Пуля для оборотня

                ПУЛЯ    ДЛЯ    ОБОРОТНЯ.(СОКРАЩЕННЫЙ  ВАРИАНТ).


1.

Место  было  выбрано  идеально.  Небольшой  аул  раскинулся  на  склоне  горы  и  хорошо  просматривался  из  ближнего  леса,  подступавшего  к  горе. Снайпер,  облаченный  в  маскировочный  костюм  Гилли, ( Ghill  Suit),  давно  лежал  неподвижно. Маскировочный  костюм  делал  фигуру  снайпера  расплывчатой,  и  малозаметной  на  фоне  сухой,  выгоревшей  на  солнце  травы.   
Заканчивался  третий  день,  как  Паук,  из  своего  убежища  наблюдал  за  аулом.
Аул,  с  полсотни  дворов,  казался  тихим  и  спокойный.  Ничего  странного  и  необычного  в  нем  Паук  не  заметил.  В  горах  давно  бушевала  война,  а  здесь,  жизнь  словно  замерла  и  остановилась.
Люди  жили  в  своем  маленьком  мирке,  огороженные  от  всех  напастей  труднопроходимыми  горами.  Изо  дня  в  день  вся  деревенская  жизнь  проходила  перед  глазами  Паука,  словно  при  повторном  пересмотре  кино.
Рано  утром  всполошливо  орали  горластые  петухи.  Едва  рассветало,  сонные  мальчишки  пастухи  собирали  и  выгоняли  из  деревни  небольшое  стадо  коров.  Женщины  в  черных,  длинных  одеждах,  и  в  черных  платках,  шли  за  водой  к  ручью.
 Худой, сгорбленный  старик,  с  седой  бородой,  в  мохнатой  папахе,  зябко  кутался  в  тулуп,  занимая  свое  место  на  скамеечке  у  ворот,  крепко  сжимая  сучковатую  палку.  За  свежевыкрашенными,  мощными  воротами  возвышался  двухэтажный  особняк  из  красного  кирпича.  Каждый  день  старик  неподвижно  сидел,  и  смотрел  в  сторону  дороги,  словно  ожидая  чей-то  приезд. 
Через  два  дома,  в  захламленный  двор,  где  стояла  грязная  «копейка»,  с  разбитым  задним  стеклом,  выходил  здоровый,  полуголый,  бородатый  мужик,  и  начинал  усилено  качать  мышцы.  Бородач  сначала  тягал  гирю,  потом  штангу. Затем  подходил  к  турнику,  ногой  зацеплял  гирю,  тридцать  два  килограмма,  между  прочим,  и  легко  подтягивался  25  раз.
Паук  отчетливо  видел  в  бинокль,  как  мускулистое, бронзовое  от  загара  тело  бородача,  покрывается  потом,  и  начинает  блестеть  на солнце. Терминатор,  так  назвал  Паук  бородатого  качка, занимался  не  меньше  часа. При  этом  бородач  совершенно  не  выглядел  уставшим. Здоровый лось.
Паук  немного  подымал  бинокль,  и  сразу  находил  аккуратный,  засаженный  цветами  двор. Из  этого  двора  каждый  день  выходила  за  водой  молодая,  очень  красивая  девушка. Даже  черная,  уродливая  одежда  не  могла  скрыть  стройный  девичий  стан,  и  легкую  походку. Здесь  же  обитал  здоровяк  в  камуфляже. Этот  здоровяк  чуть  ли  не  каждый  день  рисовал  красками  картину. Он  затаскивал  на  плоскую  крышу  сарайки  настоящий  мольберт, (интересно,  где  он  его  взял?),  и  начинал  мазать  кистями.  Пикассо  прозвал  здоровяка  Паук. Увидеть  бы,  хоть  одним  глазком  его  мазню. Паук  сильно  сомневался  в  таланте  здоровяка,  как  художника. У  нашего  Пикассо  одна  рожа  чего  стоит.  С  такой  рожей  хоть  сразу  в  КПЗ,  на  15  суток  сажай. Художник  блин. Боевик  на  отдыхе. Паук  таких  скрытых  боевиков  за  версту  чуял.
В общем,  аул  не  простой…   
Из  достоверного  источника  было  известно,  что  в  этом,  на  первый  взгляд  мирном  ауле  должна  состояться  встреча  двух  полевых  командиров.  Хасан  Гелаев  и  Марат  Керимов  пытались  объединить  свои  усилия  для  совместной  борьбы  с  федералами.
Начальство  Паука  интересовал  только  один  из  полевых  командиров - Хасан  Гелаев.  Ему,  Пауку,  необходимо  было  сделать  всего  лишь  один  точный  выстрел,  чтобы  уничтожить  опасного  бандита.  Нужно  всего  лишь  выстрелить  и  уходить.  До  чего  все  просто,  на  словах.  В  жизни  всегда  все  намного  сложней.  Постоянно  возникают  какие-нибудь  непредвидимые  проблемы.  В  этот  раз  тоже  не  обошлось  без  них.
Источник  из  разведки  передал,  что  полевые  командиры  появятся  в  ауле  через  день,  два.  Но  боевики  через  два  дня  не  появились.  Паук  решил  остаться,  выждать  еще  один  день,  так,  на  всякий  случай.
Третий  день  уже  подходил  к  концу,  но  ничего  не  происходило...Хотя,  как  сказать.
В  деревню  возвращались  пастухи,  торопливо  погоняя  стадо.  Сегодня  они,  что-то  рано  возвращаются.  Паук  взял  бинокль,  осмотрел  пастухов.  Сразу  заметил,  что  пастухов  стало  на  два  человека  больше.  Два  новых  пастуха  были  по  возрасту  старше  местных  пацанов.  И  вели  они  себя  странно.  При  подходе  к  аулу,  «пастухи»  разошлись  в  стороны,  внимательно  оглядывая  прилегающую  к  деревне  местность. Еще  Паук  рассмотрел,  что  и  у  одного,  и  у  второго  парня  имеются  рации. 
«Начинается», - подумал  про  себя  Паук,  наблюдая  за  передвижениями  «пастухов».
Вот  один  из  «пастухов»  достал  из  кармана  рацию,  стал  что-то  докладывать.
Через  несколько  минут,  в  аул,  на  большой  скорости  въехал  пыльный  «Уаз»,  без  крыши.  В  машине  сидело  четверо  бородатых  парней,  в  камуфляже,  обвешанные  оружием.  «Уаз»  быстро  пролетел  по  кривым  улочкам,  и  остановился  около  самого  богатого  дома.  Боевики  торопливо  вылезли  из  машины.  Два  боевика  вошли  во  двор  дома,  два  других  боевика  разошлись  в  разные  стороны,  по  улице. 
Аул  словно  вымер.  Улицы  опустели,  народ  затаился  по  своим  дворам,  за  крепкими  заборами. Даже  собаки  перестали  брехать.
Еще  через  полчаса  в  деревню  въехало  два  черных  «джипа»,  и  один  «Уаз».  Через  пару  минут  с  противоположной  стороны  заехало  еще  два  пыльных  автомобиля.  Вооруженные  до  зубов  боевики  заполнили  узкие  улицы  деревушки.  Одни  боевики,  громко  переговариваясь  быстро  стали  перемещаться  на  окраину  аула. Здесь  боевики  быстро  окапывались,  занимали  удобные  для  обороны  позиции,  устанавливали  ручные  пулеметы.  Другие  боевики  в  это  время  выполняли  функции  телохранителей.  Они  толпились  около  машин,  постоянно  перемещались,  заходили  во  двор,  осматривались,  потом  выходили  на  улицу,  настороженно  крутили  бородатыми  головами…
Паук,  наконец,  увидел  нужного  человека.  Из  машины  легко  выскочил  красивый,  смуглый  араб,  с  аккуратно  подстриженной  черной  бородой. 
Паук  сразу  узнал  своего  клиента.  Высокий,  стройный,  одетый  в  натовский  камуфляж. Сомнений  нет,  это  он – Хасан  Гелаев.
Гелаев  выйдя  из  джипа,  сразу  оказался  в  окружении  охраны. Внешне  Гелаев  не  высказывал  страха  и  настороженности,  чего  не  скажешь  про  его  охрану. С  десяток  телохранителей,  ощетинились  автоматами,  подозрительно  осматривались,  готовые  в  любой  момент  открыть  огонь  на  поражение.
Обычно  у  полевых  командиров  в  телохранителях  состояли  боевики  из  его  же  отряда,  или  же  родственники. Считалось,  что  родственники  намного  надежнее. В  случае  с  Гелаевым  та  же  ситуация. Минимум  профессионализма  у  охраны,  максимум  дешевых  понтов. Бородатые,  здоровые  дядьки,  облаченные  в  натовский  камуфляж,  считали,  что  они,  одним  только  своим  грозным  видом  смогут  защитить  своего  командира.
Времени  у  Паука  в  обрез. Гелаев  не  станет  задерживаться  на  улице. Паук  вскинул  СВД,  обмотанную  тряпками. Позиция  давно  уже  была  подготовлена  для  стрельбы. Оптика  резко  приблизила  боевиков. Но  Паука  интересовал  только  один  человек. Вот  он,  Гелаев,  отдает  приказы  своим  людям. Задержался  всего  на  пару  секунд,  вот  уже  идет  к  раскрытым  воротам.  Снайперу  этого  времени  вполне  хватило. Паук  ловко  захватил  фигуру  бандита  в  перекрестье  прицела. 
Затем  произошло  нечто  необычное. Паук  уже  готов  был  спустить  курок,  но  перед  самими  воротами  Гелаев  неожиданно  остановился.  Гелаев  повернулся  всем  корпусом  назад,  к  горам,  и  поднял  голову. Паук  даже  растерялся  от  неожиданности. В  оптический  прицел  снайпер  отчетливо  видел,  что  Гелаев  пристально   смотрит  прямо  на  него. Черные,  бездонные  глаза  полевого  командира  уставились  презрительно  и  злобно.  Вряд  ли  Гелаев  мог  видеть  его,  на  таком  большом  расстоянии,  но  у  Паука  от  такого  взгляда  на  голове  даже  волосы  зашевелились,  а  сердце  забилось  чаще.
Паук  плавно  спускает  курок. Громкий  выстрел  разносится  по  горам. У  Гелаева  дернулась  голова,  пуля  точно  вошла  в  середину  лба. Бандит  валится  на  спину,  под  ноги  своим  телохранителям. Всего  на  миг  застыли  боевики. Еще  через  две  секунды  в  ауле  начинается  бешенная  стрельба. Боевики  палят  из  автоматов  и  пулеметов  длинными  очередями. Цель  никто  не  видит,  поэтому  стрельба  ведется  наугад,  во  все  стороны. Пули  свистят  в  воздухе,  громко  щелкают  по  камням,  срезают  тоненькие  деревца  и  ветки.
Одна  из  машин,  с  пятью  боевиками  торопиться  выехать  на  окраину  аула. Эти  точно  испытывают  желание  прочесать ближние  горы  и  лес.
Паук,  пригибаясь,  отползает  назад. Не  хватало  напоследок  получить  шальную  пулю. Оглянулся  напоследок.  После  него  остался  неясный  след  на  земле, от  трехдневной  лежки,  и  все. Паук  спокойно  отползает  и  уходит  от  встревоженного  аула. На  случай  преследования  он  приготовил  боевикам  два  сюрприза,  гранаты - растяжки. Даже  если  нарвутся  только  на  одну  гранату,  то  это  сильно  успокоит  очень  горячих  ребят.  Бессмысленная  пальба  продолжается.
Паук  выполнил  очередное  свое  задание. А  боевики  пускай  теперь  попробуют  его  догнать…

2.

На  улице  ясный  день,  а  в  просторном  кабинете  темно,  как  ночью,  потому  что  задернуты  тяжелые  шторы  на  окнах. На  массивном  столе  горит  старая  лампа  под  зеленым  абажуром. Неподвижно  сидящего  человека  сразу  и  не  заметить.
Хозяин  кабинета  уже  давно  так  сидит. Он  сильно  встревожен,  но  ничем  не  выдает  своего  волнения. Годы  работы  в  разведке  приучили  его  к  выдержке  и  терпению.
Те  сведения,  которые  человек  получил  40  минут  назад,  могли  вывести  из  равновесия  любого. Любого,  но  не  его. Лицо  закаменело  словно  маска,  глаза  застыли  и  уставились  в  одну  точку  на  дальней  стене,  возле  дверей. Руки  спокойно  лежат  на  столе,  пальцы  не  вздрагивают,  и  не  выбивают  нервно  барабанную  дробь,
возле  раскрытой  кожаной  папки. А  ведь  содержимое  этой  папки  в  один  миг  изменило  всю  ситуацию,  в  худшую  сторону.
- Сергей  Иванович,  к  вам  Бородин, - сообщила  по  селектору  секретарша.
- Пусть  заходит, - отозвался  Сергей  Иванович.
В  кабинет  зашел  высокий,  плечистый  полковник. Бритая,  крупная  голова  матово  отсвечивала. Бородин  все  никак  не  мог  привыкнуть  к  привычке  Сергея  Ивановича,  работать  днем  с  закрытыми  шторами. Вот  он,  только  находился  в  светлой  приемной,  зашел  в  кабинет,  и  словно  перенесся  в  ночь.
Полковник  спросил  с  порога:
- Разрешите,  Сергей  Иванович?
- Проходи  Юрий  Михайлович. Присаживайся  ко  мне  поближе.
Полковник  Бородин  заметно  волновался.  Просто  так,  его  к  себе  начальство  звать  не  будет. Скорей  всего,  что-то  случилось…
Хозяин  кабинета  сухощавый,  жилистый  мужчина,  с  седыми,  густыми,  коротко  стриженными  волосами,  перевел  на  вошедшего  тяжелый  взгляд.
- Юрий  Михайлович,  у  нас  большие  неприятности, - сообщил  Сергей  Иванович.
Полковник  Бородин  выжидающе  молчал.
- Неделю  назад,  вы  посылали  в  один  аул  нашего  человека,  чтоб  он,  там,  ликвидировал  одного  бандита…
- Было  дело, - коротко  качнул  бритой  головой  полковник.
- Вы,  Пауку  полностью  доверяете? – спросил  прямо  Сергей  Иванович. – Только  не  спешите  с  ответом. Подумайте  хорошо…
Бородин  удивился  странному  вопросу,  но  ответил  сразу:
- Пауку  я,  доверяю.
- Вы,  Паука  хорошо  знаете?
- Паук  один  из  лучших  в  отряде.  У  него  уже  14  ликвидаций  было. Паук  берется  за  самые  сложные  дела, - стал  торопливо  пояснять  Бородин. – Он  у  нас  уже  три  года…
- Я  читал  его  дело, - перебил  полковника  Сергей  Иванович.
- Тогда  я,  не  пойму…
- Юрий  Михайлович,  Гелаев  жив.
Бородин  ожидал  чего  угодно,  только  не  этого.
- Как  же  так?  Паук  доложил  о  ликвидации  объекта,  он  не  мог  промахнуться. Этого  не  может  быть…
- Точно  такие  же  вопросы  я,  хотел  задать  тебе, - немигающий  взгляд  хозяина  кабинета  буквально  пронизывал  полковника  Бородина  насквозь. – Как  могло  получиться,  что  после  выполнения  задания  Гелаев  окажется  живым?
- Насчет  Гелаева  сведения  точные? – полковник  изо  всех  сил  пытался  выдержать  взгляд  Сергея  Ивановича.
- Точней  не  бывает, - Сергей  Иванович  раскрыл,  и  сдвинул  к  краю  стола  тонкую,  кожаную  папку. – Сам  смотри.
В  папке  лежало  несколько  больших  фотографий. А  на  фотографиях  был  снят  не  кто  иной,  как  Хасан  Гелаев  собственной  персоной.
- Сегодня  прислали,  а  вчера  сфотографировали, - пояснил  Сергей  Иванович. – Как  видишь,  Юрий  Михайлович,  на  снимках  Гелаев  живой  и  невредимый. Если  Паук  утверждает,  что  попал  в  лоб  Гелаеву,  то  на  фото  ты,  сам  можешь  убедиться,  у  него  на  лбу  ничего  нет. Никакой  даже  маленькой  царапины. Ниче-е-г-о-о! Как  ты,  это  можешь  объяснить?
Полковник  Бородин  все  больше  мрачнел. Он  не  знал,  что  ответить. Юрий  Михайлович  рассматривал  фотографии.  Вот  Гелаев  торопливо  идет,  в  окружении  телохранителей. Вот  усаживается  в  джип. Вот  разговаривает  со  стариками. А  на  последней  фотографии  Гелаев  нагло  смотрит  в  лицо  полковника  и  издевательски  усмехается.
- Только  не  говори,  что  это  двойник  Гелаева, - грубо  пошутил  Сергей  Иванович.
Полковник  Бородин  промолчал,  только  желваками  заиграл  на  скулах.
- Юра,  объясни  мне,  что  происходит? – немного  смягчил  тон  Сергей  Иванович.
- Не  знаю,  Сережа…Но  я  разберусь, - заверил  Бородин.
- Разберись,  разберись. Я  на  это  очень  надеюсь. Как  только  разберешься,  сразу  ко  мне!
- Есть,  сразу  к  вам! – поднялся  из-за  стола  полковник. – Разрешите  идти?
- Иди  Юра,  иди,  работай.

3.

Выйдя  из  кабинета,  полковник  Бородин  включил  свой  мобильный  телефон. Старенькая  модель «Nokia»,  без  фотоаппарата  и  без  других  современных  и  модных  выкрутасов. Зато  мобильник  изготовлен  в  Финляндии,  а  не  в  Китае. Вещь  безотказная…
Только  активизировал  телефон,  он  сразу  ожил,  требовательно  и  настойчиво  запиликал. Кто  это  у  нас  такой  нетерпеливый? На  экране  высветилось  имя. Мог  бы  сразу  догадаться, - Капитан  Голиков. Семь  пропущенных  звонков. Вот  дьявол  беспокойный.
- Капитан,  что  у  тебя?
- Юрий  Михайлович,  беда  у  нас. Вам  надо  срочно  приехать, - голос  у  капитана  встревоженный.
- Говори  куда  надо  ехать!
Капитан  Голиков  назвал  адрес. Адрес  Бородину  показался  знакомым. Где-то  он,  его,  совсем  недавно  слышал. Вот  только  где. Особо Бородин  не  волновался. Он  знал,  что  рано  или  поздно  вспомнит  этот  адрес.
Бородин  вышел  из  здания,  и  направился  к  стоянке. Здесь  его  ожидала  черная  волга. Пересаживаться  за  руль  иномарки  полковник  принципиально  не  хотел.
Уже  проехав  полпути,  Бородин  вспомнил,  почему  ему  показался  знаком  этот  адрес. После  этого  беспокойство  только  усилилось.
У  нужного  дома  стояла  толпа  любопытных,  с  полсотни  человек. Здесь  же  во  дворе,  прямо  на  детской  площадке  расположились  два  милицейских  уаза. Сразу  у  подъезда,  перегородив  проезд,  монотонно  отсвечивала  синими  сполохами  мигалки  скорая  помощь. Рядом  стояла  невзрачная  машина  криминалистов.
Менты  лениво  отгоняли  особо  наглых  зевак. Полковник  показал  удостоверение  сержанту  из  оцепления  и  направился  к  подъезду. Капитана  Голикова  Бородин  встретил  курящим,  на  втором  этаже. На лестничной  площадке,  между  вторым  и  третьим  этажом  лежало тело  мужчины,  прикрытое  белой  простынею. На  полу,  возле  головы  засохла  большая  лужица  черной  крови.
- Еще  и  часа  не  прошло,  как  его  зарезали…- сообщил  капитан. – Поквартирный  опрос  жильцов  ничего  не  дал. Никто,  ничего  подозрительного  не  видел,  и  не  слышал…Странно  все  это. Человека  убивают  прямо  днем,  в  подъезде,  где  он  проживает. Свидетелей  нет. Даже  тело  обнаруживают  не  сразу…
- Вы  закончили? – спросил  Бородин  у  криминалистов.
- Да,  почти…
Полковник  подымается  на  площадку,  к  телу  убитого. Бородин  откидывает  простыню  с  головы  мужчины. Некоторое  время  всматривается  в  знакомое  лицо. У  убитого  перерезано  горло.
- Что  скажите? – спрашивает  Бородин  у  криминалистов.
- Пока  немногое, - отозвался  пожилой  криминалист  с  маленькими,  слезливыми  глазками. – У  мужчины  перерезано  ножом  горло  одним,  очень  сильным  ударом. Голова  буквально  отделена  от  туловища. Человек,  сделавший  это,  обладает  невероятной  силой.
- На  ограбление  это  не  похоже, - добавил  капитан  Голиков. – Все  вещи  и  деньги  остались  целые.
- Ограбление  мне  меньше  всего  приходит  в  голову. Меня  волнует  другой  вопрос. Как  они  смогли,  так  быстро  вычислить  его? - спросил  Бородин.
Капитан  нервно  дернул  плечами.
– О  местожительстве  знало  только  несколько  человек. Приходится  признать,  у  нас,  в  отделе,  существует  утечка  информации…
Криминалист  со  слезящимися  глазками,  укладывая  найденные  улики  в  старый  потертый  чемодан,  тихо  хихикнул:
- Слышали,  у  милиции  сегодня,  тоже  день  веселый  выдался. Утром  гонялись  по  улицам  за  голым  мужиком. Представляете,  люди  утром  идут  на  работу,  а  по  улицам  бегает,  как  угорелый  голый  мужик. За  мужиком  милиция…
- Скорей  всего  пьяный,  или  идиот, - поддержал  разговор  капитан  Голиков.
- В  том  и  дело, что  не  пьяный  мужик  был. Он  больше  на  дурака  смахивал. Менты  его,  на  машине  даже  не  смогли  догнать…
- Что,  поймали? – поинтересовался  Бородин.
- Не  удалось. Мужик  рванул  к  парку,  а  там  затерялся  и  скрылся.
- Когда  это  произошло? – чисто  интуитивно  спросил  полковник.
- Да,  где-то,  час  назад…- пожал  плечами  криминалист,  осторожно  закрывая  крышку  потертого  чемодана.
Бородин  и  Голиков  удивленно  переглянулись.   

4.

Полковник  Бородин  вернулся  через  50  минут.
- Быстро,  не  ожидал. Что-то  прояснилось? – подозрительно  прищурился  Сергей  Иванович.
- Скорей  наоборот. Все  еще  больше  запуталось.
- Даже  так. Давай,  все  выкладывай.
- У  нас  новые  неприятности…
- Юра,  я  даже  не  удивлен, - сказал  Сергей  Иванович.
- Паука  нашли. Его  убили  сегодня  утром, - сообщил  Бородин.
- Тебя  что-то  удивляет?
- Многое  удивляет. Место  жительства  наших  сотрудников  строго  засекречено. Паука  вычислили, - полковник  Бородин  не  сдержался,  ударил  кулаком  по  столу. - Не пойму  только,  как  Паук  допустил,  чтобы  его  застали  врасплох. Он  никогда  не  расслаблялся…У  Паука  была  хорошая  спецподготовка. А  здесь  ему,  с  легкостью,  в  подъезде  горло  перерезали,  как  простому  пацану,  как  барану.
- Откуда  знаешь,  что  с  легкостью  перерезали?
- Паук  не  оказал  сопротивления. Наши  эксперты  проверили  все  в  подъезде. Осмотрели  тело  погибшего. На  теле  Паука  никаких  ран,  повреждений  и  синяков  нет. Совершенно  нет  следов  борьбы,  одежда  в  полном  порядке. Скорей  всего  здесь  сработал  профессионал  высокого  класса. Убийца  действовал  молниеносно,  он  не  дал  Пауку  не  единого  шанса.
- Юра,  как  ты  думаешь,  это  убийство  может  иметь  связь  с  последним  заданием  Паука? – спросил  Сергей  Иванович.
- Скорей  всего  так  и  есть. Мне  последнее  задание  не  нравилось,  и  Паук  я  видел,  согласился  с  большой  неохотой. Паук  нытиком  никогда  не  был,  но  его  что-то  сильно  тревожило…
- Давай  спокойно  пройдем  по  нашему  делу  с  самого  начала, - предложил  хозяин  кабинета. – Что  мы  знаем? Девять  дней  назад  нашей  агентуре  стало  известно,  что  готовится  крупная  диверсия. Известно,  что  боевики  задействовали  большие  силы  для  этого. Сама  диверсия  должна  быть,  по  масштабу  такой  же  жестокой,  как  захват  Норд – Оста  в  Москве,  или  школы  в  Беслане. Где  именно,  и  в  каком  месте  все  должно  произойти  неизвестно. Зато  мы  точно  знаем,  что  провести  диверсию  должен  некто  Хасан  Гелаев. С  Гелаевым  вообще  все  покрыто  туманом. Еще  два  месяца  назад  про  Гелаева  никто  и  ничего  не  знал. Такого  полевого  командира  просто  не  существовало. Откуда  он  взялся,  не  знают  даже  сами  боевики. Юра,  тебе  что-нибудь  удалось  выяснить  по  Гелаеву?
- Нет,  ничего, - виновато  опустил  глаза  Бородин.
- Плохо  работаем…Ладно,  идем  дальше, - Сергей  Иванович  сделал  паузу,  пальцами  потер  виски. – Зная  руководителя  будущей  диверсии,  мы  посылаем  к  нему  снайпера. Снайпер,  с  его  слов,  четыре  дня  назад  успешно  ликвидирует  Гелаева. А  вот  дальше  уже  начинается  непонятное. Два  дня  назад  Гелаева  замечают  живым  и  здоровым. Гелаев  совершенно  не  похож  на  мертвяка. Юра,  я  все  правильно  рассказал,  ничего  не  напутал,  и  не  упустил?
Полковник  Бородин  мрачно  кивнул.
- Возникает  естественно  вопрос,  что  же  произошло  в  действительности, - Сергей  Иванович  предостерегающе  поднял  руку. – Юра  не  перебивай  меня,  я  просто  пока  рассуждаю  и  фантазирую. Паук  доложил,  что  ликвидировал  Гелаева. Ты  Пауку  полностью  доверяешь. А  я  думаю,  что  Паук  промахнулся. Лично  у  меня  два  варианта,  тебе,  Юра,  они  оба  не  понравятся. В  первом  варианте,  наш  снайпер  случайно  промазал,  а  во  втором  варианте,  он  промазал  специально,  за  деньги. За  очень  большие  деньги.  Только  это  может  объяснить,  почему  Гелаев  до  сих  пор  ходит  среди  живых! Вижу,  ты  считаешь,  что  я  не  прав,  но  и  возразить  мне  ничего  не  можешь.
Полковник  Бородин  промолчал.
- Немного  настораживает  другое, - продолжил  свои  рассуждения  Сергей  Иванович. – Зачем  резать  Паука,  если  он  не  ликвидировал  Гелаева. Возможно,  Может  Пауку  не  захотели  платить  деньги. Боюсь.  правду  нам  теперь  не  узнать,  Паук  мертв.
- Паук  не  такой…
Сергей  Иванович  казалось,  не  слушал  Бородина.
- Человеческая  натура  очень  скрытая  вещь. Мы  видим  только  вершину  айсберга,  большая  часть  скрыта  под  толщей  воды. Никому  не  известно,  что  там,  внутри  у  человека  творится. Юра,  ты  сам  прекрасно  знаешь,  в  нашем  деле  нельзя  никому  доверять. Ни-и-ко-ому-у!!!...У  Паука,  в  последнее  время  никаких  дома  проблем  не  было? Может,  ему  нужны  были  срочно  деньги,  на  что-либо. Может,  кто  из  родни  болел,  или  в  аварию  попал. Юра  проверь  тщательно  все,  еще  раз.
- Проверю.
- Да,  еще  один  момент. Вспомни,  в  свое  время  наш  снайпер,  из  засады,  не  совсем  удачно  отстрелялся  по  Салману  Радуеву. Доложил  начальству,  что  Радуев  убит.  А  Радуев  живым  оказался. Но  ведь  тогда  снайпер  действительно  попал  этому  гаду  в  голову. Кто  же  знал,  что  Радуев  окажется  таким  живучим. Бандит  выжил,  но  разрывная  пуля  до  неузнаваемости  изуродовала  ему  лицо. Даже  титановую  пластину  ему  в  башку  вставили. Юра,  понимаешь,  там  была  видна  работа  нашего  снайпера…А  наш  Гелаев  живой  и  здоровый.  На  лице  у  него  никаких  следов  от  пули  не  видно.
Бородину  нечего  было  возразить,  и  это  его  очень  злило.
- Юра,  приказ  на  ликвидацию  Гелаева  никто  не  отменял, - в  голосе  Сергея  Ивановича  зазвенел  металл. – Времени  у  нас  мало,  поэтому  задействуйте  все  силы,  для  уничтожения  бандита. В  крайнем  случае,  задействуйте  законсервированную  агентуру. Действуйте. На  этот  раз  никаких  ошибок  быть  не  должно!
- Я  вас  понял,  Сергей  Иванович.

5.

- Гелаев  исчез, - сообщил  капитан  Голиков.
- Как  исчез?  Что  значит,  исчез? – полковник  Бородин  спрашивал,  хотя  сам  прекрасно  понимал,  что  произошло.
- Гелаев  уже  два  дня  нигде  не  появляется…
- Капитан,  все  силы  задействуй,  но  разыщи  этого  гада! Нам  его  выпускать  из  вида  непростительно.
- Товарищ  полковник,  вы  и  так  сами  знаете,  что  мы  задействовали  всех,  кого  только  можно.
- Из-под  земли  найти…
- Делаем  все  возможное…
- Так  сделайте  невозможное!
- Сделаем,  найдем, - заверил  капитан  Голиков.
Капитан  не  подвел. Уже  к  концу  дня  полковник  Бородин  знал,  где  скрывается  Хасан  Гелаев.

6.

Четыре  боевика  решили  расслабиться.  Сняли  в  городе  знакомых  телок  и  поехали  в  баню. Парни  хорошо  выпив,  хвастались  перед  русскими  шлюхами  своими  подвигами,  совсем  как  дети  малые. Боевики  не  опасались,  что  девчонки  могут  их  сдать  федералам. Парни  щедро  платили  шлюхам. Это  им  не  на  заводе,  у  станка  стоять  по  восемь  часов. Кроме  того  девчонки  хорошо  понимали  с  кем  имеют  дело. Если  кто  язык  распустит,  то  мог  и  языка,  и  головы  лишиться.
Пьяный  Алик  рассказывал  странные  вещи. Анжела  сначала  слушала  в  пол  уха  этот  пьяный  треп. Но  услышав  знакомую  фамилию,  девушка  сразу  насторожилась.
На  днях  к  ней  приходил  связник,  молодой,  патлатый  паренек  в  очках,  вылитый  батан. Спрашивал  Анжелу,  не  знаком  ли  ей  человек,  которого  зовут  Хасан  Гелаев. Нет,  такого  человека  девушка  не  знала,  и  его  имя  ничего  ей  не  говорило. Анжела  по  привычке  начала  кокетничать,  и  строить  глазки,  пытаясь  смутить  молоденького  парнишку  связника. Парень  неожиданно  схватил  ее  за  горло,  и  сжал  пальцы. Тонкие,  длинные  пальцы,  внешне  похожие  на  пальцы  пианиста,  оказались  очень  сильными. У  Анжелы  перехватило  дыхание,  а  глаза  наполнились  слезами.
- Девочка,  ты,  меня  совсем  не  слушаешь, - прохрипел,  вмиг  изменившимся  голосом  очкарик. – Я  ведь  могу  тебе,  сейчас  шею  сломать…
Судя  по  бешеным  глазам,  рассматривающим  ее  в  упор,  связник  и  не  думал  шутить.
- Извините…Я,  вас  внимательно  слушаю…- еле  слышно  выдавила  из  себя  Анжела,  трясясь  от  страха,  и  находясь  на  грани  потери  сознания.
- Нам  срочно  нужен  Хасан  Гелаев.
«Да  я  не  знаю  этого  урода…Я  вообще  первый  раз  слышу  это  имя», - подумала  Анжела,  но  вслух  не  решилась  сказать,  всерьез  опасаясь  за  свое  здоровье.
- Если  вдруг,  краем  уха  услышишь,  или  где-то  в  разговоре,  случайно,  промелькнет  это  имя,  немедленно  дай  нам  знать. Немедленно! Это  очень  важно  для  нас.
- Я  все  поняла…
- Имя  только  не  перепутай!
Очкарик  заставил  Анжелу  повторить  пять  раз  имя  нужного  человека. Анжела,  трясясь  от  страха,  как  попугай  повторила  имя  незнакомого  ей  человека.
- Будь  осторожна. Это  очень  опасный  человек, - предупредил  очкарик.
Но  Анжела  считала,  что  опасней  очкарика  для  нее  никого  нет.
Потом  связной  ушел.
В  этот  же  день,  вечером,  вот  совпадение  какое,  когда  парились  в  баньке,  Анжела  уловила  в  разговоре  знакомое  имя. Гелаева  упомянул  Алик. С  Аликом  постоянно  терлась  Лола. Девчонки  Алика  опасались. Он  и  так,  по  жизни  был  пришибленный. А  когда  выпивал,  вообще  бешенным  и  неконтролируемым  становился.
Если  бы  Анжела  была  трезвой,  она  бы  к  Алику  не  полезла. Но  сегодня  Анжела  уже  набралась  по  полной  программе  шампанского  и  вина,  и  ее  потянуло  на  подвиги. Анжела  решила  разузнать  все,  что  можно  про  таинственного  Гелаева.  Только  надо  Лолу  как-то  удалить  от  Алика. Сегодня  Алик  нужен  ей.
Анжела  в наглую  подвалила  к  Лоле,  воспользовавшись  моментом,  когда  Алик  отошел. Анжела  сунула  Лоле  фужер  с  шампанским,  которое  девушка  обожала.
- Лолочка,  подруга,  как  я  рада  за  вас.  Давай  выпьем,  за  тебя  и  за  Алика.
- Давай,  выпьем, - не  возражала  Лола.
Лола  залпом  махнула  шампанское,  в  которое  Анжела  добавила  клофелин. Вскоре  Лола  уснула. Пьяный  Алик  начал  психовать.  Он  тряс  Лолу  и  громко  кричал,  размахивая  руками:
- Э-э-э,  ты  что,  спать  сюда  пришел?! Вставай,  давай,  корова  жопастый!
Лола  ни  на  что  не  реагировала.
- Алкашка,  я  тебе  сиськи  в  узел  завяжу!
Анжела  решилась:
- Алик,  зачем  она  тебе  нужна.  Пусть  спит,  дура…Алик,  не  хочешь  сегодня  со  мной  вечер  провести?
Алик  оценивающе  посмотрел  на  Анжелу,  и  словно  впервые  ее  увидел. Красивая,  фигуристая  деваха. Все,  что  нужно  бабе,  все  при  ней  имелось. И  ничуть  не  хуже,  чем  у  Лолы. Даже  может  лучше…
- Пошли,  мартышка,  не  будем  терять  время, - ухмыльнулся  Алик,  пожирая  Анжелу  похотливыми  глазами. – Я  тебя,  сейчас,  со  своим  дружком  познакомлю. Мы  с  ним  будем  тебя  сильно,  сильно  любить.
За  Алика  девчонки  рассказывали  страшные  вещи. Анжела  особо  не  верила,  мало  ли  чего  болтают. Когда  Алик  разделся,  Анжелу  он  не  поразил  размерами  своего  дружка. Ничего  особенного  у  Алика  девушка  не  заметила. Анжела  не  сдержалась,  нагло  хмыкнула. Алик  сверкнул  глазами…
Следующие  два  часа  Алик  не  давал  Анжеле  ни  минуты  отдыха.  Он  уложил  ее  на  спину,  и  сразу  навалился  сверху. Затем  перевернул  на  живот,  потом  поставил  раком,  потом  затащил  на  себя  сверху. Анжела  буквально  сознание  теряла,  она  даже  кричать  не  могла,  в  горле  пересохло. А  Алик  все  не  знал  усталости…
Анжела  пришла  в  себя,  когда  Алик  влил  ей  в  рот  вонючий  коньяк.
- Пей,  мартышка,  сейчас  легче  станет, - скалил  крепкие  зубы  Алик.
Действительно  стало  легче. Приятное  тепло  разлилось  по  всему  телу.
- Алик,  тебе  не  страшно  воевать? – спросила  девушка.
- Нет,  не  страшно, - мужчина  расслабленно  лежал  на  кровати.
- Вас  же  всех  поубивают…
Алика  словно  пружиной  подбросило. Глаза  снова  сверкали  полные  ярости.
- Мартышка,  кто  нас  убьёт? Посмотри,  у  федералов  есть  все;  танки,  пушки  самолеты. У  нас  этого  нет,  но  мы  бьём  русских,  как  поганых  шакалов. У  нас  один  воин  десятерых  стоит…
- Алик,  но  вас  все  равно  мало…
Алик  не  сумел  ответить,  и  схватил  девушку,  за  еще  болевшее  после  ботаника  горло. Это  уже  перебор,  два  раза  за  день.
- Нас  мало,  да? Знаешь,  какие  у  нас  воины  отважные  в  отряде, - Алика  буквально  трясло  от  ненависти. – Недавно  в  отряде  появился  один  араб,  по  имени  Хасан  Гелаев. Имя  конечно  не  настоящее,  но  это  не  важно. Он  в  отряде  сразу  стал  главным. Его  все  слушаются,  и  боятся.
Алик  совсем  забыл,  что  им  строжайше  запрещено,  где-либо  упоминать  о  Хасане  Гелаеве. Алкоголь  и  хвастливая  натура  развязала  ему  язык.
- Мы  недавно  уничтожили  военную  колонну,  и  захватили  в  плен  трех  русских  водил. Двоих  расстреляли  сразу  после  допроса. Последнего,  самого  здорового  и  крепкого  солдата  контрактника  Гелаев  оставил  себе. Вечером  Гелаев  взял  пленного  русского,  нас,  трех  воинов,  и  повел  в  горы. Когда  отошли  от  лагеря  километра  на  три,  Гелаев  развязал  руки  русскому. Парень  оказался  смелым,  и  не  боялся  смерти. Это  вызывало  у  нас  уважение  к  врагу. Мы  ожидали,  какую  казнь  придумал  для  русского  Гелаев. Гелаев  тщательно  оглядел  пленного,  мне  даже  показалось,  что  он  буквально  обнюхал  солдата.
«Хороший  экземпляр, - сказал  после  осмотра  русского  Гелаев. – Такому  жалко,  просто  резать  горло. Русский,  я  хочу  дать  тебе  один,  небольшой  шанс,  благодаря  которому  можешь  остаться  в  живых. Я  тебя  сейчас  просто  отпущу,  и  дам  фору  на  один  час. Через  час  начну  тебя  преследовать. Догоню,  убью».
Гелаев  взял  у  меня  нож  и  дал  его  пленному,  после  этого  русский  побежал. Мы  на  Гелаева  смотрели,  как  на  сумасшедшего. А  Гелаев  оставался  спокойным.
Через  час  он  разделся,  полностью  снял  всю  одежду  и  обувь.
«Пора  идти  за  нашим  гостем, - сказал  нам  Гелаев. – Вы,  от  этого  места  не  отходите,  ни  на  шаг,  иначе  я,  за  вашу  жизнь  не  ручаюсь. Обязательно  дождитесь  меня…Если  до  рассвета  не  появлюсь,  можете  возвращаться  в  лагерь».
Мы  предложили  Гелаеву  взять  хотя  бы  нож. Он  отказался:
«За  меня  не  переживайте. Нож  мне  не  нужен,  он  будет  мне  только  мешать»… 
Гелаев  скрылся  в  густых  зарослях. Вокруг  в  лесу  наступила  мертвая  тишина. Обычно  лес  наполнен  всякими  звуками  и  шорохами,  но  не  в  этот  раз. Все  словно  вымерло.
Мы  сидели  втроем,  прижавшись  спина  к  спине,  сняв  автоматы  с  предохранителей.
Алик  сделал  несколько  судорожных  глотков  коньяка  прямо  из  бутылки.
- Мартышка,  мы  не  трусы,  но  в  ту  ночь  нам  было  не  по  себе. Через  полчаса  на  весь  лес  разнесся  жуткий  волчий  вой. Этот  звериный  крик  заполнил  весь  лес  и  отозвался  эхом  в  горах. Мы  не  успели  перевести  дух,  как  за  волчьим  воем  жутко  и  страшно  закричал  человек. Он  закричал  так,  словно  с  него,  живьем  шкуру  сдирают. Потом  наступила  резко  тишина. Опять  все  затихло  и  затаилось.
Я никогда  в  жизни  так  истово  не  молился  Аллаху,  как  в  ту  ночь. Именно  после  этой  ночи  у  меня  появилась  первая  седина.
Гелаев  вернулся  через  час. Он  был  словно  пьяный,  он  нас  видел  и  не видел. Его  буквально  качало  от  слабости. Все  мускулистое  тело  араба  оказалось  забрызганным  кровью. Гелаев  бросил  нам  под  ноги  мой  нож. Мы  поняли,  что  с  русским  было  покончено. Утром  мы  вернулись  в  отряд... 
Это  еще  не все. Два  дня  спустя,  я  и  Саид  наткнулись  на  русского. Нам  было  жутко  смотреть  на  то,  что  осталось  от  пленного.
Артур  заглянул  в  глаза  Анжеле:
- Я  знаю,  что  я  плохой  человек. Но  рядом  с  Гелаевым  я  просто  ангел,  а  Гелаев  настоящий  зверь  в  человеческой  шкуре. Знаешь,  что  он  сделал  с  русским. Он  буквально  разорвал  его  пополам. Затем  оторвал  у  бедняги  голову,  оторвал  руки,  оторвал  ноги,  и  смял  все  кости. Мы  боимся  Гелаева,  и  в  этом  нет  ничего  постыдного. Он  очень  силен  физически,  он  превосходит  любого  из  нас…
Потом  Алик  снова  набросился  на  Анжелу,  и  минут  сорок  не  отпускал  ее,  выплескивая  на  девушке  всю  свою  ярость,  и  весе  свои  пережитые  страхи.

7.

Вечерело. Военный  грузовик  торопился  проскочить  опасный  участок  засветло. Последнее  время  в  этом  районе  боевики  вроде  не  пошаливали,  но  лучше  не  рисковать.
После  крутого  поворота  лес  подступил  к  самой  дороге. И  как  назло  мотор  глохнет. Шофер  тихо  матерится  выскакивает  из  кабины. Опасливо  озираясь  по  сторонам,  открывает  капот.
- Стриж,  что  у  тебя  случилось? – из  кабины  высовывается  прапор  с  автоматом.
- Товарищ  прапорщик  айн  момент,  сейчас  поедим  дальше, - заверяет  водитель.
- Стриж,  ты  как  был  раздолбаем,  так  им  и  остался, - ворчит  прапор,  внимательно  осматривая  подступающие  к  дороге  заросли. – Я  же  тебе  сказал,  проверь  машину  перед  выездом…
- Я  проверил,  честное  слово.
- Да  ну  тебя…
В  это  же  время  брезентовый  тент  кузова  грузовика  зашевелился  и  приподнялся. В  образовавшуюся  щель  осторожно  выглянул  человек,  лицо  которого  была  нанесена  маскировочная  раскраска. Человек  некоторое  время  внимательно  изучал  окружающую  обстановку. Убедившись,  что  все  вокруг  покойно  и  тихо,  он  быстро  и  ловко  выскользнул  из  кузова  грузовика. Приземление  оказалось  бесшумным. Человек  в  лохматом  маскировочном  костюме  задержался  лишь  на  пару  секунд,  через  мгновенье  он  нырнул,  и  скрылся  кустарнике. На  его  же  место,  из  кузова  соскользнул  второй  человек,  в  лохматом, бесформенном  костюме. Только  он  скрылся  в  зарослях,  как  выпрыгнул  третий  человек. Друг  за  дружкой  из  кузова  вылезло  пять  бойцов. Все  они  скрылись  в  лесу.
Водитель,  искоса  наблюдавший  за  выскакивающими  из  машины  бойцами,  сразу  же  прекратил  возиться  с  двигателем,  и  закрыл  капот.
- Все  готово,  товарищ  прапорщик, - весело  сообщил  рядовой  Стриж.
- Раз  готово,  значит,  мотаем  отсюда, - полез  прапорщик  в  кабину.
Мотор  завелся  с  пол оборота. Выплюнув  сизое  облако  дыма,  «зилок»  рванул  по  направлению  к  городу.
Водитель  и  прапорщик  свою  задачу  выполнили. Только  что  они  высадили  в  лесу  отряд  разведчиков. Куда  разведчики  направлялись,  никто  не  знал. Это  не  их  дело.
Разведчики  получили  задание  найти,  и  по  возможности  доставить  живым  полевого  командира  Хасана  Гелаева.
Задание  тяжелое,  опасное,  но  у  ребят  уже  был  большой  опыт  в  таких  делах. Так  что  они,  ничего  необычного  в  своем  задании  не  видели.
Разведчики  шли  по  лесу,  растянувшись  цепью. Каждый  знал  свое  место. Действовали  слаженно,  и  профессионально.
Быстро  сгущалась  темнота,  но  это  обстоятельство  их  совершенно  не  пугало.
Когда  перевалили  через  гору,  командир  разведчиков,  капитан  Сашка  Соломатин,  по  кличке  Сыч  резко  повернул  вправо. Ребята  сычу  доверяли. Таких  инстинктов,  как  у  Сыча,  такого  нюха, такого  чувства  на  опасность,  наверно  и  у  зверей  не  было.
Окончательно  потемнело. В  усыпанном  крупными  звездами  повисла  яркая  луна.
Сыч  застыл  на  месте. Потянул  ноздрями  воздух,  показалось,  что  потянуло  сладковатым  дымком. Вдохнул  еще  пару  раз. Нет,  всего  лишь  показалось. Разведчики  двинулись  дальше. Они  и  не  знали,  что  в  этот  раз  двигаются  навстречу  своей  гибели. 

8.   

Боевики  выбрали  для  лагеря  удачное  место. Удобная  низина  и  густые  заросли  скрывала  от  посторонних  глаз  яркий  костер. Выставив  часовых,  остальные  бойцы  расположились  на  ночлег. Одни  сразу  завалились  спать,  другие  спать  не  спешили,  сидели  у  костра  и  тихо  переговаривались.
Бойцы  сильно  устали. Куда  их  вел  командир,  они  не  знали,  а  спросить  никто  не  решался. Раз  куда-то  идут,  значит  так  надо.
Хасан  Гелаев  всегда  держался  особняком  от  остальных. Не  пристало  командиру  опускаться  до  уровня  простых  бойцов. К  тому  же  Гелаев  был  пришлым  чужаком, - арабом,  а  чужаков  нигде  не  любят. Гелаева  это  совершенно  не  расстраивало.
Гелаев  провел  несколько  успешных  операций,  но  должный  авторитет  среди  полевых  командиров  не  завоевал.
Зачем  пришли  сюда,  в  лес  никто  из  боевиков  не  знал. А  спросить  у  командира  никто  не  решался. Да  он  бы  и  не  ответил.
Гелаев  что-то  почувствовал. Обоняние  его  обострилось,  и  он  учуял  чужие  запахи  в  лесу. В  теле  начиналась  болезненная  ломка. Надо  спешить. Гелаев  обошел  своих  людей.
- Мне  необходимо  уйти. Вы  оставайтесь  на  месте,  из  лагеря  никуда  не  выходите, - сквозь  зубы  говорил  командир,  он  изо  всех  сил  сдерживал  готовый  вырваться  из  груди  звериный  крик. – Выйдете,  погибнете. Можете  спать,  но  часовых  выставите  обязательно…
Тело  жутко  чесалось  и  свербело. Кости  заныли,  страшной  болью  отозвался  позвоночник. Гелаев  сжав  зубы,  скрылся  в  ближайшем  кустарнике. Громко  и  противно  похрустывали  кости. Немного  отбежав,  Гелаев,  который  собственно  и  не  был  Гелаевым,  стал  раздеваться. Он  торопился,  срывая  одежду  с  себя. Гелаев  чувствовал  приближающуюся  опасность. Опасность  пьянила.  Пошел  мощный  выброс  адреналина. Радостно  забилось  сердце.
Уже  голый  Гелаев  успел  оббежать,  охватывая  полукругом  лагерь  боевиков.  Гелаев  щедро  помочился,  оставляя  метку  для  чужака,  что  это  его  территория. Чужой  почувствует  этот  резкий  запах,  и  не  рискнет  заходить  сюда.
Гелаев  расслабился,  перестал  сопротивляться. Кости  громко  затрещали,  деформируясь  и  превращаясь  из  человеческих,  в  звериные. Тело  содрогалось  в  нечеловеческих  муках. Ноги  не  выдержали  груза  тела  и  подкосились. Зубы  вспыхнули  яркой  болью. Челюсть  двинулась  вперед. Тело  быстро  покрывалось  жесткой  шерстью.
Когда  превращение  закончилось,  то  чудовище,  которое  раньше  было  Гелаевым,  издало  злобный  крик  радости. От  этого  крика  у  людей  душа  уходила  в  пятки  от  ужаса.
Чудовище  вскочило  на  ноги,  стало  принюхиваться. Обнаружив  сильный  запах  мочи,  чудовище  пару  раз  громко  фыркнуло,  и  повернуло  в  противоположную  сторону. Именно  отсюда  его  поджидала  опасность,  но  оборотень  смело  двинулся  в  этом  направлении.
Легко  преодолев  полтора  километра,  оборотень  остановился,  снова  стал  втягивать  носом  воздух. Нос  различил  запахи  пятерых  мужчин. Причем  эти  мужчины  были  военными,  и  от  них  исходила  серьёзная  угроза.
Оборотень  замедлил  свой  бег,  сразу  стал  осторожнее. Запахи  стали  ярче  и  сильней. Эти  запахи  раздражали  чувствительные  ноздри. Шерсть  на  загривке  становилась  дыбом. Усилилось  слюновыделение. Сильно  захотелось  погрузить  ноющие  клыки  в  человеческое  тело. А  он  сегодня  обязательно  сделает  это. Он  даже  представлял,  как  это  все  произойдет. 
 
9.

Предчувствие  в  очередной  раз  не  подвело  Сыча. Смутная  тревога  буквально  изводила  его.  Сыч  просто  не  мог  понять,  откуда  конкретно  исходит  угроза,  и  что  она  собой  представляет. Неизвестность  настораживала  еще  больше.
Сыч  дал  знак  своим  бойцам,  чтобы  они  не  расслаблялись,  и  держались  настороже. Ребята  и  так  не  расслаблялись. Казалось,  что  они  были  готовы  к  любым  неприятностям. Как  же  они  заблуждались.
Зверь  находился  совсем  рядом,  всего  в нескольких  шагах. Отряд  разведчиков  двигался  прямо  на  него. Оборотень  сначала  хотел  пропустить  военных  мимо  себя  и  напасть  на  группу  сзади. Убить  одним  ударом  замыкающего,  а  потом  убить  следующего. Пока  русские  опомнятся,  он  уже  трех – четырех  положит  замертво.
Но  затем  передумал. Решил  первым  убить  главного. Именно  от  него  исходила  самая  большая  опасность. Оборотень  понимал,  что  убив  главного  среди  военных,  есть  хороший  шанс  внести  панику  в  ряды  врага.
Бросок  Оборотня  был  молниеносен. Но  реакция  Сыча  оказалась  не  менее  впечатляющей. Мощная  лапа  выскочившего,  вроде  из  ниоткуда,  здоровенного,  мохнатого  Зверя,  пронеслась  над  головой,  рассекая  ночной  воздух. Сыч  успел  заметить  огромные  острые  когти,  словно  изогнутые  ножи,  матово  блеснувшие  в  лунном  свете.  Если  бы  оборотень  попал,  то  легко  бы  снес  голову  Сычу  одним  ударом. Но  Сыч,  в  последний  момент  присел. Здоровенная  лапища  пронеслась  над  головой. Сыч  ответил  рассекающим  ударом  ножа. Зверь  словно  ожидал  этот  выпад,  и  тоже  ловко  уклонился  от  ножа. Но  Сыч  вторым  ударом  всё-таки  достал  Зверя. Нож  вспорол  твердый,  словно  каменный  бок  Оборотня. 
Оборотень  проскочил  мимо  главного,  зато  отыгрался  на  шедшем  позади  военном.
Второй  разведчик,  не  ожидал  такой  стремительной  атаки. Увидев  перед  собой  то,  что  он  никогда  в  жизни  не  видел,  разведчик  застыл  от  удивления. Оборотень  косым  ударом  сломал  ключицу  и  вспорол  грудь  разведчика.  Вторым  ударом,  уже  добивая,  раскроил  ему  череп. Тело  разведчика  упало. Кровища  из  ужасных, развороченных  ран  била  фонтаном.
Вот  и  третий  солдат. Этот  успевает  выстрелить  из  автомата  короткой  очередью. Меткий  гад. Пули  больно  вгрызаются  в  крепкое  тело  Зверя. Пули  отбрасывают  чудовище. Зверь  крутится  от  боли  и  жутко  кричит.
- Это  еще  что,  за  хрень? – удивляется  третий.
В  лесу  резко  холодает. Появляется  молочный  туман,  он  выползает  из  низин  и  расползается  по  лесу.
Третий  делает  ошибку.  Он  подступает  к  лежащему  на  земле  телу. Чудовище  воспользовалось  ошибкой  военного. Разведчика  словно  бревном  ударило  по  ногам. Он  падает  на  колени,  при  этом  успевает  нажать  на  курок.  Пули  рвут  густеющий  туман. Там,  где  только  что  находился  Зверь,  уже  пустота. Зверь  переместился  в  сторону.
Бросок,  и  зверь  вплотную  прижимается  к  разведчику. Страшный  удар  обрушивается  на  голову  бойца. Автомат  отлетает  в  сторону,  из  ослабевших  рук. Земля  обрушивается  на  лицо  и  грудь. Разведчик  цепляется  за  жизнь,  пытается  остаться  в  сознании. Но  подняться  военному  не  удается. У  него  на  горле  смыкаются  мощные  челюсти  со  здоровенными,  острыми  клыками.
Сыч  немного  не  успел. Мохнатая  тень  метнулась  в  сторону,  но  командир  его  достал. Короткой  очередью  прибил  к  земле. Затем  дал  еще  вторую  очередь.
- Командир,  что  за  салют? – подбежал  один  из  ребят  Славик  Головня,  он  не  понимал  в  чем  дело.
Так  сразу  и  не  объяснить,  что  происходит,  и  что  за  зверь  на  них  напал.
- Слава  внимание! Враг  рядом…- громко  шепчет  Сыч.
Только  время,  на  объяснения  Зверь  им  не  оставил. Из  тумана  пружинисто  выскакивает  мощная  фигура  Зверя,  и  прыгает  на  Славика  Головню. Сыч  не  стреляет,  боясь  попасть  в  своего  бойца. А  Зверь  скрывается  в  тумане,  подмяв  Головню.
Крик  ужаса  обрывается  на  самой  высокой  ноте. Все  Славика  Головню  можно  считать  погибшим.
Теперь  их  оставалось  двое  против  Зверя,  и  счет  явно  был  не  в  их  пользу.
Где-то  рядом  должен  находиться  Андрюха  Морозов. Вот  бьет  его  автомат. Туман  озаряется  яркими  вспышками. Потом  наступает  тишина. Сыч  сгруппировавшись,  рассекая  туман,  бросился  на  помощь  своему  бойцу. Еще  есть  надежда,  что  они  завалят  этого  монстра. Впереди,  всего  в  десяти  шагах  отчетливо  слышны  звуки  борьбы. Судя  по  раздавшимся  крикам,  Зверь  убил  Мороза. Сыч  остался  один  на  один  с  самим  дьяволом. Вот,  когда  Сычу  действительно  стало  страшно,  как  никогда.
Сыч  отбросил  автомат. Он  своими  глазами  видел,  что  пули  не  причиняют  Зверю  никакого  вреда.
- Слышь,  ты,  чучело  лесное! Выходи,  один  на  один…Если  конечно,  у  тебя  кишка  не  тонка. Давай,  выходи! Или  ты,  стесняешься  своей  красоты? – кричал  Сыч,  пытаясь  разозлить  Зверя.
И  Зверь  появился. Он  бесшумно  выскочил  из  тумана,  буквально  в  трех  шагах  от  Сыча. Ловкий,  зараза. Зверь  принюхался,  и  вдруг  закинув  голову  завыл. От  крика  в  лесу,  даже  туман  задрожал.
Зверь  бросился  на  Сыча. Разведчик  ждал  его  приближения. В  правой  руке  он  зажал  гранату  без  чеки. В  поединке  одолеть  Зверя,  шансов  у  Сыча  не  имелось. Вон,  как  всех  ребят  положил,  за  две  минуты…Зато  можно  было  попробовать  подорвать  его  гранатой. Зверь  все  равно  не  даст  ему  уйти  живым  из  леса.
Зверь  нанес  новый  удар,  но  Сыч  снова  успел  увернуться. Увернулся  и  от  второго  удара. Сыч  бросается  на  Зверя,  и  отпускает  рычаг  гранаты.
Мощный  взрыв  отбросил  в  стороны  Сыча  и  Зверя. Сыч  погиб  мгновенно, уверенный  в  том,  что  ему  удалось  убить  Зверя...
   


Рецензии