Мозаика Собери свое счастье. глава 6

Глава 6

Стакан с водой... Вот он, совсем близко… Запотевший, с прозрачными капельками… Казалось, нет ничего проще, чем протянуть руку и взять его. Но сил на это не было…Девушка облизнула пересохшие губы и все-таки заставила свое тело двигаться. Она схватила стакан и, быстро поднеся его к губам, большими глотками выпила… Но жажда не прошла… Она перевернула стакан, глядя как единственная капля падает на пол… Пусто…

*****

- Воды, - пробормотала Мила во сне. Она несколько раз перевернулась с боку на бок, а потом медленно приоткрыла припухшие веки. Солнечный свет, пробивающийся сквозь неплотно задернутые шторы, больно ударил по глазам. Мила тут же зажмурилась. В памяти всплыл анекдот про мужика с похмелья, который смотрел на себя в зеркало и силился вспомнить, кто он такой.
- Кто я? Где я?..
- Вася, выходи!..
- О! Вася!
«Ну, кто, я пока еще помню, - промелькнуло в голове у Милы. - Где, вроде как тоже, - она глубоко вдохнула, надеясь, чтобы подступивший к горлу ком исчезнет. – Блин, как хреново-то ».
Девушка вновь осторожно приоткрыла глаза, привыкая к солнечному свету. Вставать не хотелось, но жажда была слишком сильной, и Мила с трудом заставила себя сесть. Голова гудела, как паровоз.
- Если я еще раз так напьюсь, - пробормотала она, - сама себя придушу.

Барсукова медленно встала на ноги. Продолжая мысленно себя ругать, она спустилась вниз. В душной гостиной стала еще хуже. Появилась тошнота. Лицо девушки покрылось испариной. Она сглотнула и буквально влетела на кухню, с силой дернув дверцу холодильника. Поймав прохладу разгоряченным телом, Мила издала вздох облегчения, мечтая лишь о том, чтобы залезть в холодильник. В данный момент ее интересовала лишь это. И еще холодная вода…

- Барсучок, - Мила вздрогнула и оглянулась на жалобный голос Тины, -достань мне пива, плииз.
- Фу, ты черт, напугала меня.
Сказала Барсукова, кивнула и опять повернулась к холодильнику, выискивая взглядом напиток.
- Прости, - Тина плюхнулась на стул и положила на сложенные перед собой руки голову, - Прости, солнце, я не хотела. Думала, ты слышала мои шаги, - она посмотрела на подругу. – Эй, ты мне пиво дашь? Или мне придется умереть от жажды?
- Держи, - Мила поставила бутылку на стол и подтолкнула к подруге. Потом посмотрела на бутылку воды в своей руке и, поставив ее на место, взяла себе тоже пиво.
- Вот это правильно. Сейчас нас с тобой спасет только это. И еще бассейн, - сказала Чайкина, жадно отхлебывая прямо из бутылки. – Вот скажи мне, как это нас так угораздило напиться?
- А я знаю? – отозвалась Мила. – Ты все подливала, подливала, а я, копаясь в своих мыслях и не заметила. Теперь вот голова трещит, - она приложила холодную бутылку ко лбу и блаженно прикрыла глаза.
- Сходим, поплаваем, и все пройдет, - сказала Тина. – А то у нас с тобой на сегодня обширная программа.
Мила лишь тяжело вздохнула. Пока она слабо представляла, что сможет куда-то пойти дальше соседней комнаты. Хотя и это казалось непосильной задачей. Но, решив довериться, она не стала спорить с подругой. И Тина оказалась права. Не прошло и двух часов, как девушки уже сидели в такси.


- А куда мы едем, - спросила Барсукова, поглядывая на проплывающую за окном картинку. – Или это страшная тайна?
- Не, не тайна, - улыбнулась Тина и откинулась на сиденье. – Мы едем в океанариум. Ты против рыбок ничего не имеешь?
- Рыбки так рыбки, - кивнула головой Мила. - Только жаль, что на такси. Надеялась по городу прогуляться.
- Прости, Барсучок, сегодня такой день, - ответила Тина. – Я ведь собиралась тебя в зоопарк везти, а как глаза продрала, поняла - лучше рыбки. У них прохладнее будет.
Чайкина достала из рюкзака бутылку с водой и, отхлебнув, хитро посмотрела на подругу.
- Слушай, Барсучок, пока едем, давай поболтаем о твоих делах?
- Давай. Я как бы не против.
- Хорошо. Меня вот что интересует. Ты вчера так Сергея своего описала, что я вся слюной изошлась. Такой он весь идеальный. Только теперь мне совсем непонятно, как ты такого мачо бросить-то решилась?
- Ну, знаешь ли, идеальных людей в принципе не бывает. У всех у нас есть свои тараканы. Хотя Сережа стремился к тому, чтобы вывести всех своих. Хотел быть самым-самым…
- Судя по всему, у него это хорошо получалось.
- Еще как.
- И чего тебе не хватало?
- Чего? – Мила задумалась. – Сложно сказать. Всего было достаточно, даже слишком…
- Значит, передоз получился?
- Возможно, - Барсукова пожала плечами. – Сережа так быстро окружил меня своим вниманием, что я этого даже заметить не успела. Он почти каждый вечер появлялся на пороге нашей квартиры с букетом тюльпанов, коробкой конфет и самой обворожительной улыбкой на губах. Мама тут же бросалась заваривать чай. Папа, радостно потирая руки, начинал закидывать Сережу вопросами на спортивную тему, - сделав паузу, Мила убрала выбившуюся прядь и продолжила. - Мои родители, как и я, попали под его обаяние. Только Санька смотрел на все это с легкой долей иронии.
- Слушай, как-то все слишком приторно. Он – бесподобен, она – умница-красавица. Родители счастливы. Мир, дружба, жвачка, - сказала Тина. – Это я имею виду – свадьбу и долгую счастливую жизнь.
- Думаешь, это выглядит слегка нереальным?
- Есть такое, ухмыльнулась Чайкина. - А как же интригу завесить? Ну, или проблемку хоть какую-нибудь завалящую?
- Будет тебе и интрига и проблемки. Только это не сразу. Поначалу все было именно так: тишь да гладь. О таком мечтают все девчонки, - Мила задумчиво прикрыла глаза. – Два месяца длился, как обычно говорят, наш конфетно-цветочный период. Но в моем случае это было более чем риторически. Моя комната была завалена цветами, а конфеты…. Санька, глядя на растущую стопку коробок, предлагал продавать. Потому как съесть все это мы были не в силах. Даже не смотря на то, что мы сладкоежки, - Мила опять сделала паузу. - В августе Сережа уехал на соревнования. А я с родителями, как и планировалось раньше, в Крым. Всегда ведь любила эти поездки, но в этот раз мне было тоскливо.
- Понимаю. Любовь – серьезная штука.
- Ну, да, - Мила вздохнула. – Я скучала, как, впрочем, и он. Мы созванивались, переписывались. Но это все не то, чего нам хотелось.
- Слушай, а у вас до этого чего-нибудь было? Ну, ты понимаешь, - многозначительно подмигнула Тина.
- Нет, конечно.
- Почему, конечно? Не вижу в этом ничего криминального.
- Я тоже не вижу. Но Сергей считал, что еще рано. Что надо получше узнать друг друга. А вот я, как ни странно, готова была на все. У меня крышу сносило от него.
- О, как!
- Ну, вот такие мы. О любви мы тоже пока не говорили.
- Это почему же? - удивленно посмотрела на подругу Тина.
- Мы были вместе, потому что нам было хорошо. А слова… Что такое слова, когда весь мир взрывается миллионами красок только лишь от одного его прикосновения. В такие моменты совершенно не хочется облачать свои чувства в слова.
- С вами все ясно… Вы боялись разрушить то самое очарование любви, о котором в книжках пишут.
- Я об этом не думала. Просто для себя решила, что не пришло время. Хотя, если честно, так хотелось услышать: «Я люблю тебя».
- А сама-то была готова ответить?
- Не знаю… Теперь я уже ничего не знаю, - Мила почувствовала, что ее начинает трясти. Обняв себя за плечи, она постаралась успокоиться.
- Милкин, успокойся, - Тина села ближе к подруге и погладила ее по спине. – Давай не будем устраивать доскональный разбор полетов. Лучше расскажи, что там дальше.
- А дальше, мы вернулись с родителями домой. И все свободное время я проводила в ожидании Сережи. В конце августа он наконец-то приехал. И я…
- Ой, - встрепенулась Тина, перебив подругу, - мы тоже приехали. Выходи. Остальное – позже.
Мила с облегчением выдохнула и вышла из машины.

***

Девушки бродили в полумраке океанариума, перемещаясь от одного светящегося аквариума к другому. Мила так увлеклась, что забыла о прошлом и готова была визжать от восторга, глядя на рыб всевозможных размеров, цветов и форм. Увидев очередную забавную рыбку, она поворачивалась к подруге со словами: «Смотри, смотри, какой у нее хвост!.. А у этой цвет потрясный!..» Тина, улыбаясь, кивала в ответ и нажимала кнопочку фотоаппарата.
Чайкина наблюдала за Милой, когда заметила, что та вдруг замерла, вглядываясь в кого-то за стеклом. Тина перевела взгляд и ухмыльнулась – мурены. Они и ее не оставляли равнодушной. Было что-то притягивающее в этих хищных рыбах, которые больше напоминали змей. Тина невольно начала наблюдать за перемещением мурен по аквариуму. Вдруг одна из них, огрызнувшись на свою «соседку», повернулась к стеклу и злобно уставилась немигающим взглядом на людей. Все, кто стоял рядом, включая Милу, отпрянули от стекла. Кто-то даже вскрикнул.
- У, какая злюка, - сказала Мила, поворачиваясь к Тине.
- Что есть, то есть. Но мне они нравятся. Люблю за ними наблюдать. И вообще, я заметила, что хищники всегда притягивают к себе.
- Ну, знаешь ли, работа у них такая, - Барсукова опять посмотрела на мурену. – Прикольная.
- Идем, я тебе еще одних прикольных покажу.
Девушки прошли к следующему аквариуму, дно которого было усыпано черными колючими шариками разных размеров.
- Ежики? Да?
- Они самые.
Мила наклонилась, чтобы поближе рассмотреть диковинных для нее созданий. Тело ежиков, относительно иголок, было небольшим. А вот иголки, длинные и, судя по всему, острые, угрожающе торчали во все стороны. Присмотревшись, девушка заметила среди иголок перламутровые «бусинки». Ей стало жутковато. Казалось, морские ежи следили за ней, дожидаясь момента, когда можно проткнуть нежную кожу человека. Мила передернула плечами и отошла в сторону. Цветная бусинка продолжала «наблюдать».
- Тинка, они на меня смотрят, - тихо сказала она, не в силах оторвать взгляд от колючих шариков.
- Не боись, Барсучок, стекло они не пробьют! А вот в море надо быть поаккуратнее. А то иголки у них острые. Быстро впиваются в кожу и ломаются. Ощущение не из приятных. У нас экскурсовод как-то не заметила и наступила на ёжика. Так потом долго еще лечилась. Нога несколько недель нарывала.
- Офигеть! Я смотрю, тут куда не плюнь – то кусаются, то колются, то яд впрыскивают.  Как купаться-то?
- Нормально все. У берега, там, где пляжики, их нет. А вот по рифам мы ходить не будем. Если ты только с Олежкой дайвингом не начнешь заниматься. Вот тогда надо быть внимательной, - ответила Тина.
- Не, дайвинг в мои планы не входил. Я не большой фанат подводного мира вне аквариумов, - сказала Мила, а потом вдруг заинтересовано:
- Кстати, а кто такой Олежка?
- Это мой друг. Сын папиного знакомого, с которым они тайский бизнес открывали. Олежка приехал два года назад. Сначала присматривался, а теперь стал незаменимым человеком. Особенно, что касается разговоров с тайцами.
- В каком смысле?
- А он к языкам очень способен. Знает аж пять штук. А прилетев сюда, выучил шестой – тайский. Теперь они его за своего держат.
- Круто.
- Я тебя познакомлю с ним обязательно. Очень позитивный человек. Он меня буквально выдернул из депрессии, когда приехал. Думаю, и тебе поможет.
- А дайвинг тут причем?
- О, Олежка у нас по ходу еще и инструктор. Обучает желающих. Что заинтересовалась?
- Думаю, что нет, - Мила оглянулась на морских ежей. – Глядя на этих красавцев, я точно дальше пляжа не поплыву.
- С тобой все ясно, - Тина в очередной раз сфотографировала подругу. – Идем дальше, а то мы что-то заболтались.

Девушки, блуждая среди аквариумов, вышли к деревянной дорожке, напоминавшей мост, которая вела их на уровень ниже. Мила остановилась и посмотрела вниз, открыв рот от изумления – там была «речка» с причалом.
- Офигеть, - только и смогла выдавить она из себя.
- Мне тоже это нравится. Идем, кофейку выпьем с видом на реку.
Мила, продолжая вертеть головой по сторонам, пошла за Тиной. Ей опять начало казаться, что она попала в какую-то волшебную сказку.
- Милкин, какой кофе будешь? – донесся голос подруги.
Барсукова и не заметила, как выпала из реальности.
- Горячий, - отозвалась она, чувствуя, что замерзла. На кондиционерах тут не экономили.
- А какой горячий-то?
- Ну, не знаю. Возьми на свой вкус.
- Ладно, садись, я сейчас.
Мила присела, глядя на искусственную речку. Откуда-то из глубины души выполз неприятный червячок, который опять подкинул воспоминания…

…Питер. Они сидят в кафешке на берегу Невы и пьют горячий кофе с ароматом корицы. Они были так счастливы, что хотелось кричать об этом на весь мир. Но их счастье, которое неожиданно обрушилось на них сумасшедшим потоком. А потом разбилось о стену лжи, рассыпавшись на тысячу ледяных осколков…

- О чем грустим? – спросила Тина, поставив чашку ароматного капучино перед подругой, и села на соседний стул.
- Да, я не грущу, - ответила Мила и сделала глоток кофе, вдыхая аромат ванили и миндаля. - Просто вспомнила кое-что. А еще я поняла, что мне здесь очень спокойно. Видимо, решение уехать подальше от всего было правильным.
- Ну, не зря ж говорят – с глаз долой, из сердца вон. Работает пословица! – хихикнула Тина. – А скоро вообще в сабай впадешь!
Мила удивленно вскинула брови:
- Куда впаду?
- Не куда, а во что. Это такое тайское слово. Означает гармонию и внутренне равновесие в одном флаконе. А еще, если у человека сабай, то его ни в коем случае нельзя отвлекать от этого важного «дела». Мало того, что ему все «сломаешь», так еще и себе карму подпортишь. Ну, как-то так.
- Ой, я тоже хочу в сабай!
- Все придет. Будем гулять с тобой, на море ездить. Ты мне с сайтом поможешь. А в перерывах массаж и бассейн. В такой сабай впадешь, что тебя оттуда никаким танком не вытащишь.
- Ох, скорей бы! А ты сразу в сабай попала?
Тина расхохоталась и отрицательно покачала головой.
- Со мной в самом начале забавный случай был, пока я еще ничего не знала здесь. Папа занимался делами, а я бродила по городу, пытаясь прочувствовать его атмосферу. И вот иду я как-то по узкой улочке, где тротуаров не предполагалось в принципе. Иду, о чем-то, а точнее о ком-то, думаю. Через некоторое время мне показалось, что сзади что-то движется. Оглянувшись, увидела машину, которая медленно ехала за мной, даже ни разу не посигналив. Она, наверное, долго за мной ехала. Отойдя в сторону, я пропустила машину. А таец, сидевший за рулем, улыбнулся мне и помахал рукой, вместо привычной грубости, как у нас это водится. Потом мне уже рассказали про сабай и отношение тайцев к нему. Вот так.
- Клёво... Знаешь, нравится мне такой подход к людям, - Мила сделала еще глоток, чувствуя, как начинает согреваться.
Глядя на Тину, которая потягивала холодный кофе, спросила:
– А тебе не холодно? Тут такой дубак. У меня руки-ноги околели. А ты дуешь ледяной кофе. У меня даже мурашки бегают, на тебя глядючи.
- Холодно? Смеешься? Да здесь нормально. Вот в кинотеатрах реально холодно. Я туда без теплой кофточки не хожу.
- Надо же. А я думала, что буду умирать от жары, ни одной кофточки не взяла. Околею тут у вас.
- Не парься, мы все купим.
- А продается?
- Конечно! Как раз для помещений.
- Жесть, - улыбнулась Мила. – Мама пока меня собирала, все причитала, что я тут поплавлюсь от жары. Но я пока только мерзну.
- На улице, конечно, жарковато, но за счет того, что есть, где остыть, все не так уж и страшно.
- Это точно.
- Ну, что, двинули дальше? Здесь хорошо, но у нас еще на вечер кое-что запланировано.
- Ты хочешь мне все за один день показать? – весело спросила Мила, вставая со своего места.
- За один день тут лишь малую часть можно посмотреть. А мы все будем делать не спеша, с чувством, с расстановкой и не выпадая из сабая.
- Как скажешь, моя добрая фея…

Весело переговариваясь, девушки, пройдя до конца дощатой дорожки, оказались на нижнем ярусе океанариума. В большом зале стоял автомобиль, в котором плавали рыбки. Мила остановилась, изумленно глядя на столь необычный аквариум. Оглянувшись, она увидела микроволновку, стиральную машину и холодильник, в которых тоже плавали рыбы.
- Ну, и как тебе? – поинтересовалась Тина, фотографируя забавное лицо Милы.
- Отпад! Это ж надо такую фантазию иметь, чтобы рыбок во всю эту технику засунуть.
- О, да, с фантазией у тайцев все в порядке! – рассмеялась Тина.
- Надеюсь, в кустах не спрятался рояль с акулкой?
- Вот чего нет, того нет.

Походив еще немного у необычных аквариумов, подруги подошли к бассейну со стеклянными стенками, в котором плавали гигантские черепахи. Мила встала у стекла, глядя под воду. Одна из черепах подплыла к краю и стукнула лапкой по поверхности воды. Брызги полетели прямо на девушку. Она вздрогнула, не ожидая от черепахи такого подвоха. Стряхнув капельки воды с головы, Мила посмотрела на Тину.
- Ууу, она меня намочила.
- Ничего страшного. Это к счастью! Становись, сфотографирую тебя с ней на память. Вон она опять плывет.
Мила замерла у стекла. А Тина, дождавшись, когда черепаха опять взмахнет своей лапой-плавником, сделала кадр. Глядя на подругу, по волосам которой опять стекали капельки воды, она весело сказала:
- Все, Барсучок, ждет тебя вагон счастья! Два раза подряд намочили, да еще так сильно. Тут народ иногда по полчаса ждет, чтобы хоть одну капельку поймать на счастье.
- Смотрите мне! Я запомню! Вы мне с черепахой пообещали! – в тон подруги ответила Мила. – А давай вместе сфотографируемся. Попроси тех ребят, пусть нас щелкнуть, - она кивнула в сторону двух молодых людей, судя по языку - французов.

После небольшой фотосессии с черепахой, девушки пошли дальше. Завернув за поворот, они оказались в стеклянном туннеле, проходящем сквозь гигантский аквариум. Вокруг плавали скаты и рыбки. Акулы вальяжно развалились на дне, видимо переваривая сытный обед.
Мила с интересом посмотрела на акулу. Ничего хищного в этой мирно лежащей тушке она не заметила. Потом сделала еще несколько шагов и, остановившись в центре туннеля, подняла голову. Скаты проплывали мимо, элегантно махая своими плавниками, словно птицы, парящие в небе. Мила так увлеклась, наблюдая за их «полетом» и разглядывая их улыбающиеся мордочки, что не сразу заметила акулу, проплывающую рядом. А когда заметила, вскрикнула от ужаса. Пасть акулы была в нескольких сантиметрах от ее лица. Девушка уставилась на острые зубы, хищно торчащие во все стороны. Холодок пробежал по спине, Мила представила, каково это оказаться один на один в открытом море с этой зубастой махиной.
- Ты чего кричишь? – взволновано спросила Тина, оглянувшись на подругу.
- Да вот, рыбку испугалась, - нервно улыбнулась Мила, показывая рукой вслед уплывающей акуле. – Засмотрелась на скатов, а тут она со своей пастью. А ведь так мирно лежала в уголочке.
- Это она так усыпляет бдительность, чтобы попугать зазевавшихся туристов, - хихикнула Тина и посмотрела на часы. – Так, Барсучок, все здорово, только нам надо ускориться, а то опоздаем на культурное мероприятие.
Оставалось несколько залов с аквариумами. Подруги прошли их, стараясь подолгу нигде не задерживаться. На выходе они попали в магазин с сувенирами, где Мила не удержалась и накупила магнитиков на память.
- Первая часть Марлезонского балета окончена, - весело сказала Тина и, подхватив подругу под руку, повела ее на стоянку такси.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.