Тайна Сергиевского Посада

После революции подмосковный Сергиевский Посад стал поистине духовной столицей России уходящей. Сюда, в сердце православия, собрался цвет нации, представители ее славных семей, писатели, художники, философы. Какие громкие имена - Голицыны, Дурново, Иловайские, Шаховские, Раевские, Нарышкины, Родзянко, Шереметьевы. Тут работают Фаворский, Розанов, Нестеров. Одно время существовал даже "Первый колхоз Сергиевского Посада", председателем которого был граф Олсуфьев, а колхозниками - графы да князья.
В 1918 году была создана Комиссия по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевской Лавры во главе с декадентом в рясе, другом Троцкого П.А. Флоренским. События революции он воспринимает как живой апокалипсис и в этом смысле метафизически приветствует.
       В нецерковной печати в последние годы появился ряд публикаций по данному вопросу. К сожалению, они содержат ошибки, искажения, необоснованные домыслы и недопустимую для данной темы игру воображения. Не учитываются в них и документальные исторические источники.
Русский историк В. О. Ключевский в речи в Московской духовной академии в конце сентября 1892 г. говорил: «Духовное влияние преподобного Сергия пережило его земное бытие и перелилось в его имя, которое из исторического воспоминания сделалось вечно деятельным нравственным двигателем и вошло в состав духовного богатства народа... Такие люди становятся для грядущих поколений не просто великими покойниками, а вечными их спутниками, даже путеводителями, и целые века благоговейно твердят их дорогие имена не столько для того, чтобы благодарно почтить их память, сколько для того, чтобы самим не забыть правила, ими завещанного. Таково имя преподобного Сергия...
 Ворота Лавры Преподобного затворятся и лампады погаснут над его гробницею только тогда, когда мы растратим без остатка весь духовный нравственный запас, завещанный нам нашим великим строителем земли Русской, как преподобный Сергий»
Иван Алексеевич Бунин сказал так:
«Великие слова, ныне ставшие ужасными! Основы разрушены, врата закрыты и лампады погашены. Но без этих лампад не бывать русской земле - и нельзя, преступно служить ее тьме. И дикарь все дробил, все топтал и даже дерзнул на то, чего ужаснулся бы сам дьявол: он вторгся в самые Святая святых своей родины, в место страшного и благословенного таинства, где века почивал величайший Зиждитель и Заступник ее, коснулся раки Преподобного Сергия, гроба, перед коим веками повергались целые сонмы русских душ в самые высокие мгновения их земного существования.»
Вот как это было.
В 1916 году в газетах было опубликовано сообщение о пожаре в Троице-Сергиевой Лавре, во время которого сгорели мощи преподобного Сергия. Дело было так: до 1916 года мощи были нетленными. Их обкладывали ватой, которую раздавали верующим в благословение. Случилось так, что гробовой иеромонах не заметил, как в раку попала искра от свечи, и, уходя на обед, он закрыл раку крышкой. Искра эта попала на вату, при малом доступе воздуха вата тлела потихоньку. Когда же пришел с обеда гробовой иеромонах и открыл крышку, при большом притоке воздуха вата вспыхнула и загорелась, сгорели одежды и обгорела сама плоть, остались лишь кости. Это было промыслительно. Нерадивые теплохладные люди, допустившие пожар должны были сами сгореть в надвигающемся на Россию огне. Последовавшие события не оставляют в сём и тени сомнения.
1918 год. 2 августа был произведен обыск в подведомственном Лавре Спасо-Вифанском монастыре. В ночь с 17 на 18 августа – одновременно во всех подчиненных Лавре монастырях произведены обыски. С конца августа начался массовый исход братии из Лавры на основании отпускных билетов. 8 сентября – совершено ограбление Покровского собора Хотьковского монастыря: в ночь на 8 сентября неизвестные, взломав оконную решетку храма, похитили украшенный жемчугом, драгоценными камнями и золотом оклад с иконы Толгской Богоматери. 7 октября – на заседании Коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР приняты решения об установлении наружной охраны Лавры, о перевозке из Вифанского монастыря художественных ценностей, о составлении описей художественных ценностей Лавры. 9 октября – в Спасо-Вифанском монастыре состоялось общее собрание братии и рабочих «с целью образования из себя одной совместной трудовой артели». 19 октября – конфискован весь (36 голов) рогатый скот на ферме Гефсиманского скита. 21 октября – на заседании Коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР принято решение о создании Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры. 24 октября – Коллегия по делам музеев и охране памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР разрешила находившейся в Посаде Электротехнической школе занять помещения Духовной академии, включая и Чертоги. 1 ноября – вышло постановление Совета Народных Комиссаров о национализации Лавры и создании Комиссии по охране памятников старины и искусства Троице-Сергиевой Лавры.
1919 год. 5 февраля – в Сергиевом Посаде скончался известный философ В. В. Розанов. По желанию близких он был похоронен на кладбище тогда еще действовавшего Черниговского скита, рядом с могилой своего учителя – писателя, публициста и литературного критика К. Н. Леонтьева, в иночестве Климента.
В Лазареву субботу 1919 года (то есть накануне предпасхальной Страстной Седмицы) в дверь дома на Дворянской в Сергиевом Посаде постучали. Это к Флоренскому пришла соседка, прихожанка, и рассказала ему об услышанном телефонном разговоре, который её зять вёл с Москвой. Речь в нём шла о готовящемся перед Пасхой глумлением над Мощами Преподобного.
Учительствовавший в Загорске Сергей Алексеевич Волков рассказывал: эта женщина умоляла отца Павла «что-то сделать», протестовать, обратиться к близкому ему Троцкому, но Флоренский в ответ только отводил глаза в сторону и что-то невразумительно говорил о том, что надо, мол, смириться, что надо молиться. Он говорил об историческом и мистическом значении Преподобного, о том, что вскрытие – не оскорбление, а своего рода новый подвиг для Сергия, который таким образом после своей смерти становится ещё и мучеником. Его собеседница была явно недовольна. Наивная женщина считала, что субъект, обряженный в одеяния православного священника, вступится за русскую Святыню и поможет ему в этом ни много, ни мало, а знакомство с кровавым палачом России – сатанистом Троцким. Поняв свою ошибку, она обратилась к наместнику Лавры Крониду. 4 марта была составлена докладная записка наместника Лавры Архимандрита Кронида с братией о недопустимости вскрытия мощей преподобного Сергия. В ответ на это в конце марта – начале апреля произошел роспуск Московской Духовной академии, помещения которой заняли Электротехнические курсы. Апрель был отмечен закрытием Покровского храма Духовной академии, опечатанного студентами электрокурсов Военно-электрической академии и переводом причта академического храма и прихода в Пятницкую церковь.
Наконец настал страшный день 11 апреля – день вскрытия мощей преподобного Сергия Радонежского в Троицком соборе Лавры.
В No 82 издаваемой в Москве газеты Российской коммунистической партии "Правда" от 16 апреля 1919 года приведен под заглавием "Святые чучела" протокол вскрытия мощей Сергия Радонежского 11 апреля 1919 года.
Протокол вскрытия.
(11-го апреля 1919 года.)
Присутствуют: Президиум и все члены Сергиевского Исполкома, делегат Наркома Юстиции Галкин М. В., представитель Губ. Исполкома Семенов М., представитель Наркома Здравоохранения Ловягин, представители организации коммунистов Сергиевского района: Казакевич. Годин, Золотов, члены технической комиссии по вскрытию мощей: Шатагин. Цимбаревич, представители волостей: Рогачевекой, Софринской, Хотьковекой и др., врачи: доктор медицины Гвоздикский Ю. А. и доктор П. П. Попов, представители Красной армии, верующие, члены профессиональных союзов и пр., и пр.
От духовенства: наместник Сергиевской лавры архимандрит Кронид, настоятель Вифанского монастыря иеромонах Порфирий, настоятели Гефсиманского монастыря и Черниговского, иеродиакон Сергий Большаков, из Киновии иеромонах Ионафан, благочинный лавры Иона, казначей лавры архимандрит Досифей, архимандрит Аполлос, много монахов лавры.
В 20 час. 50 мин. председатель Сергиевского Исполкома тов. Ванханен предлагает приступить духовенству к вскрытию. Иеромонах Иона приступает к вскрытию. Снимает покровы: зеленый, голубой, черный, темно-синий, малый покров, черный бархатный — с головы, в ногах черная лента-пояс с кистями. Все это кладется им в ноги на раке. Покрывала все шитые золотом, серебром с крестами. Видны контуры, напоминающие человеческое тело, накрест перевитое на высоте груди и у колен узкой синей лентой. Иеромонах Иона вынимает вместе с игуменом Ананием фигуру. С головы снимают черный мешок, вышитый крестами, снимают покров. Разматывают желтую ленту, которая обнаружена под этим покровом. Фигура в голубом, голова в черном. С головы снимают шапочку, с шеи — бинт фиолетовый, затем голубой. Разрывает иеромонах Иона швы у ног, распарывает ножницами парчовый голубой мешок. Вынул сбоку вату, распарывает швы, фигура становится плоской, толщиной в четыре пальца, снимает распоротый голубой мешок, под которым обнаруживается полуистлевшая ткань серо-коричневого цвета. Снизу лубок. По снятии шапочки с головы виден человеческий череп, лежащий частью на лубке, частью на весу. Возле черепа справа виден первый шейный позвонок. Длина фигуры соответствует человеку среднего роста. Иона приподнимает испепелившуюся ткань... нижняя челюсть отделилась. В ней семь зубов. Слева черепа лежат два шейных позвонка. Развертывается истлевшая одежда. Все из'едено молью. Видны рыжего цвета волосы, ременный пояс, поднимается пыль. Видны отдельные позвонки, кости таза, правая берцовая, бедренная кости целы, малые берцовые кости найдены полуразрушившимися. Все осматривают доктора. Общее впечатление скелета, который разрушался 500 лет. Доктор Попов поднимает черную коробку, вынимает из нее завернутые в провощенную бумагу желтого цвета волосы русо-рыжеватого оттенка, без седины. Он собирает массу мертвой моли и показывает присутствующим.
Доктор Гвоздинскнй говорит, что от предплечий остались отдельные истлевшие части. Все рассыпалось. В области лобка пучок рыжих волос без седины. Всюду масса мертвой моли, бабочек и личинок. По заявлению доктора Попова, череп соответствует по своей древности костям. В области грудной клетки лежат в беспорядке кости ручных кистей. Одежда была, по-видимому, из грубого деревенского сукна. Все было перевязано крест-на-крест ремнем в виде веревочки, толщиной в обыкновенный карандаш. Под этими останками костей лежат слой истлевшей одежды.
Настоящий протокол читается тов. Шатагиным всем присутствующим. Возражений нет.
22 часа 50 мин. Все время шла кино-с'емка.
Секретарь, Член Сергиевского Исполкома Шатагин.
О. Ванханен.
Д-р Гвоздинскгий.
Д-р Попов.
Представитель Нар. Ком. Юстиции Мих. Галкин.
М. Семенов, член Исполн. Ком. Моск. Губ. Сов.
Архимандрит Кронид.
Игумен Анания.
Делегат Н. К. 3. Н. Ловягин.
Член партии коммунистов И. Золотов.
Иеромонах Ефросин,
А. Лобаторин.
Иеромонах Самуил.
Рагачевск. вол. Запевагин.
Опихтин:
Архимандрит Поллос.
Иерод. Сергий Большаков.
Д-р Гуревич.
А. Петренко.
П. Черноусое.
Представитель гор. Александрова Данилов.
Илья Морозов.
Член Исполкома Дм. у. Пет. Маломыкин.
Член Димитревск. Испол. И. Зайцев.
Член Исполкома Димит. уезда Налешов.
Прокофий Трифонов.
Член Константиновского Исполкома Степан Муграпов.
Член Моск. Губ. К-та Рос. Ком. партии Минин.
Председатель Александровского уездного Совдепа Прибанов.
Представитель от Александровского уездного Исполкома, инструктор И. Наумов.
Член агитационно-просветительного отдела гор. Александрова Мих. Смирнов.
Председатель Димитр. Исполкома Феодор Савельевич Андропов.
Монах Аполлоний
Представитель партии коммунистов г. Александрова, гр. гор. Киржача т. Н. Глазунов.
Представитель от Сергиевского волост. Исполкома В. Бойков.
Представитель Торг. Пром. служащих Н. Баринов. Софиринского совета председатель А. Романов.
А. Денисов.
И. Федоров.
Монах Севастиан
Д. Цветков.
Р. Шариков.
Семин.
В. Веселое.
Член Серг. И. К. Русев.
Р. Шишанов.
Афанасий Димитриев.
И. М. Морченков.
И. С. Воронов.
Монах Иоанникий.
Иеродиакон Рафаил.
А. Дьяконов.
И. Иоанн.
П. Иванов.
Иеромонах Кирилл.
Яков М. Боровков, Чл. Ком. Ч. К. Сев. ж. д. Михаил Степанов Хребетов,
Член Ревкома Сев. ж. д. Яков Сергеев, ж. д. организац. Александр Кружков. Троиц. С. завод.
Иван Оболенскй, Троицкий С. завод.
Наум Кузьмин.
О. Лаурсон.
Андреев.
А. Волков.
А. Сафонов.
 
Протокол этот, судя по его содержанию, носит официальный характер и начинается с перечисления всех лиц, присутствовавших при этом новом неслыханном еще проявлении кощунства большевиков над религиозным чувством православного народа.
В присутствии президиума и членов местного губернского исполкома, представителей партии коммунистов, членов "технической комиссии по вскрытию мощей", представителей волостей и уездов, врачей доктора медицины Ю. А. Гвоздикова и доктора И. П. Попова, представителей Красной армии, верующих, членов профессиональных союзов и духовенства была разобрана рака  с мощами Св. Сергия Радонежского в Троицко-Сергиевской лавре близ Москвы. В 20 час. 50 мин. по приказанию председателя Сергиевского исполкома финна Ванханена один из иеромонахов (Иона) и игумен лавры вынуждены были приступить к кощунственному акту вскрытия мощей одного из наиболее чтимых святых угодников Православной церкви. Те, которые посвятили свою жизнь молитве Преподобному Сергию, должны были во исполнение приказания большевистского комиссара в течение около двух часов собственными руками разбирать покровы и мощи Св. Сергия, который более пятисот лет тому назад благословлял русский народ на борьбу с тяжким татарским игом во имя спасения и объединения. А теперь большевистская власть покусилась на покой святых останков великого молитвенника земли русской, к мощам которого одно столетие за другим стекались со всех концов православного мира миллионы богомольцев для поклонения и благоговейной молитвы. Даже в советской газете "Беднота"  проглядывает то возмущение, с которым отнеслись к этому духовенство и народ.
У стен монастыря собралась огромная толпа, а в самом храме, где покоились мощи, шло непрерывное бдение среди богомольцев, спешивших в последний раз приложиться к мощам, повсюду слышались рыдания и возгласы "мы веровали и будем веровать!", а в это время в пределе храма устанавливался кинематограф, и, несмотря на все протесты, кощунственный акт вскрытия мощей приведен в исполнение. В 22 часа 30 мин. позорное дело было закончено.

Вот как этот день описывает Флоренский: «Я вошел в Троицкий собор уже позднею ночью, значительно позже, после того, как было произведено вскрытие. В соборе стоял едкий дым от магниевых вспышек, при которых производилась фотографическая съемка. Но, несмотря на этот сильно пахнущий воздух, порою какими-то дуновениями приносило от раки на несколько саженей расстояния волны неизъяснимо приятного благоухания, которое перебивало все прочие запахи. Это благоухание охватывало величественной радостью, в которой невозможно было провести границу между собственно духовным удовлетворением и чувством приятного. Прикладываясь к мощам, я убедился, что благоухание исходило именно из раки и было тут несравненно сильнее, чем в стороне. С чем сравнить его—затрудняюсь, так оно тонко и своеобразно. Могу только сказать, что в нем совершенно отсутствовали элементы слащавости или липкости, более или менее свойственные всякому запаху земного происхождения. Если приурочивать запахи к стихиям, то этот был воздушно-огненной природы. Отдаленное сходство можно, пожалуй, находить в нем с запахом настоящей горной фиалки, но тоньше и подвижнее его; еще точнее можно представить себе это благоухание раки преп<одобного> Сергия, если припомнить приносимый издали теплым ветром аромат цветущей виноградной лозы. Недаром в Песни Песней тончайшая жизнь природы на вершине ее духовности отмечается этим же запахом: «Виноградная лоза уже распустилась, и цветы ее издают благоухание» — таков призыв Жениха природою. Давно замечено, что вся Библия овеяна благоуханиями; но из них запах лозы запоминается наиболее, и вот с ним напрашивается на сравнение благоухание мощей, которое, однако, в смысле утонченности само неизмеримо выше цветущей лозы. Приложившись к мощам и пробыв некоторое время в Лавре, позднею холодною ночью я пошел домой. Это была ночь под Лазареву субботу. Никаких признаков весны еще не было. Но, идя по улице, я дивился, почему так пахнет весною. Сперва я не мог дать себе отчета, в чем тут именно весна, но потом припомнил, что несомненно пахнет распускающимися тополями после майской грозы, и даже стал вглядываться в тополя, хотя, конечно, никаких признаков запаха от них не было. Но вдруг, неожиданно для себя, сообразил, что ведь этот запах идет от моих губ и усов и что, конечно, это пахнет не тополями, а мощами преподобного Сергия.»

Донесение троицких монахов патриарху Тихону о вскрытии мощей Преподобного Сергия:
В пятницу 29-го сего марта, около 3 часов дня, вблизи Троицкого собора Лавры и в других местах Лавры появились вооруженные красноармейцы, которые завяли в Лавре разные посты при выходах. Вследствие сего, о. Наместник распорядился послать к комиссару Лавры узнать о причине сего. Комиссар передал, что около 6 часов вечера должны прибыть из Москвы делегаты, командируемые для освидетельствования святых мощей Преподобного Сергия, красноармейцы же поставлены для охраны порядка. Действительно, около 6 часов, Троицкий Собор наполнился делегатами, и начались приготовления для установки кинематографических и фотографических аппаратов. Когда последние были установлены, о. Наместнику предложено было вскрыть св. мощи, а о. Наместник поручил вскрыть св. мощи игумену Анании и игумену Ионе. Когда начали снимать покровы, то каждое действие вскрывающих было снято кинематографическими и фотографическими аппаратами. Были сняты с св. мощей покровы, схима и мантия, по снятии последней оказались св. мощи, сохранившиеся в следующим виде: череп с нижнею челюстью и зубами и все кости преподобного за исключением ступень, волосы и немного волос, завернутых в бумагу. По окончании освидетельствования, Комиссией был составлен акт. Затем всем присутствующим было предложено осмотреть, св. мощи, для чего каждый проходил мимо раки.
Сегодня в 2 часа дня получено от Комиссара Лавры постановление Исполнительного Комитета Сергиевского Совета о принятии мер к тому, чтобы останки пр. Сергия находились в должной сохранности, почему предложено, не изменяя настоящего расположения и виде останков, сделать непосредственно над ними покрышку из зеркального стекла. О чем Духовный Собор и имеет долг донести Вашему Святейшеству.
Вашего Святейшества нижайшие послушники:
Наместник Лавры Архимандрит Кронид.
Члены Духовного Собора.
Правитель дел: иеромонах Вячеслав..
№154
Марта 20 (апреля 12) дня
1919

Преподобный Сергий, явившийся после вскрытия раки старцу Захарии (схиархимандриту Зосиме), говорил ему, чтобы тот оставил Лавру, и когда отец Захария спросил: «А как же мощи?», преподобный Сергий сказал ему, что мощи останутся здесь, но благодать отыдет. В своих мемуарах Сергей Иосифович Фудель упоминает о том, что преподобный Сергий явился и старцу отцу Алексию Зосимовскому, последние дни жизни жившему в Загорске. И ему преподобный Сергий сказал, что воля Божия такова, чтобы его мощи оставались в поругании.
А дальше случилось ужасное. Воля Сергия была нарушена. Некий крещёный еврей армянских кровей обряженный в рясу православного священника - П. Флоренский через Успенские ворота прошел в Лавру и направился в келью наместника. О чем говорили они с архимандритом Кронидом, знает только Господь. Может быть, Флоренский, содрогаясь от ужаса, пересказывал подельнику свой сон: «Видел же я себя в Троицком соборе за богослужением. При этом рака Преподобного Сергия была не на своем месте, а поставлена на солее, вдоль ее края, близко к амвону, и головою именно к амвону. Я же стоял тоже на солее, у ног Преподобного, возле раки. И вот, во время богослужения слышу я, что в раке что[-то] потрескивает и похрустывает. Я обратился к раке и вижу, что мощи Преп[одобного] Сергия словно в менее разрушенном виде, чем были ранее, и что кисти рук его соединены и скреплены иссохшей и потемневшей кожей. Когда же преподается мир, то Преп[одобный] Сергий благословляет народ. Но поднять руки он не может, а благословляет только кистью: руки сложены крестообразно на груди, а Преп[одобный], словно не будучи еще в состоянии развести их, стесненным движением, сгибая руку только у запястья, благословляет народ. И вообще, во время богослужения в раке заметно какое-то движение, словно происходит сближение и срастание костей, как в видении Езекииля. В раке происходит потрескивание - это от движения друг к другу, сближения, срастания костей. Время от времени я поглядываю на раку и вижу, что мощи делаются все сохраннее, хотя цвет их по-прежнему темно-коричневый, а вид совершенно иссохший. И я чувствую, что еще немного - и Преподобный Сергий оживет. А голова? Голова как?» Понятно, что каббалисту и его хозяевам абсолютно не нужно было чуда оживания Сергия. Они трепетали от страха, внимая рассказу Флоренского. Это подтолкнуло их к решительным действиям.
Лишь стены древней обители были свидетелями тайной сатанинской вечери, на которую сошлись члены Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры П.А. Флоренский, Ю.А. Олсуфьев, а также, вероятно, граф В.А. Комаровский, С.П. Мансуров и М.В. Шик. Затем они тайно вошли в Троицкий собор и сотворили «молитву» у раки с мощами Сергия Радонежского. Далее вскрыли раку и изъяли Честную Главу Преподобного, а на ее место положили якобы череп погребенного в Лавре князя Трубецкого. Чтобы отделить Пречестную голову, заговорщикам НИЧЕГО НЕ НАДО БЫЛО ОТРЕЗАТЬ. Глава лежала отдельно от большей части шейных позвонков. Но Флоренский, взяв церковное копие, отделил Главу от одного шейного позвонка. Так Флоренский исполнил древний еврейский обряд отрезания главы у врага. Главу Преподобного схоронили в ризнице и покинули Лавру, дав обет молчания. Позже Флоренский передал Пречестную голову своему единоверцу и покровителю Троцкому. Троцкий переправил трофей к своим хозяевам в Америку. Там, в Чарльстоуне, на 33 градусе земных параллелей расположен главный масонский храм. Головы врагов – неотъемлемый ритуальный атрибут сатанинских месс, проводимых здесь.
Для запутывания следов Флоренский отдал Олсуфьеву чей – то череп, сказав, что это глава Преподобного. Поверивший Олсуфьев поместил его в дубовый ковчег, который перенёс в свой дом на улице Валовой в Сергиевом Посаде. В 1928 году, когда по городу прокатилась волна арестов, ковчег Олсуфьев закопал у себя в саду. В начале 30-х годов накатилась новая волна арестов, в 1933 году был наконец арестован троцкист Флоренский. В посадскую тайну оставшиеся на свободе заговорщики посвятили Павла Александровича Голубцова, ставшего позже архиепископом Новгородским и Старорусским (не препятствовавшим хрущёвскому погрому Православия). Голубцов тайно перенес ковчег из олсуфьевского сада и сокрыл его в окрестностях Николо-Угрешского монастыря под Люберцами. Вскоре Голубцов также был арестован, а из заключения попал на фронт, где служил санитаром. После демобилизации он перенес дубовый ковчег в дом племянницы Олсуфьева Е.П. Васильчиковой. Голубцов хранил ковчег на полке, за книгами; а переносил он из укрытия «Главу Преподобного» в простой невзрачной сумке, для маскировки завернув ковчег в газету…
С трепетом говорила Екатерина Павловна о том, как хранила ковчег, поставив на него для конспирации цветочный горшок. В 1946 году Васильчикова возвратила Патриарху Алексию I «Главу Преподобного», и Патриарх благословил возложить её в раку.
Только в наши дни по крупицам, по разрозненным воспоминаниям удалось воссоздать картину событий восьмидесятилетней давности. Подлинные мощи обладают запахом. Флоренский, когда вёз Троцкому настоящую Главу, чувствовал сильный грозовой запах, как после прошедшего грозового ливня, о чём оставил письменные свидетельства.
«Мне пришлось, в другой раз, держать в руке часть мощей того же святого, завернутую в несколько плотных шелковых илитонов, увязанную широкой шелковой лентой и заключенную в толстый мешочек от дароносицы. Согретая теплотой руки, часть мощей стала благоухать настолько сильно, что запах ее, опять этот запах не то нарда, не то тополей, не то лозы, прошел чрез все покровы, и рука сама стала настолько пахучей, что в течение часа или двух я боялся обратить на себя внимание этим ароматом, хотя мощей на мне уже не было.»
 Все остальные хранители подсунутой им жонглёром черепами «Главы», нигде не упоминают о запахе. Мне представляется, что хранители все разом не могли быть лишены обоняния. Главное нынешнее доказательство подлинности - царапина – мета от копья. Но никто никогда не проводил никаких исследований этой меты и принадлежности черепа остальной части мощей.
Вот приметы подлинной Главы, зафиксированные Флоренским:
«На левой стороне головы виднеется рубчик в виде неполного эллипсиса. На черепе имеются волосы. Темный цвет височных и скуловых частей черепа. Нежная желто-розовая окраска лобной и теменной частей черепа. Происходит благоухание мощей, в частности скуфьи. Происходит характерное впечатление живого тела при прикосновении губами к голове.»
А вот как описывает мощи, видевший их в 1946 году Александр Храпов, впоследствии архиепископ Михей:
«Глава была совершенно белой, с высоким благородным лбом…»
Для нас факт отсутствия исцелений возле мощей после похищения Главы и до настоящего времени вполне красноречивое свидетельство отсутствия Главы Преподобного в раке.
Про якобы лежащий с мощами череп Трубецкого пишет в своих дневниках за 1929 год М.М.Пришвин:
«10 июня 1929 года. Идут дожди. Растут травы… Заведующий Сергиевским музеем в Лавре раскопал могилу кн. Трубецкого. Внук покойного Владимир Сергеевич явился к заведующему и сказал: «Мною подано заявление, могила не беспризорная. Вам это известно?» - «Известно», - ответил Заведующий. «Зачем же вы это сделали?» - «Интересно посмотреть могилу князя. Вы, кажется, беспокоитесь, там ничего не было, кости, сохранился эполет, все опять ссыпали с землей, а череп у меня в кабинете». - «Да как же вы смели это сделать?» - «А что, череп? Вы можете его взять, я сейчас принесу...». Так постепенно вскрывается черное дело Флоренского.

Под дубом - череп исполина.
в глазнице черная вода,
в другой  - горючая калина,
над ним багряная звезда.
Не знавший цели и покоя,
бродяга выполз изо рва,
ударил череп в лоб рукою
и молвил дерзкие слова:
- Шатался ты по белу свету,
земля тряслась, тряслись враги,
но срок пришел, не дашь ответа,
удар стерпев от мелюзги.
Зачем ты вел с богами споры,
до неба строил города,
леса растил и двигал горы?
Нас равно примет пустота...
И вдруг от края и до края,
как прежде, землю затрясло.
И смех из пламенного рая
донесся гордо и светло:
- Но все же я в той жизни бренной
был потрясателем Вселенной,
а ты, хоть правдой слабых прав,
и жил и сгинешь ниже трав!

Небезынтересно узнать, кто же такой этот гробокопатель и жонглёр черепами - Флоренский. По национальности он полуеврей – полуармянин. Своё отношение к еврейским кровавым ритуалам, в частности к убиению Андрея Ющинского, он определил так: «убийство Ющинского – это человеческое жертвоприношение, «вызов», произведенный «напоказ всему человечеству» (именно поэтому труп не был устранен, а следы не были стерты). Христианство и иудаизм опирались на веру в «святость крови», однако лишь таинства иудейской религии требовали кровавой жертвы, которая должна совершаться не символически, а конкретно и с муками.:. Признаюсь, что еврей, вкушающий кровь, мне гораздо ближе не вкушающего… Первые, вкушающие — это евреи, а вторые — жиды. Если б я не был православным священником, а евреем, я бы сам поступил, как Бейлис, т.е. пролил бы кровь Ющинского.»
Магия для Флоренского — это «живое общение» человека с живой действительностью (в противоположность науке, занимающейся нанизыванием понятий). Флоренский называет «магическими машинами» такие произведения человека, в случае которых «действие на окружающих и изменение в их душевной жизни должен оказать не смысл [подобных произведений], а непосредственная наличность красок и линий».
В те годы начала века он готовил к печати свою религиозно-философскую диссертацию «Столп и утверждение истины», трактующую основные вопросы бытия. Жизнь с другом-мужчиной в квазисемейном и, надо думать, добродетельном союзе служила стержнем, вокруг которого молодой Флоренский строил свое существование. Камуфляжа, скрывающего содомитскую суть его диссертации достаточно много. Посвященная «Всеблагоуханному и Пречистому Имени Девы и Матери», книга была издана узорчато, напечатана витиеватым «елизаветинским» шрифтом и даже по своему внешнему виду была неприемлема для тогдашней Академии.

Рожденный женщиной — на женщину клевещет!
Бичует мать свою на площади бичом,
И пьяная толпа, ликуя, рукоплещет
И восторгается уродом-палачом.
Да будет стыдно вам! Пусть ныне горд и громок
Крик святотатственно-преступной клеветы! —
Я верю — близок день! — забудет вас потомок,
Бесславного труда бесславные листы!

 “Столп...” написан в форме двенадцати писем, большинство из которых с острой нежностью адресованы анонимному Другу — по всей видимости, собирательному образу, составленному из Васеньки Гиацинтова и Сергея Троицкого (умершего в 1910 году, с ним Флоренского связывала предыдущая “дружба-страсть”). Книга достигает эмоциональной кульминации в одиннадцатом письме, озаглавленном “Дружба”. По Флоренскому, в христианской общине “предел дробления” — не “человеческий атом”, а “молекула” — “пара друзей, являющаяся началом действия, подобно тому, как такой молекулой языческой общины была семья”.
Поэтому, выставляя эту содомитскую билиберду в качестве магистерской диссертации, Флоренский издал ее в несколько сокращенном виде под заглавием: «О духовной истине. Опыт православной феодицеи» — без посвящения и аллегорических заставок, заимствованных из редкостного издания Петровского времени «Символы и эмблемата». У людей, близко знавших Флоренского, не вызывала сомнения связь его богословия с личным экзистенциальным опытом. В известной статье “Стилизованное православие” — остро негативной рецензии на “Столп...” — Бердяев замечает, что «в письмах о дружбе и ревности — весь пафос книги. В дружбе видит свящ. Флоренский чисто человеческую стихию церковности. О дружбе говорит он много хорошего и красивого, но безмерно далекого от православной действительности, в которой мудрено найти пафос дружбы. Это у священника Флоренского совершенно индивидуально, лирично. Он оправославливает античные чувства.»  Что это за «античные чувства» вполне понятно из переписки с Розановым: «Античная философия была философией не индивида, и не семьи, и не народа, а философией эсотерического кружка, “школы”, причем строение этой философской ячейки было содомическое, а педерастия являлась одним из главных воспитательных средств.» Флоренский выделяет особую, высшую группу мужчин, склонных к однополому влечению, в которую включает и себя. В таких мужчинах направленность влечения на свой собственный пол вызвана не эффеминизацией, а наоборот — повышенной маскулинностью, и происходит на основании полового подобия, а не различия. Флоренский развивает идею платонической дружбы намного дальше: онтологизируя свой опыт, он предлагает утопическую модель православной общины, единицей которой является не личность или семья, а пара любящих друзей-мужчин.
Много лет спустя Бердяев вернется к автору “Столпа...” и его труду в своей философской автобиографии и опять неодобрительно подчеркнет онтологизацию Флоренским своего сугубо индивидуального эмоционального опыта:
«В своей книге он борется с самим собой, сводит счеты с собственной стихийной натурой. Он как-то сказал в минуту откровенности, что борется с собственной безграничной дионисической стихией. <...> Он был своеобразным платоником и по-своему интерпретировал Платона. Платоновские идеи приобретали у него почти сексуальный характер. Его богословствование было эротическое.»
Серафим Саровский предвидел подобное: «Настанет время, когда под предлогом церковного и христианского прогресса, в угоду требованиям мира сего, будут изменять и извращать догматы (учение) и уставы Святой Церкви, забывая, что они имеют начало от Самого Господа Иисуса Христа, научившего и давшего указания Своим ученикам, Св. Апостолам, о создании Церкви Христовой и ее правил, и заповедавшего им: «Шедше научите все народы тому, что Я заповедал вам» (Мф. 28, 19). Отсюда доныне сохранились дошедшие до нас правила и предания Св. Апостолов, которые разъяснены и утверждены окончательно раз навсегда и Св. Преемниками — Св. Отцами, руководимыми духом Святым на семи Вселенских Соборах. Горе тому, кто одно слово убавит или прибавит наша Церковь не имеет никакого порока; горе тому, кто дерзнет внести какие-нибудь изменения в Богослужение и уставы той Церкви, которая есть «Столп и утверждение Истины» и о которой Сам Спаситель сказал, что даже врата ада не одолеют ее; т. е., что она пребудет неизменно до конца — до второго пришествия». Всякое желание внести якобы усовершенствование, изменения в правила и учение Св. Церкви, есть ересь, желание создать свою особую Церковь по измышлению разума человеческого, отступление от постановления духа Святаго и есть хула на Духа Святаго, которая не простится во век. Так поступали и будут поступать все отпавшие от единения со Святой Апостольской Церковию, о чем Апостол Павел говорит: «Такие апостолы - лукавые делатели принимают вид апостолов Христовых и не удивительно, ибо и сам сатана принимает вид Ангела Света поэтому не великое дело, что и служители его принимают вид служителей правды, но конец их по делам их». (2 Кор. 11, 13-14). По этому пути пойдут архиереи Русской земли и духовенство последних времён, и гнев Божий поразит их…»
Флоренский большое значение придает философии символов. По его мнению, носителями энергий бытия выступают имена и слова, которые выступают перед человеком как символы бытия: "Бытие, которое больше самого себя, — таково основное определение символа Символ есть такая сущность, энергия которой, сращенная или, точнее, растворенная с энергией некоторой другой, более ценной в данном отношении сущности, несет таким образом в себе эту последнюю". Весь мир, весь космос, по Флоренскому, представляет собой бесконечное множество символов и, таким образом, является символическим миром.
Флоренский был одним из инициаторов и дирижёров афонской ереси имяславцев – новоизобретённой фарисеями догматической ловушки. Эта ересь была официально осуждена Священными Синодами Цервей Константинополя и России в 1913 году, и Церковью Антиохии, и снова Священным Синодом Российской Церкви при Патриархе Тихоне в октябре 1918 года.
В своих книгах "Мысль и язык" и "Имена" Флоренский выдвигает в противовес позитивистскому убеждению, по которому слово - это лишь звуковой знак вещи, представления оккультного характера. Он говорит о слове как о звуковом организме ("Магичность слова"), как о семени (там же), о живом существе ("Строение слова"), как о сущности, в чем-то подобной человеку ("Магичность слова", "Имена"), а по поводу имени Божия - как о Боге в Его явлении ("Об Имени Божием", "Имяславие как философская предпосылка")
Вот как организовывался новый раскол церкви по догматическим причинам, подрывающий единство верующих накануне суровых испытаний.
В январе 1913 г. братия Андреевского скита на Афоне большинством голосов, согласно уставу скита, низложили игумена Иеронима (имяборца) и избрали вместо него имяславца архимандрита Давида. Поскольку о. Иероним не согласился добровольно покинуть игуменские покои, его изгнали оттуда силою. Как происходило само избиение и изгнание, описывает в своем дневнике один из активных имябожников монах Николай Протопопов (обратите внимание, как смакует этот еретик избиение православных православными на радость устроителям догматической ловушки):
«В это время братия исполнилась непомерного гнева и бросилась на “ура”. Был великий бой с обеих сторон. Сперва кулаками, а потом один другого давай таскать за волосы. Это было чудное зрелище. Внизу руки, ноги, туловища, а вверху виднелась одна шерсть (то есть волоса). И начали вытаскивать (иеронимовцев) из этой кучи по одному человеку в коридор, где братия стояла в две шеренги, получая добычу и провожая (иеронимовцев) кого за волосы, кого под бока и с приговором, кого за что бьют, чтобы он знал. Таким образом, провожали до лестницы, а по лестнице спускали, кто как угодил: одни шли вниз головой, другие спускались ногами книзу, а затылком считали ступеньки... Провожали их до самой соборной площадки, а там с честью брали под руки и выводили за Порту (ворота)...
Монах Николай (певчий) бросился в окно, на мраморную площадку, но его на лету подхватила стоявшая внизу братия и не дала разбиться насмерть. Иеромонах Меркурий тоже хотел сигануть в окно, но его удержал о. Сосипатр-старший, говоря:
— Надо пройти через двери, жди очереди...
В это время подбежал о. Сосипатр-младший и сказал Меркурию:
— Не скорби, иди-ка сюда, — и ухватил его за волосы, но вытащить в коридор не мог, так как волоса оказались прикреплены слабо и остались в руках о. Сосипатра. Тогда Меркурия подхватили за шиворот и высадили в дверь. Тут он проходил по коридору с остановкой и медленно, потому что нагрузка со стороны братии была большая.
О. Артемий также шел медленно, с большими остановками, иеродиакон Иосиф прошел быстро и прямо за Порту... Сергия (писаря) больше катили по коридору. Он закрывал голову, а боков не жалел... О. Гавриил получил хорошие фонари под очеса. О. Самсон прошел все пути, и у него получилось извержение афидроном без всяких медицинских средств.
Чудно провожали о. Павлина, соборного старца... И получил о. Павлин очеса сини, браду малу и редку, ноги хромы. Последовала очередь и за другими попами. Иаков и Серафим — сильные люди и оборону имели при себе хорошую. Для них у дверей поставили Геласия и Смарагда, чтобы “очуманить” их. Угощение они получили от всего братства. Через две лестницы прошли с “большой честью”, там получили свободу и, идя по двору, только оглядывались назад...
Почетный иеромонах и бывший эконом Петроградского Андреевского подворья о. Досифей показался из двери в коридоре, как богатырь: росту высокого, с распущенными волосами, обвешанный немощной (мелкорослой) братией, которая не могла его свалить на землю, чтобы потешиться над ним. Когда он пошел по коридору, малые силы были освобождены, а приступили два вышеупомянутых о. Смарагд и о. Геласий и сразу повалили. Занял место о. Досифей поперек всего коридора и всем было доступно прикасаться к нему. И продолжал он свой путь головой вперед, вниз по лестнице, а там до собора шел на своих ногах. Тихими шагами пошел он в свою келию, заложил дверь своим гардеробом, умывальником и другими келейными принадлежностями и сидел там, как медведь до времени...
О. Димид, как личность, являющая себя истинным философом и преданным своему новому мудрованию, получил почетное вознаграждение от лица братии. Две седмицы лежал на пузе, а бока и спину берег к старости... О. Варлаам все руки нам перепортил своим телосложением. Ударов было много, а ран не получалось. Всех досада брала. Кожа так присохла к костям, что нисколько не предавалась тлению от ударов...
Дошла очередь до бывшего игумена Иеронима и его келейника Климента. У первого отобрали ключи, взяли под руки и с честию стали выводить из покоев. Климент хотел укрыться под игуменской ряской, но когда вышли в коридор, Климента вытащили из-под рясы и утешались над ним все, кто хотел, как над главным виновником всего дела. На прощание он получил от братии синие очеса и боковые награды» («Забытые страницы русского имяславия». С. 261–264).
Какое же сатанинское варево нужно было состряпать, что бы отравившиеся им хранители Православной веры превратились в таких зверей и набросились на своих собратьев?
Яд этого каббалиста, маскирующегося под священника выплёскивается из него даже на своих детей. Вот эти строки Флоренского: «И я решил, весь содрогаясь от боли, отравить и их, и всю семью. А чтобы все поели отравы, надо было сварить что-нибудь вкусное. И вот я, поскребши в буфете и всюду, разыскал немного шоколаду и сластей и стал, проливая внутренние слезы, варить все найденное в медной кастрюльке, стараясь хоть в последний раз доставить детям удовольствие.»
Игумен и его сторонники из монахов скита (которых было меньшинство) стали жаловаться в вышестоящие инстанции - Константинопольскому патриарху, в монастырь Ватопед (при котором состоял Андреевский скит), светским властям Афона, в Российский Синод и т.п., справедливо обвиняя монахов скита в ереси, бунтарстве и насилии. Подобное же противостояние имяславцев и имяборцев происходило и в русском на Афоне Пантелеимоновом монастыре. 30 марта богословская школа Константинопольского Патриархата на о. Халки после тщательного исследования сочинений имябожников определила имябожничество ересью, никакого отношения к святоотеческому учению об именах Божиих не имеющей. А 5 апреля Синод Константинопольской Церкви осудил имябожничество как ересь, о чем сообщалось в Грамоте Патриарха Константинопольского с требованием отречения имябожников от ереси под угрозой удаления со Святой Горы. Осудил ересь и Синод Русской Православной Церкви в своем Послании от 18 мая 1913 года. Между тем греки решили воспользоваться спором об Имени Божием, чтобы получить решительное преобладание на Афоне, и потребовали, чтобы русские удалили с Афона еретиков. В июне на Афон прибыл пароход с архиепископом Никоном (Рождественским), командированным от Синода, и ротой солдат. Архиеп. Никон пытался увещевать монахов-имяславцев покориться и принять учение Синода. После отказа имяславцы были силою, с помощью солдатских штыков и воды из пожарных шлангов, выдворены из Пантелеимоновского монастыря, погружены на пароход "Херсон" и вывезены в Россию. Имяславцы Андреевского скита покинули его добровольно и также были вывезены с Афона. Испокон веков на Афоне непоколебимо хранилась святая православная вера, которую не могли поколебать ни нашествия католиков, ни турецкое владычество. Устав Святой Горы строго запрещает еретикам нахождение на Афоне. Впав в ересь, и не желая от нее отречься, еретики сами приговорили себя к изгнанию с Горы.
Флоренский не только ценит символистов, о которых русские гимназические учителя отзывались или снисходительно, или с грубым пренебрежением («Мы такой дряни у себя не держим!»), но со многими из них знаком и близок.
Конечно, Флоренский имел весьма мощное покровительство со стороны мирового еврейства, как внедрённый в самое сердце русского православия крот. Лосев не постеснялся однажды спросить ректора Духовной Академии, непосредственного начальника Флоренского (это было в 10-е годы): "Как Вы такого декадента и символиста, как Флоренский, поставили редактором "Богословского вестника" и дали ему заведовать кафедрой философии?"
Понятно, что прогнившее высшее духовенство, уже спонсируемое кагалом, покровительствовало откровенному каббалисту и известному содомиту.
Лосев - ученик Флоренского, питающийся некоторыми его прозрениями. Но только при резкой антипатии можно определить это ученичество с помощью того образа, который использует фарисей Флоренский: "Лосев, как рефлектор - отражает, а сам темный, с такими людьми душно"...
Конечно силы - хочется сказать, мощи лосевской мысли Флоренский видеть не желает, - и это при том, что нельзя не признать: как философ, Лосев значительнее Флоренского. Лосев чувствовал со стороны Флоренского неприязнь к себе и пытался ее объяснить. Свое разочарование и неудовлетворенность Лосев разряжал в ироничных высказываниях о Флоренском: "Флоренский? Я его мало знал. Человек тихий, скромный, ходивший всегда с опущенными глазами. Он имел пять человек детей. То, что он имел пять человек детей, кажется, противоречит отрешенности..." Поскольку их встречи в Сергиевском Посаде приходятся на 20-е годы - время гонений на Церковь, - Лосев решил, что настороженность Флоренского связана с его священством: "Отец Павел был замкнутый, со мной у него не было контакта, боялся меня как светского человека".
Было нечто монгольское, вернее, восточное во всем типе его лица, особенно в его «долгом» взгляде из-под полуопущенных век. Взгляд этот падал как-то искоса, скользил по собеседнику и уходил куда-то внутрь.
Флоренский был платоник. Его лекции по стилю и содержанию не отличались от его печатных трудов. Многим студентам они казались трудными. «Уж очень он темно говорит и много фактического материала и имен приводит!» В чеканной формулировке профессора Высших женских курсов и доцента Московского университета Густова Шпета мысль Флоренского - это "псевдофилософия", платоническая метафизика, выдаваемая за христианскую.
В таком маленьком городке, как Сергиевский Посад, всякая мелочь становится достоянием пересудов. Характерно, что по отношению к Флоренскому о нем лично не ходило никаких рассказов, а те, что были, ограничивались исключительно его мистикой. Серьезные люди спорили о его мистических теориях, но были и такие, кто готов был объявить его теософом и даже чернокнижником, и это было тоже характерно для него. Вот один из таких рассказов.
Ещё будучи студентом, Флоренский пришел в академический лазарет, чтобы навестить заболевшего товарища. В комнате был ещё один больной, который в это время дремал. Проснувшись на какое-то мгновение, он увидел, что Флоренский сидит не на стуле, а на полу, положив под себя подушку, причем сидит по-турецки, держа на поджатых ногах и раскинутых коленях большую книгу, читает что-то из нее нараспев на непонятном языке, раскачиваясь и закрывая глаза. А его товарищ лежит на постели, вытянувшись без движения. Картина произвела жуткое впечатление на рассказчика. Флоренский безусловно знал, что люди знакомы с таким обвинением евреев в сатанизме, как разговор с дьяволом на заумном языке.
Жил Флоренский на юго-западном склоне Ведьминой горки – географическом и сакральном антиподе холма Маковец, увенчанном Свято Троицкой Сергиевой Лаврой. На Ведьминой горке обычно селилась всякого рода иноверческая баптистская нечисть, находились венерический и туберкулёзный диспансеры.
Позиция Флоренского, как противника троицы хорошо видна и из следующих его слов: "Троица в Единице и Единица в Троице для рассудка ничего не означает". Говоря о "Троице" Рублева, он так характеризует ее: "Теперь она уже перестала быть одним из изображений лицевого жития, и ее отношение к Мамвре — уже рудимент. Эта икона показывает в поражающем видении Самоё Пресвятую Троицу — новое откровение, хотя и под покровом старых и, несомненно, менее значительных форм".
Бросается в глаза отход так называемого «православного священника» от Символа веры. Ведь в Символе четко говорится о том, что каждое из трех Лиц является Богом. Об этом же свидетельствует и практика молитвы. У каббалиста Флоренского есть своё понимание троицы. Это 666.
Позиционируя себя математиком, Флоренский, рассматривая идею Троицы и троичности, каббалистически вывернул её, обильно сдобренную словесной шелухой на путь уничтожения русского населения через сокращение рождаемости, что не преминул указать в своем блестящем отзыве профессор МДА С. С. Глаголев: «Число три у автора управляет миром. Простейшая семья для него должна состоять из отца, матери и ребенка, который является центром семьи. Если бы на самом деле эта простейшая семья была нормальной семьей, то, по моему подсчету, человечество при самых благоприятных условиях через 900 лет прекратило бы свое существование...»
Математизируя и ипостазируя космос, Флоренский подходит вплотную к гностической эманационной взаимозависимости всего сущего: "Геометрическая точка как символ одинаково репрезентирует и Бога-Отца, и каббалистических персонажей: В онтологии точка Начало, Единица, Бог-Отец, Йот каббалистической философии... Эн-Соф". При том, что Флоренский резко отрицал, скажем, спиритизм, равно как и грубые проявления теософии, он сам неизбежно смещался от христианского умеренного реализма в сторону математизированного неогностического пантеизма, что предопределяло его расхождение с православной традицией. Он предсказывает конец Церкви в ее традиционных формах. В 1933 г. Флоренский заявляет, что православная Церковь скоро вообще существовать не будет, она исчезнет. Вот характеризующий этого «православного священника» отрывок из письма к В.В. Розанову:
«Содомизм есть явление столь же присущее человечеству, как и половое влечение. Содомизм коренится в человеческой природе гораздо глубже, нежели это (часто) полагают, хотя выражен он бывает нередко едва заметными для неопытного наблюдения полу-тонами.
Я не стану решать вопроса, что это: поврежденность ли природы человеческой, или нормальное явление, но я безусловно убежден в универсальности содомии. Во все времена и у всех народов она была весьма распространена и, - самое характерное, - всегда и везде считалась особого рода утонченностью, “духовностью”, чем-то высшим, благородным, или, во всяком случае, вполне дозволенным и, часто, - рекомендуемым.
Я не понимаю, многоуважаемый Василий Васильевич, как Вы, при Вашем обостренном зрении в этой области, не видите вещей столь бросающихся в глаза. Неужели Вы не чувствуете (Вы!), что весь эллинизм есть содомический цветок, не говоря уже о восточных культурах! Античная философия была философией не индивида, и не семьи, и не народа, а философией эсотерического кружка, “школы”, причем строение этой философской ячейки было содомическое, а педерастия являлась одним из главных воспитательных средств. Чтобы не видеть этого, надо ослепнуть. Недаром Лукиан Самосатский, этот последний отпрыск античной культуры, как нельзя более метко определил сущность античного философствования, как содомию, и содомию, как почву для философствования: “Львы не совокупляются со львами (т.е. у них нет содомии), потому что они не философствуют”.
Простите, Василий Васильевич, что мне Вам приходится твердить мысли столь избитые.» Во втором издании “Людей лунного света” Розанов в качестве специального приложения поместил “Поправки и дополнения Анонима”. Аноним — отец Павел Флоренский. В своих “поправках” Аноним возражает одновременно Розанову и Вейнингеру и очерчивает собственную теорию однополого влечения.
О наличии у Флоренского теории однополой любви свидетельствует сходство между его высказываниями на эту тему в 1909 году, зафиксированными в дневнике его близкого друга Александра Ельчанинова, и детальным развитием тех же самых положений в “поправках” к книге Розанова, вышедшей четырьмя годами позже. В 1909 году Флоренский только что окончил Московскую Духовную академию и начал преподавать в ней историю философии. В дневниковой записи за 7 июля 1909 года Ельчанинов вспоминает разговор с Флоренским:
«Я не помню, когда это было; кажется в конце мая <...> Я провожал его на вокзал, где около часу мы ждали поезда. Беседа была длинная, и помню только главное. Мы говорили все о том же равнодушии Павлуши к дамам и его частой влюбленности в молодых людей; мы долго путались в объяснениях, и только в конце П<авел> напал на следующую гипотезу. Мужчина ищет для себя объект достаточно пассивный, чтобы принять его энергию <который бы мог принять его энергию?>. Такими для большинства мужчин будут женщины. Есть натуры не мужественные, которые ищут дополнения в мужественных мужчинах, но есть гипер - мужественные, для которых ж<енское?> слишком слабо, как слаба, положим, подушка для стального ножа. Такие ищут и любят просто мужчин.»
Флоренский был не слишком общителен, и когда не хотел высказывать своей мысли, начинал говорить очень темно и сложно, так что трудно было понять, что же он думает на самом деле. А то и просто вдруг умолкал. И молчал сравнительно долго, а потом, словно очнувшись, странно смотрел на собеседника и начинал говорить о чем-либо другом.
Возвращаясь к общей оценке философских взглядов Флоренского, нужно особенно выделить еще одну черту, о которой говорят почти все беспристрастные исследователи его творчества. "Исчезновение" в платонической модели реальности, выстраиваемой Флоренским, привычных значений таких понятий, как история, творчество и культура, - это еще не самое страшное, самым существенным здесь оказывается радикальное "устранение" того самого представления о личности, которое красной нитью проходит через всю историю русской философии и определяет ее самобытность. Именно в отношении Флоренского к проблеме человека и свободы с особенной очевидностью проявляется смысл той философской "контрреформации", которую он пытался осуществить. Наиболее показательной в этом контексте является статья 1916г., посвященная наследию А. Хомякова. Хомяков занимает особенно важное место в истории русской мысли, поскольку он впервые попытался переосмыслить православное христианское мировоззрение изнутри самой церковной традиции. Как бы в ответ на резкие и не справедливые суждения Чаадаева об исторической судьбе России и ее духовной культуры Хомяков показал наличие в русском православии не только негативных элементов (фанатизм, приоритет внешней обрядности, антикультурный консерватизм), но и глубокого позитивного заряда, подавленного в предшествующие эпохи, но способного раскрыться и вывести русскую культуру к новым духовным высотам. В  православных  кругах  Хомякова  до  сих  пор  считали величайшим  и  даже  единственным  православным богословом. Свящ. Флоренский объявляет  его  богословом  не-православным,  обвиняет  его в протестантском уклоне. В данном случае можно еще раз отметить проницательность Бердяева, который дал абсолютно точную характеристику той тенденции, которая присутствует в статье о Хомякове и которая определила все последующее творчество Флоренского. "Ясно, - пишет Бердяев, - что свящ. П. Флоренский хотел бы положить предел безбрежной свободе в православии, которую уловил и выразил Хомяков. Хомяков придавал очень большое значение в жизни Церкви человеку, человеческой свободе, взаимной человеческой любви. В этом видит свящ. Флоренский всего более страшащий его уклон к имманентизму. Свящ. П. Флоренский ставит точки над i, и в этом заслуга его статьи. Он завершает собой известный процесс религиозной мысли, обращающейся в православие. Статья его очень ответственна для представителей современной православной мысли. Им предстоит сделать решительный выбор между свящ. П. Флоренским и Хомяковым, отдать решительное предпочтение одному из этих учителей Церкви, пойти направо или налево, к свободе или к принуждению". И в заключение Бердяев делает поразительный по своей резкости вывод, который, однако, проникает в самую суть той духовной борьбы, которая происходила в русском обществе начала XX в. и которая в определенной степени повторяется в наши дни: "Торжество отца П. Флоренского было бы крахом русской идеи, которую Россия призвана нести в мир. Отец Флоренский явно вступает на путь Великого Инквизитора. "Мы не с Тобой, а с ним, вот наша тайна!" Тайна эта и есть отрицание религиозной свободы. Священническая ряса и смиренно опущенные вниз взоры не спасут от разоблачения этой антихристианской тайны. Он в глубине сердца своего отрекся от тайны Христа. Он  последовательно  истолковывает христианство  как  религию  необходимости,  принуждения  и покорности. Он не верен традициям великой русской литературы, он отвращается от ее религиозного содержания, от  раскрывшейся  в  ней  религиозной  жажды. Он, именно  он  -  отщепенец,  изменивший  заветам  русской религиозной души, её Духовным алканиям, ее взысканиям Града Грядущего. Флоренский хочет последовательно  и  до  конца смириться перед фактом и поклониться факту, он обоготворяет  факт  как  изначально мистический. Он бежит от своей свободы к необходимости  всякой  фактической  данности.  В  мировой  борьбе  свободы и необходимости  он  решительно  становится  на  сторону необходимости. И путь этот  должен привести не к Христу, а к Великому Инквизитору. Путь  отца  Флоренского  очень  опасен  именно  для  консервативных церковных  и  государственных  начал;  он  довел  уже до величайших унижений русскую   Церковь   и  русское  государство,  и  благоприятен  он  лишь  для революционно-отрицательных  настроений. Мышление  отца  Флоренского, довольно утонченное  и  усложненное  в своей сфере, в чуждой ему сфере общественной и государственной  совершенно  элементарно,  примитивно и упрощенно. Он ничего не  знает  в  этой  области  и  ничего  не испытал. И ему остается умышленно стремиться  к примитивизму. Но в этом ядовитом, надуманном примитивизме есть что-то  отвратительное. Слишком много ужаса и страдания связано с тем, чем в тиши  эстетически  забавляется  отец  Флоренский. Возражения,  которые делает отец П. Флоренский против учения Хомякова о таинствах,  не  отличаются  оригинальностью:  они  целиком взяты из арсенала католического  богословия. Отец  П.  Флоренский и ему подобные подавлены  и  раздавлены  идеей  святости.  Всякий  творческий и религиозный порыв  пресекается требованием предварительного осуществления в личной жизни совершенного  православия  и  святости. Такая настроенность очень характерна для  религиозной усталости. Вся творческая жизнь Церкви в прошлом никогда не осуществлялась   такими   путями.  Это  -  упадочное  настроение,  выражение религиозной  немощи;  оно  обрекает на пассивную зависть к былым религиозным эпохам,  к  старой  святости.  Дерзновение  творческого  почина  всегда было достижением   большего   религиозного   совершенства.   Образам  пророчества принадлежит  не  меньшее  место в религиозной жизни, чем образам святости. И мы  должны бороться с упадочными и реставрационными течениями и настроениями во  имя  динамики  жизни в Церкви. В этих современных течениях и настроениях нельзя  не  видеть  отречения и измены пророческому духу русской литературы, русской  мысли,  русских  религиозных исканий. Торжество отца П. Флоренского было  бы  крахом  русской  идеи,  которую  Россия призвана нести в мир. Отец Флоренский  явно  вступает на путь Великого Инквизитора. "Мы не с тобой, а с ним,  вот  наша  тайна!"  Тайна  эта  и  есть отрицание религиозной свободы. Священническая   ряса   и   смиренно  опущенные  вниз  взоры  не  спасут  от разоблачения  этой  антихристианской  тайны.  Он  в  глубине  сердца  своего отрекся  от  тайны  Христа:  "Ты  возжелал  свободной  любви человека, чтобы свободно  пошел  он за Тобой, прельщенный и плененный Тобой. Вместо твердого древнего  закона,  - свободным сердцем должен был человек решать впредь сам, что  добро  и  что  зло,  имея  лишь в руководстве Твой образ пред собою". И нужно  признать  большой  заслугой  отца  П. Флоренского, что он ясно ставит перед русским религиозным сознанием выбор двух путей.»
Флоренский говорил глухим, как бы слегка надтреснутым голосом. В его речи были большие паузы, когда он словно бы забывал о собеседнике и, устремив взгляд мимо него, погружался в созерцание своих мыслей или видений. В такие минуты наступала томительная тишина.
С. А. Волков: «Троцкий приехал в институт, где работал Флоренский, уже достаточно наслышанный о нем. Навстречу второму лицу в государстве вышло все начальство и сотрудники, кроме Флоренского, который постоянно ходил в рясе и не хотел вызывать чувство неловкости ни у своего начальства, ни у приехавшего. Поэтому он и остался в лаборатории. Едва поздоровавшись и окинув взглядом присутствующих, Троцкий спросил: «А где у вас Флоренский?» За ним тотчас же послали, привели, директор института их познакомил. Сотрудники стояли в зале двумя шеренгами. Едва состоялось представление, Троцкий взял Флоренского под руку и, не обращая больше внимания на присутствующих, пошел между двух рядов стоявших с ним в его лабораторию...
А вот и еще один рассказ из 1925 года, переданный мне одним из моих учеников.
Москва, людная улица, на которой приостановлено движение. Проходит комсомольский отряд. В открытом автомобиле, оживленно беседуя и не обращая внимания на происходящее, сидят Троцкий и Флоренский, по своему обыкновению последний в рясе и в скуфье. Троцкий в пенсне, как Мефистофель, и рядом с ним в своем белом подряснике Флоренский. Все ужасались.
Я не оговорился, сказав о близости Флоренского с Троцким. Реальным воплощением интереса наркома к философским идеям бывшего профессора Духовной Академии явилась затребованная им из библиотеки МДА (ставшей тогда филиалом Румянцевского музея) книга средневекового немецкого автора - мистика об... ангелах, которой не оказалось в московских библиотеках.»
Флоренский знал Каббалу в еврейском подлиннике, часто ссылался на ее книги и использовал ее принципы для своих изысканий. Духовная биография Флоренского практически буквально следует сюжету гетевского "Фауста". Даже у эпизода "Погребок Аэурбаха" есть четкая параллель в его судьбе: грех юности Флоренского, о котором сообщают источники, - это склонность к винопитию. Подобно Фаусту, Флоренский пытался найти истину на путях дионисического опыта. Как и Фауст, Флоренский, разочаровавшись в естествознании, обратился к изучению оккультных наук. И как в случае Фауста, мистицизм Флоренского имел не созерцательный, но, в конце концов, практический характер; пафос дела владел Флоренским не в меньшей мере, чем Фаустом. Именно поэтому в своей теории молитвы Флоренский фактически сводит молитву к магическому заклинанию; Церковь же видится ему мистериальным институтом, осуществляющим "производство святынь", а священство – теургией.
Первый вопрос, который возникает из-за противоречивости и неполноты источников: когда произошло изъятие главы Преподобного Сергия - до или после вскрытия мощей 11 апреля 1919 года? Публикации П. В. Флоренского указывают ошибочную дату - перед 11 апреля 1919 года. Какие доводы существуют за то, что изъятие главы произошло после 11 апреля 1919 года?
       Первое. Само участие отца Павла Флоренского и Ю. А. Олсуфьева в изъятии главы Преподобного Сергия свидетельствует о том, что наместник архимандрит Кронид и братия Лавры уже не имели доступа к мощам. Такое положение возникло после выселения братии из Лавры в ночь с 3 на 4 ноября 1919 года.
       Второе. Вскрытие мощей Преподобного Сергия 11 апреля 1919 года не означало их перемещения из Лавры или уничтожения. 10 ноября 1919 года Троице-Сергиева Лавра как действующий монастырь по решению сергиево-посадского исполкома была закрыта. Но с апреля по ноябрь 1919 года братия и верующие имели доступ к мощам Преподобного Сергия и богослужения в Троицком соборе совершались. Мощи находились в ведении Лавры, но по требованию местной власти были обнажены от покровов и прикрыты лишь стеклом. Раку опечатывали, у нее был поставлен часовой, но затем этот пост был снят.
Сергиев Посад переименован в город Сергиев. 21 октября, в ночь произошло изгнание лаврской братии из обители в Черниговский скит и закрытие Свято-Троицкой Сергиевой Лавры как монашеского общежития. 22–24 октября – на территории закрытой для монашествующих и богомольцев Лавры были произведены повальные обыски в братских келлиях, сопровождавшиеся конфискацией ценных вещей, денег, книг, продуктов. 24 октября – икону преподобного Сергия, возвратившуюся из крестного хода по окрестности Лавры, не допустили в обитель; встречали икону в Черниговском соборе Пещерного отделения Гефсиманского скита. 4 ноября случилось закрытие храмов Лавры и первое послание Патриарха Тихона председателю Совнаркома В.И. Ульянову (Ленину) с просьбой об отмене распоряжения о закрытии Троице-Сергиевой Лавры. 10 ноября – президиум исполкома Сергиевского уезда принял решение о закрытии Лавры ввиду острой нехватки помещений для больниц, школ, детских учреждений.
В январе 1920 г. началась инвентаризация имущества Лавры «ликвидационной комиссией». 7 февраля поступило второе послание Патриарха Тихона председателю Совнаркома В. И. Ульянову (Ленину) с просьбой об оставлении священных останков преподобного Сергия в Лавре и о восстановлении доступа к мощам в Троицком соборе. 27 февраля пошло третье послание Патриарха Тихона председателю Совнаркома В. И. Ульянову (Ленину) с просьбой об оставлении священных останков преподобного Сергия в Лавре. В ответ 20 апреля был опубликован подписанный В. И. Лениным Декрет Совета Народных Комиссаров «Об обращении в музей историко-художественных ценностей Троице-Сергиевой Лавры».

РОССИЙСКАЯ
Социалистическая
Федеративная
СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА
——
СОВЕТ
НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ
——
Москва, Кремль.
    23/IV            1920  г.
№ а5777
Для сведения и руководства
3/IV - 20 Тов. Смирнову
председателю Сергиевского Районного Совета
 
 
ПОСТАНОВЛЕНИЕ.
Совет Народных Комиссаров в заседании от 20-го Апреля 1920 года в дополнение к декрету «Об обращении в музей историко-художественных ценностей Троице-Сергиевской Лавры»:
ПОСТАНОВИЛ:
Созыв Комиссии поручить тов. ТРОЦКОЙ.
Доклад об исполнении назначить через неделю за председателем Московского Губисполкома тов. ПОЛИДОРОВЫМ и председателем Сергиевского районного Совета тов. ВАНХАНЕНОМ.
 
Секретарь: А. Афанасьева
 
Ваханенову                № 15  Лист 26
ДЕКРЕТ
ОБ ОБРАЩЕНИИ В МУЗЕЙ ИСТОРИКО-ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ
ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВСКОЙ ЛАВРЫ
23/III   а5771
Все находящееся в пределах Лавры историко-художественные здания и ценности обращаются в музей, находящийся в ведении Наркомпроса.
Отдел по делам музеев и охраны памятников старины и искусства вырабатывает инструкции и вводит в действие положение об управлении зданиями и ценностями, имеющими художественно-историческое значение для использования в целях демонстрации художественно-исторических зданий, путем превращения этих зданий и коллекций в музей.
Жилые помещения, хозяйственные постройки, инвентарь, находящиеся в пределах старых и новых стен Лавры и не имеющие художественного или исторического значения, а также хотя и имеющие художественно-историческое значение, но использование которых в хозяйственном или культурно-просветительском отношении не может нанести ущерба первому их назначению, передаются в ведение местного Исполнительного Комитета для рациональной утилизации в интересах города и района, преимущественно в целях социального обеспечения и народного просвещения.
ПРИМЕЧАНИЕ: Всякая перестройка или ремонт зданий, имеющих историческое и художественное значение, производится с ведома Наркомпроса.
Для передачи художественно-исторических зданий и ценностей в ведение Наркомпроса составляется Комиссия из представителей Наркомпроса (два), Рабоче-Крестьянской Инспекции (один), Губисполкома (один) с правом вызова экспертов.
Поручить этой Комиссии в месячный срок выделить для передачи в ведение Н.К. Просвещения, все художественное и археологическое ценное имущество и здания, выработать правила по охране их и составить инвентарную опись всего ценного в художественном и археологическом отношении имущества, а также всего имущества Лавры вообще.
 
Председатель Совета  Народных Комиссаров:                В. УЛЬЯНОВ /ЛЕНИН/.
Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров:        Влад. БОНЧ-БРУЕВИЧ.
Секретарь: Л. ФОТИЕВА.
Москва, Кремль                С подлинным верно:
20 Апреля 1920 г.
№ 16
РЕЗОЛЮЦИЯ
принятая на заседании Сергиевского Исполнительного Комитета
13-го Апреля 1920 года.
Принимая во внимание, что
Троице-Сергиевская Лавра с момента своего возникновения и до последних дней царизма являлась верной опорой царского трона и орудием затемнения умов народных масс, а в настоящее время является центром, вокруг которого делает попытки объединиться разбитая на открытых фронтах контрреволюция.
Что стягивая в течение нескольких веков, вокруг себя художественное творчество народных масс и выдающихся мастеров искусства, Лавра является богатейшим собранием историко-художественных ценностей, которые в силу сохраняющегося до сих пор религиозного значения Лавры, остаются неиспользованными  как орудия просвещения пролетарских масс и используются по прежнему в целях нужд религиозного культа.
Что она, помимо своего историко-культурного значения, является крупной экономической единицей со сложным, широко поставленным хозяйством, имеющим громадное значение для города и всего района.
Благодаря тому, что комиссия по охране памятников старины и искусства не могла использовать Лавру как экономическую единицу, ибо задания экономического характера чужды ей по существу, хозяйство Лавры приходит в упадок и подвергается расхищению, а к использованию этого хозяйства местным Исполком встречалось всегда громадное препятствие со стороны вышеназванной комиссии.
И наконец, принимая во внимание постановления междуведомственной комиссии, заседавшей с 25-го по 28-е Января 1920 года, Сергиевский Районный Исполнительный Комитет постановил:
Лавру, как монастырь, закрыть.
Привести в исполнение постановление Губ. Исполкома от 26-го Марта и распределить все помещения и имущество Лавры между местным Исполкомом и коллегией по делам музеев было передано все то имущество и помещения, которые имеют историческое и художественное значение, все остальное должно быть передано местному Исполкому для рациональной хозяйственно утилизации в интересах города и района.
Все помещения и имущество, не имеющие художественно-исторического значения, должны быть преимущественно использованы в целях Социального обеспечения и Народного образования. В последнем отношении Исполнительный Комитет признает необходимым поддерживать тесный контакт в культурно-просветительной работе с Коллегией по делам музеев для чего после ликвидации монастыря всемерно содействовать развертыванию музея, предоставляя для его оборудования необходимые материалы и производя нужные работы.
Исполнительный Комитет действия Президиума и выполнения постановления Губ. Исполнительного Комитета от 26-го Марта и ранее изданных постановлений Сергиевского исполнительного Комитета по этому вопросу находит правильным и протестует против действий представителя НАРКОМПРОСА Кочаровской, имеющих характер сведения личных счетов путем применения клеветы и ложных донесений в Центральные учреждения, влекущих за собой необоснованные обвинения и даже аресты членов Исполнительного Комитета.
Находя проект Декрета о национализации Лавры, представленный в СОВНАРКОМ Наркомпросом, совершенно неприемлемым. Президиуму Исполнительного Комитета поручается выработать с своей стороны проект декрета и представить на утверждение СОВНАРКОМА.

Р.С.Ф.С.Р.
——
ОТДЕЛ УПРАВЛЕНИЯ
МОСКОВСКОГО ГУБСОВЕТА
——
     Март 27     дня 1920   г.
№ 1731/а
МОСКВА, Садовая-Триумфальная, 10
ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ ПРЕЗИДИУМА
ГУБИСПОЛКОМА ОТ 26 МАРТА 1920 ГОДА.
СЕРГИЕВО-ПОСАДСКРМУ УИСПОЛКОМУ.
СЛУШАЛИ:
  ПОСТАНОВИЛИ:
5. О ЛИКВИДАЦИИ ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВСКОЙ ЛАВРЫ И О ВЫВОЗЕ МОЩЕЙ. Лавру закрыть и приостановить богослужение немедленно. Мощи перевезти в Московский музей. Предложить С.-Посадскому Исполкому назначить в Лавру Коменданта, и приостановить вынос и вывоз из Лавры всякого рода вещей.
Составить Комиссию из представителей Губисполкома С.-Посадск. Исполкома и Наркомюста. В Комиссию по Охране памятник.  старины и Искусства с совещател. голосом Комиссии поручить в 2-х недельный срок произвести опись всего имущества и выяснить какие вещи и помещения передать в Ц. Ком. по охран. пам. Старин. и Искусства.
Представителем от Губисполкома назначается тов. КОБЯКОВ.
 
Выписка верна:      / Секретарь:
Российская Социалистическая Федеративная
Советская Республика
——
НАРОДНЫЙ КОМИССАР
ЮСТИЦИИ
——
Марта  4   дня 1920   г.
№ 169      
МОСКВА.
В ИСПОЛКОМ СЕРГИЕВСКОГО ПОСАДА
ВЫПИСКА
из протокола №226 заседания Коллегии Народного Комиссариата Юстиции от 28-го Февраля 1920 года.
 
 
Слушали:
Постановили:
 
5. Доклад тов. КРАСИКОВА о мощах Сергия Радонежского.
5. Предложить Исполкому Сергиевского Посада обсудить вопрос о погребении мощей Сергия Радонежского в Сергиевом Посаде.
 
Выписка верна:
СЕКРЕТАРЬ: Н.К.Ю.
СЕКРЕТНО
В КОЛЛЕГИЮ НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ЮСТИЦИИ
Копия В ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГУБИСПОЛКОМА.
Прибыв в г. Сергиев и ознакомившись на месте с положением вопроса о ликвидации мощей Сергия Радонежского в смысле их перевезения в один из московских музеев, я выяснил что,  1) таковая ликвидация решена в ночь со вторника (30-го марта) на среду (31-е), что 2) безболезненно пройти она не может и по, удостоверению членов местного Президиума Исполкома т.т. ВАНХАНЕНА и СМИРНОВА, вызовет в г. Сергиеве волнения окрестных крестьян в более широком  размере, чем волнения ноябрьские, при чем названые члены Президиума исполкома не исключают также возможности применения со стороны враждебно настроенной толпы оружия, (на руках у местного населения, по сообщению ВАНХАНЕНА, в г. Сергиве есть до 200 револьверов, имеется оружие и у крестьян, хотя местный Совет в лице курсантов располагает надежной воинской силой, всегда могущей подавить любое восстание), 3) что в Троицкий собор сейчас наблюдается усиленное паломничество, как установил я то путем посещения воскресных утренней и вечерней службы, и каковое объясняется последними неделями так называемого великого поста, «говением» верующих, и приближающимся временем празднования православной «пасхи», 4) что происходящие в Сергиеве базары отличаются в настоящее предпраздничное время особенным многолюдством в смысле стечения москвичей и местных крестьян (особенно многолюдные базары отмечаются в так называемое «вербное воскресенье» и в «страстную среду»).
Исходя из этих данных и учитывая 1) что с субботы 3-го апреля начинается цикл особенно почитаемых православных дней, связанных с празднованием пасхи, 2) что свободное в данный момент крестьянское население, отпраздновав пасху, обычно уже приступает к полевым работам и менее всего, при своей занятости, может быть спровоцировано на какие-либо восстания или эксцессы, 3) что существующий в Сергиеве базар после пасхи естественно будет протекать в значительно меньших размерах, 4) что с 31-го марта (предполагаемого времени увоза мощей) до начала так называемой «страстной недели» остается всего лишь 3 дня, а до времени пасхи 10 дней, и данная мера советской власти элементами, враждебными советскому строю, будет использована для контрреволюционной агитации, при чем будет усилено подчеркиваться что «неслыханное оскорбление религиозного чувства» было преднамеренно организованно «для большей обиды православных» накануне «пасхи», 5) что, в случае закрытия Лавры, в центр будут тотчас же обращены просьбы о допущении, по аналогии с Кремлем, в Троицкой лавре богослужений в пасхальные дни, при чем, если богослужения не будут допущены, - и в то же время открыты для москвичей, жители Сергиева и окрестных деревень эту меру будут считать актом явной по отношению к себе несправедливости, если же богослужения в пасхальные дни допустить, то не для чего, по моему, лавру и запирать накануне пасхальных дней, так как открытие какого-либо собора для совершения богослужения могло быть в свою очередь истолковано, как отсутствие достаточной твердости в деле ликвидации Лавры, как монастыря, - итак, на основании изложенного, а также учитывая выяснение мною на месте конкретные данные и настроения крестьянских масс, я полагаю:
Закрытие монастыря и ликвидация мощей именно в данный момент с 30 на 31 марта должны быть признаны по тактическим соображениям НЕПРАВЕЛЬНЫМИ, ВРЕДНЫМИ для советского строя и ПРОТИВОРЕЧАЩИМИ смыслу всех принципиальных разъяснений, даваемых VIII Отделами в разное время на местах.
Ликвидацию Лавры, как монастыря и перевезение мощей в один из московских музеев ОСУЩЕСТВИТЬ В КОНЦЕ ПАСХАЛЬНОЙ НЕДЕЛИ, 15-го 16-го АПРЕЛЯ.
Остающиеся до закрытия Лавры время использовать для АНТИРЕЛИЕГИОЗНОЙ ПРОПАГАНДЫ в широком масштабе, на расследование контрреволюционной деятельности лиц, выступающих в Сергиеве под врагом религии и на работы образованной Губисполкомом Комиссии по учету и распределению хранящихся в Лавре имуществ.
В целях охранения лаврских имуществ ввести со вторника 30 марта комендатуру (с выдачей на первое время, до окончательного закрытия лавры, ночных пропусков и пропусков на выносимые из Лавры вещи.
В порядке крайней срочности о состоявшемся решении сообщить местному Исполкому.
ЭКСПЕРТ VIII ОТДЕЛА Н.К.Ю. Мих. Галкин.
«28» марта 1920 г.
Сергиев
Троцкий, зная ситуацию, отдаёт приказ Флоренскому о доставке ему Главы Преподобного. В конце марта 1920 года Флоренский совершает уголовное преступление, квалифицируемое как похищение и подлог. Для совершившего более страшное деяние – подмену православия платонической метафизикой еретика это стало закономерным апофеозом его «священства».
10 мая пошло новое послание Патриарха Тихона В. И. Ленину с просьбой возвратить верующим свободу почитания священных останков преподобного Сергия в Лавре. 29–31 мая – архимандрит Кронид с оставшейся братией Лавры и академии и с приходом академической церкви совершили последнее богослужение в Троицком соборе. 31 мая – в последний раз звонили лаврские колокола. В июле состоялось завершение инвентаризации имущества Лавры «ликвидационной комиссией» и раздел имущества Лавры между созданным на ее территории музеем и городскими властями. 31 июля, в канун памяти преподобного Серафима Саровского, – в пожаре, начавшемся в небольшой лавочке у Пятницкой башни, сгорела кровля на этой башне, кровля по стене от башни до Святых ворот и купол над этими воротами. 1 августа – сгорели Красные и Белые торговые ряды на Красногорской (Советской) площади перед Лаврой. 10 сентября пошло послание Святейшего Патриарха Тихона архипастырям и пастырям Церкви Российской в связи с закрытием Троице-Сергиевой Лавры.
Чтобы жизнь продолжалась, нужна подкачка энергии, энергии божественной. Физически нас обогревает солнце, а духовно? Мы можем не только ощущать излияние на Землю божественной энергии, но и видеть, как она становится – веществом Тела и Крови Христовых, в которые обращаются хлеб и вино в момент их пресуществления в таинстве Евхаристии. Говорят, что Земля разрушится, если хотя бы один день и хотя бы в одном храме не будут служить литургию». Так вот, чаша со Святыми Дарами, поставляется на антиминс – то есть плат с мощами. Следовательно, обращённые к апостолу Петру слова Христа («Ты камень, на котором Я воздвигну Мою Церковь») имеют не только символический, но и буквальный смысл: без мощей невозможно пресуществление, невозможна сама литургия.… Следовательно, существование мощей – это возможность Земле быть. Поэтому их уничтожение – это одно из самых страшных преступлений или несчастий. В этом смысле то, что совершили содомит - чернокнижник Флоренский и его сподвижники, обретает поистине дьявольское значение.
Из обители Преподобного Сергия Флоренский хотел сделать новый вселенско-космический центр, "энтелехию русской идеи", святилище нового эллинства, хранящего "Прометев огонь Эллады", монастырь должен был, по его идее, стать "русскими Афинами"…Теперь понятно, что имел ввиду этот содомит – вселенский бордель для таких же, как и он, выродков, нравственных идиотов от рождения.
Группа уральских священников 7 мая 1999 сделала заявление: уже пять лет ими правит епископ-гомосексуалист.
"Наш епископ - педераст!" С такими плакатами месяц назад стояли у одной из церквей Нижнего Тагила разъяренные верующие. Виновник событий - владыка Никон - должен был приехать на богослужение.
"Никон - содомит! - скандировали манифестанты. - Не пустим козла в храм!" Содомитами в церковной традиции зовутся гомосексуалисты. От библейских городов Содома и Гоморры; их жители увлекались мужеложеством, и господь утопил их на дне Мертвого моря. Владыке сообщили о беспорядках на полдороги. Он развернулся и уехал в Екатеринбург.
Из досье "КП"
Правящий архирей епископ Екатеринбургский и Верхотуринский Никон - в миру Олег Миронов, 38 лет. Для приближенных - Мирон. По национальности - мордвин, по светскому образованию - бухгалтер. Являясь главой православного Екатеринбурга, владыка красит ногти бесцветным лаком. Поговаривают, что он носит под рясой штаны, похожие на женские лосины.
Никон появился в Екатеринбурге в 94-м году и сначала понравился. Потом стали замечать неладное. Однажды владыка украл антикварное церковное облачение XVII века. Настоятель нижнетагильского храма Александра Невского отец Геннадий Ведерников выпросил расшитое золотом одеяние в краеведческом музее на один день. Владыка увидел: "Отдавай!" Долго священник валялся у директора музея в ногах: просил простить долг…
Вусмерть упиваясь, Никон бил священников. Однажды во время визита в один из монастырей он со всего маху дал подзатыльник и представителю губернатора Свердловской области по Верхотурью Александру Капустину. Тот не знал, как и поступить. (А что думать? Или в морду, или в суд - Warrax)
В трапезных высшие чины области пили с Никоном водку и орали под гитару мирские песни. Однажды епископ сорвал с председателя правительства области орден, макал его в стакан с водкой и требовал: "Доставай зубами". А потом плескал водкой в небо и вопрошал бога: "Ты кто? А я - епископ!"
Но хуже всего были слухи о сексуальных наклонностях Никона…
Из досье "КП"
Православное духовенство делится на черное и белое. Белые священники могут вступать в брак. Черные должны жить в абсолютном безбрачии - из них состоит верхушка церковной номенклатуры. Но, увы, есть еще и "голубые" священники.
Вот сидит двадцатипятилетний молодец с подбитым глазом. Сергей Мордовцев был служкой в монастыре Верхотурья.
- Наш архиерей, - Серега выпячивает большой палец, - вот такая девка! В плане орального секса ни одна баба меня так не удовлетворяла!
Ничуть не смущаясь, парень рассказывает, как его вызвал некий иеромонах: "Можешь ублажить архиерея?" "В смысле?" - "Трахнуть его". Целомудрием Серега не страдал: "За деньги - без проблем".
Каждый раз, когда Никон приезжал в верхотурье, Серега царственно позволял владыке сделать себе минет. За пять раз неземного блаженства Мордовцев получил шесть миллионов старыми.
Сергея здесь никто не осуждает. Ложась в постель с жирным мужиком, он спасал от бесчестья всю братию. До того, как Мордовцев дал согласие поработать проституткой, Никон вымогал себе в койку девственных и целомудренных монахов.
Вот рассказ настоятеля монастыря. "В октябре 95-го года к нам прибыл епископ Никон. Я поднялся в его покои за благословением; владыка был в трусах, рядом стоял мой брат, священник Олег Федотов. Владыка был изрядно выпивши. Ложась, он сказал: "Пимен, пусть твой брат меня полюбит, и я буду его женой""
Настоятель отказался отдать брата, и епископ снизил требования: "Приведи ко мне какого-нибудь монаха. Несчастному Пимену пришлось долго убеждать владыку, что все ушли на службу. Тогда Никон спустил портки и полез к нему самому.
С того дня архиерей стал требовать с настоятеля мальчиков для утех.
Для справки: система подчинения в церкви - более жесткая, чем даже в армии. Не подчиниться приказу - страшный грех. За который следуют жестокие санкции.
Епархия узнала, что такое "карьера с раздвинутыми ногами". Женатых священников епископ ненавидел (как женщин вообще). На руководящие посты назначал "своих". Епархию потряс случай, когда настоятелем Спасско-Преображенского монастыря в городе Каменск-Уральском поставили архимандрита Клавдиана. 25-летний юноша получил монастырь… в день пострига - ни дня не пробыв монахом. Он признался, что был любовником Никона. Священники зовут его "Клавдия Ивановна"
"Кузницей кадров" для Никона стало Екатеринбургское епархиальное духовное училище. Мне удалось встретиться с двумя его бывшими слушателями. Оба в 17 лет поступили туда, мечтая "служить матери-церкви". Обоих домогался владыка. Леша счастливо избежал такой участи. Саша не смог.
- Вступительных экзаменов не было. Отбирали по внешности: рост, вес, фейс… Дали тест: четыреста вопросов. "Любите ли вы рассматривать в зеркале свои половые органы? Любите притрагиваться к ним? Пользуетесь косметикой?"
Отбирали юношей не для учебы. Этого от них не требовали вообще.
- Они говорили: "Вы наши бедненькие. Такие загруженные!" На четвертом курсе мы сдавали "хвосты" за первый. И получали грамоты "за отличную учебу"!
Через месяц Леху и Сашу повезли на дачу к Никону.
- Нам сказали: будете работать. Мы: давайте грабли возьмем! А они тринадцать бутылок водки купили, пива два ящика…
Еще в машине ребят начали поить. Везли, явно путая дорогу. На даче "семинаристов" поразила роскошь - баня с бассейном, "сексодром" пять на пять метров… Леха воврем японял, для чего он здесь, и сумел "откосить". Сашу упоили почти до потери сознания.
- Захожу в баню, - рассказывает он, - смотрю, голый Никон сидит. Я так обалдел, что протрезвел. Мне церковь тогда в розовом свете казалась. Про кого угодно мог подумать - только не про епископа…
Никон попросил попарить ему спинку. И подливал парню еще.
- Меня почти бесчувственного в постель к Никону подложили…
Протрезвев, парень на священников смотреть не мог.
Из училища ребята сбежали. Через некоторое время ночью за Сашей приехала машина. Никон ждал в храме. Вскинул руку на алтарь: "Клянусь - если кому-то ты расскажешь, тебя похоронят под гробом покойника. Никто не найдет твой труп!"
Даже теперь, спустя год, состояние мальчика близко к истерике. Он стаканами пьет валерьянку, есть транквилизаторы. Скрывается, дома не живет…
Может, именно его судьба переполнила чашу терпения. Летом 98-го года 52 священника (ровно половина епархии) пожаловались на Никона патриарху. Все факты они изложили в девяноста рапортах. Делегация из пяти батюшек отвезла их в Москву.
В январе приехала комиссия. По результатам ее работы 1 апреля Священный Синод вынес постановление: освободить самых активных отцов-смутьянов от должностей. Епископу Никону объявить выговор… как не обеспечившему руководство. То есть наказать за то, что священники осмелились жаловаться!
Батюшки были в шоке. По церковным законам, ты можешь покаяться в убийстве - тебя простят. Но того, кто уличен в гомосексуализме, отлучают от церкви на 15 лет! Педераст не просто не может быть епископом. Он вообще не христианин!
Центр сопротивления разместился в Нижнем Тагиле. Идейные предводители - отец Геннадий Ведерников и благочинный всех зон города отец Фома Абель (он исповедует зеков, в том числе легендарную ИТК-13 - зону "козленок", где сидел Дима Якубовский) - развернули агитацию. На двое суток пятьдесят верующих женщин захватили один из монастырей. Требовали епископа. Пикантно, что монастырь был мужской.
Верующие в смятении. Кто-то верит в порочность Никона, кто-то считает, что это клевета. Многие перестали ходить в храмы - боятся поцеловать рука у священника-педераста…
Состояние "мятежных" отцов тоже близко к нервному срыву. Епархия
заняла по отношению к ним позицию "собака лает - ветер носит". Никаких комментариев она не дает. Отец Фома Абель грустно шутит: "Если бы я на зоне сказал "Братва, ваш пахан - петух!" - его разорвали бы в клочья…"
Обоих отцов Никон обещал засадить за решетку. Каждый день они ждут, что у них "случайно" найдут наркотики или патроны. Подкинуть их легко. Несколько дней назад дома у отца Геннадия уже побывал "вор". Демонстративно украл самую малость. Младшая дочь священника сказала, что это был монах. Уж поповна может отличить клирика от уголовника…
Но священники не сдаются.
- Я экстремист, - говорит доведенный до края отец Геннадий, - если они попробуют лишить меня сана, я соберу отряд казаков и пойду громить церкви, где засели содомиты! Мы выкинем их из божьих храмов!
Отцу уже предлагали помощь бойцы тагильского ОМОНа, которых он когда-то провожал в Чечню.
На крыльце здания городской администрации Нижнего Тагила, несмотря на пронизывающий ветер и совсем не мартовский холод толпилось человек сорок – в основном женщины разных возрастов. Дело было в Великую Среду.
На всякий случай поясню, что Среда на Страстной неделе отмечается верующими с особым чувством – считается что именно в эту среду почти 2 тысячи лет назад за 30 серебрянников Иуда продал Христа. Таким образом, этот день недели стал символом великого предательства…
Все, стоявшие на крыльце находились в состоянии крайнего нервного возбуждения. Такое чувство что некоторые были готовы разрыдаться, звучали обвинения в адрес Владыки Никона, епископа Екатеринбургского и Верхотурского. Это нельзя было назвать митингом, скорее, таким вот, несанкционированным проявлением глубокого отчаяния и боли… Все собравшиеся оказались прихожанами разных Тагильских церквей. Что же случилось, что такого из ряда вон выходящего могло произойти, чтобы не один десяток людей повергнуть в ужас и в шок? Началось все, как водится, не вчера.
Сначала о “бандитизме” нашего иерарха, – Людмила Александровна Гладкова, прихожанка Храма Александра Невского, начинает мучительно подбирать слова.
Она прекрасно понимает что говорить плохо о ближнем, согласно православию, грех, если этот ближний епископ – грех двойной. Но и молчать, видимо, сил уже нет. - В 1993 году началось возвращения церквям реликвий. Музеи возвращали в храмы облачения, иконы, чаши… Тогда в наш храм краеведческий музей передал старинные дьяконские стихари. В первый же свой приезд Никон обратил на них внимание и увез с собой.
- Дальше началось вообще невообразимое – поддерживают Людмилу Александровну другие мирянки Светлана Голобородько и Наталья Ибрагимова, – в каждый свой приезд иерарх что-нибудь да прихватывал. То икона в серебряном окладе ему понравится, то еще что-нибудь. Мог приехать на службу, посадить своего человека в церковную кассу и все что выручит храм от продажи свечей и от заказанных молебнов увезет с собой… Из Невьянского Храма и вовсе реквизировал чашу, подаренную этому храму еще Демидовым. Красивая была чаша, позлащенная, украшенная каменьями.  - Мы уже стараемся все, что поценнее, от его глаз прятать.
И музеи сейчас реже что-нибудь церквям передают. Пусть лучше у них хранится, целее будет. Мы не хотим сказать, что это он все себе берет. Может, в Екатеринбург в храмы отдает. Но ведь это же наши, Тагильские реликвии, хотелось, чтобы они оставались здесь.
Мои собеседницы еще долго рассказывают о том, какой данью обложил храмы епископ, какие деньги берет даже с только еще восстанавливающихся церквей за свое участие в службе: “Как за концерт!”. Я попыталась на этой фразе улыбнуться, но никто меня не поддержал. Им давно уже не смешно.
- Ждем епископа, вздрагиваем, или накажет кого-нибудь из наших батюшек или что-нибудь заберет.
- Как только обустроится храм, сложится церковная община, он сразу же батюшку и переведет служить куда-нибудь в другое место. У нас есть Крестовоздвиженский приход. Когда там настоятелем стал отец Фома, в храм потянулась интеллигенция, студенты, преподаватели, религия стала омолаживаться. Отец Фома организовывал там общества трезвения в котором люди воцерковлялись и полностью уходили от такого порока как пьянство.
Приход находится на территории детского дома, обездоленные дети могли сюда приходить и узнавать хотя бы азы религии.
Епископу Никону это не понравилось – он решил, что здесь будет женский монастырь, поскольку он был там до революции. Отца Фому отправил служить в другой приход. Теперь монастырь судится с сиротским домом за помещения, где живут преподаватели.
Хочет восстановить монастырь в прежних границах, готов и у без того обделенных что-то отобрать. Кто из этих детей будет верить в Бога после того как его учителя выбросят на улицу? Он сеет раздор!
- Вы знаете о судьбе отца Александра Хорунжего? Батюшка восстанавливал храм, в котором при социализме размещался гараж… Восстановил и колокольню надстроил. Он сам любил в колокола звонить, заслушаешься. И народ к нему шел, стал его приход все больше значить в жизни города. Так его Никон сначала в Чечню отправил служить, потом в Сербию как полкового священника.
Ждали его, молились за него. Вернулся. Все духом воспрянули. А Никон его опять отослал – на этот раз восстанавливать Красногорский мужской монастырь, это на краю географии, между Верхотурьем и Меркушино.
Женщины продолжают говорить, нагромождая одно обвинение за другим. Повторяя, что готовы подтвердить все сказанное и на Страшном Суде. Как бы подходя к самой главной и самой тяжелой теме. Все они преподают в Воскресной школе. Они не стремятся к тому чтобы каждый учащийся избрал служение Богу целью своей жизни. Но если ребенок изъявляет желание стать священником, они ему помогают, дают рекомендацию для поступления в Екатеринбургское Епархиальное Духовное училище…
- Наш выпускник, назовем его Андреем, сами понимаете, настоящее имя лучше не публиковать, закончив Воскресную школу, поступил в училище. Мы были очень рады за него. Никто из нас не мог даже помыслить, что отправляя парня в церковное учебное заведение, мы калечим ему жизнь.
Он пробыл там недолго, из училища Андрей сбежал. Потом полтора месяца он лежал в психиатрической больнице. О том, чему он стал свидетелем за время обучения в духовном училище Андрей сначала даже матери боялся сказать.
Сейчас он готов рассказать все: и про то, как отправляли “на отработку” на дачу к епископу Никону, как крутили там видео с порнографией, про водку и просьбы “ублажить” самого епископа…
Сейчас Андрей отказался от священничества, забрал документы из училища.
- Какой чистый это был ребенок! В драматической постановке, которую мы готовили здесь, в воскресной школе, ему поручили сыграть роль царя Ирода. Так он отказывался, не мог изображать злодея… Зло было противно самой душе его!
- И у нас не один такой ребенок занимался и занимается. Теперь, представьте себе, что наши дети попадают к Никону!
Андрей не единственный учащийся училища, переживший стресс в результате “обучения”.
Давайте вчитаемся в нижайшие и покорнейшие рапорта слуг Божьих, чтобы понять вокруг чего разгорелся пламень непримиримости. Всего было представлено патриарху Алексию Второму 88 рапортов, касающихся различных нарушений, допущенных епископом Никоном: финансовых, кадровых, нравственно-этических...
"Довожу до Вашего сведения, что осенью 1998 г. Владыкой Никоном на жительство в скит Ново-Тихвинского женского монастыря был направлен некий г. Соловьев В., представленный как друг Владыки, готовящийся к рукоположению. Соловьеву было оказано должное почтения и внимание. Через несколько дней в скит прибыла группа из отдела по борьбе с бандитизмом. Г. Соловьев был обыскан (при нем оказалось огнестрельное оружие) и арестован. Выяснилось, что это аферист, которого давно разыскивают. Этот случай мы считаем просто вопиющим. Он не только смутил сестер монастыря, но подверг их жизнь реальной опасности, не говоря уже о том, что подобные происшествия дискредитируют монастырь в глазах людей мирских, хотя бы тех же работников правоохранительных органов".
Свидетельства очевидцев о святотатстве, рукоприкладстве, пьянстве епископа Никона, об обмывании святых орденов водкой не так вопиют о принятии срочных мер как другие, объединенные в разделе XV: "О противоестественной нецеломудренной жизни правящего архиерея и приближенных к нему лиц". Впрочем, сравните сами.
"...Я часто бывал свидетелем, как Владыка сквернословил по телефону и в личных беседах, особенно в пьяном виде. И трезвый и пьяный владыка Никон мог оскорбить любого священника матом и даже ударить. Однажды пьяный он в присутствии нескольких высших военных чинов неожиданно изо всей силы ударил меня под дых, а мне уже за 50 лет, так что я едва устоял на ногах. Когда я пришел в себя, то услышал, как какой-то генерал сказал Владыке: "Что вы делаете?.. Если бы так ударить подчиненного мне, даже лейтенанта, уверен, немедленно получил бы сдачу. Владыка сказал: "Я этих сук попов еще не так буду бить!"
"Довожу до сведения, что в первых числах октября 1996 г. в Казанском храме г. Н. Тагила иеромонахом П. мне было предложено "ублажить" епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона. На мой вопрос как это сделать, иеромонах П. ответил, что я должен исполнить в постели с епископом Никоном роль мужчины.
Я дал свое согласие. Мне было обещано заочно его покровительство...
...За то, что я "ублажал" епископа, мне иеромонахом П. было дано 5 млн.руб. и около 1 млн. - епископом Никоном".
Попытки некоторых средств массовой информации представить конфликт между епископом и священнослужителями нашей епархии как очередной внутренний раскол, не имеют под собой никакой почвы. Что такое раскол? По Далю это "отступление от учения и правил церкви". Выступление против аморального и грабительского поведения епископа не есть раскол.
"Мы с ним (С Владыкой Никоном - прим. авт.) стали подходить к Святому Алтарю Казанского собора и вдруг он, повернувшись к алтарю и указывая на него, сказал мне, что клянется у алтаря - если я кому-нибудь скажу о нашей с ним связи даже на исповеди, то меня положат под гроб и никто меня никогда не найдет. Потом он сказал мне, что я отчислен за неподобающее поведение из Духовного училища...
Все, что изложено мной в этом рапорте есть истинная правда и я готов засвидетельствовать это перед крестом и Евангилием".
А Синод подумал: идет борьба за сан епископа?
Особенно больно читать рапорты игумена Тихона, которому долгое время приходилось многое терпеть и многое скрывать по смирению. Немудрено, что он первым не выдержал, решившись донести правду до патриарха Алексия II. Но правда в Синоде оказалась не в чести. Не говорит ли этот факт о том, что и там есть свои никоны или все-таки все дело в том, что бюрократия прокралась и в этот высший орган церковной власти?
На важные посты в храмы и монастыри нашей области сегодня епископом рукополагаются сексуальные извращенцы, поставляющие мальчиков для утех, а все прочие либо изгоняются, либо загоняются в глубинку и обрекаются на нищенское существование, ведь у священников как правило большие семьи.
Для рукоположения требуется не голубая кровь, а голубая сексориентация
"...Летом 1998 г. я обратился к благочинному архиерейских подворий архимандриту Клавдиану (Ларькову) с просьбой предоставить мне ссуду для решения жилищных проблем, а он мне ответил, что этот вопрос не в его компетенции и решить его может только правящий архиерей, при этом намекнул мне, что вопрос мой будет решен положительно, если я в свою очередь помогу архиерею решить его проблемы.
Во время подачи прошения на ссуду правящий архиерей Никон (Миронов) поставил мне свои условия: я должен найти ему мальчиков до 30 лет для сексуальных утех, в том числе и за деньги. О нестандартной сексуальной ориентации правящего архиерея я был предупрежден архимандритом Клавдианом.
Однако просьбу архиерея я выполнять не стал, так как не имел желания потворствовать греховным страстям, да и не имел такой возможности, ибо у меня нет таких знакомств.
Когда правящий архиерей меня после этого еще раз вызывал к себе на прием, то строго предупредил, чтобы я о его наклонностях молчал, а то он сотрет меня с лица земли. Когда он служил у нас в храме, то я постоянно от него имел нападки, всяческого рода: словесные оскорбления, удары по затылку...
Я был переведен на службу в другой храм... с уменьшением должностного оклада...".
Следствием содомизма епископа, как уже говорилось, явилось появление на важных постах в благочиниях людей, далеких от забот Русской Православной Церкви и чаяний прихожан. Главное, чтобы рукоположенный мог усладить епископа или доставить ему смазливого паренька, поддающегося соблазну обогащения или продвижения по службе. Как сказано в одном из рапортов, "в данный момент Спасо-Преображенский монастырь возглавляет 25-летний архимандрит Клавдиан. Братии в обители 1 человек - это переведенный Владыкой Никоном "целесообразности церковной ради" инок Авив (по его прошению)".
Очень легко сообразить, почему игумен Тихон, занимая пост благочинного монастырей Екатеринбургской епархии, был лишен права контролировать вновь образованный на базе Архиерейского подворья Казанский мужской монастырь. При свидетелях Владыкой было заявлено: "Тихон, этот монастырь я устрою сам". Трепещите, братья во Христе, несложно догадаться, как именно епископ собирается все устроить.
Нечему радоваться и прихожанам, стремящимся в храм, чтобы прильнуть к чистому источнику веры. С верой совсем недавно они ставили свои подписи на каких-то листах с написанными карандашом призывами, а теперь выяснилось, что подписи были использованы для защиты Никона и его голубых ставленников, иные из которых никогда не держали в руках Святого Писания.
"... в нашей епархии создано благочиние архиерейских подворий, благочинным назначен архимандрит Клавдиан (Ларьков). Появился он в нашей епархии внезапно... и в первые дни своего появления был мирянином, вскоре исчез, а через три дня вернулся уже архимандритом. Служа на Пасху в Воздвиженском храме г. Екатеринбурга в 1998 г., он вошел в алтарь и заявил, что впервые в жизни видит служебник и ни разу не служил... Во время службы я заметил, что отец Клавдиан совершенно не знает какие молитвы и когда читать, он лишь стоял или ходил по алтарю без надобности. Видя это, дабы литургия была совершена, я сам стал вычитывать положенные молитвы и в нужные моменты подсказывал ему возгласы.
Во время служения всенощного бдения в память о расстреле царской семьи он, совершенно не зная службы, в присутствии старшего духовенства возгласил начальный возглас, совершенно перепутав все слова, чем внес смущение в души всех присутствующих".
Комментарии, как говорится, излишни. Тагильчане, узнавшие из телепередачи о том, что епископ оставлен на своем посту и дал слово не чинить расправы над правдолюбцами, всерьез обеспокоены. Как верить слову такого Владыки, тем более, что двое ходоков уже пострадали? Мы знаем, что от Тагила к делегации примкнули отец Геннадий Ведерников из храма Александра Невского, отец Сергий Самков из храма иконы Божьей матери "Живоносный источник" и отец Фома Абель. Что будет с ними? Как их защитить, сохранив благодать Божию во вверенных им приходах?
Народ больше не безмолвствует!
Вот что думают о происходящем прихожане.
Селянина Н.Н., воспитательница детского сада (образование высшее).
- Я была прихожанкой Кресто-Воздвиженского храма, но когда летом там сделали монастырь, наши священники отец Фома и отец Евгений были отстранены: о. Фома был определен служить в храм, открытый при УЩ ;13 и стал практически недоступен для прихожан. В монастыре все стало по-другому. Теперь туда идут только старушки, а раньше в этом храме было много молодежи и интеллигенции, поскольку рядом находится два института. Нам, конечно, хотелось продолжать ходить в наш храм. Когда осенью приехал архиерей на службу по поводу открытия монастыря, мы ждали, что нам скажут какое-то слово утешения, однако этого не случилось. После службы он произнес проповедь, в которой ругал всех присутствующих за помехи в открытии монастыря. Обычно с амвона я слышала проповедь любви, а тут последовали оскорбления. Я и несколько преподавателей пединститута даже не смогли подойти к архиерею за благословением, и вышли из храма совершенно потрясенными. Это одно из самых тяжелых впечатлений в моей душе, связанное с храмом.
Кондратенко Е.В., преподаватель пединститута.
- Недавно на епархиальном совете сняты игумен Авраам - настоятель монастыря Всемилостивого Спаса (г. Екатеринбург) и игумен Тихон - настоятель Верхотурского Свято-Николаевского монастыря. Это люди очень известные в епархии, очень уважаемые. Многие верующие бывали с паломничествами в этих монастырях. И снятие таких видных деятелей должно было повлечь за собой хоть какое-то объяснение для мирян: за что, как? Мы не имеем права ничего решать, но объяснение получить вправе, а его не прозвучало, но мы знаем, что они накануне ездили в Москву с документами, рассказывающими о делах епархии.
Кроме того, в храмах собирались подписи под письмом, написанным карандашом, где говорилось, что мы выступаем в защиту монастырей, просим наказать священников и поддерживаем Никона. Люди на полном доверии к храму его подписывали. Мы ездили в Екатеринбург за разъяснениями со специально подготовленным письмом. Я давала интервью в Екатеринбурге. У меня наше письмо вырвал из рук один из иеромонахов - редактор "Православной газеты", не дав его показать телевизионщикам. Вот поэтому ситуация все еще требует какого-то объяснения.
Голобородько С.Л., адвокат Свердловской областной коллегии адвокатов, консультации №1 г. Н.Тагила.
- Я такой же свидетель, как и все миряне, того, что происходит в епархии. Потому что церковь - это не просто иерархия, монахи, миряне, храмы, кадила. Это - тело Христово. И если есть болезнь в этом теле, то тогда мы и можем говорить, что оно живо - труп не болеет. Видно дела в епархии давно не очень хорошо шли, и группа священников обратилась к патриарху. Патриаршая комиссия выехала сюда и разбиралась, а в это время собирались всякими неправедными путями подписи в поддержку Никона у ничего не знающих о его прегрешениях людей. Нам мирянам непонятно, почему пострадали наши священники, которых мы знаем как честных мужественных пастырей, которые взяли на себя смелость сказать о том, что у нас есть такая болезнь - появились содомиты. Да и для мирян это давно не секрет. Почему сейчас это выплеснулось? Из-за несогласия с решением Синода. За что, спрашивается, сняли? За то, что когда надо было сказать правду, они просто не промолчали. Миряне больше не могут со стороны спокойно смотреть на все происходящее. Христос страдал за нас. И показал нам не только образец любви, но и образец мужества и стояния за правду. И пусть те, кто будет читать эти строки, не усомнятся в том, истинные ли мы христиане. Смирение - есть мужество. Мужество противостоять греху. Сейчас многие говорят: "Давайте-ка, будем шире во взглядах!" И мы уже настолько привыкли к подобной извращенной "широте", что блуд называем любовью, мы называем примирение с ложью, малодушие, маловерие, неверность широтой взглядов и либерализмом. Мы не можем не поддержать своих пастырей. Иначе с кем мы останемся? С голубыми? Ведь вопрос безнравственности епископа - это не вопрос о личных его прегрешениях, (за личный грех он сам и ответит перед Господом), но это, прежде всего вопрос насаждаемого им содомизма.
Верующие справедливо возмущены, ибо такое решение Синода дает возможность процветать греху, распространяться греху не только в иерархической верхушке, но и среди мирян. Может быть, все-таки до Синода дошли не все факты? Я почему говорю об этом? Потому что сталкивалась уже с некоторыми фактами. Мы - миряне знаем этих детей, общаемся с теми людьми, которые стали невольными свидетелями, чуть ли не потерпевшими и т.д. Возникает вопрос, как дальше жить, если страдают за правду люди честные, а виновные остаются безнаказанными? Строится совершенно прозрачная кадровая политика. Многие впали в уныние, из-за того, что правды и здесь не найти. Люди, которые только пришли к вере, повернулись в сторону церкви, они сейчас отшатнутся. А кроме того весь этот негатив - это абсолютный козырь в руках сектантов, которые христианство итак буквально задавили. Это абсолютный козырь для тех, кто хочет расшатать позиции Православной Русской Церкви, чтобы зашельмовать ее окончательно. Почему мы должны с этим соглашаться? Мы не можем с этим согласиться!
Совершенно очевидно, что миряне будут отстаивать правду, потому что нам здесь жить, нашим детям. И если уж говорить о нравственном возрождении России, то кто может сегодня этим заняться, как не Православная Церковь?! Наших священнослужителей, ездивших в Москву, в прессе не раз назвали раскольниками. Но ведь это не раскол! Почему не раскол? Потому что это элементарное несогласие с нарушителями заповедей Божьих. Есть церковь - тело Христово, а есть люди, отпавшие от Бога через свой грех. Они не имеют права называться даже христианами, не то что духовными пастырями. В данной ситуации именно по таким позициям происходит разделение: Церковь - народ Божий и люди, которые от Церкви отпали. Вот и все! Здесь нет никакого раскола, никакой политической акции. А есть стояние за правду. И следует это хорошо осознать.
И если еще раз вернуться к вопросу о том, почему миряне поднялись, то ответ прост: мы не можем быть тем человеком, который видит как душат его жену, стоит рядом и говорит: "Ну потерпи, дорогая, может быть обойдется".
Гомзикова Л.И., пенсионерка, прихожанка храма "Живоносный источник".
- Наш храм существует всего год. Я так ждала эту церковь. У меня ноги больные, далеко ездить не могу. И я настолько довольна, что на Тагилстрое появился храм. Я поначалу очень больная сюда приходила, меня подружка приводила на причастие. На исповеди я плакала, потому что страшно было умереть без покаяния. Теперь мне лучше и мы все с душой помогаем храму, который уже многим помог исцелить или облегчить болезни. Батюшка у нас такой хороший! Неужели из-за чьих-то грехов храм закроют, уберут нашего пастыря, которому мы уже больше года поверяем свою душу?! Мы будем всем приходом требовать, чтобы убрали Никона, а не честных священнослужителей!
Смирение хорошо, а правда лучше
Почему только 52 священника из 200 выступили против греховных пристрастий епископа? Очевидно потому что часть батюшек, как говорят в определенных кругах, уже повязана с местным церковным правителем общими грехами, а кто-то умудрился остаться в счастливом неведении и кто-то отмолчался в стороне, проповедуя христианское "смирение".
Признаться и я в процессе работы над статьей себе не раз задавал вопрос, как же быть со смирением, со спасительной установкой "На все воля Божья"? Не вопреки ли каноническим требованиям развернулась вся эта борьба, к которой сейчас примкнули и прихожане, собирая подписи под лаконичными утверждениями "Мы против голубых, за чистоту православной веры".
"Мы - прихожане храма в честь иконы Божьей матери "Живоносный источник" г. Н.Тагила просим, чтобы в православных храмах и монастырях служили чистые сердцем, душой и телом священники, чтобы православная вера не погрязла во грехе", - написали Алексию II стар и млад, поставив под своим кратким письмом 160 подписей (сбор подписей продолжается).
Оставим пока в стороне вопрос о том, как чисто психологически священнослужителю удавалось совмещать свои прямые обязанности с содомским грехом. Гораздо интереснее два других вопроса.
Первый:
ПОЧЕМУ ОН ПРЕЛЮБОДЕЙСТВОВАЛ ТАК ДЕРЗКО, НАГЛО, ПОЧТИ ОТКРЫТО – не на какой-нибудь конспиративной квартире, как Скуратов, или в подпольной бане, как Ковалев, а прямо в монастырях – доверяя свои сердечные тайны случайным, непроверенным людям?
И второй:
ПОЧЕМУ ВЫСШИЕ ИЕРАРХИ ПРАВОСЛАВНОЙ, ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ – САМОЙ ОРТОДОКСАЛЬНОЙ ЦЕРКВИ, РЕШИЛИ ПОКАРАТЬ НЕ СОДОМИТА, А ТЕХ, КТО ПОПЫТАЛСЯ ВЫВЕСТИ ЕГО НА ЧИСТУЮ ВОДУ ?
Речь идет даже не о справедливости, а о церковном авторитете. ОЧЕВИДНО, ЧТО НЕАДЕКВАТНОЕ РЕШЕНИЕ СИНОДА ВЫЗОВЕТ НЕ ТОЛЬКО СКАНДАЛ, НО И МАССОВЫЙ ОТТОК ВЕРУЮЩИХ.
А в связи с этим – если рассуждать более меркантильно – значительные финансовые потери. Получается, православные авторитеты сознательно терпели неизбежные в этой ситуации убытки, лишь бы оставить епископа Никона на его посту? Выходит, решение это связано с некоей принципиальной позицией патриархии? Каковы же эти принципы, КАКОВЫ КРИТЕРИИ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ образца 99-го года?
Ключ к пониманию этих загадочных критериев можно найти в словах самого Никона.
В рапорте игумена Тихона, наместника Верхотурского Свято-Николаевского монастыря, говорится, что Никон требовал приводить к нему для сексуальных развлечений юношей (келейников).
Архиерей-содомит заявлял при этом: “В ДРУГИХ ЕПАРХИЯХ НАСТОЯТЕЛИ МОНАСТЫРЕЙ ЗАНИМАЮТСЯ ПОСТАВКОЙ МАЛЬЧИКОВ ПРАВЯЩИМ АРХИРЕЯМ … и если на мое место придет другой Архиерей, то ОН ТЕБЯ, Тихон, ВЫГОНИТ ЗА ТО, ЧТО ТЫ НЕ БУДЕШЬ ПОСТАВЛЯТЬ ЕМУ МАЛЬЧИКОВ”.
Это не было блефом, пустой угрозой. О том, что “голубой досуг” священнослужителей - явление если не повсеместное, то, по крайней мере, достаточно распространенное, есть не только устные свидетельства пострадавших, не только слухи и толки – но и вполне конкретные факты из криминальной хроники.
В Москве, например, не так давно проходил весьма примечательный судебный процесс, где в роли потерпевшего выступал иеромонах Амвросий из храма Всех Святых на Соколе. Судили двух юношей: Ивана Лукашко и Дениса Ковалева.
Судили за нанесение тяжких телесных повреждений – Денис пырнул отца Амвросия кухонным ножом.
История банальная. Иеромонах познакомился с парнями на улице, пригласил их в офис церковного издательства, где он работал, напоил коньяком, помыл в душе и вместе с ними возлег. Парнишки попытались было оказать сопротивление, но дородный батюшка проявил настойчивость. Денису ничего не оставалось, как схватить нож…
И такие истории – сплошь и рядом. При расследовании убийства отца Александра Меня выяснилось, что примерно в то же время было убито еще несколько священников. В связи с этим следствие отрабатывало версию о маньяке-гомосексуалисте, сводившем счеты со своими партнерами.
Еще один весьма характерный случай произошел в городке Каменск-Шахтинский Ростовской области. Там за соучастие в изнасиловании арестовали иеромонаха Владимира, настоятеля единственного в городе православного молитвенного дома. При обыске у святого отца обнаружили целый секс-шоп: видеокассеты с крутой порнухой, несколько искусственных половых членов
и прочую отнюдь не церковную утварь. А, кроме того, отыскали наркотики - марихуану. Позже выяснилось, что за спиной у 32-летнего батюшки – 8 лет лагерей.
Сейчас конфликт между священниками нетрадиционной ориентации и священниками-”натуралами” достиг особый остроты и уже выплескивается в СМИ. Дело не в так называемой гласности. Но в том, что настоящих священников – не атеистов в рясах – все больше беспокоит одна страшная тенденция, которую они сами называют “голубым лобби”.
Нетрадиционная ориентация батюшек все больше превращается в традиционную. Все больше “голубых” священнослужителей оказываются НА КЛЮЧЕВЫХ ПОСТАХ в региональных епархиях. И осведомленные люди замечают, что это происходит не по закону случайных чисел, но ЯВЛЯЕТСЯ ПРОДУМАННОЙ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКОЙ.
Ничто не объединяет людей сильнее, чем соучастие в преступлении. КРУГОВАЯ ПОРУКА КЛЕРИКАЛОВ ТОЛЬКО КРЕПНЕТ ОТ ИХ ОБЩИХ ГОМОСЕКСУАЛЬНЫХ ТАЙН. Описанные в рапортах потерпевших священников и семинаристов “приставания” со стороны епископа являются в некотором смысле кадровым отбором. Понятно ведь, что небедный архиерей мог бы найти мальчиков и на стороне – рынок всевозможных сексуальных услуг в России достаточно сформирован. Но этому святому отцу было важно, чтобы в контакт с ним вступали СВОИ.
Предложение заняться любовью являлось своего рода “проверкой на вшивость”, поиском сторонников и соратников. Не случайно ЗА СОГЛАСИЕ РАЗДЕЛИТЬ С НИМПОСТЕЛЬ ЕПИСКОП ОБЕЩАЛ ПОВЫШЕНИЕ ПО ЦЕРКОВНОЙ СЛУЖБЕ – и, в общем-то, ВЫПОЛНЯЛ свои обещания.
“Голубое лобби” создается по вертикальному принципу – от маленьких приходов до мощных епархий, от дьячков до архиепископов.
Свердловский бунт “ретроградов” по большому счету был жестом отчаяния. Отец Тихон и его единомышленники, похоже, не были удивлены реакцией патриархии - потому и не очень торопились сообщать о “шалостях” епископа Никона. ОНИ НЕ СОМНЕВАЛИСЬ, ЧТО ЕПИСКОП ИМЕЕТ ВЫСОКИХ ПОКРОВИТЕЛЕЙ…
Постановление Священного Синода
31 марта – 1 апреля под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II состоялось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви.
“Рассмотрев доклад управляющего делами Московской Патриархии митрополита Солнечногорского Сергия о результатах работы 20-24 января сего года Синодальной комиссии по проверке жалоб некоторых клириков Екатеринбургской епархии, Священный Синод согласился с выводами комиссии.
Игумену Аврааму (Рейдману) поставлено на вид его недостойное поведение во время работы комиссии, а протоиерею Владимиру Зязеву – факт публичного попрания церковных наград.
Ряду клириков выражено осуждение как инициаторам повторного направления жалоб на своего архиерея, не дождавшимся рассмотрения дела на заседании Священного Синода и тем нарушивших свое обещание, данное ранее перед Синодальной комиссией, о приостановлении действий против епископа до решения Святейшего
Патриарха и Священного Синода.
Действия этих клириков квалифицированы как нарушение данного ими слова. Священный Синод призвал их к покаянию и примирению с епископом и предупредил, что упорство в их действиях, ведущее к расколу епархии,
повлечет за собой дальнейшие канонические прещения.
Игумен Тихон (Затекин) освобожден от обязанностей наместника Свято-Николаевского Верхотурского монастыря, а игумен Авраам (Рейдман) - от обязанностей наместника монастыря во имя Всемилостивого Спаса в Екатеринбурге. Епископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Никону объявлен выговор за упущения, допущенные в руководстве епархией, и за отсутствие должного внимания к духовной жизни в монастырях епархии, что привело к сложившейся ситуации.”

Хельсинки. 21 мая 2012 года. ИНТЕРФАКС – Духовенство Финляндской православной церкви Константинопольского патриархата намерено принять активное участие в Европейском форуме христианских общин гомосексуалистов «Мужество следовать закону любви», который открылся в четверг в городе Йарвенпэе под Хельсинки.
Участники форума собираются начинать каждый день с посещения православного богослужения, а затем идти в сауну, сообщает сайт общественного движения «Единство», борющегося за права сексменьшинств.
22 мая в Хельсинкском университете состоится открытый церковно-практический семинар, посвященный вопросам однополой связи. Согласно опубликованной программе, на форуме выступит генеральный секретарь Экуменического совета Финляндии протоиерей Хейкки Хуттонен с докладом «Гомосексуальность в православном богословии».
В январском номере журнала «Aamun Koitto» этот известный священник Финляндской православной церкви подробно рассказал о своем видении гомосексуального «супружества» как «отражения Божественной жизненной силы и доброго сексуального начала».
Священники Константинопольского патриархата также намерены провести в рамках форума дискуссию на тему духовной интеграции гомосексуалистов в жизнь Церкви. Одна из сессий будет посвящена обсуждению темы «Может ли мужчина-священник испытывать любовь к другому мужчине и жить с ним».

Преподобный Лаврентий Черниговский в 1950 году провидчески говорил: «Церкви будут, но христианину православному в них нельзя будет ходить, так как там не будет приноситься Безкровная Жертва Иисуса Христа, а там будет все «сатанинское» сборище...
Еще раз повторяю, что ходить в те храмы нельзя будет, благодати в них не будет. Ремонты храмов будут продолжаться до самого пришествия антихриста, и везде будет благолепие небывалое»
2012 год. Красногорская площадь Сергиева Посада. Памятник Преподобному Сергию, сверкание куполов, звон с колокольни. И здесь же, рядом шароголовый чёрный идол, на постаменте которого видим: «ЛЕНИН». После краха советской власти прошло более 20-и лет, а идол калмыка – содомита, по декрету которого была закрыта Лавра, стоит рядом с обителью. Никто не охраняет эту мерзость. Снести, при желании – пара пустяков. Но ничего не сделано – 20 лет стоит. Значит, свой он им, этим, ряженым в одеяния православных священников, служащим одного ведомства. А в стенах обители на полках лаврских магазинчиков глядит с книжных обложек изданная лаврским издательством крысиная образина Флоренского. Недалече расположен даже музей - квартира этого каббалиста. Торжество Флоренского стало крахом русской идеи, которую Россия призвана нести в мир. Поэтому и ушёл отсюда Святой Преподобный Сергий Радонежский по золотой лестнице в небо.


Источники:
Акулинин, И.Н. Философия всеединства: от В.С. Соловьева к П.А. Флоренскому. Новосибирск: Наука, 1990
о. Андроник (Трубачев). «Обо мне не печальтесь.»: Жизнеописание священника Павла Флоренского. М., 2007
о. Андроник (Трубачев). Жизнь и судьба // Флоренский П. Соч. в 4-х т., М., 1994
о. Андроник (Трубачев). Закрытие Троице-Сергиевой лавры и судьба мощей преподобного Сергия Радонежского в 1918-1946 гг. М., 2008
о. Андроник (Трубачев). Из генеалогических разысканий о роде Флоренских // Энтелехия. 2003. № 6, 8. СС. 5-8, 5-25
о. Андроник (Трубачев). К 100-летию со дня рождения священника Павла Флоренского (1882-1943) // Богословские труды. 1982. Сб. 23. СС. 264-279
о. Андроник (Трубачев). Материнская линия. Род Мелик-Бегляровых-Сапаровых // Энтелехия. 2007. № 14. СС. 5-37
о. Андроник (Трубачев). Мыслитель и художники (1920-1928) // Энтелехия. 2007. № 16. СС. 7-17; 2008. № 18. СС. 5-36
о. Андроник (Трубачев). Обо мне не печальтесь… Жизнеописание священника Павла Флоренского. М.: Издательский совет Русской Православной Церкви, 2007
о. Андроник (Трубачев). Основные даты жизни и творчества священника Павла Флоренского // Энтелехия. 2009. № 20. СС. 5-70
о. Андроник (Трубачев), Половинкин С.М. Основные направления творческого наследия священника Павла Флоренского // Энтелехия. 2009. № 20. СС. 71-79
о. Андроник (Трубачев). Примечания к разделу «Имеславие как философская предпосылка» // Флоренский П.А. Сочинения. Том 2. У водоразделов мысли. М., 1990
о. Андроник (Трубачев). Священник Павел Флоренский – профессор МДА и редактор “Богословского вестника” // Богословские труды. 1987. Сб. 28. СС. 290-314
о. Андроник (Трубачев). Священник Павел Флоренский – профессор Московской духовной академии // Богословские труды. 1986. СС. 226-246
о. Андроник (Трубачев). Список собраний, конференций, семинаров, вечеров, докладов, радиопередач, выставок, посвященных священнику Павлу Флоренскому. 1943-2007 // Энтелехия. 2009. №20. СС. 106-160
о. Андроник (Трубачев). Таинство брака (1910) и семейная жизнь // Энтелехия. 2006. № 12. СС. 5-48
о. Андроник (Трубачев). Теодицея и антроподицея в творчестве священника Павла Флоренского. Томск. 1998
о. Андроник (Трубачев). Февральская революция и октябрьский переворот // Энтелехия. 2000. № 2. СС. 54-67
митр. Антоний (Храповицкий). Письма священнику Павлу Флоренскому // Журнал Московской Патриархии. 1998. № 6. СС. 74-79
Архив священника Павла Александровича Флоренского. Вып. 2. Переписка с М.А. Новоселовым. Томск, 1998
архим. Никанор (Кудрявцев). «Столп и утверждение Истины» // Миссионерское обозрение. 1916. № 1, 2. СС. 89-97, 237-257
Бабаева К.Б. «Философия культа» священника Павла Флоренского: опыт антиномического толкования // Философские науки. 2005. № 2. С. 106-124
Белый, Андрей. Символизм как миропонимание. М.: Республика, 1994
Белый, Андрей. Начало века. М.: Художественная литература, 1990
Берштейн, Евгений. Трагедия пола: две заметки о русском вейнингерианстве // Новое литературное обозрение. 2004. № 65
Бибихин В.В. Алексей Федорович Лосев. Сергей Сергеевич Аверинцев. М., 2004
Боголюбов А. П.А. Флоренский и становление учения о механизмах // Вопросы истории естествознания и техники. 1989. № 4
Бонецкая Н.К. Борьба за Логос в России в XX веке // Вопросы философии. 1998. №. 7. С. 148-169
Бонецкая Н.К. О филологической школе П. А. Флоренского // Studia Slavica Hung. 37. 1991—1992. С. 160
Бонецкая Н.К. Примечание к статье «Об Имени Божием»//Флоренский П.А. [Сочинения]. Т. 2. У водоразделов мысли. М., 1990. С. 437
Бонецкая Н.К. П. Флоренский: русское гетеанство // Вопросы философии. 2003. №3. с. 97-116
Бонецкая Н.К. П.А. Флоренский и “новое религиозное сознание” // Вестник РХД. № 160. 1990. СС. 90-112
Бонецкая Н.К. Полюса нового религиозного сознания: П.А. Флоренский в зеркале современных исследований // Звезда. 2006. № 11
Бонецкая Н.К. Русская софиология и антропософия // Вопросы философии. 1995. № 7. С. 79-97
Бонецкая Н.К. Русский Фауст и русский Вагнер: Об отношениях П.А. Флоренского и С.Н. Булгакова. // Вопросы философии. 1999. № 4. С. 120-138
Бонецкая Н.К. Философия языка П.А. Флоренского // Studia Slavica Academiae Scientiarum Hungaricae. 1986. № 32. PP. 118-123
Бонецкая Н.К. Флоренский и Гете // Полигнозис. 2000. № 3. СС. 113-119
Бонецкая Н.К. Форум флоренсковедов // Вопросы философии. 2001. № 7
Бохенский Ю.М. Современная европейская философия
Братство Святой Софии. материалы и документы 1923-1939. М.: Русский путь, Paris: YMCA-PRESS, 2000
о. Булгаков, Сергий. Автобиографические заметки. Дневники. Статьи. Орел, 1998
о. Булгаков, Сергий. Священник о. Павел Флоренский (1943) // Вестник РХД. 1971. №№ 101-102
В.И. Вернадский и семья Флоренских. (Материалы из архивов) // Вопросы истории естествознания и техники. 1988. № 1, 2. СС. 80-98, 54-69
Вализада Е.С. Наследие Павла Флоренского и противоречия современного социально-политического сознания // Энтелехия. 2000. № 2. СС. 101-104
Василенко Л.И. О магии и оккультизме в наследии о. Павла Флоренского // Вестник ПСТБИ. 2004. № 3
Взыскующие града: хроника частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках. М., 1997
Владимир Соловьев и культура Серебряного века. М.: Наука, 2005
архиеп. Владимир Ташкентский. Мера терпения // День. 1993. №№ 1—7, 8. СС. 6-7
Вокруг о. Павла Флоренского Подборка писем П.А. Флоренского и статей о нем. // Вестник РХД. 1990. № 111(160). СС. 33-140
Волков С.А. Воспоминания о П.А. Флоренском. // Символ, № 29, 1993
Волков С.А. Возле монастырских стен: Мемуары. Дневники. Письма. М.: Издательство гуманитарной литературы, 2000
Высылка свящ. Павла Флоренского в Нижний Новгород (1928 г.) // Энтелехия. 2003. № 6, 8. СС. 11-34, СС. 26-49
Гаврюшин H.K. П.А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» // Памятники науки и техники. 1987-1988. 1989. С. 214-245
Гаврюшин Н.К. По следам рыцарей Софии. М., 1998.
Гаврюшин Н.К. Русское богословие. Очерки и портреты. Нижний Новгород: Нижегородская духовная семинария, 2011
Гаврюшин Н.К. Христианство и экология // Вопросы философии. 1995. № 3
Гайденко П.П. Антиномическая диалектика П.А. Флоренского против закона тождества // Критика немарксистских концепций диалектики XX века. Диалектика и проблема иррационального. М.: Изд-во МГУ, 1988
Гальцева Р.А. Мысль как воля и представление // Образ человека ХХ в. М., 1988. СС. 72—130
Гальцева P.A. Флоренский Павел Александрович // Философская энциклопедия. Т. 5. М.: «Советская энциклопедия», 1970
Гальцева Р.А. Очерки русской утопической мысли XX века. М.: Наука, 1992
Гаркавенко О.В. П. Флоренский и А. Солженицын о природе царской власти // Известия Российского государственного педагогического ун-та им. А.И. Герцена. 2007. № 17. Ч 1. С. 89-92
Геллер Л. “Органопроекция”: в поисках очеловеченного мира // Звезда. 2006. № 11
Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада. М.: Алетейа; Киев: Ирис, 1998
св. Григорий Нисский. Опровержение Евномия // Творения. М., 1863. Ч. 5. Кн. 3
Голлербах Е. К незримому граду. Религиозно-философская группа «Путь» (1910-1919) в поисках новой русской идентичности. СПб, 2000
Голлербах Э. В.В. Розанов. Жизнь и творчество. Петербург: Полярная звезда, 1922
Гор Г. Геометрический лес. М., 1975
Горбунов В.В. Идея соборности в русской религиозной философии (пять избранных портретов: В.С. Соловьев, В.В. Розанов, П.А. Флоренский,C.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев. М.: Феникс, 1994
Григорьев Р. Умный йод Флоренского: Формула лекарства для остроты ума и борьбы с причинами болезней. // Новая газета. 2001. № 82 (725). 12-14 ноября. С. 19
Гут Т. Павел Флоренский и Рудольф Штейнер // Вопросы философии. 2002. № 11
Едошина И.А. Международная научная конференция «Тексты и контексты отца Павла Флоренского» // Энтелехия. 2007. № 14. СС. 90-93
Едошина И.А. Русская государственность: преподобный Нил Сорский и священник Павел Флоренский // Энтелехия. 2008. № 18. СС. 133-136
Едошина И.А. Труды ученых костромских вузов о П.А. Флоренском (библиография) // Энтелехия. 2009. № 20. СС. 161-164
о. Ельчанинов, Александр. Из встреч с П.А. Флоренским // Вестник РХД. 1984. № 142. СС. 68-78
о. Зеньковский, Василий. История русской философии. Л., 1991
Зоткина О.Я. Символ в «онтологии творчества» П.А. Флоренского: к характеристике «религиозного эстетизма». М., 1991
Зябликов A.B. П.А. Флоренский: модель политического «внеприсутствия» // Энтелехия. 2003. № 6. СС. 49-52
Иванов А.Т. Топономия мысли (Телесность и язык в «конкретной метафизике» П. Флоренского) // Философские маргиналии. 1991. СС. 4-41
Иванова Е.В. Флоренский и христианское братство борьбы // Вопросы философии. 1993. № 9. СС. 153-166;
Иванова Л. Воспоминания. Книга об отце. М., 1992
Иваск Ю. Розанов и о. Павел Флоренский // Вестник РХД. 1956. № 42. СС. 22-26
Из бесед с П.А. Флоренским, записанных Н.Я. Симонович-Ефимовой // Литературная газета. 09.11.1994
Избранный список собраний, конференций и выставок, посвященных Павлу Флоренскому в 2008-2009 годах // Энтелехия. 2009. № 20. С. 158-161
св. Иоанн Златоуст. Беседа 24 на 2 послание Апостола Павла к коринфянам // П.С.Т. Т. 10. Кн. 2
Кантор, Владимир. Федор Степун и большевистское имяславие // Вопросы литературы. 2005, № 1
Каухчишвили Н. П.А. Флоренский и итальянское треченто // Studia Slavica Academiae Scientiarum Hungaricae. 1989. № 35:1—2. СС. 45—59
Кравец С.Л. О красоте духовной (П.А. Флоренский: религиозно-нравственные воззрения). М., 1990
Кузнецов Н.Ю., Олейник В.А. П.А. Флоренский и русская иконная живопись (Урок по МХК в 9 классе) // Энтелехия. 2000. № 2. СС. 124-127
Кузнецов О.Н., Ковалева Л.Ф. Павел Флоренский: человек и эпоха в культуре конца Х1Х-начала XX веков (Урок-размышление в 11 классе) // Энтелехия. 2000. № 2. СС. 120-123
Курганов Е. Павел Флоренский и евреи // Русские евреи. Весна 1999. № 1
Курганов Е. Розанов и Флоренский // Звезда, 1997. № 3
Курганов Е., Монди Г. Василий Розанов и евреи. СПб., 2000
Лосев А.Ф. Вспоминая Флоренского // Литературная учеба. 1998. № 2. СС. 176-179
Лосев А.Ф. Философия имени. М., 1927
Лосский Н.О. Воспоминания. СПб, 1994
Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991
Маковец. 1922 — 1926. Сборник материалов по истории объединения. М., 1994
Михалев C.B. О соотношении науки и философии в мировоззрении П.А. Флоренского // Вопросы философии. 1999. № 5. СС. 151-156
Модестов Е.Г. (Б.И. Иванов). Флоренский и его советские годы // Мосты. 1959. № 2. СС. 419-434
о. Моисей (Боголюбов). О вкладе отца Павла в развитие технико-теоретических наук // Энтелехия. 2000. № 2. С. 97-99
Мороз В.В. Взаимосвязь философии и математики в творчестве П.А. Флоренского // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 1997. № 3. СС. 26-43
На пути к синтетическому единству европейской культуры: философско-богословское наследие П.А. Флоренского и современность. М.: Библейско-Богословский институт св. апостола Андрея, 2006
На пути к третьему тысячелетию: материалы Первого международного симпозиума, посвященного третьему тысячелетию христианства (Новгород, 20-25 мая 1998 г.). Новгород: Екклесия Пресс, 1999
Наука и вера в диалоге. П. Тейяр де Шарден и П. Флоренский: Материалы конференции, Пиза, 10-11 дек. 2004 г.. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007
Некрасова Е.А. Неосуществленный замысел 1920-х годов создания Symbolarium’а (Словаря символов) и его первый выпуск «Точка» // Памятники культуры. Ежегодник 1982. 1984
Никитин А.Л. Мистики, розенкрейцеры и тамплиеры в Советской России. М., 1998
Никитин В.А. Вечер памяти священника Павла Флоренского в ЛДА // Журнал Московской Патриархии. 1982. № 7. СС. 24-26
Никитин В.А. Памяти священника Павла Флоренского // Журнал Московской Патриархии. 1982. № 4. СС. 10-12
Никитин В.А. У Бога отец Павел Флоренский уже прославлен… // Наука и религия. 2007. № 11
Никитин В.А. Храмовое действо как синтез искусств (священник Павел Флоренский и Николай Федоров) // Символ. 1988. № 20. СС. 219-236
О Русь, волшебница суровая. Нижний Новгород: Волго-Вятское книжное издательство, 1991
Олексенко А.И. «…И мысли пусть развиваются в вас…» // Флоренский П.А. Сочинения. В 4 т. М., 1998. Т. 4. С. 5 (предисловие).
Оноприенко В.И. Флоренские. М.: Наука, 2000
П.А. Флоренский: pro et contra. СПб.: РХГИ, 2001
П.А. Флоренский и культура его времени. Marburg: Blaue Horner Verlag, 1995
П.А. Флоренский по воспоминаниям Алексея Лосева. // Контекст, 1990
П.Ан. Психологическая загадка (Цер.-Общ. Вестн., 1914, № 20. С. 5).
Павел Флоренский XX век от Р.Х., год первый: Публ. фрагментов переписки П. Флоренского с родными и друзьями в первый год его пребывания в Московском ун-те в 1901 г. // Наше наследие. 2005. № 73. СС. 86-111
Павел Флоренский и символисты. М., 2004
Павел Флоренский, священник. Предполагаемое государственное устройство в будущем: Сборник архивных материалов и статей М., 2009.
Павленко А.Н. Возможность техники. О. Павел Флоренский и Мартин Хайдеггер // Человек. 2003. № 2, 3. СС. 71-79, 67-77
Павлюченков H.H. Тема антропологии в наследии священника Павла Флоренского // Вестник ПСТГУ. Сер. 1. Богословие. Философия. 2007. Вып. 3. СС. 71-88
Палиевский П.В. Розанов и Флоренский. // Литературная учеба. 1989. № 1
Памяти Павла Флоренского. Философия. Музыка: Сборник статей к 120-летию со дня рождения о. Павла (1882-2002). СПб., 2002
Пентковский А.Я. Архимандрит Серапион Машкин и студент Павел Флоренский // Символ. 1990. № 24
Письма O.A. Флоренской, П.А. Флоренского, Д.С. Мережковского, З.Н. Гиппиус: 1906-1914 гг. // Культура и время. 2006. № 3
Половинкин С.М. Реальность 1920-1930-х годов и «Мнимости в геометрии» священника Павла Флоренского // Энтелехия. 2000. № 2. СС. 67-77
Половинкин С.М. Русская религиозная философия: Избранные статьи. СПб., 2010
Религиозно-философское общество в Санкт-Петербурге (Петрограде): История в материалах и документах. В 3-х тт. М.: Русский путь, 2009
Риккерт, Генрих. Философия жизни. К.: Ника-Центр, 1998
Роднянская И. С.Н. Булгаков и П.А. Флоренский: к философии дружбы // Новая Европа. 1994. № 4. С. 101-111
Розанов В.В. Густая книга // Новое время. 1914. № 13622 (12.02). С. 5; № 13631 (22.02). С. 14
Розанов В.В. Люди лунного света. Метафизика христианства. СПб., 1913
Розанов В.В. Сахарна. Обонятельное и осязательное отношение евреев к крови. М., 1998
Розанов В.В. Собрание сочинений. Литературные изгнанники. Книга вторая. М., СПб., 2010
Розин В.М. Становление личности и ранних философско-эзотерических взглядов Павла Флоренского // Философские науки. 2003. № 7. СС. 98-116
Русский эрос, или философия любви в России. М., 1991
Салтыков-Щедрин М.Е. Дневник провинциала в Петербурге. М.: Советская Россия, 1986
Самарина Т.А. Истоки «Онтологии творчества» П.А. Флоренского: имя и миф // Известия А.И. Герцена. Аспирантские тетради. 2008. № 30. СС. 233-240
Самарина Т.А. Онтологические основы теории искусства (П.А. Флоренский и Г.А. Габричевский) // Известия Российского государственного педагогического ун-та им. А.И. Герцена. 2008. № 26. Аспирантские тетради. СС. 239-244
о. Свиридов, Иоанн. Гносеология свящ. Павла Флоренского // Богословские труды. 1986. СС. 264-292
Семенкин Н.С. Философия богоискательства. Критика религиозно–философских идей софиологов. М.: Политиздат, 1986
Смирнова Т.В. Диалог Т. Элиота и П. Флоренского: «невыносимое» сосуществование религиозного и светского начал в культуре // Известия Уральского гос. ун-та. 2007. № 50. Серия 1: Проблемы образования, науки и культуры. Вып. 21. СС. 214-220
Струве Н.А. Православие и культура. М.: Русский путь, 2000
Тарасова В.А. Высшая духовная школа в России в конце XIX – начале XX века. История императорских православных духовных академий. М.: Новый хронограф, 2005
Тарасова О.И. Беседа П. Флоренского и М. Маклюэна об иллюзионизме сознания, услышанная и записанная корреспондентом журнала // Человек. 2005. № 4. СС. 13-26
о. Трубачев, Сергий. Избранное: статьи и исследования. М., 2005
Трубецкой Е.Н. Свет Фаворский и преображение ума // Русская мысль. 1914. № 5
Тысячелетие крещения Руси. Поместный Собор Русской Православной Церкви. Троице-Сергиева Лавра, 6-9 июня 1988 года. М., 1990
Федорова Т.А. Идеи русских религиозных философов: П.А. Флоренского, И.А. Ильина и В.В. Зеньковского в свете современных подходов к проблеме духовно-нравственного воспитания молодежи // Энтелехия. 2003. № 6. СС. 83-89
сщмч. Феодор (Поздеевский). “О духовной истине” Опыт православной Теодицеи (“Столп и Утверждение Истины”) кн. свящ. П. Флоренского. Москва 1912 г. // Богословский вестник. 1914. Т. 2. № 5. СС. 140-181
Флоренский П.А. Предполагаемое государственное устройство в будущем: Сборник архивных материалов и статей. М., 2009
Флоренский П.В. Священство Павла Флоренского // // Вестник РХД. № 160. 1990. СС. 84-88
Флоренский П.В. Студенческая жизнь П.А. Флоренского: к биографии ученого: с публикацией студенческой переписки П.А. Флоренского. // Природа. 2006. № 1. СС. 48-65
о. Флоровский, Георгий. Томление духа. О книге о. П. Флоренского «Столп и утверждение истины» // Путь. № 20. 1930
о. Флоровский, Георгий. Пути русского богословия. Вильнюс, 1991
Фудель С.И. Воспоминания // Новый мир. М., 1991. № 3, 4. СС. 188-214, 182-212
Фудель С.И. Об о. Павле Флоренском. Paris: YMCA-PRESS, 1988
Фудель С.И. Собрание сочинений в 3-х тт.. М.: Русский путь, 2005
Фурсов А. Педагогические письма П. Флоренского // Воспитание школьников. 2000. № 2. СС. 31-35
Хагемейстер М. «Новое средневековье» Павла Флоренского» // Звезда. 2006. № 11. СС. 131-144
Хагемейстер М. Павел Флоренский и его работа “Мнимости в геометрии” // Начала. 1993. № 4. С. 129-158
Хагемейстер М. Публикация трудов П.А. Флоренского в 1985-1991 гг.: Материалы к библиографии. // Начала. 1993. № 4. С. 159-170
Хоружий С.С. Миросозерцание Флоренского. Томск: Водолей, 1999
Хоружий С.С. Священник отец Павел Флоренский: основные начала его православного богословия // Энтелехия. 2002. № 4. СС. 39-56
Хоружий С.С. Творчество о. Павла Флоренского в наши дни // Вопросы философии. 2001. № 7. СС. 170- 177
Центр изучения, охраны и реставрации наследия свящ. П. Флоренского // Путь Православия. 1994. № 3. СС. 254-255
Шапошникова JI.B. Созвучие: о космическом мировоззрении ученых В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского, П.А. Флоренского // Культура и время. 2007. № 3. СС. 5-25
Шельхас И. Флоренский сегодня: три точки зрения // Вопросы философии. 1997. № 5
Шенталинский В.А. Рабы свободы: документальная повесть. М., 2009
Шенталинский В.А. Удел величия // Огонек. 1990. № 45. СС. 23-27
Шишкин А. О границах искусства у Вяч. Иванова и о. Павла Флоренского // Вестник РХД. 1990. № 160. СС. 118-140
Шмидт А.Н. Из рукописей Анны Николаевны Шмидт: О будущности; Третий Завет; Из дневника; Письма и пр.; С письмами к ней Вл. Соловьева. М.: Путь, 1916
Шолем, Гершом. Основные течения в еврейской мистике. М., Иерусалим: Мосты культуры, Гешарим, 2004
Шолем, Гершом. Kabbalah // Encyclopaedia Judaica. V. 10
Шоломова С.Б. “Остаюсь Ваш доброжелатель и богомолец…”: К истории взаимоотношений священника Павла Флоренского и митрополита Антония (Храповицкого) // Журнал Московской Патриархии. 1998. № 6. СС. 67-80
Шпетт Г.Г. Сочинения. М.: Правда, 1989
Яковенко Б. (псевдоним о. Мих. Редькина). Богословско-философский модернизм свящ. Флоренского в свете Православия // Земля. 1989. № 11


Рецензии