Покупка

Вот, наконец, и скопили. Супруги Ивановы бережно погладили тугую и плотную пачку денег. Два года, отказывая себе в мелочах, борясь с соблазном махнуть в Египет, чета Ивановых откладывала на машину. А что? У Васильевых уже есть, у Капустиных тоже, у Ильиных вообще куплена новенькая, отливающая безупречным лоском девственной краски, еще не оскверненная первой, самой неприятной и кощунственной царапиной. Ильины, конечно,были зазнавшиеся жлобы – И Петьку иногда так и тянуло провести ребристым ключом по синей двери, оставляя борозду. Вот шуму-то будет. Нинка, наверное, обкудахталась бы, а Вовка всплескивал бы руками, приседая и бегая вокруг своей нулевой « Жигулешки». Ну да ладно, сегодня мы тоже чего-нибудь приглядим. Сто тридцать тысяч были заботливо завернуты, спрятаны, раза три пересчитаны и опять завернуты. Пора. Машка  перед поездкой даже  сбегала к парикмахеру – и теперь гордо шла впереди, бдительно сжимая сумочку.

Рынок. Толчея, ряды машин, продавцы в кожанках, пытающиеся отделить взглядом толковых покупателей от шпаны, которая только напрасно изводит расспросами и никогда ничего не берет. Кожанки переминались с ноги на ногу. Петр и Машка шествовали вдоль рядов – год и ценник, пробег и ценник.
 - Вон, смотри, симпатичная, - Машка кивнула на коричневую.
Они встали, наморщив лбы – к ним тут же услужливо ринулась кожанка.
 - Показать? – мужик любезно улыбнулся. – Не тачка – ласточка…
 - Да не, мы еще посмотрим, - Петька с сомнением отодвинулся.
 - Ну, смотрите, - любезность сменилась равнодушием. Кожанка обиделась.
 - А чего смотреть-то? – Машка прозудела. – В покупке как… На что взгляд первый упал – то и бери.
 - Вот! – опять расплылась в улыбке кожанка. – Сердце не обманешь, приглянулась – значит, ваша. Тем более, - кожанка перешла на интимный шепот, - я по такой цене отдам….
 - Сколько? – Петька глянул наклейку. « 2005; 70 000 пробег; 140 000р. ……»
 - Это – не цена для такой машины, - доверчиво объяснила кожанка. – И мало ли дальше пойдете – никому не говорите, что у меня так дешево, - откровенничал мужик. – А то проблем со своими не оберусь. Тут же кругом рвачи, - он оглянулся.
 - Да что вы? – всплеснула руками Машка. – Ну, чего стоишь-то?
 - Да у нас всего-то сто тридцать. – Петьке хотелось побыстрее уйти, спешка совсем ни к чему. Да еще Машка своей стрекотней забивала  мозг.
 Лицо мужика потускнело, потом он взмахнул рукой:
 - А, хрен с ним. Для нормальных людей… - он секунду поколебался: - Забирайте!
Петька медлил, Машка его потащила в сторону:
 - Ну чего?
 - Да глянуть бы, на станцию отогнать, проверить…
 - Ну вот тебе раз, - скривилась жена. – Ему люди идут навстречу, а он…
 - Давай походим, мало ли лучше найдем.
 - Говорят тебе знающие люди – кругом мафия. И пока ты мямлишь – ее кто-нибудь заберет. Вечно с тобой так, - она обиженно отвернулась.
 - Да погоди ты, - Петька полез в машину. Честно говоря, он и сам толком не разбирался; но признаваться в этом совсем не хотел.С  видом бывалого профи покрутил руль, тронул передачу – главное, в этот момент у Петьки было умное лицо.
 - Вроде ничего, - он оглядел салон.
 - Что вы! – взгляд кожанки был чист и ясен, как у младенца. – За такие деньги – это почти даром. И с учета снимать не надо – все уже готово.
 - Берем, - Машка повисла на руке мужа. – И огромное вам спасибо.
 - В хорошие руки отдаю красавицу, - кожанка перелистывала купюры.

Все, документы оформлены, кожанка растворилась в толпе – пора ехать. Сегодня пригласим Толика с женой – обмыть покупку. Петька небрежно включил поворотник, тронулся. Жена сияла рядом и кокетливо жалась плечом. « А вроде и правда ничего.» Та-а-к, вот проспект Энгельса – нам налево. Петька включил первую – машина, жалобно кашлянув, встала. Петька крутил ключом – стрекот и … Ничего. Им уже сигналили сзади, какой-то толстяк гневно лаял, проезжая мимо.
 - Включи хоть аварийку, лобан, - мычали на Петьку из джипа. Он нажал красную большую кнопку. Автомобиль глух, как памятник Энгельсу. Жена беспокойно ерзала.
 - Ну сделай же что-нибудь….
 - Что, - огрызнулся Петька и вылез из машины. Он поднял крышку капота и бессмысленно уставился на движок, кучу проводов… Что толку – смотри не смотри. Им бибикали – и семья Ивановых, будто оплеванная, через час на тросе въезжала в ворота сервиса.

 - Готово, - мастер устало разогнулся. Два часа ожидания – и они сейчас поедут.
 - А что было?
 - Проводка – ни к черту, а так… Надо смотреть.
Хорошо – у Машки была заначка, только-только хватило на мастера. Петька с трепетом повернул ключ – машина радостно рявкнула и завелась. Машка улыбнулась:
 - Я так уже устала, поехали домой.Только в гипермаркет  еще заскочим.
 - Может, сразу домой? – неуверенно предложил Петька.
 - Ну вот еще. Машину купили для чего – чтоб она стояла?
Петька не нашелся, что возразить.

 - Ну все, заводи. - Машка кинула сумки и села рядом. Петр с опаской завел, прислушался. Все нормально, тронулись. Он взял разгон, воткнул третью передачу. Дык, дык, дык – дернулась машина и заглохла. У Петьки похолодело сердце.
 - Ну что еще? – недовольно проворчала Машка.
 - Что еще? – зарычал Петька. – То… Послушал дуру, - бросил он.
 - Ладно я – дура, а сам-то куда смотрел?
 - Так если дура – и сидела бы дома, - гавкнул Петька. Машка надулась и смотрела в окно. Попутки брызгали лужами, Петька вытянул руку, как попрошайка.

« Слава богу, стемнело,» - Петька тащился на буксире, сворачивая к себе во двор. Машка успела всем растрезвонить про покупку – вот смеху-то было бы. Он позорно съежился, заметив болтливую бабу Зину и  стараясь стать неприметнее. Петька нажал на тормоз – и сзади раздался стук. И тут же сквозняк обжег затылок. Он обернулся – заднее стекло съехало, распахнув дыру. Оно еще висело каким-то чудом на правом крае.
 - Да  твою мать! Сука  в кожанке!
Васька-сосед проходил мимо:
 - Слушай, у тебя там стопаки не работают.
 - Слушай, - Петьку трясло, - иди ты на ….
Семья Ивановых молча, с каменными лицами, ложилась спать. Не спалось.

За две недели Петр прошел краткий курс устройства автомобиля. Новые слова, новые хлопоты. Счет на карточке тощал, как и Петькино лицо. Куда-то делся былой румянец вместе с уравновешенностью. Жена молчала и боялась пискнуть. Что эта железка сделала с ее всегда спокойным Петенькой? Как хорошо было раньше, когда он слушался. Да тут еще на беду приснилась противная морда кожанки – и Машка во сне царапала его честные и ясные глаза. Петьке же снились форсунки, клапана, датчики, сальники.

Василий Петрович, знакомый мастер, сочувственно заглянул в глаза и сказал:
 - Петь, ей капец. Отдай ты ее тысяч за семьдесят.
 - Как? Две тысячи пятого, пробег небольшой.
 - Петь, глянь на сидуху и педаль газа – она минимум двести намотала, - мастеру стало неловко. Петр застыл и смотрел сквозь время и пространство.
 - Ты, это… Не принимай близко к сердцу. Возьми водочки, отдохни, - Петрович хлопает по плечу. Петька побрел в гастроном.

Тоскливо. Да еще как выглянешь из окна – так взгляд упирался в  машину. Нет, точнее – кучу железа. И еще рядом, как насмешка, стояла Вовкина – новенькая.
Тот высокомерно-снисходительно оценил Петькину, ласково кинул взгляд на свою и сообщил, что послезавтра сделает полную страховку. « Сволочь» - зло пронеслось в голове. Петька налил стопку, выпил – опять выглянул в окно. Сегодня чего-то погода шалила – ветер так и рвал, и ветки гнулись, и оцинкованные крыши ларьков трепетали.
  - Синоптики, ядрит их налево. Вчера ни слова о штормовом предупреждении. - Ругнулся в окно Петр.

 Петька улегся на диван – его сморило. Снился рынок. Он с кувалдой бежал за ясноглазым в кожанке. Еще чуть-чуть – и Петька настигнет коричневую спину, трусливо съежившуюся. Кожанка обернулась, взмахнув трясущимися руками – Петр, рыча, размахнулся…

Хлопнуло окно, распахнутое порывом ветра – и это спасло кожанке жизнь.
 - Черт, черт, черт, - как от зубной боли сморщился Петька. – На самом интересном! И тут не прет, - он, шаркая, побрел на кухню. Звякнул замок – вошла жена. Петя пригляделся. Маша избегала смотреть в глаза, нервно кусая губы.
 - Что с тобой?
 - Ничего, родной, ничего, - она обняла. – Все хорошо.
Ее голова спряталась на Петькиной груди. Петька нахмурился – и поднял ее личико.
 - Ну?
 - Так, ладно. – Машины глаза решительно вспыхнули. – Пойдем на кухню.
Она нырнула в холодильник – и перед Петькой на столе бутылка водки.
 - Пей! – приказала жена.
Петр удивленно хмыкнул – стакан взлетел. Машка крутила в руках пузырек « Валерьянки»

 - Петенька, беда!  Беда! Ты только успокойся, родной.
 - Что такое? – квелый Петр замотал головой. – Что?
 - Машина, наша машина.Тополь здоровый упал, - она выпалила и сжалась. Сжалась, боясь взглянуть на мужа.
Петька расцвел, и жене сделалось дурно:
 - Что с тобой? Как себя чувствуешь? Дай голову потрогаю.
 - Со мной? Да все отлично, мать, - он что силы обнял супругу. Она не понимала и растерянно хлопала ресницами, но по Петьке было видно, что и правда, все хорошо.
 - А я думала – беда.
 - Прямо камень с души свалился. – Петька всхлипнул, громадная слеза булыжником покатилась по щеке. -  Ух, тополь молодец. Он всегда мне нравился.
Тревога прошла – и Машка протяжно выдохнула. Вырвав с Петькиных лап бутылку, налила себе.
 - А я, представляешь, иду – ветер сносит. Смотрю – наша-то пополам, и Ильиных тоже.
 - Врешь! – Петькины глаза округлились, и он рванул к окну. Так и есть - Вовка наяривал круги вокруг выгнутой родимым тополем машины. Нет – не машины. Консервной банки, кучи хлама, раздавленной жабы. Да – синей жабы, сплющенной и уродливой, выплюнувшей пластмассовые кишки под тополем-красавой.
 - Пополам! – счастливо заорал Петька. – Мать, чисто всмятку! Ха-ха-ха!
Нинка качалась в такт ветру, схватившись за голову, Вовка то приседал, то вскакивал – ну прямо как борец на татами.
 - Ой, - закряхтел Петька, и огромные слезы счастья, уже не стесняясь, побежали по щеке. – День-то какой. Давай-ка, Машка, набери Толяна – пусть с женой приезжают.
Петька распахнул окно и весело крикнул:
 - Что, буржуй, сделал страховку?
 - Не успел, Петенька, - взвыл Вовка. – Ты-то что будешь делать?
 - Жить, - радостно выдохнул Петька.

Он любовался на Ильиных, жена не осмеливалась тревожить. Петр как будто застыл у иконы, и мир светил новыми красками.


 


Рецензии
Хорошая такая история про "добрососедские" отношения. И стиль бойкий.

Влада Дятлова   03.01.2018 22:54     Заявить о нарушении
Спасибо огромное. И с праздниками))

Александр Чеберяк   04.01.2018 09:23   Заявить о нарушении
Повеселили, но если честно обоих жалко. Я на своей копейке проехал более 600000 км. Потом сделал ремонт и подарил племяннику. После копейки было ещё три машины, все дарил родственникам когда покупал себе другую. На самом деле жалко мужиков.

Николай Яковлев 4   27.01.2019 09:03   Заявить о нарушении
Очень. Но... Разок мы все обманывались с такими ласточками

Александр Чеберяк   27.01.2019 10:48   Заявить о нарушении
У меня правило в жизни. Просит человек, дай ему столько, сколько можешь дать, что бы ни когда не вспоминать если тебе не отдали, и ни когда не жалеть о том что отдал человеку от души.

Николай Яковлев 4   28.01.2019 05:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.