнес.
 
(Втягивает живот, уходит походкой манекенщицы)

Сергей Иосифович. Хороша! Ирочка-то твоя, как хороша! Ну ладно. Вот что, Макс, у меня к тебе дело государственной важности!

(Входит Лариса)

Лариса. Ой. Здрасьте. Я думала вы один.

Максим Андреевич. А нас тут два! (Сергею Иосифовичу) Вот, познакомься! Это -- Лариса. Преподаватель моего сына по французскому. Недавно у нас. Но впечатления самые хорошие!  (Ларисе.) Мой старинный друг, олигарх из Москвы -- Сергей Иосифович. Фамилия его слишком хорошо известна, что бы называть ее вслух!

(Смеются. Фотограф делает снимок. На экране Сергей Иосифович и Лариса в подвенечном платье. Она крепко его держит за шею на цепочке.)

Лариса. (глядя на экран) Ой, какой вы интересный мужчина!. Ну я после зайду, наверное.

Сергей Иосифович. Отчего же после? Такая милая девушка.

Максим Андреевич. Сережа, извини. Я на минутку. Сам понимаешь, -- вопрос образования единственного сына. Наследника, так сказать.

(Отходят с Ларисой.)

Максим Андреевич. Лариса, ангел мой донецкий, как дела?

Лариса. Та, какие дела. Андрей никак не может со мной заняться…этим вашим французским. Все ездит где-то. Ну и я по магазинам. С вашей карточкой...этой…платиновой!  Кстати, вы помните, что я предупреждала? Французский я только в школе учила.

Максим Андреевич. Ну это ты, смотри, не говори никому. Да и потом, это ж Ницца. Тут по-французски почти никто и не говорит. В этом доме точно.

(Тянется к ней рукой, но сам себя останавливает.)

Все,  мон анж, после, после! Действуй! Я в тебя верю!

(Лариса уходит, Максим Андреевич возвращается к столу.)

Сергей Иосифович. А ничего училка… И загорела неплохо…Так вот, Максим! Выслушай меня. То, что я сейчас скажу очень важно.

(Входит Ирина, за ней дворецкий. Ирина продолжает диктовать ему поручения. Дворецкий записывает их в блокнот.)

Ирина. (продолжая) … устрицы. Значит устрицы давайте сегодня двойку и четверку. Эскарго, как всегда. Икра обязательно. Так, что еще я забыла? Вечно меня что-то отвлекает…

(Фотограф снимает их с дворецким. На экране Ирина в коже и с плеткой и полуобнаженный дворецкий с ушками «Плей-бой».)

Ирина. (взглянув на экран) Ну вот как-то так! Идите! А вы, друзья, готовьтесь к ужину. Только, смотрите не переусердствуйте! Аперитив это для тех, кто умеет держать себя в руках! (Смотрит на Максима Андреевича)

Сергей Иосифович. (в полголоса): я не могу при Ире.

Максим Андреевич. (в полголоса): Ну, если уж ТЫ не можешь! Подозревал, подозревал, что хочешь поговорить со мной о бабах…(нарочито громко) государственной важности. (опять в полголоса) Ну не гнать же ее. Давай еще подождем. А минут через двадцать она и сама уйдет. (громко) Хотя, как я вижу, шансов немного.

Ирина. Я тут прилягу, что б вам не мешать. Но если речь пойдет о бабах,  -- я все слышу.

Максим Андреевич. Ира, ты это брось! Я патриот! И мне не до баб, когда…эээ… когда…когда моя родина переживает последствия мирового финансового кризиса! (Сергею Иосифовичу.) И все-таки скажи, Сережа,  грибов нынче много?

Сергей Иосифович. (удивленно) Где? А. Ну ты спросил!  Пожалуй, их там много, Макс! Очень много! Реально большой урожай! Тоскуешь по родине, олигарх в отставке?

Максим Андреевич: Ох, тоскую, брат! Особенно по Рублевке. Вот сейчас бы бросил все … и в лес!…. А давай, Сережа, выпьем! По-московски!

Сергей Иосифович. Это как?

(Фотограф делает снимок. На экране Максим Андреевич и Сергей Иосифович за разоренным столом очень пьяные.)

Ирина. Это, когда под утро зеленые собаки прилетают…

(Смотрят с уважением на Ирину. Наливают, пьют.)

Максим Андреевич. Не боись, Сережа. Сюда русские собаки не долетят. Далековато им…А французские не летают… Больно здоровая у них, Сережа, тоже … ну в общем толстоваты они…не взлететь им!

Сергей Иосифович.  Слушай, а ты чего так уж растосковался-то по нашей погоде? Прилетал же две недели назад.  Кстати, нормально посидели.

Ирина. Это где еще вы посидели? (изображая мужа) Дорогая, на денек, чисто по делу… Звонила, вроде, трезвым голосом отвечал.

Максим Андреевич. Ну это я собрался! Шучу, шучу. Не беспокойся Ирочка. Тихонькое место одно. Никаких девочек…

Сергей Иосифович. …и никаких мальчиков…

(Фотограф хочет сделать снимок. Максим Андреевич и Сергей Иосифович машут на него руками. Он отходит.)

Ирина. Что еще за тихонькое место? На могиле товарища Сталина выпивали?  Старые большевики? Рукавом слезы утирали?

Сергей Иосифович. (смотрит на Ирину удивленно, затем кивает) А неплохо бы! Красная площадь, газета, селедка, стакан граненый…отец народов…каменный. С усами!  Мне уже самому в Москву захотелось! Максим, а ведь это, ну на Красной площади, все можно устроить! Без проблем! Что думаешь, комарад, или как это? Партайгеноссе!

Максим Андреевич. Ну не знаю, дружище… Я человек простой. Чего бога гневить? В целом мне тут нравится. И природа, и море. Ну, вот архитектура хорошая, городишко нарядный. Праздник каждый день! Кухня, к слову сказать, недурная… Но, по правде сказать, кое-кто тут лишний. Неудобно может так говорить, но (смотрит на фотографа, тот кланяется ему)… короче, французы тут лишние.

Сергей Сергеевич. А-а-а, понаехали тут! 

Максим Андреевич. Ну да. Понимаешь, если б не они, то прям Крым вылитый! Как в 79-м…Помнишь? Ялта, узкие улочки спускаются с горы к набережной…Кафешки, шашлычок, южное вино… Такое вот… Как его? Там девушка еще была…

Ирина. (показывая на мужа пальцем) Вот! У тебя всегда так! Девушка была, но ты ее ни черта не помнишь!

 Максим Андреевич. Ирочка, ну это же вино!

Ирина. Вот Именно! Вино и девушка! И ничего не помню! Твой стиль!

Сергей Иосифович. (громко) «Улыбка»!
 
(Фотограф, начавший дремать, поднимает при этом слове голову. Сергей Иосифович успокаивает его жестом.)

Максим Андреевич. Что улыбка?

Сергей Иосифович. Ну вино вы с Ирой сейчас вспоминаете.

Максим Андреевич. «Улыбка»! Конечно она! (Ирине) Помнишь, вино называлось «Улыбка»?

Ирина. (смерив взглядом мужа) Я тогда была слишком молода!

(Звучит музыка. Максим Андреевич, подпевая мелодии, подхватывает Ирину. Они немного танцуют. Сергей Иосифович делает жест фотографу. Фотограф снимает танцующую пару. На экране Максим Андреевич и Ирина в балетном наряде на фоне старой афиши «Русских сезонов»)

Максим Андреевич. (возвращаясь к столу) Вот это было время! Не чета нынешнему.  Но, как говорят, -- к черту подробности!

Ирина. Вот именно. Давай-ка без подробностей! А  ты, друг мой, ископаемый дореволюционный аристократ у нас! Вот им тоже было, что Ялта, что Ницца… все едино.

Максим Андреевич. Главное, дорогая, что после 17-го любители Ниццы с Ялтой, как раз и выжили!

(Смеются, наливает, у Сергея Иосифовича звонит телефон.)

Сергей Сергеевич. Да. Приехал. Нет еще. Сразу перезвоню. (Максиму Андреевичу.) Слушай, торопят меня. Может это, выйдем. Поговорим.

Максим Андреевич. Ну, сейчас. Сейчас. Давай еще по чуть-чуть.

(Чокаются.)

Максим Андреевич. Эх, старею я что ли. Вот тянет, тянет, тянет за грибами, хоть в Москву лети. А знаешь что, давай-ка споем что-нибудь неприличное!

Ирина. Я еще тут!

Максим Андреевич. Ну, мы что-нибудь средне неприличное споем. И все-таки, знаешь, про лес!

(Сергею Иосифовичу) Вот помнишь такую? (Поет.)

Сидит Гитлер на березе,
А береза гнется
Посмотри, товарищ Сталин
Как он наеб…

( Ирине.)
Ничего, Ирочка?

Ирина. (потрясенно) Ладно, это ничего… А где береза?

Сергей Иосифович. Вот Ира глубоко у тебя копает! Где, интересуется, береза, в России или в Германии?

Максим Андреевич. Вообще-то Береза в Лондоне. (значительно) Однако, та береза, о которой я пел может расти в двух местах.  Если, к примеру, речь идет о начале войны, то в Подмосковье. Адольф  на нее забрался и кремлевские купола выглядывает… ну и дальше по тексту.

Сергей Сергеевич. А если в 45-м, то в Берлине. Он смотрит: не идет ли Красная Армия.

Ирина. Ну вот теперь у меня  два знакомых психа-олигарха. Один был,  другой приехал, что бы спятить не абы где, а на Лазурном берегу. Ладно, пойду скорую вызову! (Уходит.)
 
Максим Андреевич. Понравилось.  Но не выдержала. Больно умно!

Сергей Иосифович. Да уж. А давай, пока она скорую тебе вызывает, быстренько поговорим!

Максим Андреевич. Ну конечно, Сережа. Я вот весь внимание! Кстати, чего это только мне? Нам с тобой, она сказала.

Сергей Иосифович. Ладно, ладно. Короче, слушай! Меня к тебе отправил, сам понимаешь кто…

Максим Андреевич. Тот, которого нельзя называть.

Сергей Иосифович: Ну да, да. Не перебивай. Что бы я как старый друг с одной стороны, и как лицо официальное с другой предложил бы тебе…

(Входит Андрей. С ним две девушки, которых он обнимает за талии.)

Андрей. Сюрприз!

Максим Андреевич. (Сергею Иосифовичу.) Не успели. (Андрею.) Привет сынок! А ты, я вижу, не один. (Подходит ближе.) Кто же эти (Смотрит на дверь, за которой скрылась Ирина.) распрекрасные незнакомки?

Андрей. Здрасьте всем! Не знаю, мы пока не познакомились. Но рукам – удобно!
 
(Фотограф делает снимок. На экране Андрей, обнимает двух голых девиц. Все смотрят на экран, фотограф, устыдившись, немедленно переводит камеру на мраморную статую обнаженной женщины.Снимает. На экране появляется ее фото, но в пальто и ушанке.)

Сергей Иосифович. (прикидывая, как бы он обнимал двух девиц, руки на талии, потом ниже) Неплохо! Ну привет, Андрей! Молодец! Орел! Весь в отца!

(На этих словах возвращается Ирина.)

Ирина.  Кстати, я опять здесь! Привет, весь в отца-молодца!

Максим Андреевич. Ира, Сережа пошутил!

Ирина. (монотонно) Андрюшенька, и кто эти прекрасные незнакомки, удостоившие опять нас…

Андрей. (перебивая) Вышел на набережной из машины, они и прилипли сразу. Ну я их сюда. Может француженки, вообще. (Смотрит на одну.) Хотя это вряд ли. Ладно, мы в бассейн. Там разберемся.

Ирина. (вслед) Ты у них спроси, они купальники дома не забыли?

Андрей. (уходя) Чего спрашивать? Сейчас увидим.

Ирина. Тогда и  училку  свою французскую туда прихвати. Она купальник еще в молодости в городском бассейне Днепропетровска забыла! Вместе со стыдом!

Максим Андреевич. Донецка, Ирочка, Донецка! Ну зачем обижать человека? (Андрею вслед.)… Эх, Андрюша, мне бы в ТВОИ годы МОИ деньги…

Ирина. Я вообще-то не поняла, что ты сейчас сказал. Но на всякий случай, напоминаю: я здесь!

(На веранду заглядывает Андрей.)

Андрей. Кстати, пап, я сегодня мало потратил. Тысячи полторы всего.

Ирина. Чего полторы?

Андрей. (Ирине): Мама, тут Франция сейчас.  Ну и какие деньги?

Ирина.  Какие деньги? Какие деньги? (Вальяжно, воображаемому охраннику.) Так, я в машину, за покупки карточкой расплатись! Вот какие тут деньги!

Андрей. (глядит на отца) Умеешь ты, мама, устроиться в жизни… Все ушел (Уходит.)

Сергей Иосифович. А чего он считает-то у тебя?

Максим Андреевич. Сынуля решил засечь, сколько у него в месяц вылетает. О будущем думает мальчик. В том смысле, что когда я помру, хватит ему денег, что бы всю жизнь не работать. Это он стал задумываться о будущем, когда у вас коллегам по нефтянке второй срок накинули.

Сергей Иосифович. Тьфу-тьфу! Не будем об этом. А что касается денег, насколько я тебя знаю: еще и правнукам останется. И праправнукам может статься. Кстати, об этих всех потомках твоих. Надо бы о них подумать. Вот я и хочу тебе кое-что предложить.  Максим, ну напрягись хоть на пять минут. Надо, надо поговорить!

Максим Андреевич. Конечно, конечно. Знаешь что, у меня идея! А пойдем к бассейну, воздухом подышим… поговорим!

Ирина. Не ну вы поглядите, каков! Ну, удивительно тонко как все придумал! Знаете-ка что, друзья, я сама сейчас лучше к бассейну схожу, а вы уж как-нибудь тут. С видом, блин, на море! Если кто не заметил, море у нас там! (Показывает.)

(Идет к дверям, с другой стороны появляется Лариса в пляжном наряде.)

Лариса. (не замечая Ирины) Максим Андреевич, я вот насчет карточки хотела спросить!

Ирина. (останавливаясь): Ну мне что разорваться? (Смотрит то на Ларису, то на дверь.) Вы, Лариса, зачем здесь?

Лариса. Я так, я только хотела…

Ирина. (перебивает) Вот это, это как раз, меня и настораживает! Вот это вот Ваше – Я так! Так!... Так, так, так! Кстати, какая еще карточка?

Максим Андреевич. Ирочка, не о чем тут волноваться. Карточка зарплатная… Маленькая такая. Невзрачная. Ты иди. (Ларисе.) Лариса, кстати, Андрюша приехал. Можете с ним начать заняться, в смысле, начать занятия.

Ирина. Ты забыл, что учеников в три раза больше стало?

Максим Андреевич. Ну, может это и неплохо. Это… диалоги у них будут…практика.

Ирина. (глядя на него в упор) Да…Зря я скорую  не вызвала. Все, адью! (Уходит.)

Максим Андреевич. (Сергею) Ну вот видишь, что за жизнь у меня тут. (Ларисе.) Ты, Лариса, в бассейн или на пляж? В бассейн не советую. Может возникнуть языковой барьер. Не исключено, что туда проникли местные!

Лариса. Ой!

Сергей Иосифович. А вы, Лариса, разве не туземный диалект Андрюше преподаете?

Лариса. Не поняла.

Максим Андреевич. Ну, Сергей, ну ты-то… (Ларисе) Все, мон анж, на пляж, на пляж. Кстати, пляж по-французки так же как у нас будет. Не перепутаешь, если что… Этим словом мы, кажись, Тургеневу обязаны. Да, Сережа? (Ларисе.) Знаешь такого? (Лариса неуверенно кивает.) Вот правильно – Му-му. Так что – на плаж, и привет Му-ме! (Лариса уходит.) Итак, наконец-то мы одни. Наливаю! Предлагаю за Герасима! Настоящий мужик! Ловко проблемы решал!

(Чокаются. Выпивают.)

Сергей Иосифович. А не сходить ли и нам искупаться? (Снова выпивают.) Слушай, в этаком темпе встреча с собаками может состояться раньше запланированного твоей дорогой супругой утра.

Максим Андреевич. С какими собаками? Ах, с этими. Говорю же их тут нет. Проверено! Да и что тут есть? Лягушки! Но ты не бойся, они даже не зеленые. Согласись, совсем другой масштаб! Чужбина! Вот, что я тебе скажу! Что может сравниться с нашей Россией? У нас там все, что надо – зеленое: и леса, и лягушки, и собачки, и деньги даже. Все по-человечески! Смотрю иногда по спутнику русские каналы. Ну до чего же жизнь у вас там хороша! Петросян, бабки какие-то новые… (С нажимом.) другие артисты с народом как задорно общаются! Все, думаю, вот он рай на земле! Все довольны, никто не против! Даже у самого бедного, рабочего какого-нибудь там, и то – есть, что украсть! А на пляж сходим перед ужином обязательно!
 
(Фотограф снимает Максима Андреевича, на экране он вместе с Ходорковским и Лебедевым.)

Сергей Иосифович.  (посмотрев на экран) А ведь ты прав, Макс! Ты ведь тут, как в тюрьме сидишь! И ведь пять лет уже! Это ж как полсрока у некоторых… (кивает на экран) А у нас за это время такие перемены! Ну все, абсолютно все устаканилось. Даже новое кладбище для самых дорогих людей строить начали! Для тех, без кого немыслима сегодняшняя Россия! Для модернизаторов… так сказать!

Максим Андреевич (деловито).  Почем, кстати, участки?

Сергей Иосифович. Дорого. Но за заслуги, можно и так…

(Звонит телефон Сергея Иосифовича.)

Сергей Иосифович. (в трубку) Ну я же сказал, что как только, так сразу...
Ну это знаете ли непросто…вот как вам. Все. Я перезвоню. (Максиму Андреевичу.) Знаешь что, Макс, а плесни-ка мне еще.

Максим Андреевич. Вот! Вот мы и дошли с тобой до «точки невозврата»! Командир, время принятия решения!

Сергей Иосифович: Тэйк офф! То бишь -- взлет! Однозначно!

(Чокаются, выпивают, троекратно целуются. Фотограф делает снимак, на экране знаменитый поцелуй Брежнева и Хонекера. Входит Ирина с фотоаппаратом)

Ирина. (фотографирует двух обнявшихся друзей, сравнивает свой снимок со снимком фотографа) У меня лучше получилось! Исторический кадр: из жизни отдыхающих! Предлагаю разместить это в Москве на рекламных щитах! Для поднятия народного духа!

Максим Андреевич. (смеется) Отдыхайте на курортах юга Франции! А ты чего это, Ирочка, с фотоаппаратом. Андрюшу в бассейне фотографировала? Дайка и нам  посмотреть!

Ирина. Я порно не снимаю. Эти две…две… новые Андрюшины подруги забыли дома даже больше, чем я вообще могла предположить.

Максим Андреевич. Ой, ну да ладно. Нам-то что за дело? А ты разве в город передумала ехать?

Ирина. Или с тобой, или с этими…с этими… а-а, новыми подругами нашего Андрюши. По другому, -- никак, дорогой.

Максим Андреевич. Ну а мы тогда  -- еще по чуть-чуть. (Сергею Иосифовичу) Это мы так шутим, Сережа! Семейные у нас такие шутки! Ирочка, давай-ка с нами!

(Наливает.)

Ирина. В России женщины сначала пьют для того, что бы мужу меньше досталось. А потом помирают раньше него.  Ладно, здесь, вроде Франция, как Андрюша мне сейчас напомнил… У меня тут свой коктейль где-то был. Если вы, дорогие товарищи, его не выпили еще.

Сергей Иосифович. Что ты, Ирочка, как это можно? Мы вот коньячку этого старенького. По чуть-чуть. Ну, за родину!

(Чокаются, выпивают, у Сергея Иосифовича звонит телефон.)

Сергей Иосифович (отходя в сторону): Родина слышит, родина знает. (в трубку) Да! А можно так сделать, что б от вас мне кто-нибудь один звонил? И не каждые пять минут. Да в процессе еще. Ну дайте мне еще полчаса. Не на базаре ведь!

(Входит Андрей.)

Максим Андреевич. Ну что, сынок, как там они?

Ирина. А тебе-то, что за надобность?

Андрей. Девчонки хорошие! Но по-нашему плохо пока понимают. Все молчат. В школе, небось, одни двойки были. Но плавают здорово. Не тонут. Мам, ничего, если они на ужин останутся?

Максим Андреевич и Сергей Иосифович (хором) Конечно, Андрюша!

Ирина. (удивленно) Вы теперь его мама?

Максим Андреевич. Ирочка, просто мы понимаем, что мальчику хочется… ну, в смысле, произвести, там, впечатление… накормить кого-нибудь…

Сергей Иосифович. Макс имеет в виду, что Андрюше надо дать возможность как следует за ними приударить!

Ирина. Смотрите, как бы я кого-нибудь не приударила. Ладно, пусть остаются. Но к ужину пусть придут одетыми, а то я там в бассейне такое видела…

Максим Андреевич и Сергей Иосифович (хором) Какое?

(Фотограф делает снимок, на экране групповое выступление плавчих-синхронисток).

Ирина. (смотрит на экран) Даже хуже!

Андрей. Все. Пойду их к ужину готовить. (Уходит.)

Ирина. А я прослежу, пожалуй. За приготовлениями… (Уходя, оглядываясь.) Ужина!

Максим Андреевич. Ну и я с тобой. Надо, надо кое-что приготовить! Сережа, я на минуту.

(Уходит. Сергей Иосифович наливает себе и выпивает. В другую дверь входит Лариса. У нее мокрые волосы.)

Сергей Иосифович. Вот это да! А неплохо, что я остался! (Ларисе.) Какой сюрприз! Как водичка?

Лариса. (подходя к Сергею Иосифовичу) У нас в Донецке… Ой, что это я говорю? Море -- ну просто восторг!

Сергей Иосифович. Восторг это вы, Лариса! Как бы я хотел быть одним из туристов, что бы посмотреть, на то, как вы купаетесь.

Лариса. (подходя к нему еще ближе) Ну какие же туристы? Это пляж Максима.. эээ…

Сергей Иосифович. Андреевича.

Лариса. Да! Максима Андреевича. Там, кроме меня не было никого.

Сергей Иосифович. (обнимая ее за талию) Так вы что же голышом купались?

Лариса. (игриво) Ну почти!

Сергей Иосифович. Никогда не прощу себе этого!

Лариса. Чего этого?

Сергей Иосифович. Того, что не пошел вместе с вами! Действительно, так искупаться захотелось. Лариса, а покажите мне этот ваш пляж!

Лариса. А Максим…

Сергей Иосифович. Андреевич.

Лариса. Максим Андреевич. Ну, я и сама знаю. Ругаться не будет? Не будут?

Сергей Иосифович. Не будут. Не будут. Я с ними договорюсь…

(Фотограф делает снимок. На экране Сергей Иосифович на боксерском ринге наносит удар Максиму Андреевичу. Уходят. Фотограф подходит к столу и допивает коньяк из бокала Сергея Иосифовича. Возвращается Максим Андреевич.)

Максим Андреевич. (фотографу, глядя на экран) Чего это?

(Фотограф разводит руками.)

Максим Андреевич. Лариса что ли заходила? Ух, хороша дивчина! Таких тут на всем побережье.. днем с огнем! Француженки, конечно, не чета нашим… хохлушкам… Хотя эти две Андрюшины… Так. А где же Сережа? Хотел ведь со мной о чем-то поговорить!

(Наливает себе коньяк. Входит Андрей и девицы. Он снова обнимает их за талии.)

Андрей. Папа, мы готовы!

Максим Андреевич. К чему, сынок, к чему?

Андрей. Ну как же?

Максим Андреевич. А дай, Андрюша, и папе подержаться.

(Подходит и обнимает одну из девиц за талию.)

Максим Андреевич. Мадам! Позвольте вас… поводить.

(Начинает прогуливаться с одной из девиц по сцене.)

Максим Андреевич. (проходя мимо Андрея) Андрюша, а мама у нас где?

Андрей. Я видел, она на кухню пошла.

Максим Андреевич. На кухню. (девице) Это прекрасно. Видите ли, мон анж, я так в сущности одинок. Жена вот на кухне… Все хлопочет… Впрочем, что это я? Вспоминается мне то прекрасное лето 79-го. Вас тогда и на свете не было. Я был молод и брутален. Настоящий мачо, понимаете? (Андрею) Мачо, кажется, поняла. (девице) Я ходил вот так по набережной Ялты. Это такой лучший курорт в мире. Я ходил, и все девушки были моими. Я был.. я был…

Девица кладет голову на плечо Максима Андреевича.

Максим Андреевич. (замерев, испуганно) Андрей, чего это она?

Андрей. Ну я же говорил, что мы готовы!

Максим Андреевич. Ничего себе. А знаешь, я пойду, пожалуй, покажу ей … море!

Андрей. Ну, покажи. Море она еще не видела!

(Максим Андреевич уходит с девицей. В другую дверь заходит Ирина.)

Ирина. Андрюша, а кого это твой папа сейчас отсюда увел?

Андрей. Ой! Никого. Тебе, мама показалось.

Ирина. Училку?

Андрей. Все может быть. Я не видел ничего. (девице) Ты видела?

(Девица пожимает плечами.)

Ирина. Андрюша, а где у нас папин охотничий карабин? Ты бы мог мне его сейчас принести?

Андрей. Схожу, конечно! (девице) Перепрячу. Пойдем!

Ирина. (фотографу) Это невыносимо, в конце концов. Всю жизнь я только и смотрю, что бы этого олигарха кто-нибудь со двора не свел. Буквально, каждую минуту нужно быть на работе! (кричит в сторону ушедшего мужа) И ночью никакого покоя. Вчера после ужина. Кальвадос, Ирочка, дижестив! Надижестивелся так, что полночи уснуть не давал. Храпел, как медведь… как слон… как … черт знает как храпел! И каждая… (подбирает слово) новая… женщина первым делом пытается его закогтить! А тут и стараться нечего. Он и так готов… ко встрече с прекрасным. Как он это называет. Месье, вы свидетель моих мучений!

(Фотограф делает снимок, на экране Ирина в постели с фотографом. Оба смотрят на экран.)

Ирина. А вы, месье, вижу я … бодрое привидение!

 (Возвращаются Максим Андреевич и Сергей Иосифовч.)

Сергей Иосифович. Ну ты не обижайся на меня, Макс, мы с ней только на пляж прогулялись.

Максим Андреевич. (замешкавшись в дверях) Видел я все! Сережа, ты ведь уедешь, а я тут останусь совсем один…

Ирина (злобно).И не мечтай!

Максим Андреевич. А, Ирочка, ты не так поняла. Мы с Сергеем Иосифовичем про… про работу!

Сергей Иосифович. Да. Один проект тут обсуждали.

Максим Андреевич. (глядя на экран) Не скучала без нас, дорогая?

Ирина. А ты не уроки ли украинского ходил брать, дорогой?

Максим Андреевич. Что ты? И не думал. И в мыслях не имел! Да и зачем мне украинский?

Ирина. Ну помнишь, ты говорил, что неплохо было бы выкупить у Украины Крым?

Сергей Иосифович. Браво, Макс! Государственно мыслишь!

Максим Андреевич. Вообще-то… да! Я такой!

(Фотограф делает снимок. На экране Максим Андреевич с трезубцем и Ларисой.)

Ирина. (резко) Отвечай, поросенок, с кем я тебя видела? Учти, Андрюша уже за ружьем пошел!

Максим Андреевич и Сергей Иосифович. (вместе) Зачем?

Ирина. За ружьем. А приговор привести в исполнение? Вообще не соображаете?

Максим Андреевич. Да я вообще тут не причем! (незаметно показывает пальцем на Сергея Иосифовича, затем подходит к нему и подталкивает его к Ирине.)

Сергей Иосифович. Ирочка, я должен тебе сознаться: с училкой на пляже был я! (Склоняет голову.) Не стреляй в меня, пожалуйста!

Максим Андреевич. Он! Он!

Ирина. Так я вам и поверила!

Максим Андреевич. Не я! Честное слово! А карабин у меня все равно не заряжен. И даже на стене не висит. Лучше, давайте выпьем и скажем: «прощай оружие»!

(Выпивают Максим Андреевич и Сергей Иосифович. Входит Лариса и одна из девиц. Лариса что-то оживленно говорит ей по-украински.)

Ирина. Так! Землю захватили зеленые человечки! Налейте и мне вашего коньяку на прощание!

(Максим Андреевич наливает Ирине. Она выпивает залпом.)

Лариса. Та я землячку встретила. Оксанка со Львова оказалась.

Ирина. Типичная француженка. Макс, ты Крым-то уже купил что ли?

Максим Андреевич. Дела… А Андрюша-то поди и не знает.

(Звонит телефон Сергея Иосифовича.)

Сергей Иосифович. Алло. Пока нет. Тут такое! Что значит немедленно? Ну вот пусть сам приезжает и делает все по-быстрому!

(Входит дворецкий. Он кашляет, прочищая горло и готовясь произнести свою реплику. Фотограф готовится его снять. Все смотрят на дворецкого.)

Дворецкий. (после паузы) Кушать подано!

(Актеры аплодируют дворецкому. Фотограф делает снимок. На экране впервые появляется видео: дворецкий раскланивается и, очень собой довольный, проходит через сцену.)

Максим Андреевич. (потрясенно глядя на экран) Месье, ты… вы…того? Вы и кино можете?

(Фотограф с поклоном начинает крутить ручку воображаемого киноаппарата. Затем делает знак «внимание» и начинает крутить ручку в обратном направлении. На экране и на сцене дворецкий возвращается на исходную точку.)

Дворецкий. Кушать подано!

(При полном молчании входит Андрей с девушкой.)

Андрей. Ну мы прямо к ужину! (Девушке.) Успели! (В зал.) Мы ничего не пропустили?

Ирина и Максим Андреевич. (вместе) Ничего, сынок!

Сергей Иосифович. (подходя к Андрею с девицей) Ну здравствуй, Наталка!

Девица. (глядя на Андрея) Я -- Светланка! (Сергею Иосифовичу) Но для вас – просто Света!

Андрей. (машинально) Света – звезда ми… Вот это да! Не немая!

Максим Андреевич. (подходя к Ирине и обнимая ее) Ну вот видишь, -- все свои! Я тебе все говорил: домой надо ехать. Не надо! Дом уже постепенно сам к нам переезжает.

Ирина. Тогда пора бежать отсюда!

Максим Андреевич. Может быть ты и права…

(У Сергея Иосифовича снова звонит телефон.)

Сергей Иосифович. Ну что опять? Кто? (делает всем знак, что бы не шумели, встает) Я слушаю. Да. Да. Еще пять минут. Точно не больше. Да. Спасибо за ваш звонок. Все. Все сейчас решим! (Максиму Андреевичу) Ты знаешь, кто это был?

Максим Андреевич. Лучше не говори.

Сергей Иосифович. (официальным тоном) Все, Макс ждать теперь нельзя. Там (показывает на верх) хотят немедленного ответа. (Ирина подходит ближе и внимательно слушает.) Так что придется при всех. Ну да может так и лучше. Меня прислали, что бы я сделал тебе официальное предложение. Там (снова показывает вверх) мы опять нужны. Хватит этой равноудаленности, про нее уже все забыли. Затеваются большие перемены. Реформы. У нас без них никак, Макс. Мне велено тебе передать: ты нужен России!  Для начала займешь пост первого вице-премьера. А там… сам понимаешь! Но решать нужно прямо сейчас. Меня торопят. Ты готов?

(Ирина подводит Андрея с девицами поближе к Максиму Андреевичу.)

Ирина. Быстро на колени!

Андрей. Что такое?

Ирина.  Потом!

(Толкает его в спину, Андрей опускается вместе с девицами, причем одна из них оказывается повернутой задом к Максиму Андреевичу.)

Ирина. (шепотом): Андрей, разверни ее! Папа может отвлечься. Хотя нет! Черт с ней! Оставь так. На всякий случай!

(Подбегает Лариса и то же встает на колени, с другой стороны сцены падает на колени из-за кулис подслушивающий дворецкий.)

Сергей Иосифович.  Ну, решай! Если – да, то уже завтра можешь собирать грибы на Рублевке. И место на новом кладбище… Ну ладно… это не надо.

Максим Андреевич. (прочувственно): Сережа. Дорогой. Как я счастлив, что мне сейчас нет нужды обдумывать мой ответ. (В сторону коленопреклоненной группы)  Вот это вы все зря, кстати! (Сергею Иосифовичу.) Такое решение. Судьбоносное! Но я сразу, понимаешь, сразу могу тебе ответить. Потому что у меня нет никаких сомнений. В это непростое время ты предлагаешь мне вернуться на родину. Насовсем…

(Ирина подходит к мужу и становится на колени.)

Ты говоришь, мы снова нужны России. Ты говоришь, что я могу туда уехать и работать… Работать! Мой ответ может быть только одним… Да никогда в жизни! И пойдемте уже к столу…

(Все встают и молча уходят. На сцене остается фотограф. Он делает снимок зала. На экране – снимок зала.)



КОНЕЦ


Рецензии
Не сказать "Ах!", но мысль интересная. Я запуталась (не нашла связь. Может быть надо как-то конкретизировать отдельные моменты?) со временем, событиями и вещами. А ещё - не забывайте отчества действующих лиц!

Татьяна Чугункина   16.05.2014 22:13     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.