Превратности Немезиды

...что-то такое все-таки есть...сколько раз вам приходила такая мысль?Особенно,когда земной суд бессилен и справедливость в нем условна?Однако, что-то такое все-таки есть...






 
НАТ. ЗДАНИЕ СУДА – ДЕНЬ.

У стеклянных дверей суда толпятся РЕПОРТЕРЫ, небольшая площадь у суда усеяна машинами. У ступеней внизу ЖУРНАЛИСТКА – СОНЯ ВЕРНЕР – ДАЛЕЕ – СОНЯ, ведет репортаж на камеру.

СОНЯ
Как раз в этот момент судьи выносят вердикт убийце малолетней Анжелы. Нет никаких сомнений, что приговор будет справедливым. Как мы уже сообщали, следствие располагает объективной доказательной базой и неоспоримыми уликами против Артура Бержанова, двадцатилетнего сына кондитерского магната Самвела Бержанова…

Соню отвлекает шум за спиной. Соня оборачивается и опускает руку с микрофоном, внимательно смотрит на стеклянные двери, из которых выходят улыбающийся АРТУР БЕРЖАНОВ и САМВЕЛ БЕРЖАНОВ, в окружении ОХРАННИКОВ БЕРЖАНОВА и АДВОКАТОВ.

Репортеры наперебой задают вопросы Артуру, но на них отвечает САМВЕЛ БЕРЖАНОВ.

ПЕРВЫЙ РЕПОРТЕР
Господин Бержанов, кто же настоящий убийца?

ВТОРОЙ РЕПОРТЕР
Как вы прокомментируете решение суда?

ТРЕТИЙ РЕПОРТЕР
Если ваш сын невиновен, почему это признали только сейчас, спустя почти два месяца?

Самвел Бержанов усталым взглядом обводит журналистов, берет небольшую паузу, затем тихо говорит:

САМВЕЛ
Я с самого начала верил в невиновность своего сына. Не потому, что я отец, а потому, что наше правосудие предвзято относится к таким людям, как я, и к членам их семей. Я убежден, что следствие сфабриковало материалы дела, отчего должен был пострадать я, а не мой мальчик. Он лишь разменная монета в большой игре. Но, благодаря моим адвокатам, справедливость восторжествовала. Я глубоко соболезную близким этой девочки, и готов оказать посильную помощь, просто из сострадания их горю, но это не значит, что я, таким образом, пытаюсь от них откупиться, или выгородить своего сына от справедливого наказания. Это дело суда, а он признал его невиновным.

Репортеры после небольшой паузы оживляются.

ПЕРВЫЙ РЕПОРТЕР
Но ведь факты говорят об обратном, господин Бержанов…

САМВЕЛ
Если это так, пусть Бог нас рассудит, господин журналист…

Самвел обнимает за плечи сына, репортеры ведут фотосессию. Соня медленно поднимает руку с микрофоном, обращается к ОПЕРАТОРУ:

СОНЯ
Готов? Начали… Вы сами все видели своими глазами. Обвиняемый в убийстве девочки освобожден в зале суда. Детали, если они появятся, мы сообщим в нашем вечернем выпуске. Лично у меня просто нет слов, и пока я оставлю все без комментариев… Стоп. Все снял? Поехали в студию…

Соня и оператор идут к машине. За их спиной толпятся репортеры и зеваки.



ОПЕРАТОР
Да-а… вот так ходит по улице чья-то смерть…

Соня останавливается у машины, оборачивается на здание суда, переводит взгляд на оператора.

СОНЯ
Наше общение идет тебе на пользу. Хорошо сказал. Я обязательно это использую в репортаже. Не против?

ОПЕРАТОР
За чашку кофе я готов сыпать перлами хоть до утра.

СОНЯ
Насчет «до утра», ты погорячился, а вот кофе я тебе обещаю. Заслужил.

Соня тяжело улыбается, кивает на машину.

СОНЯ
Ну? Поехали?

Самвел все еще держит сына за плечо, они стоят в бликах вспышек от фотокамер и, в этот же момент, большая серая тень на мгновение скрывает их от репортеров.

САМВЕЛ
(с удивлением)
Что это было?

АРТУР
Не знаю.

САМВЕЛ
Поехали отсюда. У меня еще куча дел. Это нервы, сынок, нервы…

Самвел и Артур спускаются по ступеням в окружении репортеров. Артур, уже у машины, останавливается на секунду, оборачивается на здание суда, осматривает его снизу вверх, облегченно вздыхает.

АРТУР
Нервы, ты прав…



ИНТ. РЕДАКЦИЯ – ДЕНЬ.

Соня бросает на стол блокнот, некоторое время в раздумье смотрит на темный монитор компьютера, затем резко присаживается к столу, включает компьютер.

Сзади к ней подходит ВИКТОР ХАРЛАМОВ – ДАЛЕЕ – ХАРЛАМОВ, шеф-редактор издания.

ХАРЛАМОВ
Я в курсе. Даже не знаю, как реагировать.

От неожиданности Соня вздрагивает и оборачивается на голос шефа.

ХАРЛАМОВ(ПРОД.)
Напугал? Извини. Что мы скажем людям? Родителям девочки? Как есть?

СОНЯ
А как есть? Деньги превращают приговор в договор? Или заповедь «Не убий» применима для избранных?

ХАРЛАМОВ
Парадокс профессии. Ничего кроме фактов.

СОНЯ
А как же совесть?

ХАРЛАМОВ
Ничего кроме фактов, Соня. Надеюсь, ты меня поняла правильно.

СОНЯ
К сожалению.

Соня отворачивается к столу, вертит по нему блокнот, тихо произносит по слогам:

СОНЯ(ПРОД.)
К сожалению…

ИНТ. КОМНАТА В ОСОБНЯКЕ БЕРЖАНОВА – ДЕНЬ.

Самвел стоит у камина, кочергой шевелит горящие поленья. В комнату входит ЭДИК – референт Самвела. Самвел слышит, что он вошел, но не оборачивается, продолжает спокойно шевелить поленья.

САМВЕЛ
Взял?


Эдик подходит ближе к камину, замирает за спиной Самвела.

ЭДИК
Чартер до Лондона. Бизнес- класс. Вылет в половине восьмого.

Самвел ставит на место кочергу, оборачивается на Эдика.

САМВЕЛ
Ты лично брал билет?

ЭДИК
Конечно. Молчание кассира обошлось в штуку.

САМВЕЛ
Деньги меня не интересуют. Меня интересует результат. За домом наверняка следят… Журналюги и прочие.

ЭДИК
Я вывезу Артура своей машиной. Это не вызовет их любопытства.

Самвел задумчиво идет по комнате.

САМВЕЛ
Надеюсь. Отвечаешь…

ЭДИК
…головой, я понял. Все будет нормально. Как всегда.

На лице Самвела ироничная улыбка.

САМВЕЛ
Как всегда? Нет, Эдик, как всегда не подходит. Три месяца назад тоже все было, как всегда. И результат? Проворонил? Знаешь, во сколько мне это твое «как всегда» обошлось? Лучше бы тебе не знать. Ну, все, иди к мальчику, проверь, как он там? Перед отъездом зайдете ко мне. Оба.

Самвел отворачивается от Эдика, и смотрит в большое окно. Эдик тихо выходит из комнаты.

ИНТ. РЕДАКЦИЯ – ВЕЧЕР.

Соня сидит за компьютером. Блики монитора скачут по ее лицу. Соня набирает текст.

Внезапно верхнее освещение и настольная лампа начинают мигать. Соня удивленно осматривается по сторонам, переводит взгляд на монитор, и резко откидывается на спинку стула.

ВСТАВКА: ДИСПЛЕЙ МОНИТОРА. САМОПРОИЗВОЛЬНО НАБИРАЕТСЯ ОДНО СЛОВО: «ПРАВДА».

Соня медленно поднимается со стула, заворожено смотрит на монитор.

Входит Харламов и мерцание прекращается.

ХАРЛАМОВ
Что-то со светом? Чего ты вскочила?

Соня оборачивается на Харламова, пальцем показывает на монитор.

СОНЯ
Тут…это…он сам…

Харламов подходит к ее столу, смотрит на монитор, тяжело вздыхает.

ХАРЛАМОВ
Тебе надо отдохнуть, Соня. А это…

Харламов указательным пальцем тычет в монитор.

ХАРЛАМОВ(ПРОД.)
Сколько «правда» не говори, больше ее не станет. Уж кому, как ни тебе это знать. У каждого своя правда в этом мире. И с этим придется смириться, как с неизбежностью. Иди домой, Соня. Во всяком случае, твоя совесть чиста, и спать ты будешь, как младенец. А выспаться тебе не помешает. Что вышло – то вышло.

СОНЯ
А из нас только одно и выходит. В прямом и в переносном смысле. И жизнь наша на это похожа.

ХАРЛАМОВ
Ну, все, похожа – и похожа, другой нет. Иди домой. Может тебя отвезти? Я тоже уже собираюсь.

СОНЯ
Я на машине.

ХАРЛАМОВ
Вылетело. Тогда – до завтра.

Харламов быстро выходит из кабинета Сони. Соня провожает его взглядом, переводит его на монитор компьютера, слегка наклоняется к столу, и выключает компьютер.

СОНЯ
Вылетело…

НАТ. АЭРОПОРТ – ВЗЛЕТНАЯ ПОЛОСА.

У небольшого реактивного самолета на дальней полосе стоит джип. Эдик и Артур молча смотрят на самолет.

ЭДИК
Как приземлишься – сразу отзвонись. Там тебя встретят. Жить будешь там же, где в прошлом году. Отец купил этот дом.

АРТУР
Когда?

ЭДИК
Два часа назад купил. Он твой. Все документы тебе передаст Джон, он же тебя и встретит в аэропорту. Особо не светись там. Хотя бы первое время. Все необходимое Джон тебе привезет.

Эдик в упор смотрит на Артура.



ЭДИК(ПРОД.)
Это отец просил передать. Хотя бы раз его послушай и сделай так, как он просит. Так надо. Ничего еще не кончилось.

АРТУР
Но меня же…

ЭДИК
Не будь наивным. Чтобы все улеглось, понадобится время. Пока оно работает на нас. Благодаря отцу. Поэтому, послушай его и сделай все, как надо.

АРТУР
Хорошо.

Эдик поднимает руку к глазам, смотрит на часы.

ЭДИК
Тебе пора.

Артур задумчиво смотрит на Эдика, затем разворачивается и медленно идет к трапу, поднимается в салон, стюардесса закрывает двери.

Эдик достает из пачки сигарету, щелкает зажигалкой, закуривает.

Пилоты запускают двигатели, самолет выруливает на взлет, поднимая сильный ветер. Эдик придерживает рукой лацкан пиджака и уворачивается от сильного потока ветра.

Самолет разгоняется по взлетной полосе, отрывается от земли и мерцающей точкой пропадает в черном небе.

Эдик еще некоторое время смотрит ему вслед, выбрасывает окурок под ноги, и он рассыпается десятком ярких искр…

Большая серая тень проскальзывает по Эдику и уходит вслед за самолетом…

Эдик удивленно осматривается вокруг, затем открывает дверцу машины, садится за руль, заводит двигатель, еще раз осматривается, захлопывает дверцу и машина, быстро набирая скорость, выезжает с ВИП-стоянки.

ИНТ. САЛОН САМОЛЕТА – ВЕЧЕР.

В салоне всего пять пассажиров, включая Артура. СЕМЕЙНАЯ ПАРА за пятьдесят, МОЛОДАЯ БЛОНДИНКА, ХУДОЩАВЫЙ СЕДОЙ МУЖЧИНА СРЕДНИХ ЛЕТ. Каждый из них занят своим делом. Семейная пара ужинает, блондинка листает журнал, мужчина что-то считает на калькуляторе, Артур молча смотрит в черный круг иллюминатора.

Мимо него проходит стюардесса, останавливается, слегка склонившись, спрашивает Артура:

СТЮАРДЕССА
Вам что-нибудь принести?

АРТУР
Виски. Стакан. Не разбавленный.

СТЮАРДЕССА
Минутку.

Стюардесса отходит от Артура и идет в подсобку за шторкой.

Большая, серая, бесформенная тень плывет по салону…

Артур берет журнал, что лежит на соседнем сиденье, пролистывает его…

Возвращается стюардесса. На разносе – стакан виски.

Тень накрывает Артура, и он, на глазах стюардессы, просто растворяется в пространстве…

Стюардесса испуганно роняет разнос себе под ноги, и бежит в кабину пилотов…

Пассажиры удивленно осматриваются, тихо переговариваясь между собой, мол, что произошло, но, не увидев ничего опасного, снова возвращаются к своим занятиям…

Кресло, в котором только что сидел Артур – пустое. Не считая журнала…

НАТ. ГРЕВСКАЯ ПЛОЩАДЬ – ФРАНЦИЯ – СРЕДНЕВЕКОВЬЕ - ДЕНЬ.

На площади многолюдно. Все ждут казни. По эшафоту лениво прохаживается ПАЛАЧ, то и дело, поглядывая на чистое безоблачное небо. На ратуше бьют часы. Народ оживляется.




ИНТ. КАМЕРА СРЕДНЕВЕКОВОЙ ТЮРЬМЫ – ДЕНЬ.

Приговоренный к смерти ДВОРЯНИН в белоснежной рубашке прислушивается к шагам в коридоре.
Он старается не выдавать страха или волнения, но у него это плохо выходит.

Шаги по коридору все ближе. Позвякивают ключи на связке.

Дворянин отступает назад к стене и прижимается к ней спиной.

По стенам камеры ползет большая бесформенная тень. Дворянин ее замечает и приседает от страха.

Тень полностью накрывает дворянина, и он растворяется на глазах. Но вместо него в камере появляется Артур, в белоснежной рубашке…

Артур напуган, он мечется по камере, хватается за холодные стальные прутья решетки, но от страха не может выдавить из себя и звука…

За прутьями решетки появляются КЮРЕ и КОНВОЙ. Артур замирает, и смотрит, как открывают клетку огромным ключом.

Первым в камеру входит кюре.

КЮРЕ
Пора, сын мой. Я готов тебя исповедать.

Артур отступает к стене, упирается в нее ладонями.

АРТУР
Вы кто? Почему я здесь?

Кюре и конвой спокойно наблюдает за Артуром.

КЮРЕ
Господь простит тебе грехи твои, сын мой. Прими его благословение. И смирись. Такова его воля.

Конвой подходит к Артуру, отрывают его руки от стены, и силой выводят в коридор тюрьмы. Артур сопротивляется, но у него это плохо выходит, его просто тащат за собой дюжие парни в униформе.

ИНТ. КОРИДОР ТЮРЬМЫ.

Артур истерически кричит:

АРТУР
Что вы делаете?! Отпустите меня! Что вы себе позволяете?! Да отпустите же меня!!

НАТ. ГРЕВСКАЯ ПЛОЩАДЬ – ЭШАФОТ – ДЕНЬ.

Заметив Артура, толпа оживилась. Люди шумно ругаются, бросают в Артура овощи и плюют на него.

Артура силой вталкивают на эшафот. От пинка в спину, он падает, пытается встать на ноги, но палач прижимает его за плечо и он остается стоять на коленях.

МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КАМЗОЛЕ разворачивает в руке свиток, зычно читает:

МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ КАМЗОЛЕ
Именем короля, граф Люсьен де Мюсси приговаривается к смертной казни через обезглавливание! Да примет Господь его грешную душу.

Палач рывком ставит Артура на ноги, подводит к колоде и, таким же резким движением ставит его перед ней на колени, рукой прижав его голову к колоде. В другой руке у палача топор, который он берет у колоды.

Толпа ликует:

ШУМ ТОЛПЫ
Смерть! Смерть!

Артур пытается вырваться из - под тяжелой руки палача, но в это время ему на голову, сверху, летит огромное лезвие топора…

Голова Артура гулко падает в корзину…

Палач вонзает топор в колоду, берет из корзины голову Артура и показывает ее толпе.

Толпа просто ревет от удовольствия…

Бесформенная тень накрывает эшафот, и гул голосов на площади резко стихает – нет ни головы, ни тела казненного…

Палач заглядывает в корзину, смотрит по сторонам, видно, как он напуган. Толпа с криками начинает разбегаться с площади…


НАТ. ЛОНДОН – АЭРОПОРТ ХИТРОУ – ВЕЧЕР.

Самолет идет на снижение и приземляется.

ИНТ. ЗДАНИЕ АЭРОПОРТА ХИТРОУ – ВЕЧЕР.

ДЖОН – лысоватый толстяк средних лет, сквозь большое стекло смотрит, как выруливает и замирает самолет на полосе. Из самолета выходят пассажиры чартера: семейная пожилая пара, молодая блондинка, худощавый мужчина с кейсом и стюардесса.

Джон внимательно рассматривает прилетевших, машинально тянется за мобильным в кармане.

ИНТ. ОСОБНЯК БЕРЖАНОВА – КАБИНЕТ – ВЕЧЕР.

Самвел, с прижатым к уху мобильным, медленно поднимается из кресла у стола.

САМВЕЛ
Повтори, Джон. Ты уверен? Это точно тот рейс? И ты его не видишь? Проверь самолет. Проверь и отзвонись сразу же! Ты меня понял?!

В ярости, Самвел швыряет мобильный на пол. Самвел закрывает глаза, сжимает ладонью горло, затем громко зовет референта:

САМВЕЛ(ПРОД.)
Эдик?! Бегом ко мне!

ИНТ. КВАРТИРА СОНИ – ВЕЧЕР.

В комнате работает плазменная панель на стене. Соня лежит на диване и безразлично смотрит на экран. Идет трансляция исторического фильма, сцена казни. Вдруг лицо ее оживает, она даже привстает немного.

СОНЯ
Быть этого не может… Это же…

На экране повторяется момент казни Артура. Соня вскакивает с дивана, подходит ближе к панели, тянется к ней рукой.

СОНЯ(ПРОД.)
Надо будет этот диск купить. Мистика…

Бесформенная серая тень проскальзывает по стене, где висит панель, и исчезает за окном…

ИНТ. САЛОН САМОЛЕТА – ВЕЧЕР.

Джон беседует с ПИЛОТОМ в проходе между креслами. Пилот озадаченно кивает головой, пожимает плечами. Джон протягивает ему руку для прощания, пилот ее отрывисто пожимает.

Джон разворачивается и идет к выходу…

ИНТ. КАБИНЕТ БЕРЖАНОВА – ВЕЧЕР.

Самвел стоит над столом, уперевшись свободной рукой в полировку стола. В другой руке - у него мобильный, который он прижимает к уху.

САМВЕЛ
Джон, это же самолет, ты понимаешь? Не поезд, ни авто, выйти из него на ходу невозможно. Как это пропал? Журнал регистрации? Там он есть? Ну? То есть, при взлете он был? Ну? При посадке его нет? Вопрос: куда он делся? Так выясни! Что там у вас… МИ-8, Интерпол подключи! Только шустро, Джон. Я хочу знать: где мой мальчик? Вот и думай. Ну все, у меня от твоего блеяния голова разболелась. Как что узнаешь – сразу звони. В любое время. Жду.

Самвел опускает руку с мобильным, кладет телефон на стол. В кабинет входит Эдик. Самвел оборачивается на Эдика.

САМВЕЛ
Бред! Сел в самолет и не долетел! Ты что-нибудь понимаешь?

ЭДИК
Может мне… в Лондон?

САМВЕЛ
Ты мне тут нужен… в Лондон. Там есть кому решать вопрос. Запиши телефон Джона… прозванивай ему каждый час, чтоб не расслаблялся. Пиши!


Самвел берет со стола мобильный, ищет номер, находит. Эдик шустро достает из кармана свой телефон, включает его, ждет.

САМВЕЛ(ПРОД.)
Пиши…

ИНТ. КВАРТИРА СОНИ – ВЕЧЕР.

Соня сидит на диване, положив перед собой ноутбук. Пощелкав клавишами, задумчиво откидывается на спинку дивана.

СОНЯ
Странно… Нигде нет фильма с таким названием. Хотя…

Соня нащупывает рукой мобильный, что лежит рядом с ней, ищет номер, набирает…

СОНЯ(ПРОД.)
Верунчик? Привет… да, я… тут у вас только что фильм транслировали. Исторический. Ну, не знаю… фэнтези может быть. Да вот только закончился. Как не было? Я же сама видела. Шоу? Ты уверена? Еще идет?

Соня переводит взгляд на панель, прищурено смотрит на изображение.

СОНЯ(ПРОД.)
И давно идет? Больше часа? Да нет, я в порядке. Да, канал ваш. И шоу еще идет. Что же я видела? Фантом? Случайно переключила? Хорошо, я посмотрю другие каналы по программе. Извини, что дернула попусту. У тебя как? В норме? Ну, давай, созвонимся…

Соня еще раз смотрит на изображение, закрывает глаза, потирает ладонью лоб.

СОНЯ(ПРОД.)
Ку-ку полное… но я же видела! Что это со мной такое творится в последнее время?

***


Рецензии