Лера Узбекистан

Ни её внешность лунного туриста, разыскивающего свою планету, ни её чёрные, как антрацит глаза и вытравленные перекисью волосы, ни её прозвище «Узбекистан» школьным ляпсусом прилипшее, как chewing-gum к подошве .
Ничто не совпадало, ни с местом рождения: Роддом N°1 гор. Ленинграда, ни с льющимся янтарной смолой именем Лера.

Помню, как она появилась, материализовавшись из духоты плавящегося асфальта Старо-Невского, и, подойдя, спросила:
--Закурить есть?
Никаких там: Молодой человек..Простите.. Спросила тоном человека отвлечённого от важных занятий такой ерундой, как поиски курева.
Мне нравятся «бОрзые» девчонки, но даже я слегка опешил от её богемной раскованности. Парень не спросит таким тоном, есть определённый протокол. Так спрашивают в чужом дворе, в поисках заводки, но.. эта, чувствуя собственную неповторимость, пользовалась ею на всю катушку.
Ну, спросил человек женского рода закурить, чего такого? Но в голове–же мысли сразу начинают течь в определённом направлении, вы-ж понимаете!? Это не путана. Взгляд слишком незаинтересованный. Я немного физиономист – специфика такая. Молча протянул пачку, она выщелкнула две сигареты, я опять ничего не сказал. Стоит рядом и курит, будто её приглашали, вторую сигарету за ухо засунула, как плотник карандаш. Я паренёк начитанный и считаю себя в некотором роде «raffine» женщин не бью по лицу. Мать с бабушкой так воспитали, но существуют-же определённые лимиты.
И ещё её панамка с логотипом какой-то строительной фирмы, натянутая на глаза. Барышня! Хы-х..

Второй раз мы встретились поздней белой ночью или ранним серым утром у дворца Молодёжи. Приехали на Сашкиной «трёхе» в поисках приключений. Выходя из машины, вижу её тащат в такси двое чертей.
--Э-э - гаркнул я гостям нашего города, колыбели трёх революций и группы Аквариум:
--Вы чо, блять ?! А уж это вовсе на меня не похоже, впрягаться за людей, которых не знаешь. Элементарная техника уличной безопасности. Ребятки развернулись и с интересом разглядывали меня. Я даже слышал скрип их извилин: Начать с меня или закончить с ней? Но появившиеся из жигулей ещё три фигуры делают их благоразумней, если подходит это слово. Не спеша, чтобы не потерять лицо: Да пошла она, шалава! Уезжают на такси без особых проволочек.
Опять ни слова благодарности с её стороны, как само собой разумеющееся. Пялили-бы всю ночь в каком-нибудь мотеле, а утром выкинули, как использованный презик.Но с другой стороны: может ей этого и хотелось и сопротивлялась она, и упиралась ногами в бок «зеленоглазого» такси на вроде предварительной игры.
Сидит на поребрике, вся в своей независимости, собирает содержимое сумочки. Голову опустила, шарит рукой по асфальту. Присев на корточки, беру за ключицу и поворачиваю её лицо к свету фонаря. Хрустальные горошины катятся, оставляя дорожки на макияже.
Плачет! Вот те раз! Допекло отважную Лару Крофт в большом городе. Нда-а.. у некоторых есть такая паранормальная способность: притягивать всякое дерьмо. Её внутренний профиль не располагает к фразе :« Девушка, милая, перестаньте плакать, успокойтесь, прошу вас ..»
Поэтому в конце двадцатого века, в полу-мегаполисе на Неве можно услышать фразу, примерно, следующего содержания:
--Хорош ныть.. Сама нарвалась..В следующий раз не будешь с гопотой связываться.

.. тем–же летом я опять встречаю её у магазина польской косметики «Ванда» Она хмуро изучает витрину Стройтоваров на другой стороне Невского. Невзначай воздвигаюсь перед ней всеми бицепсами и грудинами, подкаченными ради лета в «качалке» на родной слободке. Меня душат мускулы и чувство собственной значимости. Она смотрит сквозь, в витрину со стремянками. Разглядываю её макушку с отросшими тёмно-русыми корнями, делающей её похожей на топ-модель от винного магазина. Облупившийся маникюр коротко остриженных ногтей лишь добавляет колорита. Её можно принять за девчонку-лимитчицу, если–бы не прозрачность тонких пальцев и детская хрупкость шейных позвонков, наивно выпирающих сквозь трикотаж футболки. Наконец она поднимает глаза, и наши взгляды встречаются деланным равнодушием.
--Привет.
--Хай.
Не сговариваясь, мы идём в сторону Суворовского. Молчание не тяготит, потому что мы разговариваем молча.
«Ну что, всё куролесишь?»
«А тебе-то чего?»
«Так.. спрашиваю»
..
«Пошли в ДК Дзержинского, там в гриле осетрина на решетке и бармен знакомый»
«Пошли, всё равно делать нечего»
Мы бездумно шагаем по тенистой Мытнинской и молча молчим..Я первый разбиваю молчание.
--В этом доме когда-то была явка боевиков Народной Воли. Я в книжке прочитал, «Март» называется. Читала? В ответ она отрицательно качает своей двухцветной головой, продолжая молчать. Вдруг отчётливо понимаю, что последние три недели я ищу её лицо в людовороте Невского и Петроградской, думаю о ней почти постоянно. Она не идёт у меня из головы со своей дурацкой панамой. У меня несерьёзного почти серьёзные намерения: защищать и ограждать.
И никаких желаний кроме, как идти рядом с ней и рассказывать какую-то чепуху вычитанную в книжке.


Рецензии
"гаркнул я гостям нашего города, колыбели трёх революций и группы Аквариум" - понравилось. Совет да любовь.

Валерия Ципура   08.08.2015 12:35     Заявить о нарушении
А мне понравилось слово "людоворот"...И вообще,интересно читать.Спасибо

Алина Татьянина   02.04.2017 07:13   Заявить о нарушении
Спасибо

Валодинъка   25.07.2017 10:11   Заявить о нарушении