ОНА

ОНА
( В. Исаков)
    Дождь  смывал  настроения   людей прошедшего  дня  с  улиц  города,   смывал  мокрыми   теплыми  лапами.  Настроения,  забытые   или случайно  оставленные  людьми  на  тротуаре   были   разные,  поэтому   дождь   не скупился  на влагу.  Только  ему  одному было  ведомо  это искусство,  к  людскому  настроению    добавить  грустинки  и  люди глядя   на город,  через  плачущие  от  серой  обыденности   жизни   окна  успокаивались  даже в мыслях.  Дождь  вымывал   наслоения  пыли  забот с  душ людей, одновременно   вымывая  грязь  с  улиц,  шлифуя   лужами асфальт улиц  до зеркального блеска.   Спешащие   по домам   под цветными куполами  зонтов  одинокие  запоздавшие  прохожие    светлыми   пятнами лиц  отражались  в   кривом    зеркале мокрого асфальта.  Свет  светофоров,  подмигивающий  особенно   женщинам   пешеходам  и   фар  машин  мчавшиеся, как   катера  в  веере   радужных брызг  по  лужам,   преломлялся  на  асфальте    цветными  кривыми  пятнами.  Брошенная кем – то пустая  пачка сигарет   плыла светлым   корабликом   по  темному дождевому  ручью  вдоль    бетонных   бордюров  тротуара,  нахохлившегося  под дождем.   Семенящий   на  цыпочках  дождь  иногда   старался  догнать   машину и, ему это  удавалось  или   резко   останавливался,  отпуская  из  цепких  лап   свою металлическую  жертву,  задумчиво   размышляя  о  чем – то своем, вглядываясь в  темноту  поверх    неожиданно  осунувшихся   и потемневших  крыш домов.   Он  вымывал  город   водяной  шваброй,  потом промокал  бока  домов  и тротуары   начисто  толстыми  серыми тучами, по случаю  попросив    их  на время  у  ветра.   
  Мне   некуда  было спешить, только   что  отвез   друга   с  работы  домой к его молодящейся  жене  (Володя, прошу  Вас,   проходите  в  зал,  я  Вас  с Димой  накормлю   вкусной рыбой, ее  приготовила   и  принесла   для  Вас  Володя моя   подружка  Леночка) и его маленькой  дочурке.   Ехал обратно  домой  под   моросящим  дождем  и завидовал   ему  белой  завистью, у  меня  не было  ни жены и,  увы,  ни детей.  Ехал    в притихшем салоне  машины,  удивленном  отсутствием    его любимой  музыки.  Дворники   резиновыми  перчатками   смахивали,  очищая  лобовое стекло  от   наглых капель  дождя, так  желающие  со мной  поговорить.   Ехал  в  свою  ненавистную   укрытую  одеялом ватной  тишины  большую  квартиру к   висящему  на   стенке  тонким  ковриком  телевизору.   Ехал   тихо, не торопясь,  лишь  иногда   ближний свет встречных   машин  на доли секунды  ослеплял  глаза. 
    Генеральный  директор  фирмы, где  я работал после  отставки  из   армии,  был  сегодня  доволен.  Собрав   руководящий состав   на  пятничную планерку не в «конференц-зале, а  в своем просторном  кабинете  поставил  меня  всем   присутствующим  в  пример  за  умелую организацию   работы  и выстроенной  вертикалью    управления.  Неожиданно  для  меня,  да и на  удивление  всех  сидящих  предложил  мне занять  вакантную  должность  своего  первого  зама.  Видимо   отдача  работе  и  уверено растущие показатели  моего  направления  в   фирме  дали результат: я  были замечен. Но  такой  оценки  моего труда  я  не ожидал!  Да уж,   раньше  бы  я  светился  от  радости  и был доволен оценкой: сам   генеральный   поблагодарил, а  этого  по слухам  мало кто добивался.  Так  оно  и было,  улыбка  не  сходила с моего  лица,  пока  не  проводил  Диму домой  в  его квартиру.  Пока  вёз  домой   Диму,  всё строили  планы, в  каком  ресторане  отметить  мое новое  назначение.  Проще  сказать,   где  и, когда  накрывать  «поляну»  для   мужского  состава  моих  друзей, и отдельно  в каком   ресторане для  всего коллектива.  Но, увидев  ручонки   с розовыми  ладошками     младшенькой  у  Димы на  шее  и  доверчивые  глазёнки    полные  ожидания папы, выслушав  поздравления  по поводу   назначения от его жены,  как – то  неловко   попрощался  с    ней  и  Леной,  вышедшей   встречать  нас,  повернулся  по привычке  через  левое  плечо  и  быстро  спустился  к машине.  Машина  довольная  тишиной и  урча   мотором  от удовольствия  от  нежности в    пальцах  лучшего   массажиста  мира - дождя  ехала   неспешно.   Да,   мне  было немного  грустно от увиденного.   В моей  жизни  проходили женщины, кто   курьерским  поездом,  кто  вялым   груженым составом и  все умные, красивые   «вумэн», для  которых  карьера и бизнес  замещали всё. Но  не было той, какой   бы  хотел сказать заветное  слово: « Я  хочу, чтобы  ты  мне  родила   девочку!»   и потребовать  выполнить мое  желание, но такой  не встретил.   Интересно, а  как  живет   та, которую  из  всех  женщин  первый  и последний раз  любил  за всю  жизнь?!  Её   маленького  трехлетний  сорванец   пришелся  по сердцу, и принимал  его,  как  своего.   Прошло  уже   двадцать лет.  Надо  бы  позвонить своим  хакерам  пусть найдут  её  сына,  может  помочь ему по жизни чем – то,  а   для   интереса  попросить  друзей  узнать, чем  и с кем дышит  она  (отметил  этот пунктом   в своей   памяти  для  выполнения   на завтрашний  рабочий  день).  Да, её  любовь  оказалась   недолговечной,  но почему – то  продолжаю  помнить   её  всю жизнь.
Неожиданно  перед  правым  крылом   машины    мелькнула   на мгновение  тень.   Не  выжимая  сцепления,  сразу  же  ударил  по тормозам,  резко  перекинув  руль влево,  разворачивая  капот  машины в  сторону  заноса  дальше  от   человека.   Все  сделал  на автомате. Машина  удрученно в  обиде  рычала  мотором:  такого  хамского обращения    не  видела  ни разу. Ну, скажите  мне,  почему   пешеходы в такую   погоду  ходят  строго в черных куртках и пальто.  Нет бы,  обозначить   себя   хотя  бы  светлым  пятном  мобильного  телефона,  нет же,  переходят  улицу, где нет  перехода,  будто я  вижу,  как    филин…
  Почему – то  осторожно  открыл  дверь,  машина все еще  недовольно ворчала.  Хотел сказать все, что  сейчас  думал в лицо  красивой  женщине в  длинном   черном длиннополом  пальто   почти до земли, стоящей   с  улыбкой. Она   еще  и бравирует, что не испугалась, у меня  ноги ватные  от случившегося, а она  мне  улыбается, не  испугавшись.  От волнения  выдавил  лишь  одно: « Девушка, это же  железо,  оно  не думает, а  давит,  зачем  же  Вы  так  неосторожно?!».  Машина  рыкнула  на слове « железо».  Девушка   не обращая  внимания  на мои слова,  с  улыбкой  рассматривала  меня, как  экспонат в музее.  Это длилось минуту.  Она  с  вызовом  смотрела  мне в  глаза и опять молча,  улыбалась.  Красивая.  Прямой   нос,  сочные   губы  цвета спелой  малины,  белая  кожа, как перо у лебедя.  Слегка  заостренный  подбородок,  волосы   спрятаны   под широкополой   шляпой.  Поражали  глаза,  я  не увидел в  них  испуга,  но поражало не это,  дур   - то  на улицах  хватает.  А поражал  ее взгляд  черных  глаз, я  будто  заглянул  в бездонную  угрожающую жизни тьму. 
Мне   надоел  её  изучающий  взгляд  и эта    дуэль глазами,  я  пригласил ее в машину.
-  Девушка,  давайте   довезу  Вас,  пусть даже  мне не по пути, но Вы  останетесь живы, и люди не  пострадают от   Вашей неосмотрительности. 
Она  опять  взглянула мне в  глаза, да так, что по позвонку  прошла  волна  мурашек.   Такое  чувство    испытывал  в  другой  жизни,  на выходах   на войну  в  начале  боестолкновения.   Это было   чувство опасности,  но тут   не было   «духов»   желающих  тебе  помазать лоб зеленкой, чтобы  не было больно  от пули.  Передо  мной стояла  интересная  девушка,  а чувство опасности  не хотело  меня  отпускать.   Она,  молча   села  в машину  с той  же  улыбкой, закрыл  за  ней  дверь.   Машина  тронулась  в  общей  тишине,  нарушаемой  лишь каплями  дождя,  вытанцовывающие  лезгинку  по   крыше,   машина  старательно   выводила  мотором  рулады,  успокаивая  меня.  Включил  музыку.  Девушка   положила  мне свою ледяную  ладонь  на руку,  просила  выключить   музыкальный   фон.  С  интересом  взглянула  мне в глаза.  Опять  холодок  опасности   пробежал  по позвонку,  под ложечкой  засосало.   Но,  что  - то знакомое  было  в   ее лице,  я точно  где  - то    видел  эту  девушку:  у меня  была  отлична   зрительная  память.
 -  Как  Вас  зовут  молодой  человек?!
-  Сори  девушка,   еще раз   скажите  заветное  слово  «молодой».
Она  уголками  губ  улыбнулась  шутке  и  вопросительно   посмотрела мне в  глаза.
- А мне  с  вами по пути.   Я  скажу, где  мне  выйти. 
  Уже  не  удивлялся  таким  словам,   на  улице  многих  подвозил,  бесплатно.   Хотелось помочь  человеку.
Она молчала,  глядя в боковое  окно  машины  на  проплывающие   огни истуканов  фонарей,   сняла   шляпу,  и  лавина   волос   цвета  крыла ворона    упала   на плечи, заключив   их  в свои объятия.
В  тишине   мерно  почти  неслышно гудящей  машины  услышал вопрос  девушки.
- Почему   Вам  так  грустно?! Хотя  не отвечайте, это  дождь  балуется   настроениями   людей.  Он  еще тот сорванец. 
В  горле  пересохло: она читала  мои мысли.  И тут  совсем  неожиданно.
- Володя,  у Вас  все  будет хорошо.
Я  первый раз растерялся,  возможно,  забыл снять  бейджик  с лацкана  пиджака.  Точно,  от всех  сегодняшних событий  забыл. Скосил  взгляд  на лацкан,  бейджик  с тремя  синими полосами  (знак  руководства  и доступа  во  все   отделы  управления)  был закреплен.  Конечно, от  такого нового назначения  забыл  его снять  и положить в свой личный  сейф   в  помещении  охраны.  Хотя  это простительно  мне  в  новом  статусе   я  могу  не сдавать  его.    Девушка  холеной   точеной   рукой   поправила   волосы.  Меня  опять  почему  - то обдало  холодком, по спине, как   и прежде  змеей   проскользнуло чувство  опасности.  Да, что такое   со мной?!  Сосредоточился  на дороге.  Девушка,  не поворачивая  ко мне  головы,  также   глядя  в  окно, произнесла.
-Странно устроены  люди,  они вечно  спешат  жить.
Интересная  девушка.   Я  поддержал   разговор  плоской  шуткой. 
-  С  каждым днем  все  ближе  к смерти.
Она   с интересном  взглянула  мне  прямо  в глаза и  улыбнулась.   В ответ  хотел   было  улыбнуться, но  вот её  взгляд   погасил мою  улыбку. 
-Владимир, так  Вы  не спешите  никуда? Я  имею  ввиду  по  жизни?
Меня  звали  к  разговору.
-  Милая  девушка!
На  этих словах  она  тяжело  вздохнула и повернула лицо  ко мне.
- Ещё  мой  дед говаривал.   Володя, живи  одним  днём. Неизвестно, что будет дальше!  В этот  мир   по второму  разу   ты  Володя   не придешь: не будет  тех, с  кем  так  хочется  поговорить  ни о чем.  А  может  завтра   к  тебе  придет  смерть!
Девушка,  не отрывая  взгляда от    всех  серебряных  кнопочек  и  рычажков   на  панели  (машина  гордилась своим  дизайном) медленно  по слогам  произнесла.
-  К смерти  очереди  нет. Она сама  приходит и всегда  почти неожиданно  для  человека, если  он ее   не ждёт. 
Дождь на  мое   удивление  припустил  так, что пришлось  скинуть скорость и ехать  медленнее.  Пальцы   дождя   промывали мою машину  с  неистовостью   влюбленного мужчины.
Она  продолжала.
- А  порой   человек  зачем – то  зовет  смерть, хотя   знает  это самый   большой   грех.  Прервать  жизнь,  данную  БОГОМ   это  самый   великий  грех.   Как  тот  грех  святотатсва, что  совершили  четыре бездарные  девки,  не думающие  о  последствих  из  какой – то  там  группы  в  Вашем  храме  Спасителя.  А    в этом  храме     смерть   упокоила  доблестных  воинов, отстоявший  ОТЕЧЕСТВО  и  заслуженно  спящих,  поминаемых  в молитвах.  Странные  они и  наивные  дуры,  не знают ,  что и к ним  смерть  придет в  положенный  срок.  Как  они  будут  умирать, во сне  или  мучительно  долго  на больничной койке , смерть сама  определит учитывая   попрание   её  трудов. 
Мне  стало   неожиданно  жаль  тех  грязных  девок, что    совершили  великий   грех в  храме, танцуя   на могиле  павших  воинов за  Отечество.   Знал и то, что молодые   защитники веры дождутся   их  выхода  на свободу  и,  устроят    им  горячую встречу, наверное,  задушив  в объятиях.  И догадывался,  где  они  после  выхода будут танцевать  и перед  кем и как долго  махать  ногами,   правда,  в  чем   вопрос, но в масках  это точно.
А  дождь не унимался  и  уже   ручьи   не  текли  спокойно и плавно  надеясь  увидеть  свое  будущее  в  реке, а  бежали, спотыкаясь о мелкие  камешки вдоль тротуаров.
Я отвлекся  от  своей  невольной  моей   собеседницы,   сидящей   рядом  в  уютном  кресле   машины, а она  продолжала.
-Володя, а Вы  другой!  Вы  стараетесь жить начисто.  Не, как многие!  Не без изъянов   Вы  и грехов хватает, конечно, но все, же  стараетесь жить   по совести.  А те  многие думают,  что у них  будет вторая  жизнь и поэтому   можно делать  массу  ошибок.   Оскорбить,  кого – то, походя,   не отвечая  потом  за слова,  делают так, будто живут по - черновику,   думая  судьба  даст  им  шанс  прожить   второй   раз  свою жизнь. 
Я  внимательно  прислушивался  к  девушке  с  такими  странными глазами, что  чуть   не пропустил  красный   свет  одинокого  в темноте  светофора.   
Мне  становилось  интересно  с  этой девушкой. 
-  А  ещё   они  делают  деньги, и они становятся   в их  понимании мерилом  счастья  и благополучия.   
Она   усмехнулась  и, следующую  слова  я  запомнил  на всю жизнь.
-  Вот только в гробу  кармашка  нет, сколько бы человек   щёки  не надувал  и не  кичился своими деньгами и положением.   Как  вышел   из праха   в этот  мир  голым, так и  выйдешь  в прах   без всего.
Я  отвлекся   от дороги  и посмотрел на  девушку.  Откуда  она знала   это,  второй  раз  в жизни  слышу  эти слова,   в первый  раз   мне  их  говорила  моя  бабушка.  Аж  в пот  бросило!   Мне  эти слова, как    заклятие  все твердила   бабушка, когда   стал  делать  деньги на переработке  леса.  Неожиданно   девушка  попросила  остановиться  возле    серого   дома, а мне надо было ещё  ехать  минут  двадцать  до своего.   Дом  под  дождем  спал,   похрапывая   шумом  дождя   о  металлические   карнизы,   лишь  в одном  окошке  горел свет за  желтыми  занавесками.  Девушка  вышла  из машины  и,  посмотрев   на окно за  занавесками, произнесла.   
-  Меня  позвали Володя, извините.  Спасибо  за  беседу, но  мне надо  идти.   Было  интересно  с Вами общаться. 
При такой  ослепительной   красивой внешности   и такие  рассудительные   речи,   удивила    меня  девушка.
- Девушка, а может   мы  встретимся?!  Посидим  вечерком,  в  каком  нибудь ресторанчике  на Ваш   вкус,  выбирайте. Простите  у  Вас   мобильный,   какой  номер?!  Может,  разрешите   если у Вас  я,  позвоню?!
Девушка   улыбнулась  моему  дерзкому  предложению,  и, глядя  в глаза,  с  улыбкой  произнесла 
-  Обязательно  встретимся   Володя!  Нам будет,  о  чем поговорить  и вспомнить сегодняшнею  встречу.
Опять холодок   опасности  пробежал   по спине.  Не  смотря  холодок,   я  спросил  девушку.
- Простите  мою настойчивость!  Девушка, а  как  Вас  зовут?!  Мне было с Вами  очень интересно.
Она   наклонилась  и сказала  с  улыбкой в  салон  машины.
-  Володя, мне  тоже  было интересно с Вами  поговорить.  У вас  все будет хорошо и скоро  Ваше  желание  исполнится:   тебе  Володя   жена  родит  девочку.
Сказать, что   я  остолбенел,  ничего  не сказать.   Я  выдавил  из  себя
-  Простите, а  все - таки, как  Вас зовут, девушка? Вы  все  знаете и читаете  мысли.
Она   закрыла  дверь машины  обошла  со стороны капота,  фары   осветили   ее  красивую  фигуру и, подойдя  к   моему  открытому  окну, наклонившись  почти   касаясь губами   моего   уха, (у нее  были  изумительные  духи)  прошептала,  обдав   ухо  воздухом: « Володя,  меня  зовут  Смерть!».
Я  сжал  руль  до  белизны  в  костяшках   пальцев.  Она  улыбнулась  и  пошла  к дому.  Обернулась,  помахав  мне  рукой,    прошла сквозь закрытую дверь  подъезда.
Свет  за желтыми   шторами  вспыхнул  ярче  и тут же  умер.   Через завесу   и шум  дождя   до  слуха  донеслось  остатки   истошного  женского   крика,  полного  горя.
Я  вспомнил   эту  девушку.  Мы  с ней   виделись два  раза.    И в той  жизни,  как   сегодня  на  мое  удивление  от нее шла  волнами опасности.   Вот почему  я чуял  опасность!  Вспомнил  госпитальную  реанимацию,  эта  же самая  девушка   стояла   передо мной  в  таком  же   пальто.  Помню, как   удивлялся  факту   ее присутствия в   чёрном  пальто  без   белого халата  в  блестящей  чистотой  реанимации.  Наблюдал  за  ней  из  - под бинтов.  Они душной лентой  опоясывали  почти  все мое тело,  неожиданно  ставшее  чужим  после  ранения.  Тогда  она   улыбнулась  мне,  такой  же  красивой  улыбкой  и,  с каким – то сожалением  повернулась  и медленно  пошла  в дальний угол   палаты    в  другой   угол к   тихо стонущему человеку.  Да,  вспомнил  её! 
   Машина, как в коконе   влаги не могла  вырваться  из  рук   дождя,  а  он   все  обнимал  и не  хотел  отпускать.   Дворники  своими  руками   мелькали  веером  перед  глазами,  расчищая  стекло от  обнаглевших  лап  дождя. Машина   раньше  так  быстро  не ездила   по мокрому  асфальту. 
А  через два  года   я  уже  не спал   ночами,  укачивая  малышу и давая   жене отдохнуть.   Своей  дочурке  - карапузке   я  пел   боевые  песни, песни моих   прадедов  казаков: колыбельных песен я же  не знал. 
И очень  часто  вспоминаю  красивую девушку по имени   СМЕРТЬ.   Знаю,  через  сколько - то времени   она  придет  поболтать   ко мне   и  пригласит к себе  в гости. 
Смерти   нельзя  бояться,  она   красивая  девушка,   частенько    вспоминаю  ее слова. 
«К  смерти  очереди нет,  а  жить надо   на чисто, как  будто  тебе  осталось  жить  один последний  день в этой   порой  нелегкой  жизни». 


Рецензии