Противоположные берега. Часть 2. Глава 13

Устало поднимаясь по ступенькам, вернувшись из двухнедельного похода, Анри тащил, в руках, свои вещи. Внизу галдели и веселились: каждый раз одно и то же. Как всегда, да не так. Внутри него кипела буря, но что именно произошло, не мог разобраться и понять. Дела отвлекали, пока скитался, - у жителей окраины пропадал скот; исчезло трое человек, может они уже мертвы, - пятеро мужчин в полном боевом обмундировании рыскали по прериям, но никого не нашли. В данный момент, возвращаясь к, так называемой, привычной, оседлой жизни, Анри не находил себе места, с самого порога. Комнатка казалась слишком маленькой и мрачной. Вокруг стоял удушливый смрад и этот запах преследовал его всюду.

Съесть бы что-нибудь нормального, человеческого, все, как у людей.
— Каролина! - выкрикнул по привычке, но никто не встретил его, как это случалось раньше, не откликнулся на зов. - Кэри! - еще раз позвал он. В ответ звенела тишина. - Долорес!

Оставив вещи в комнате, прошел в столовую. Все сверкало чистотой, стояло на своих местах, кругом порядок, но казалось безжизненным. Анри прошел по коридору и остановился около двери Каролины, прислушался к шорохам, исходящим оттуда.

Громко постучав, он немного приоткрыл дверь.
— Каролина? Ты здесь?
— Анри? Не слышала когда ты приехал. Ой! Мне же надо тебя накормить! - спохватилась девушка.

Он внимательно посмотрел на нее. А с ней, что не так?
— Что-то случилось? - поинтересовался участливо и взял ее за руку.
— Ничего. Вы нашли кого-нибудь? - задала она встречный вопрос. - Перестань, - Каролина попыталась его отодвинуть от себя, но он крепко в нее вцепился.
— Нет, - коротко ответил он. - Ты плакала?

Вырвавшись из его рук, ушла в столовую, так ничего и не сказав.

Каролина собирала на стол, когда он вошел в комнату. Появилась Долорес, видимо, она находилась на кухне, поэтому-то и не слышала его. Женщина принесла посуду с едой: картофель и мясо. Вокруг, как никогда прежде на этаже, стояла напряженная тишина. Раньше, Каролина всегда рассказывала все, что случалось за время его отсутствия, как она жила, что делала, а теперь – тишина.

Как только Анри сел за стол и начал трапезу, Каролина оставила его одного. Он еще раз, с недоумением, огляделся в пустой столовой, отодвинул от себя тарелку и устало поплелся к себе. Даже есть расхотелось.

Тихая настороженность второго этажа тревожила, здесь явно что-то изменилось. Может, мистер Грин внес коррективы? Ему ничего не известно. Ну, что же, если надо, то сообщили бы.

Повалившись на кровать, в чем был, Анри закрыл глаза. Жутко хотелось спать, но как только голова коснулась подушки, сонное состояние улетучилось. Вернулись мысли о неустроенности жизни, неуютности. В памяти стали появляться образы. Такое случалось и раньше, но как-то справлялся. В этот раз не получилось. Прошлое больно теребило душу и он пытался побыстрее прогнать видения. Настоящее его сильно не беспокоило — он не собирался жить, как сейчас, всю оставшуюся жизнь, но картины будущего тревожили и ранили все сильнее.

Да, мир не будет прежним. Любовь, согревшая когда-то его сердце, не возродится. Так устроена жизнь — прошлое не возвращается. Он не сможет никого полюбить, он это знал, пробовал — не получается, от подобных попыток становилось только хуже. Анри отпустил свою любовь на волю и простил ей все. Пусть живет, как хочет. Знать бы, что делать самому.

Он открыл глаза и огляделся, немного приподнявшись в кровати. Шум? Показалось. Глаза закрылись, вернулись прежние мысли.

Неужели она станет женой Джорджа? Это, вряд ли, похоже на правду! Будет счастлива? Но Джордж сказал, что она согласилась. Как это возможно? Они все еще муж и жена. Все это время он заставлял себя не думать о жене, пытался забыть и начать новую жизнь. Кажется, ничего не получилось. Особенно сейчас, когда казалось, что жизнь утряслась, нашла определенный уклад, выбрало новое русло. 

Джордж и Натали — вместе? Разве это возможно? Да, тот уж постарается приложить все силы. Но она все еще его жена! Джордж не стал бы выдумывать, что барон сам предложил. Баркли, конечно, не прочь крутить романчики, это всегда его забавляло, но пуститься на подобный обман? Нет. А отец!? Как он мог!?

Анри заснул, только сон нисколько не успокаивал.

В тяжелой темноте вспыхивали картины, заполняя пустоту яркими вспышками света. Ему снилась жена, она так близка, казалось, чувствует запах ее духов, тела. Она посмотрела на него синими, бездонными глазами, с такой любовью, но вдруг, нахмурилась и отвернулась, стала плавно удаляться, будто уплывала — совершенно не двигаясь, но становилась все дальше. Анри окликнул ее, но она не обернулась. Он продолжал звать до тех пор, пока она не посмотрела на него. Сколько же в ее взгляде сожаления.

Появился Джордж, обнимает ее, целует. Оглядываясь, смотрит на него прищуренным, хитрым взглядом, улыбается в свои тоненькие усики и удаляется, увлекая за собой и ее.
— Натали! Постой! Ты не сможешь быть с ним! - кричит он.

Она не может, просто так, уйти, - возникает ответная мысль. - Но он же отпустил ее!? Или только думал, что позволил ей это? На самом деле, не хотел, чтобы она уходила. Знал, что Джордж сразу придет за ней? Да, не сомневался. И смирился с этим. Или нет? Сбивала с толку единственная мысль: почему тот ждал столько времени? Кто был с ней все это время? - терзала его мысль. Почему это должно тревожить его?

Перед глазами мелькнули их лица. Они будут вместе. Всегда, - шептало ему сонное сознание.

Не смирился! Нет! Он вмешается, точно так же, как, в свое время, вторгался в их жизнь Джордж. Отрезвляло одно: он сам толкнул ее сделать этот шаг. Боль колола сердце, но это было правдой.
— Нет! Ты не сможешь быть с ним! Я знаю!
— Анри? - заговорил голос. Перед глазами вспыхнул яркий свет.
— Нет, - шептал он, стараясь отогнать наваждение, - нет!
— Анри!?

Синие глаза смотрели испуганно, пытаясь вырваться.
— Не отпущу!
— Анри, совсем ополоумел!?

Нет, глаза, скорее, тускло-голубые и лицо не ее.
— Перестань, говорю тебе! - прикрикнула на него Каролина, стараясь отцепить от себя сильные руки.
— Что ты здесь делаешь? - удивленно прошептал Бэтьюи, отпуская ее и растерянно оглядываясь по сторонам.
— Орёшь, как сумасшедший, на весь дом, - сказала девушка, закутавшись в платок. - А я просто хотела тебя разбудить.

Каролина ушла, а он, схватившись за голову, остался сидеть на кровати.

                ***

Анри еще не знал, никогда в жизни не испытывал, не чувствовал этой жестокой боли, терзавшей сердце и разрывающей душу. Чтобы отвлечься от гнетущих мыслей и забыться, стал больше пить, но не помогало. Жгучая боль становилась нестерпимой, порой, даже невыносимой. Тревожные сновидения все чаще беспокоили, он пытался не думать об этом, но каждую ночь, явственно, пред ним стоял выбор. Каждое утро составлял план мщения, тщательно продумывая множество мелких деталей. Каждое утро он просыпался и хватался за голову. Единственная мысль не давала покоя: не дам им жить спокойно, - он даже не пытался отгонять ее.
 
Вспышки утреннего света, раздражали. Ночь медленно и мучительно отступала. Не улавливалась грань между сном и явью. Он жил, как во сне, совершенно не понимая это умом.

Снова наступала ночь, но она не приносила облегчения. Все исчезало, отступало, накрываясь бархатной темнотой. Медленно усыпляла частый пульс, но воскрешала, загнанные, в темный угол, чувства.

Разве такое возможно?

Он желал отогреть замерзшую душу, но ничего не помогало.

Каждый день, больше года - какой там, прошло уже два! - солнце поднималось в голубом небосводе, но не грело своими лучами. В застывшей и измученной душе все становилось белым-бело от снега. Прозрачные кристаллы льда превращали душу в холодную и безжизненную пустыню. В ней нечего не оставляло следа. Только озлобленность и боль господствовали в заснеженном царстве.

Порой, остатки здравого смысла оживали и осуждали за то, что он не смог сохранить любви, которая согревала душу и делала его лучше. Голос разума звучал в снежной тишине, как адвокат, оправдывая ее, но озлобленность и боль выступали в роли судей, осуждая. Потому что когда-то мир был совсем не таким, как сейчас. Его любили, он точно это знал. Помнил чувство опьяняющего счастья, охватывающее его.

Проснувшись до рассвета, если это можно назвать пробуждением, он нашел в выдвижном ящике бумагу и взял карандаш. Поначалу, пальцы не слушались, но с каждым движением, штрихи ложились все увереннее, собираясь в рисунок.

                ***

Каролина несколько раз стучалась в комнату Анри и устав от тишины, тихонько открыв дверь, заглянула в комнату. Он сидел к ней спиной, не слышал ни шагов, ни тихого голоса. Девушка вошла и остановилась у него за спиной. Протянула-было руку, чтобы коснуться плеча, но замерла. Внимание привлек рисунок, лежавший у него на коленях, вернее, несколько рисунков. Он пересматривал их. Иногда что-то подрисовывал, оставляя несколько штрихов, затемняя тени или прорисовывая овал лица.

Необыкновенно-красивый облик, нарисованный карандашом, увиденный Каролиной на бумаге, заставлял всматриваться в наброски еще внимательней. Нет, она не знала изображенную женщину, но облик притягивал. Мягкий овал лица, волнистые волосы и невероятный взгляд, особенно он, привлекал к себе внимание и она совсем забыла о том, зачем пришла.

Только через какое-то время, пока Анри несколько раз не переложил рисунки, она поняла, что на каждом из них нарисована одна и та же девушка, отличался только взгляд, выражение лица. Оказывается, Анри прекрасный художник?

На одном изображении она девушка мило улыбалась и даже блеск глаз казался естественным. На другом: была серьезна и сосредоточена, будто думала о чем-то неприятном и тяжелом. На третьем: взгляд девушки был немного прищуренным, а выражение лица изображало то ли злость, то ли презрение. Четвертый рисунок Анри исправлял больше других, растушевывал тени, обводил контур глаз, чтобы взгляд казался более глубоким, выраженным и проникающим. На нем эта девушка изображалась особенно удачно, почему так казалось, не совсем понимала и сама Каролина. Просто в последнем рисунке видна вся сущность. Настоящий ангелочек, только во взгляде пряталась целая дюжина бесенят. Девушка на рисунке улыбалась немного криво, одной стороной губ, в глазах сверкал хитрый огонек. И была нарисована не прямо, а немного сбоку и как-будто сверху - это придавало рисунку особую интересность. На щеках проступали еле заметные ямочки, отчего личико делалось еще привлекательней. В выражении лица пряталось детское озорство и ребячество, но в то же время в глазах проступала грусть.

Надо же! Разве можно так изобразить человека!? - Каролина засмотрелась на этот рисунок, он, и правда, был самым лучшим.

— Кто это? - спросила она негромко, а потом сама испугалась того, что произошло.

Анри резко вскочил, вынул пистолет из кобуры и наставил дуло на испугавшуюся и завизжавшую девушку.
— Спятил?! - от неожиданности выкрикнула она.
— Черт! Неужели ты не знаешь, что в этих местах не любят когда подкрадываются со спины!?
— Я четверть часа стучалась в комнату, неужели не слышал? - в тон ему прокричала Каролина. - Дурак! Ты напугал меня!
— Я чуть не пристрелил тебя! - заорал в ответ Анри. - Что тебе нужно в моей комнате!?
— Хотела позвать на завтрак! - прокричала она и поджав губу собралась уйти, но ее остановили, взяв за руку.
— Испугалась? - извиняющим тоном спросил Анри.
— Угу, - часто закивала в ответ и слезы заблестели в ее глазах.

Он привлек ее к себе, обнял и постарался успокоить, гладя ее по голове. Она уткнулась в него и тихо всхлипывала.


Продолжение     http://www.proza.ru/2012/11/12/710


Рецензии