Часть Первая. Глава Четвёртая

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
Маленькие люди большого мира.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.
Несносный оружейник.

   Скованный яростью и отчаянием, Ифрит сидел и подозревал, что вот-вот лишится рассудка.
За секунду до очередного приступа головной боли, причиной которого была громкая музыка, его вдруг одолела безумная мысль. Он решил, что взойдя по ступенькам автобуса с труппой бродячих музыкантов, каким-то дьявольским образом угодил в ад. Стараясь не потерять сознания от духоты, даже согласился со спорным доводом, что у каждого народа должен быть свой собственный, так сказать, фирменный ад. Ростовщик из Китая вряд ли очнется на дне котла под разнузданный вой бесов, а сомалийский пират никогда не встретится ни с японским Синигами, ни с греческим Аидом. В эти мучительные минуты Ифрит думал именно так. Благодаря толстяку, трясшему бубном перед его носом уже двадцать минут, красноглазый ни секунды не сомневался, что вокруг него бушует и пляшет в сомбреро самый настоящий Мексиканский ад. 
   Вместо грешников – толпа грязных, продолжающих неистово горлопанить людей. Вместо костров и лавы – сорокоградусная жара и возможность жарить омлет прямо на коленях. Вместо трезубцев и орудий пыток – барабаны, трещотки, и испанская гитара.
   Помимо младших бесов в этой чудовищной свалке присутствовал и Дьявол собственной персоной. Этим Дьяволом был юнец с бакенбардами и в очках. Вместе с ансамблем бродячих музыкантов, вышагивающих по салону автобуса, он распевал их народные песни. Естественно, не знал испанского языка, зато нашел под креслом маракасы и издавал такой грохот, что мог разом лишить слуха всех ангелов Люцифера. Ифрит был бы рад сказать горе-напарнику пару ласковых слов. Но терпел, признаваясь себе, что исключительно по его недосмотру они оба оказались в автобусе с гастролирующими артистами из Монтеррея. 
   Неприятное приключение началось два часа назад. Два часа назад у пары наемников лондонской мафии были и машина, и вентилятор на приборной доске, работающий от прикуривателя. Один из брюнетов держал запястье на руле, меланхолично давил педаль газа. Второй без конца лез в окно, пытаясь поймать ртом встречный ветер.
   Двадцать часов, проведенных за рулем без достойного отдыха, мутили Ифрита. Да и свежие воспоминания о встрече с одноглазым монахом не давали ему покоя. Когда дорога стала плясать змеей, а белая разметка загнулась в очки кобры, красноглазый остановил машину.
   -Костя,- обратился он к другу по старому имени,- у тебя остались энергетики? Мне нужно что-то с кофеином, или я сойду с ума.
   -Извини, ты выпил последнюю восьмую банку,- ответил юнец. 
   -Эй, мы брали только шесть.
   -Да, но в супермаркете я купил упаковку пива с лаймом. Как оно, кстати? 
   -Погоди... Выходит, я целый час пил лимонную мочу и даже не заметил этого?
   -Ага.
   Тут в мозгу красноглазого щелкнула и заела какая-то шестеренка. Уставший, он еще не знал, что совершает роковую ошибку.
   -У тебя нет прав, но за рулем сидеть-то умеешь?
   -Я бросил автошколу на третьем занятии. Все эти ужасные Т-образные перекрестки и правила правой руки. Это дерьмо не для меня.   
   -Ладно, Титан, с этой минуты можешь считать меня своим инструктором,- сидя за рулем, Ифрит полистал карту и кинул ту на заднее сиденье,- нам везет, маршрут прямой как стрела. Ты только гляди на дорогу и следи за спидометром. Будешь ехать под шестьдесят в час, уверен, ничего плохого не случится. Мне чертовски нужен отдых. Я засыпаю.
   Друзья поменялись местами. Не успев снять джинсовку, Ифрит рухнул в кресло штурмана и отключился. Он не догадывался, сколь недолго продлится его сон.
   Без тени негодования и без капли злости, на которые попросту не было сил, красноглазый опустился на сумки, лежащие возле перевернутого вверх тормашками автомобиля. Он размышлял об умственных способностях напарника и не мог представить, как ему удалось устроить аварию на ровной трассе. Прежде чем улететь в кювет, форд проехал каких-то семьсот метров. 
   -Мы что, очутились в каменном веке?! Это ведь не паровая телега,- громко проклинал машину Титан,- три педали, клянусь, их реально три! Где коробка автомат, где круиз-контроль? Вот скажи мне, кто станет покупать машину, если она не может двинуться с четвертой передачи?
   Расхаживая взад-вперед по обочине, любитель гаваек не переставал возмущаться. Опрокинутый колесами к небу, форд медленно погружался в зыбучий песок.   
   -Прости меня, если я хоть раз назвал тебя бездарем,- вяло произнес Ифрит, засыпая на полуслове,- кое-чему жизнь тебя научила. Из тебя вышел бы идеальный мастер саботажа и катастроф. Если тебя высадить на космическую станцию, она дольше часа не протянет, рухнет в океан. С самолета ты прыгал, думаю, и на Марсе не подохнешь. Шлепнешься в жерло вулкана, ототрешь бакенбарды от лавы… И займешься любимым делом – поиском приключений на свою задницу.
   -Кончай дурачиться, для этого в команде есть я.
   -Не обращай внимания,- зевнул красноглазый,- просто наслаждайся своим идиотизмом, пока я слишком устал, чтобы лупить тебя.
   -Машине конец,- вдруг засияло лицо юнца,- но автобус нам тоже подойдет.
   Появившись в дымке, желтый автобус быстро приближался к месту аварии. Водитель оказался человеком широкой души и, судя по музыке пассажиров, был глух как пень. Но все-таки предложил двум туристам помощь. Воскликнув что-то про дареного коня и его зубы, Титан закинул багаж в кузов. Так наемники лондонской мафии очутились среди бродячих музыкантов – загорелых парней в разноцветных туниках со шляпами-аэродромами.

***

   Занавес кабаре представлял собой полотно с бахромой и, шурша, поднялся над сценой, когда объявили главный номер, концерт Мариачи в исполнении сеньора Грико Торреса. Вот на сцену вышел сам оружейник – шрамированный мужик ростом под три метра, закаленный в перестрелках. Его сомбреро сшили из пулеметных лент, а карманы оттопыривались гранатами. Сальный качок обнимал банджо с грифом, украшенным лезвием бензопилы. Медиатор из легированной стали коснулся струн…
   Это была последняя капля. Этого было достаточно, чтобы Ифрит с воплем ужаса очнулся от кошмарного сна, навеянного поездкой в автобусе.   
   -Море…- ожили его слипшиеся губы.
   Голубое море над пустыней будто омывало всю землю сверху вниз. Ясную гладь не омрачали ни тучи, ни редкие в безводных землях пернатые. Пару минут, словно выходя из транса, красноглазый смотрел вдаль. А затем пришло некомфортное ощущение, как если бы что-то холодное и тупое упиралось ему в брюхо. Он обнаружил себя висящим на каменном плече, словно полотенце.
   -Это мне снится? Эй, поставь меня на землю. 
   Ифрита тут же усадили на дорожное ограждение и дали флягу.
   -Титан, откуда у тебя кактусовая водка?!- сделав глоток, закашлялся красноглазый.
   -Странно,- его товарищ принюхался к горлышку,- пахнет водой.
   -Конечно, водой, у тебя же обоняние мертвеца.
   -Барабанщик из ансамбля сказал, что это текила.
   -Так текила и есть кактусовая водка.
   -Если ты очухался ради того, чтобы орать на меня,- сняв округлые очки и убрав их в карман, Титан спокойно ответил,- то я лучше дам тебе подзатыльник и снова взвалю на плечо. Я тащу тебя на родном горбу уже полтора часа.
   Ифрит было открыл рот, собираясь поблагодарить зеленоглазого товарища, но вовремя вспомнил, по чьей вине их машина улетела в кювет. Оглядевшись, он невольно удивился переменам в окружающем ландшафте. Кактусы сменились вышками линий ЛЭП, строгими и высокими как семиэтажный дом. На обочине шоссе появились стальные поручни и бордюр, а качество дорожного покрытия в этой долине казалось великолепным. Черный асфальт без дефектных вкраплений даже не думал плавиться под лучами палящего солнца.
   -Прямо автобан какой-то. Я думал, Грико живет в сельской глуши. Скажи, долго я спал?
   -Уж должен был выспаться,- усмехнулся Титан,- десять минут назад я встретил группу солдат-срочников на броневике. Ты не поверишь, имя Торреса было им знакомо. Они сказали, что через четыре мили будет заводская проходная. Какие-то умники построили в этой пустыне оружейную фабрику. Я так понял, Торрес работает у них старшим по цеху.
   -Тогда это другой Торрес,- заключил Ифрит,- наш Грико Торрес пенсионер. Скат не стал бы врать.
   -Скат может ошибаться.
   -Согласен.
   -Тогда пошли! Придем и сами проверим.
   Двое брюнетов действительно пришли, когда уперлись в шлагбаум возле бункера с противотанковыми ежами. Линии ЛЭП кончались за дамбой, скрывавшей подстанцию. По другую сторону огороженной территории виднелись крыши складов, невысокие строения армейского типа. По площадке тут и там расхаживали часовые в футуристических бронекостюмах – так будет выглядеть скафандр для выхода в открытый космос, если снабдить его элементами средневекового доспеха и ранцем-огнеметом.
   Что касается Ифрита, ему очень не понравилась царившая здесь атмосфера. Все выглядело так, будто они с Титаном явились на секретную военную базу, где продают огнестрельное оружие в обход всех миротворческих законов. И еще больше высокому брюнету не понравилась шутка солдат, дежуривших на проходной – вместо законного флага Мексики они вывесили красное полотно с белой окружностью и закрученным крестом в центре.
   -Титан, тебе не кажется это странным?
   -Расслабься, они обыкновенные армейцы с плохим чувством юмора,- зевнул юнец в гавайке,- коричневые рубашки, погоны с черепами. Ничего странного.
   -Черепа? Коричневые рубашки? Стой, олух!
   Ифрит схватил товарища за ремень, но тот уже болтал с охранником через оконце в бетонной будке. Одного блеска зеленых глаз Титана хватило, чтобы из своего укрытия выбежал плечистый мужчина. Этот ничуть не похожий на мексиканца блондин сию секунду отдал гостям честь.
   -Прошу простить,- сказал тот с явным немецким акцентом,- ваш визит для нас полная неожиданность. Мы редко принимаем брюнетов без галстука. Желаете видеть фрау директрису?
   -Нет-нет, мы хотели уточнить дорогу. Нам нужен сеньор Грико Торрес.
   Блондин услужливо и не без лести, да так, что паранойя едва не сгрызла Ифрита, проводил гостей до холма.
   -Все верно,- кивнул им охранник,- сеньор Торрес настоящий гений. Он долгие годы был первым лицом на доске почета и никогда этим не хвастался. Торрес единственный конструктор, доказавший целесообразность применения танков с двумя огневыми башнями. А еще он изобрел ртутный арбалет. Вы его сразу узнаете, ищите сварливого старика.
   Исполнив свой долг, блондин двинулся в обратный путь к территории за забором. Через пару минут след его простыл.
   -Чего ты ощетинился,- подал голос Титан,- я же говорил, на этой базе служат обыкновенные срочники.
   -Обыкновенные срочники не носят свастику на рукаве,- процедил высокий брюнет, изучая богом забытое поселение внизу холма. 
   Прямо перед наемниками, врастая фундаментами домов в песок на дне лощины, предстал тухлый городишко. Кривые переулки, резвящиеся у здания ратуши свиньи, несколько перевернутых легковушек, из скелетов которых ребятня соорудила качели – всюду и везде царило сонное запустение. Время здесь не бежало вместе со спешащей на работу и с работы домой толпой, а ползло медленнее сытого слизня, для которого день равен вечности. Перед брюнетами лежал один из тех построенных стихийно и из чего попало городков, где местные с подозрением вглядываются в лица иностранцев, а какая-нибудь бабушка обязательно высунется из окна на детский плач.
   -Я такие пейзажи видел только в вестернах,- громко откашлялся зеленоглазый,- прямо город-призрак.
   Словно в подтверждении его слов по земле пронеслось насвистывающее музыку ветра перекати-поле.   
   -Клянусь, мне знакомо это название,- обладатель джинсовки тем временем склонился над указателем, вкопанным близ вершины холма. На серых и старых досках размашистая кисть неизвестного автора оставила гостям послание – «Мегаполис Мехатроникс. Добро пожаловать». Похоже, простодушную вывеску писали не краской или чернилами, а отработанным мазутом.
   -Ставлю тысячу против одного, что аборигены ходят в ведра. Канализацией здесь и не пахнет.   
   -Я слышал о них, клянусь, что слышал,- не обращая внимания на товарища, Ифрит потянулся к рюкзаку, в который недавно переложил револьвер,- Мехатроникс это не название города, это… Эй! Стоять! Куда побежал?!
   Титан галопом обогнул холм и уже любовался местной достопримечательностью. Чем эта железная махина была раньше, не угадал бы ни один экстрасенс с дипломом инженера. Таким металлоломом могла бы похвастаться отнюдь не всякая свалка. Местная детвора, стайка ребятишек школьного возраста, облепила ржавый короб. На последнем когда-то давно стояли тракторные колеса. В пробитом баке для запасного дизеля скопилась лужа дождевой воды. Один мелкий непоседа как раз заряжал там брызгалку. Девочка в платье сельского фасона и неопределенного цвета баловалась у кабины. Раскинув руки под стать акробату, она балансировала, взад-вперед гуляя по длинному стволу, торчащему из лобовой части машины. 
   Именно эта егоза первой заметила иностранцев. Спрыгнула вниз и атаковала их какой-то непонятной скороговоркой. Прочитав явное недоумение на лицах Титана и Ифрита, она показала им язык. И вдруг опрометью бросилась к хибарам.
   -Мы теряем время,- выплюнул надоевшую сигарету красноглазый,- дай-ка мне быструю справку. Что нам пообещал Скат?
   -Почему ты спрашиваешь об этом меня?- вопросом ответил юнец, глядя вслед убегающей девочке.
   -Во-первых, ты у босса в любимчиках – только босс хохочет над твоими анекдотами. Во-вторых, ты последним общался с ним по телефону.
   -Ясно. Ну, ничего нового ты не услышишь. Итак…
   Если верить, что краткость сестра таланта, то все до единого таланты Титана круглые сироты.
Находчивый любитель гаваек превзошел сам себя, а именно, сумел превратить простой ответ на более чем простой вопрос в целую балладу. Полчаса он разглагольствовал о Свадебном вальсе, поставленном на номер мистера Ската в их телефоне. Успел поделиться личным мнением о лондонском мафиози. И под конец, естественно, забыл, для чего вообще открывал свой рот.
   -…так о чем это я?
   -Ни о чем. Как всегда.   
   Когда тень ратуши вытянулась в черную горизонтальную махину, двое наемников вышли к кладбищу. Они перешагнули несколько поваленных надгробий и остановились возле пустой могилы. Камень тут был свежим – ни фотографии, ни даты смерти. Кто-то загодя высек фамилию будущего квартиранта глубокой ямы.
   -Грико Ромео Эскадре Торрес,- прочитал текст Ифрит,- какие длинные у них имена. Вот дерьмо, ста баксов не пожалею найти этого Грико, пока он сюда не лег.
   -Сто пятьдесят,- раздался голосок из-за спин.
   Брюнеты резко обернулись.
   -Сто пятьдесят,- упрямо повторила самодовольная как чертик девчонка,- иначе будете плутать до ночи. 
   -Мелюзга в платье,- воскликнул красноглазый,- мы видели тебя у разбитой машины!
   -А я не к тебе, дядя грубиян, обращаюсь,- ребенок перевел взгляд на юнца в гавайке,- хорошая одежда. Сразу видно, из магазина. Ладно, только потому, что красиво выглядишь, всего двести. И сама отведу куда надо.   
   -Уже двести?- чуть не подавился от такой наглости Ифрит.
 
***

   Плетясь в хвосте за Титаном и маленькой провожатой, Ифрит недовольно ворчал. Он был уверен, что их с напарником вот-вот кинут, что эта девчонка, напоминающая озорного чертика, вот-вот юркнет в какой-нибудь подвал или бросится наутек с двумя стодолларовыми купюрами. Но вопреки ожиданиям все сложилось как нельзя лучше. Ребенок отвел гостей в заброшенную контору.
   Дом этот остался стоять с тех пор, когда правительство собиралось пустить трехполосное шоссе от Мехико до Сан-Марсу. Увы, еще в семидесятые годы чиновники свернули проект – кто-то из них слишком глубоко запустил лапу в карман бюджета. Трассу вычеркнули из дотационного списка и, как следствие, бросили грузовики с битумом гнить посреди дикой лощины. Хрупкие от ржавчины, ставшие домом для пауков и змей, эти чудища скалились стеклами разбитых кабин на заднем дворе. Местная беднота успела растащить всю электронику, а из шин научилась сооружать грядки для помидоров. Хозяин дома, некогда служившего офисом для землемеров, был не менее предприимчив, чем прочие жители городка – крышу своей огромной хибары он выложил капотами от бесхозных машин. 
  -Вот мы и на месте,- отчиталась девочка. 
   Троица вошла в прихожую. 
   Длинный и совершенно пустой коридор кишел мухами. Из кухни был слышен хорошо поставленный голос диктора новостей – там работало радио. Со стороны дальней комнаты, вероятно, предназначенной для гостей, доносился аптечный душок. Иногда так пахнут палаты в дешевых муниципальных больницах. 
   -Он ненавидит докторов,- пояснила девочка,- поэтому лекарства всегда приносит мама. Идите в гостиную. И будьте вежливыми.
   На широкой кровати лежал мужчина. Точнее, старик, укрытый одеялами почти до подбородка. Его нелегкую судьбу выдавали пораженная болезнью кожа и беззубый рот. Отвисшая челюсть, сросшаяся в полоску мха седая бровь, опущенные веки – единственный гость, которому можно обрадоваться в таком состоянии это исповедник. Здесь же рядом находилась тумбочка с кучей лекарственных пузырьков, а чуть левее стояла пара баллонов – из похожих емкостей, как правило, заряжают кислородные маски. Было ясно, что если прикованный к смертному одру мексиканец однажды и был известен как мастер уникального оружия, то и его слава, и трудовые будни навсегда остались в прошлом. Этот человек умирал. Медленно и мучительно.
   -Неожиданно,- шепотом начал Ифрит,- либо я чего-то не понимаю, либо босс подложил нам свинью. Твое мнение?
   -Аналогично,- присвистнул Титан, уставившись на старика,- этому типу лет сто. Он вообще дышит? 
   -Отсюда не видать, но грудь вздымается. 
   -Ну, как быть-то? Что нам делать?
   -Ничего. Мы уходим.
   -А?
   Высокий брюнет оперся спиной на дверь,- Этот геморрой не стоит свеч,- сказал он товарищу,- пытать здесь удачу бессмысленно… Помнишь указатель? Мехатроникс это не город, это «Мехатроника Интерпрайзес», концерн, снабжающий диктаторов и террористов оружием. Рыжая говорила, что с этими парнями лучше не связываться, у них полмира куплено. Кроме того, они работают на Организацию. Помнишь блондина с проходной? У него на плече повязка Третьего рейха... Короче, надо делать ноги, пока они у нас есть.
   -Погоди,- не спешил уходить зеленоглазый,- я хочу попробовать. Вдруг он не так плох.
   Твердо решив разбудить старика, Титан шагнул к кровати и навис над изголовьем. В следующую секунду произошло то, что в корне изменило настроение темноволосых гостей, а также их мнение о хозяине дома. Так сработала незавидная карма любителя гаваек – после крушения поезда Москва-Киев, после начала новой жизни буквально каждый третий встретившийся ему человек выхватывал пистолет и начинал целиться Титану в лицо. Собравшийся было умирать, Грико Торрес не стал исключением из этого правила. Костлявая и смахивающая на болотный корень рука высунулась из-под одеяла, держа арбалет. Эдакую фантастическую пародию на стрелковое оружие из Темных веков. Обмотанный изоляцией и поролоном, корпус с дугой уперся наемнику в нос.
   -Ее зовут «Бланка»,- впервые зашевелились губы умирающего,- и чтобы ты знал, клоун, у нее холодное сердце.
   Диковинное оружие щелкнуло сорвавшейся тетивой – в миллиметре от левого уха юнца просвистел даже не болт, а натуральный клин изо льда. Этот клин оставил в воздухе фиолетовый след и проделал дыру в стене. Вокруг свежего отверстия тут же заплясали чары студеного пара. Голос старика раздался вновь, но теперь с нотой злорадства.
   -Надеюсь, ты не обмочился? Не переживай, клоун, я попал, куда целился. Бланка – ртутный арбалет, она может сделать из тебя решето Снежной Королевы одним выстрелом. Говори, чего явился, пока я не отморозил себе кисть.
   Ошарашенный таким тоном, Ифрит просто не мог позволить себе роль пассивного свидетеля. Он потянулся к ранцу за спиной и ахнул – карман для его револьвера был пуст. А сзади, будто довольный чертик, хихикала все та же девчонка. Вертела на указательном пальчике ствол чудовищного калибра.
   -Дядя грубиян что-то потерял.
   -Когда ты успела стащить его, мелкая дрянь?! 
   -Ага, не только грубиян, еще неряха,- нравоучительно произнес ребенок,- грязное оружие, тебе разве не объясняли, что игрушки надо смазывать внутри, а не снаружи? Что случилось с мушкой, ты хотел ее спилить? Все вы мальчишки одинаковые, вам только пилить и ломать.
   Злой как собака Ифрит угрожающе шагнул к девочке, но окаменел, разглядев в зеркале комода трубку, что уперлась ему в лопатки. Благодаря отражению все в том же зеркале, он увидел баллоны, ранее опознанные им как емкости для кислородной маски. Тогда красные глаза не заметил под вентилем наклейку с черепушкой и предупреждением «Огнеопасно».
   Другая перебинтованная конечность старика держала ручку садовой лейки, горлышко которой было модернизировано до пускового устройства с сошками. На длинном крючке под распылителем замер лисий хвост пламени, готовый вырасти в струю напалма.
   -Знакомьтесь, клоуны, это «Хуанита». У нее горячее сердце. 
   -Зря вы, дедушка, огнемет схватили,- все еще пытаясь уйти из зоны поражения арбалета, Титан тихонько полз по стене к окну,- дом у вас деревянный. Сгорит за три минуты. Мой друг и перед костром спокойно сидеть не может, руки у него так и чешутся.
   -Друг? О, это кое-чего меняет,- расплылся в улыбку беззубый рот,- друзья это хорошо,- руки старика опустились, но продолжали уверенно сжимать пару смертоносных поделок,- не серчайте, я лет десять не слышал ни одного доброго слова от иностранцев. Нормальные амиго навещают меня редко… Вы проходили мимо кладбища? Там много старых могил, но половина как вчера выкопана. Считайте это назиданием всем горе-мстителям. Эти клоуны вламываются в мою лачугу среди ночи и орут – «Мы нашли тебя, Торрес!», «Ты изобрел ядерную мину, на которой подорвалась моя семья!», «Ты придумал молниемет, из которого зажарили моего брата!». И че с того? Я, кстати, очень уважаю хорошо прожаренное мясцо. Почему они всегда винят того, кто придумал пулю, а не того, кто вставил ее в барабан револьвера? Кстати о револьверах, внученька, не расскажешь старенькому дедушке, какой у патлатого грубияна огнестрел?
   -Шарнхорст сборки одиннадцатого цеха,- не моргнув глазом, ответил ребенок,- у тебя в коллекции есть точно такой же.
   Багровый от ярости, но недостаточно бессердечный, чтобы живьем сжечь дите и пенсионера, Ифрит повернулся к кровати.
   -Ты сконструировал мой револьвер? Лично ты, Грико?
   -Для тебя не Грико, а сеньор Торрес. А насчет револьвера, так над его созданием пахало аж семьдесят человек. Это без учета тех, кто тестировал твою бандуру на живых мишенях. Нам из тюрем привозили смертников, всегда было в кого пострелять. Тогда меня еще держали за старшего по цеху… Но это не отменяет один, мать его, философский вопрос – как у такого клоуна оказалась пушка для элитных телохранителей и безбашенных мясников?
   -Этот револьвер что-то вроде подарка. Нам вручила его одна рыжая девушка,- вместо товарища ответил Титан, причем опасливо косился на дырку, оставленную ртутной стрелой. Она прошила стену насквозь, разбросав капли льда по дивану и тумбочке.   
   -Сказочка ваша пахнет как мой ночной горшок, но, так и быть, поверю. Внучка, брать чужие вещи без спросу нехорошо, маме бы не понравилось. Пусть дядя заберет свою погремушку. Вот так, молодцы… А теперь поговорим о деле. Вы не хотите спустить с меня шкуру, мне не придется копать две новые могилы – где уловка? Чем вам приглянулась эта дыра? Двум друзьям здесь и напиться-то негде.

***

   Мастер уникального оружия Грико Торрес оказался человеком грубого и несносного характера. Его манеры легко бы перевоспитали даже самого галантного гуманиста в законченного сквернослова. Старик не говорил трехэтажным матом – он на нем думал. И особую симпатию питал к слову «клоун». Жирными клоунами, тупыми клоунами, и клоунами-дегенератами Грико успел обозвать всех случайных прохожих, кому не повезло встретить на своем пути двух наемников, девочку, и хамоватого пенсионера, пока эта разношерстная компания плелась на кладбище.
   Ужаснее всего было то, что всю дорогу мексиканец не переставал улыбаться. Его забавляло пугать сельчан и заезжих торгашей гнилыми беззубыми деснами. Кроме коллекционеров бранных выражений, Грико также представлял немалую ценность и для Цирка уродов – зрители бы стоя аплодировали этому бесноватому доходяге с ампутированными нижними конечностями. У оружейника не было ног. Пара мясистых сухарей безвольно свисала из-под шорт, ниже бедер отсутствовала всякая плоть. Но даже к своему физическому уродству старик относился с юмором.      Привинтил на спинку инвалидной коляски табличку «Не уверен – не обгоняй!».
   Последним из фирменных недостатков Грико было курение. Завернутая в трубочку из газетной бумаги, смесь коры, махорки, и сушеного конского помета таяла со скоростью звука – лишь пепел начинал шипеть о слюну, Грико, матерясь, сплевывал и мигом хватал новую самокрутку. 
   Наконец его внучке надоел коричневый дым, которым не переставал упиваться дед. Тряхнув руками, она накинулась на праотца.
   -Деда, хватит травить себя! Если мама узнает, что я позволяю тебе курить, она не пустит нас на пруд. Меня накажут, а ты больше никогда не увидишь своей настойки. Доктор запретил тебе курить.
   -Какой еще доктор?
   -Тот самый, который приехал к нам в красивом белом халате, а ты поставил ему фингал и укусил за палец.
   -А зачем мама послала за доктором? Ну, прихватило у меня сердце, ну, отказали почки, так это ж не повод звать врачей. Помню, у нас на заводе и авитаминоз, и грибок стопы лечили самогоном. Все вылечивались, никто не жаловался.
   Совместная прогулка завершилась у свежей ямы. Той самой, подле которой брюнеты обнаружили надгробный камень с полным именем несносного старика. Дед несколько минут испытывал терпение наемников, а когда ему надоело греть кости под солнцем, задал странный вопрос.
   -Вот ты, клоун в рубашонке с пальмами, ты на вид образованный. Говори, чего знаешь о древних фараонах?
   -В Египте я был, правда, пирамид не видел,- весело отозвался Титан.
   -Совсем ничего не знаешь? Я-то подумал, раз хорошо одеваешься, наверное, и в школе выучился... Ладно, доверю тебе одну тайну,- триумфально воссияло морщинистое лицо,- однажды я стану одним из них.
   -Вы хотите стать царем Нила?
   -Где ты здесь Нил увидал? Или ты из тех, которые вместо мяча гоняли по двору глобус? Эх, клоуны из саркофагов знали толк в вечной жизни, а вечная жизнь в том, чтобы унести с собой все свое на тот свет,- тут гноящиеся глаза мексиканца блеснули какой-то манией,- но фараонов интересовало только дебильное золотишко, да всякие украшения. Я не таков, у меня есть НАСТОЯЩИЕ сокровища. И все до винтика я унесу в эту могилу. Эй, молодняк, вынимай руки из карманов – я открываю дверь в свою усыпальницу!
   Дно могилы внезапно поднялось и накренилось, превращаясь в скат с поручнями. Внизу вместо земли оказался широкий лаз. Прямоугольный туннель с энергосберегающими лампами. Можно сказать, лампы эти были самыми чистыми и яркими из тех, что освещали путь паре наемников с того момента, как обещание лондонского босса забросило Ифрита с Титаном в центральную Америку. Щурясь, они оба двинулись за инвалидной коляской навстречу неизвестности. 
   Лестница с пандусом изгибалась винтом – ее опустили на балки, торчащие из круглой вентиляционной трубы в центре шахты. Стены шахты выполняли функцию опорной конструкции, не давали холму с кладбищем уйти под землю. Такая катакомба никак не могла быть простым схроном или подвалом. Выкопать ее одному человеку было просто не по силам.
   Решив, что туристы заслуживают хоть какого-то объяснения, старый мексиканец не без гордости произнес,- Это все забавы наших министров, подобные бункеры есть даже у границы с Техасом. Может, они хотели устроить тайник с боеприпасами, может, радарную станцию. Я не выяснял – как-то раз нагрянул сюда с двоюродным братом и его сынками, выгнал крыс и немного подмел. Внучка помогала обустроиться! Место шикарное, но я потратил четыре года жизни и схлопотал опухоль, пока заставил генераторную не фонить.
   Высокого брюнета в джинсовке, который шел позади, такая новость встревожила.
   -Минутку,- задумался он вслух,- в каком это смысле, не фонить? 
   -Ты что ж решил, моя станция очистки грунтовых вод, компьютерная система охраны, и все остальное пашет от дизельной установки? Э, не будь тугодумом. Суди сам, что проще – каждый год сливать в пруд галлоны отработанного мазута или под шумок вынести с завода канистру лучистого топлива. Малость жалко Санчеса, с той ночи он ходит лысый и блюет всякий раз, когда ест. Но свои пятнадцать песо он отработал по-мужски! Пусть теперь не жалуется, я ему и петуха для воскресных боев купил.
   -Дедушка,- предельно вежливый и даже согласившийся вместо внучки толкать инвалидную коляску, юнец с бакенбардами осторожно обратился к Грико,- вы прямо как один наш друг, как Сфинкс. Вам любая работа по плечу.
   -Сладко щебечешь, клоун. Продолжай.
   -Я все не могу понять, откуда вы знаете мистера Ската.
   -Мистер? Давно ли его шестерки зовут черномазого мистером,- взъелся старик, только успевая перчить свои реплики матом,- однако, разве мое собачье дело… Ваш босс – порядочная сука, такую хрен поимеешь. Мой внучатый племянник из Эссекса как-то рискнул, шумихи было много, и у нас все газеты тарахтели про труп в лондонском океанарии. Еще бы, акулы порвали его на глазах описавшихся школьниц.
   Не уловив ни малейшего смысла в этой байке, Титан глуповато улыбнулся.
   Спустившись к основанию лестницы, компании еще предстояло открыть кодовый замок на несгораемой двери. В качестве комбинации Грико установил день рождения дочери своей кузины. Увы, какой именно из пяти кузин он благополучно забыл.
   -Сара… Нет, Изаура… Евангелика? О, скорее всего, Матильда!
   Створка из легированной стали наконец поддалась манипуляциям и, щелкнув, резко ушла в бок. 
   -Похоже на бомбоубежище для толстосумов,- пробурчал Ифрит.
   Он сделал шаг в кромешную тьму и вдруг ощутил сладковатый аромат корицы с лавандой. Воздух в так называемой усыпальнице пах лучше, чем ювелирный бутик на Арбате. Благодаря ароматизирующим кондиционерам, собранным в Японии с учетом всех международных стандартов, просто дышать здесь было удовольствием.
   Не видя ни зги, красноглазый толкнул оказавшуюся у него на пути фигуру. Подозревая, что наткнулся на манекен, ощупал ему голову.
   -Зачем здесь этот хлам? Какой странный у него рот…
   Свет в помещении включился ровно через секунду. И ровно через секунду Ифрит узнал ответ на вопрос, который лучше бы не задавал. Он обнаружил свою ладонь в пасти, что была усеяна острыми цепями-лезвиями, словно кто-то заменил рот манекена на паучьи жвала и снабдил их резаками. Икнув, высокий брюнет подался назад. Тварь перед ним походила на манекен еще меньше, чем на любое другое псевдочеловеческое изваяние. Эта механизированная зверюга будто сошла с чертежей безумного инженера, решившего воплотить свой худший ночной кошмар в образе материального железного монстра. Робот казался незаконченным, был полупустым каркасом без обшивки. Голые внутренности украшали лабиринты микросхем, витки заполненных электролитом трубок.
   -Торрес, я видел всякое, но, господи, что это за кентавр? Почему ниже пояса у него скелет трехметрового паука?
   -Не робей, дядя,- хихикнула девчонка-чертик,- это Жужа. Он мой друг! Жужа еще не готов, он будет сторожить дедушку, когда тот станет фараоном. Видишь серную пушку на левой лапе? Это моя идея. Я принесла мусор со свалки, я ее нарисовала, а дедушка собрал. А еще я нашла инфракрасный визор для Жужи. Он нужен Жуже, чтобы реагировать не тепло и движение. Деда, ты установил визор? Деда, деда!- весело засуетился ребенок. 
   Тут-то Ифрит и прикусил язык, не зная, что ему думать. Корчась от остеохондроза и скалясь сизыми деснами, на убогой коляске перед ним сидел инвалид, для которого слова «невозможно» и «нереально» были никчемным набором букв. Грико Торрес не был гениальным оружейником – он родился оружейным Богом, чьи святилища надлежало украшать пулеметными летами и картинами с чертежами атомных бомб. 
   -Сеньор Торрес,- кивнул головой наемник,- для меня честь быть вашим знакомым.
   -Мнение всяких патлатых клоунов меня не интересует,- без самокруток с махоркой и конским навозом мексиканец сходил с ума. Яростно тер подлокотник коляски черными ногтями,- Даже не вздумай петь хвалебные дифирамбы, мигом выставлю! Конструкция Жужи не сложнее биполярного уменьшителя. Мы просто перерисовали чертежи Мехатроники, а потом собрали Жужу как игрушки из кубиков.
   -А вам чисто случайно подмастерье не нужен,- обратился к старику Титан,- я могу таскать железки, паять умею. И ем мало, могу вообще не есть.
   -У меня хорошее настроение,- только и фыркнул Грико,- поэтому пропущу твою фразу мимо ушей. Ха, древним фараонам, поди, не снились такие стражи. Даже самый дешевый механоид, вроде Жужи, в стократ лучше проклятий, которые не останавливают ни археологов, ни расхитителей могил.

***

   Главная камера усыпальницы Грико представляла собой настоящий рай для человека, который вместо пижамы перед сном надевает бронежилет, а утром выключает будильник выстрелом из пистолета. Но таким людям билет сюда был заказан. Старый оружейник не жаловал милитаристов и параноиков, зато уважал президентов Соединенных Штатов Америки. Особенно, если их портреты изображались на зеленых бумажках, которые он принимал в качестве оплаты. Такое уважение, почти наверняка, было семейной традицией – с коварной мордашкой внучка мастера разгуливала вдоль витрин, показывая брюнетам ценники на ружьях.
   Титан уже начал гадать, сколько хирург из темного переулка даст за неубиваемую почку, но его товарищ быстро вернул мечтателя на землю.
   -Пожалей хирурга, когда о тебя сломается десятый скальпель, он пойдет вешаться.   
   Жадность старика все-таки казалась оправданной. Наемникам было трудно представить, во сколько Грико обошлась хромированная отделка камеры размером с музейный зал. Хромом тут залили даже арочные поверхности и стулья. Мягкий свет, источаемый фантастическим количеством диодных ламп, рассеивался по всему подземелью. Но не портил зрение – при таком освещении даже в самом дальнем углу можно спокойно листать книгу по баллистике или перепаивать микросхему для электропушки.
   -Попомните мои слова,- возгласил Грико,- ваших правнуков съедят черви, а этот зал будет надежен как тушенка, зарытая в вечной мерзлоте. Хром не гниет! Не впитывает запахи, не тускнеет, а радиация от генераторной только добавит ему блеска. А как легко с хромированных поверхностей отмывается кровь недоумков – разок проведешь салфеткой, и готово.
   -Может быть, очень может быть…- мыча под нос, красноглазый изучал паллеты и решил задержаться у стеклянного шкафа с сафьяновой обивкой.
   По другую сторону прозрачных створок лежали красивые, равно как смертоносные поделки. Сногсшибательный дробовик с рукоятью из вареного дуба, позолоченный лук со сверхзвуковыми стрелами-гранатами, реактивный миномет в азиатском декоре – этим шедеврам оружейного искусства не было числа.
   Стараясь не смотреть на ценники, Ифрит залюбовался винтовкой, приклад которой вырезали из бивня мамонта. Сюжет узора был прост и в меру экзотичен – крылатый орел-шаман призывает к своим стопам демонические вихри. Типичная страшилка из мифологии американских индейцев.
   -Гляжу, тебе приглянулась Джульетта,- раздался голос старика,- ну-ка, отойди… 
   Грико аккуратно достал ружье и не менее аккуратно привинтил к нему оптический прицел.
   -Сеньор Торрес, не стоит,- оробел высокий брюнет.
   -Не трусь, патлатый,- успокоил его мексиканец. А потом кликнул внучку,- Марго, будь заинькой, твой деда хочет показать друзьям Ската, что мы называем Лучом смерти.
   Девчонка-чертик охотно кивнула. Пулей метнулась к близлежащей полке с книгами, взяла там телефонный справочник и заголосила.
   -Я готова, стреляй, деда! Луч смерти!
   По команде пенсионера ребенок подбросил мишень к потолку. В воздухе страницы раскрылись. Когда телефонный справочник начал падать, то яркая, явившаяся всего на долю мгновения нить прожгла бумагу. От выстрела книга беззвучно сгорела в пепел. Опадая хлопьями, тот лишь чуть-чуть запорошил плечи девочки.
   -Послушайте, Торрес, у нас ведь совершенно конкретное дело,- сбросив с себя шок от этой демонстрации, Ифрит решил, что лучшего момента для делового разговора просто быть не может. Настало время взять быка за рога и получить то желаемое, ради чего они с товарищем тряслись в проклятом автобусе бродячих музыкантов,- Мы искали вас не ради антиквариата. Мы хотели обзавестись какой-нибудь несложной амуницией. Что-нибудь для каждодневной работы. Эта вещица стоит как самолет, а мы работаем не на монетном дворе. Да и ходить с лазером по улице неудобно.
   -Лазер,- яростно закипела слюна старика,- такой скучный, шуточный, никчемный лазер. Тебе патлы в мозг вросли, думать мешают? Это не лазер, у нее есть имя.
   -Деда, не кричи ты.
   -Пусть знают и помнят это имя! «Джульетта», черти собачьи, ее зовут «Джульетта»!
   После этих слов Грико вдруг запрокинул лысую голову и разразился кашлем. Испугавшись, внучка выхватила из кармана какую-то баночку. Едва не уронив крышку в горло своему праотцу, она все-таки заставила его проглотить несколько белых пилюль. 
   -У тебя опять идет кровь из-под языка. Врешь ты все, твоя настойка никакая не лечебная. Ты клялся маме, что бросишь пить. И курить тоже.
   -Наш городок вымирает, из развлечений только старухи в маразме и девственник священник. Что мне еще прикажешь делать, если не обниматься с бутылкой?
   -Деда, ты можешь умереть,- вытирая влажные глаза, всхлипнула Марго,- мы подсыпаем тебе витамины в пищу, но ты все равно почти не ешь.
   -Чепуха, только облегчу маме хлопоты. Не надо будет спускать мои кости по лестнице, активируете механоида, а дальше… Маргарита! Вернись! Гавайка, у тебя ноги длинные, догони мою дщерь, кому велю.
   Юнец сей миг бросился за ревущим ребенком. Перемахнув перила, он мягко приземлился на хромированный пол – усыпальница оказалась двухэтажным атриумом с боковыми лестницами и грузовым лифтом. Теперь любитель гаваек стоял на дне подземелья, глубже находилась только генераторная. Витрин с оружием здесь не наблюдалось. В стороне громоздился большой короб, укрытый куском брезента. Внучка мастера спустилась по пандусу и сразу исчезла в куче наваленного хлама.
   -Мелкая, не злись на деда, он любит тебя!
   Не чувствующий ни вкусов, ни запахов, Титан  все же мог похвастаться отменным слухом – его внимание привлек шорох детских ножек. Обогнув стол с инструментами, он присел на корточки и, не успев увернуться, отхватил пощечину.
   -Ты мне не нравишься,- пробурчала из своего укрытия девочка,- уходи.   
   -Между прочим, мне ни капельки не больно.
   -Хвастаешься.
   -Клянусь, поцеловать мне мертвеца.
   -На рассвете?
   -Хоть в шесть утра.
   -И встанешь в такую рань?
   -Ух, ты поймала меня,- пригорюнился зеленоглазый,- не-а, не встану. Я привык просыпаться только в полдень. Эй, не кисни, хочешь, покажу фокус?
   -Не надо,- реснички ребенка дрожали, пока заплаканное лицо смотрело в пол,- дедушка прав, он взрослый. Взрослые всегда поступают, как хотят.
   На своей щеке Марго ощутила прикосновение. Холодная и будто вовсе неживая ладонь вытерла ей слезы. Округлые солнцезащитные очки торчали из нагрудного кармана и не скрывали глаз юнца, а их зеленая радужка казалась яркой и теплой, словно цвет кленового листа. 
   -А ты все-таки красивый. И добрый…
   -Меня обзывали по-всякому, но добрым еще никогда,- рассеянно почесал затылок юнец.
   -Так и быть, позволю тебе меня утешить,- строго сказал ему ребенок,- давай сюда свой фокус.
   Брюнет тут же раскланялся как заправский артист, чем вызвал у зрительницы веселое хихиканье.
   -Не смейтесь, достопочтенная сеньорита Торрес, все будет по-настоящему. Как в телевизоре! Итак, вашему вниманию предлагается трюк замысла эксцентричного, сложности великой. Администрация просит беременных и стариков покинуть зал. А теперь следим за руками… То есть зубами.
   Фокусник достал из ящика на столе патрон с картечью и демонстративно зажал его левым клыком, будто решил, что это сигара.
   -Нельзя брать в рот амуницию, это очень опасно!
   -Сэру Супермену все нипочем,- с этой фразой Титан уткнулся в локоть.
   Стало видно, как его челюсть взаправду смыкается, и одновременно прогремел могучий хлопок. 
   Марго в ужасе зажмурилась. На какое-то время даже ее сердце перестало биться. Но самоназванный Супермен стоял скалой, держался, как подобает всякому исполнителю номеров не для слабонервных. А затем подставил ладонь и высморкался, предварительно зажав одну ноздрю. Из носа очередью вылетела горсть стальных шариков. Круглые картечины образовали в его руке пирамидку – фокус был завершен с блистательным успехом, если не считать того, что дыхание юнца испортили горячие пороховые газы.
   -Видишь, чему можно научиться, если на школьной перемене играть с молоком.
   Теперь девочка смотрела на него как на Восьмое чудо света,- А что Супермены еще умеют делать,- поинтересовалась она,- летать умеют?
   -Умеют. Но очень быстро падают, если забывают про парашют.
   -А мысли ты читаешь? О чем я сейчас думаю?
   -Нет, с такими вопросами лучше обращайся к коротышке, в команде он телепат.
   -И далеко такой коротышка?
   -Во Франции.
   -Знаю,- захлопал в ладошки ребенок,- Париж – столица Франции!
   -Вот поэтому дети должны ходить в школу,- брюнет снисходительно потрепал Марго за хвостики волос,- когда пойдешь в третий класс, сама узнаешь, что столица Франции город Марокко.
   Довольный собой он поднялся с корточек. Уже шагнул к лифту…
   -Неуч,- тотчас бросила ему в спину девочка.
   -Эй, у меня отличный слух.
   -Я могу это и в лицо повторить.
   -Вот, пожалуйста, моя карма опять сработала на двести процентов, даже дети находят время поучить меня жизни. 
   -Что такое карма?- нахмурилась Марго.
   После ее вопроса любитель гаваек вздохнул, не зная, как объяснить такую хитрую вещь ребенку.
   -Понимаешь, Марго, некоторые люди верят, что их хорошие и плохие поступки обязательно к ним вернутся. Это похоже на бумеранг. Было время, когда я не совершил ни одного плохого поступка, за это мне и моим друзьям досталась… Сила! Ага, сила, которую мы зовем талантом. Один мой друг умеет прикуривать без спичек, другой читает мысли. Но есть проблема – получив силу, мы наломали столько дров, совершили столько дурных поступков, что теперь за нами гоняется даже не полиция, а целая свора очень плохих людей в галстуках.
   -Но всегда можно остановиться и снова стать хорошим. Я…
   Не закончив фразу, Марго съежилась, лишь только заглянула в глаза, где больше не было ни тепла, ни цвета кленовой листвы – сплошной бездушный холод с оттенками темного изумруда.
   -Я не хочу, Марго,- медленно проговорило бледное как у альбиноса лицо, теперь не казавшееся красивым,- я больше не хочу быть слабым и добрым. Мне плевать, если кто-то считает меня монстром. Это то, чего боится и не понимает Ифрит.
   -Ой,- напряженно отстранилась девочка,- ты, оказывается, бываешь очень страшным.
   -Только если Мираж отбирает мой ром, а Сфинкс начинает читать нудные речи о вреде алкоголя,- простодушно отшутился Титан, достав из кармана очки и опустив их на нос,- извини, если напугал, но твой предок Грико тоже не подарок. Смахивает на мертвеца, но такого типа даже дубиной в могилу не загонишь.
   -Не спеши,- Марго одернула брюнета за край гавайки, когда тот снова двинулся к лифту,- дедушка не станет волноваться обо мне, пока с ним твой друг.
   -Уверена?
   -На самом деле вы ему понравились. Обычно мы никого сюда не пускаем, берем разные дорогие пушки и несем их наверх. Потом мне дают пакет, я иду на почту, а там знают, что делать. У нас большая семья, деда помнит всех родственников по именам. Он неспроста заговорил с вами о деньгах, в этом месяце у нашей троюродной тети из Пуэбло родилась двойня. Деда купил коляску, но так расстроился, когда у него не хватило денег на книжку-раскраску для близнецов. 
   -Кто бы мог подумать, безногий скупердяй имеет сердце!   
   -Я прочла это в одной книжке – не все то золото, что блестит.
   -Согласен. Раз так, верни-ка мне двести долларов.
   В ответ на такую просьбу внучка мастера тут же встала в позу.
   -Предупреждаю, я ужасно громко кричу, а кусаюсь еще больнее.
   Любитель гаваек не напрасно считал, что может одной левой справиться с бригадой до зубов вооруженных головорезов. Но отбиваться от самого опасного из всех мыслимых противников, то есть от визгливого, жадного, а главное, кусачего ребенка ему совершенно не хотелось. Распрощавшись с надеждой вернуть деньги, он решил сменить тему.
   -Если все поделки деда наверху, то, что вон там за громадина?
   Марго и Титан вместе подошли к брезенту. Покрывало из синтетической парусины явно принесли с помойки. Грико укрыл им короб, размерами напоминающий мини-гараж для мотоцикла. У этой затемненной витрины даже имелся особый постамент с выдвижными контейнерами. За стеклом лежала лакированная табличка, на которой ровный почерк умельца по дереву выжег женское имя.
   -Здесь написано «Маргарита». Он назвал ее в честь меня, так как я у него самая любимая.
   Улыбаясь всеми молочными зубами, девчонка-чертик сбросила покрывало.

***

   -Вот же нищий клоун,- воскликнул мечтавший стать фараоном старик,- тебе и «Анна», и «Франциска» не по карману!
   Скрипя зубами, Ифрит выключил рычаг предохранителя на ранце за спиной и, с трудом сохраняя деловой вид, произнес.
   -Вы, Грико, либо не понимаете человеческого языка, либо держите меня за идиота.
   -А кто ж ты, коль не идиот?
   Высокий брюнет рассоединил клеммы хронометра потока, после чего снял неудобный заплечный генератор. Электропушка «Матильда» упала на хромированный пол. Эта установка, способная изрыгать шаровые молнии, приглянулась бы любому солдату, решившему сражаться с мутантами из параллельного мира или инопланетными захватчиками. Но категорически не подходила наемнику лондонской мафии, который только вчера научился метко стрелять из револьвера. Ифрит с иронией представил, что будет, если он решит пальнуть из молниемета по мишени меньшего размера, нежели слон или танк.
   -Торрес, вашей «Матильдой» только Землю от зеленых человечков спасать. 
   -Вот те номер,- сплюнул дед,- используй ее для охоты на китов. Ваш черножопый мистер Скат обожает морепродукты.
   -Серийные патроны, Грико. Я не поленюсь повторить это в десятый раз, ключевое слово – «патроны». Не снаряды с ураном, не кислотная смесь, не импульсное чего-то там. Я прошу дать мне оружие, стреляющее ПАТРОНАМИ.
   -Тебя интересуют до или сверхзвуковые?
   -Прочисти уши, сумасшедший калека,- злее черта рявкнул Ифрит.
   Страсти накалялись. Не ровен час старик и наемник дошли бы до взаимного рукоприкладства. Перемирие наступило как нельзя кстати – безногий мексиканец глянул за перила и мгновенно угомонился, разглядев на первом этаже атриума юнца в очках и внучку Марго.
   -Она умница. Вся в меня, любит большие блестящие пушки. Слышь, патлатый, клади молниемет на место. Я вызову подъемник.
   В метре от основания шахты лифт замер. Еще секунду, и двери открылись, не издав притом ни единого постороннего звука. Грубо, но легонько подтолкнув инвалидную коляску, красноглазый махнул пятерней.
   -Эй, Титан, мы здесь! Вижу, ты нашел девчонку.
   Что странно, приветствие осталось без ответа. Юнец не удосужился обернуться, будто завороженный он стоял перед массивным прозрачным коробом. Полностью завладев вниманием Титана, орудие за стеклом сверкало и блестело точно фейерверк над трущобами Мехико.
   Ифрит сделал пару шагов и лениво облокотился на плечо товарища,- Можешь не мечтать, Сэр Супермен,- усмехнулся он,- эта бандура весит целую тонну, даже тебе с твоей силой ее не поднять.
   Нечто, удостоенное чести храниться в отдельной витрине, без ценника, представляло собой умопомрачительный гатлинг. По-сути это был шестиствольный пулемет, напоминавший оружие из фильма о войне в далеком будущем. И в стволы, и в корпус можно было смотреться как в зеркало – Грико Торрес не пожалел денег и целиком покрыл гатлинг хромом. Превзошел сам себя, стараясь утопить каждый винтик в серебристом металле.
   -Просто каракатица,- обратившись к Грико, зевнул красноглазый,- дайте угадаю, сто миллиардов песо?
   Старик ответил не сразу. По всему было видно, что последние пять минут его словно подменили. Обтянутый смуглой кожей доходяга не матерился, не корчил рожи, да и в целом вел себя крайне подозрительно.
   -Это экспериментальная модель,- вымолвил он после паузы,- не имеет аналогов и не продается.
   -Деда, ты лукавишь,- тут как тут вмешалась девчонка-чертик.
   -С чего такие мысли? Твой дедушка не стал бы...
   -Еще как стал бы.
   -Но…
   -Ты помнишь свое обещание? Помнишь, почему ты назвал ее в мою честь?
   -Миленькая моя кровиночка,- с мольбой завыл пенсионер,- твой старенький дедушка не понимает.
   -Мой старенький дедушка притворяется,- ребенок топнул ножкой,- я так хочу! Я хочу, чтобы ты отдал им «Маргариту».
   Это трудно представить, но после ультиматума, объявленного детским голоском, безногий мексиканец и красноглазый наемник расхохотались, обнявшись крепче друзей-собутыльников. Для картины веселого панибратства им не хватало только пары стопок текилы.
   Раздосадованная и оскорбленная громким смехом, внучка не собиралась терпеть унижение. И лихая, и принципиальная, точь-в-точь как ее дед, Марго толкнула постамент. Боковая секция внизу витрины, шипя, выдвинулась наружу. Внутри оказался ящик с рефрижератором. Именно там хранились патроны для «Маргариты». Каждый был размером почти с кулак. Вместо сердечника имел ампулу, заполненную опасной на вид синеватой водой.
   -Окстись, родимая,- ахнул дед. Жилки на его безволосой голове набухли, а пульс превратился в бешеную рысь,- Не надо, Марго, иначе мы все здесь помрем!
   Но девочка продолжала улыбаться как мелкий и чрезвычайно наглый чертенок. Более того, она собственноручно извлекла один фосфорицирующий патрон.
   -Если ты не помнишь своих обещаний, то это должен помнить. Как ты меня учил, Б-12?
   -Д-17,- чувствуя, как у него крадут последние годы жизни, оружейник начал давиться отдышкой.
   -Вот-вот, именно так я сказала. Е-15, ага?
   Желая прекратить это издевательство над стариком, Ифрит выдвинул ногу вперед и сказал.
   -Кончай шутки, мелюзга.
   -Нельзя!- пальцы мексиканца сразу вцепились ему в руку.
   -Спокойно, сеньор Торрес, я не стану ее лупить. Просто отниму патрон.
   -Видишь синее свечение? Там внутри запрещенный концентрат, смесь для химического оружия. Если она выронит патрон…- запнувшись на полуслове, Грико умолк. То, что тревожило его и разрывало больное сердце, выплеснулось наружу вместе с диким воплем,- Ноги! Мои бедные ноги!
   -Торрес, у вас приступ бреда?
   Цепкой рукой инвалид схватил наемника и притянул вплотную к себе,- Я не знал, клянусь всеми тварями ада, не знал, пока директриса Мехатроники, эта больная фашистка Грезе, не приказала мне участвовать в испытаниях. Когда я падал, то еще слышал зуд мозоли на левой пятке. Я совершил ошибку и лишился ног! Этот синий яд прожрет что угодно, он не кристаллизируется и не испаряется, можно хранить только в стекле при низких температурах. Вдохнешь всего раз, уже труп. Капля прольется на пол, через неделю вылезет из-под земли где-нибудь в Китае. Д-17 не стабилен, он взрывается и горит как мой старший брат, покончивший с собой в жерле Эль-Чичона.
   -Ифрит, у нас есть большая походная сумка?- нежданным громом грянул вопрос брюнета в очках.
   Теперь Ифрит растерялся по-настоящему. Он знал своего напарника как облупленного, знал все его причуды. Мог без лишнего шума отобрать смертоносный патрон у внучки, пожалуй, мог даже силком вытащить юнца из усыпальницы. Но решительный, убийственный сродни выстрелу в висок, тон Титана похоронил все его надежды.
   -Нет! У нас нет сумки. Нам не нужна каракатица размером с зенитную артиллерию. Костя, приди в себя,- наплевав на уговор никогда не вспоминать старых имен при посторонних людях, красноглазый принялся трясти друга,- забудь свои мечты. Мы не в кино, ты не Супермен, хватит смотреть телевизор. Очнись! Такой пушкой можно авианосцы топить. Ты хочешь, чтобы за нами гонялись авианосцы?
   Тем временем девчонка-чертик пытала своего праотца выкрутасами.
   -Деда, я не сдамся. Деда!
   Стоит отдать должное старому мастеру, ведь Грико наконец изловчился и поймал Марго за ухо. Увы, скромная победа не вернула ему душевного равновесия.
   -Я не отдам им Маргариту,- рыкнул дед,- можешь хоть обрыдаться. И тем более я ни за что не отдам родимую дщерь в жены какому-то клоуну с бакенбардами.
   -В жены?!- дружно обернулись брюнеты.
   -А вы не поняли? Я пообещал ей, что пулемет станет приданым.
   -То есть я должен обвенчаться с этой раскрасавицей,- Титан послал маленькой невесте голливудскую улыбку,- прости, но, учитывая твой возраст, меня лет на десять упекут в тюрьму. Должен быть другой путь.
   -А не пойти бы тебе куда подальше?!- вспылил Грико.
   -Намек понял, вам, дедушка, голову отрывать или оставить?
   -Каков дохляк, а строит из себя силача. Тебя наш священник соплей перешибет!
   Ифрит порядком устал от этой затянувшейся комедии. Он был не прочь усмехнуться и отойти в сторонку, чтобы брызги старческой крови не запачкали штаны, когда его товарищ начнет выполнять обещание насчет головы.
   -Торрес, я дам вам совет – никогда не провоцируйте Титана. Серьезно, он машина войны.
   Судя по всему, будущего фараона не смутило это предупреждение. Дед только сильнее разозлился.
   -Хоть машина, хоть экскаватор, но не видать ему моей ласточки как своих ушей! Впрочем, есть один вариант... На заводе у нас была своя братия, да... Почище той, что в университетах с голубокровками, да девками в мини-юбках. Пико, Санчес, Лопоухий Джо – участвовал весь одиннадцатый цех. Крещение, именно! Тест реального амиго, проверка на самца. Эй, клоун в рубашонке, готов доказать, что в твоих штанах есть колокольчики?
   Грико шел на риск, и это было очевидно для всех присутствующих. Его возраст и физическое состояние категорически запрещали любые крещения или тесты, независимо от того, в чем собственно заключалась предложенная им проверка.
   -Суть проста как Мать Тереза,- начал оружейник,- есть два стакана по сто грамм каждый. Мы пьем до дна, закусь – против правил. Коль первым вырубишься ты, значит, Скат нанял себе в подручные сопливую школьницу. Коль вырублюсь я… Ладно, дам тебе подержать «Маргариту».
   -Вот это я понимаю,- выпятил грудь юнец,- мы с вами прямо самураи своих желаний.
   Заметив настойчивый блеск в полуслепых глазах Грико, Ифрит сдался. Алкогольный поединок не представлял для него, бессильного зрителя, никакого интереса. Чтобы перепить весельчака в гавайке надо иметь вместо печени воронку из антиматерии – в этом обладатель красных глаз не сомневался. Он слышал, как внучку послали за «тем бутылем, что с тремя крестиками», и сразу представил темно-зеленый сосуд, в котором годами настаивали смесь спирта, кактусовых экстрактов, и, в худшем случае, отработанное машинное масло.
   -Ох, таким ядом полпланеты отравить можно.
   Желая убить время и не оказаться свидетелем разъяренных протестов Марго, умолявшей дедушку не пить «его любимую настойку», высокий брюнет отошел в сторону, до того прихватив с витрины книгу.
   Фолиант в кривом переплете содержал десятки чертежей, схемы отдельных узлов, и начертанные под линейку эскизы огневого агрегата «Маргариты». Полистав записи о калибровке, Ифрит сделал неожиданное открытие. Он наткнулся на вкладку, где трудный почерк деда описал главное отличие шестиствольного монстра от всех прочих гатлингов. Серийный стационарный пулемет прокручивает стволы за счет механики, ни о каких внутренних двигателях не может быть и речи. Но законы физики, баллистики, и вес облитой хромом бандуры попросту не могли позволить ей стрелять без мотора. Как, например, у бензопилы. Здесь рождалась новая проблема – если верить заметкам из книги, то для уверенного сопряжения с бензиновым двигателем на «Маргариту» пришлось бы установить автомобильный топливный бак.
   Размышляя на эту тему, красноглазый не заметил, как начал вдумчиво вчитываться в пометки на полях,- Интересно, что скажет Сфинкс, если полистает эту макулатуру. Так, наведение на движущиеся мишени осуществляется… Чем-чем?! «Глазной визор с беспроводным подключением к центральному компьютеру». У нее есть компьютер?! Так ведь устроен захват цели на реактивном истребителе. Если делами Мехатроники заправляют фашисты с такими технологиями, то, черт возьми, хорошо, что я не еврей… Ага, «рабочая скорострельность равна четыремстам восьмидесяти выстрелам в минуту». Как-то мало,- брюнет прицелился ногтем в строчку и с отвисшей челюстью пересчитал нули,- нет, это не четыре сотни и восемьдесят… Это в десять раз больше. Титан хочет забрать себе пушку, которая по своему огневому урону превосходит крейсер! Ха, толку-то ноль, стволы вмиг расплавятся от перегрева. Это просто украшение для гостиной, в самый раз вешать над камином. Бьюсь об заклад, камин-то в комплект не входит.
   Услышав, как громко звучит его голос, Ифрит осознал, что уже пять минут позорится и болтает сам с собой вслух точно какой-то бездомный. Он быстро захлопнул книгу, но один противный листок все-таки успел вылететь и приземлился ему под ноги. С обратной стороны бумажка выглядела чистой. Наемник развернул ее. Ни схем, ни технических набросков, лишь детский рисунок цветными карандашами. Самолетики-галки падают под обстрелом, а внизу болтаются человечки. Тот, что без ног, восседает на пушке с колесами. Наверное, стреляет в небо. Тот, что поменьше и в платьице, улыбается кривой дугой. А в довершении сюжета надпись испанскими каракулями – «A mi abuelo querido de la nieta Margot».
   -Что-то в этой жизни мы упустили, и я не хочу знать, что именно… Торрес, не глупите, вам его не перепить, а еще с внучкой нянчиться.
   Бросив эту реплику через спину, Ифрит обернулся. И мгновенно остолбенел.
   Сцена, разыгравшаяся на дне усыпальницы, напоминала кадр из фильма про быт глухонемых паралитиков. Актеры не издавали ни звука, в их позах читался шок, преумноженный полным смятением. Замерев, старческая рука держала початую бутыль с тремя иксами. На канистре стояли стаканы – один пустой, второй переливающийся через край. Окропляя пол, бурый ручеек настойки бежал к сливной решетке. Оружейник в инвалидном кресле сидел как мумия, если размотать ту до костей и скрючить в отвратительной позе. Марго еле дышала, боялась шелохнуться. А главный герой немой сцены запрокидывал голову, держа какую-то стекляшку у самых губ.
   Жадный последний глоток, и ампульный патрон в его руке перестает светиться. Капелька запрещенного концентрата срывается с подбородка. Хромированный пол испускает витиеватую лозу дыма. Плавится, чуть-чуть шипит. Юнец прячет опустевшую ампулу в карман и выпячивает грудь от гордости за свою выходку.
   -Вот так Д-17, это не какое-нибудь пиво,- бубнит он, глядя на мексиканца,- ваша очередь, сеньор Торрес. Или сразу по второй?
   -Сэр Супермен,- завороженно шепчет девчонка-чертик. Отмерев, она хлопает в ладоши,- Супермен, настоящий Супермен!
   Что касается Ифрита, то дар речи вернулся к нему лишь в тот момент, когда он, изрыгая проклятья, бросился к другу,- Идиот, зачем ты выпил кислоту?! Ты понятия не имеешь, из чего Грико ее варит! Скажи, что это шутка, скажи, что ты не пил ту синюю дрянь из патрона?!
   К всеобщему ужасу ответа на эти претензии не последовало. Только что гордая фигура Супермена сложилась как от боксерского хука в печенку. Титан стремительно осел. Его конечности непроизвольно задрыгались, будто тело скрутила эпилепсия. Щеки набухли, в любое мгновение внутренности юнца грозили вырваться наружу с потоком рвоты. Градины пота застелили лицо, изуродованное гримасой боли.
   Растерявшийся и злой, не имевший ни малейшего понятия о том, что ему делать, красноглазый пытался привести напарника в чувство, раздавая тому пощечины,- Полудурок, ты слышишь меня?! Да я тебя сто раз сожгу и по миру развею, только вздумай окочуриться! Очнись,- в его памяти блеснул и померк образ порой наивного, чаще неразумного, но всегда азартного и храброго шута, с кем они умерли в один день в одном купе злосчастного поезда Москва-Киев,- нет, гаденыш, это случится не сегодня! Ты прыгал с самолета, на моих глазах тебя сбил грузовик с бананами! Сколько раз я стрелял тебе прямо в морду, а ты только лыбился как идиот?! Я не дам тебе сдохнуть! Ты же… Постой-ка… Ах же ты…
   Любитель гаваек был рад продлить душещипательную трагедию, но выдал себя, разразившись уморительным смехом,- Попался, мистер «Я боюсь потерять лучшего друга»! Ты бы еще в любви мне признался,- Титан больше не корчился. Он выпрямил спину и сел на пол, сложив ноги по-турецки,- Ты поверил, я могу умереть? Ха, только не от дешевого отравления. Я здоров как бык, бодр как… Эй, ты чего?! Я пошутил!
   Эта шутка обошлась дорого. Супермен, суженый Марго, а также единственный человек, чьим анекдотам босс лондонской мафии Скат хохотал до слез, умолк – очень трудно смеяться или разговаривать, если на тебя набрасываются и избивают револьвером.
   Красноглазый работал прикладом своего шарнхорста яростнее мясника, соскучившегося по любимой скотобойне. Все, чего он хотел, это немедля разнести фамильярную морду с бакенбардами в пух и прах. И не жалел сил. Но лязг, сопровожденный искрами, все-таки смягчил приступ агрессии высокого брюнета – ствол револьвера отлетел прочь, сломавшись о непробиваемый лоб непробиваемого юнца.

***

   Чтобы придти в себя, Ифрит потратил ровно пять сигарет. Первые три он неловко сжег, четвертую озлобленно распотрошил зубами. Обилие никотина и смол успешно навело порядок в разогретой до опасных температур голове. Высокий брюнет считал себя курильщиком со стажем, но в ряде случаев его вредная привычка была спасением и позволяла сдержать огненный дух в человеческом теле.
   -Вот так я стал параноиком, вот поэтому не доверяю людям. Титану в первую очередь.
   На его реплику мексиканец отреагировал с пофигизмом. Молча, опорожнил пепельницу в ведро. Седая бровь опустилась до уровня носа, отчего казалось, что морщины вот-вот поглотят глаза, и безногий оружейник к прочему станет слепым.
   -Как ты это делаешь?- спросил нахмурившийся Грико.
   -Делаю что?
   -Пятая сигарета, ты прикурил ее от пальца. Когда-нибудь прикуривал своему боссу?
   -Разок было дело.
   -Тогда ясно, за что черномазик вам платит.
   -Скат не причем, во всем виновата сучка с греческим именем Сирена. Именно она заминировала железнодорожный мост. В прошлом июле мы…
   -Я, конечно, старый пердун,- перебил Ифрита дед,- но уважаю людей, которые не выставляют свой фамильный скелет на всеобщее обозрение, а прячут его в шкафу. В моем шкафу лежит десяток недоумков, в твоем кости динозавра. И мне насрать, что случилось в прошлом июле или августе. Ежели какой клоун поинтересуется, скажу, у патлатого была чиркалка под ногтем, трюк этот нынче популярен среди городских.
   Поставив на этом жирную точку, Грико решил проверить, как дела у его миленькой кровиночки. В свете настольной лампы ребенок, вооруженный специальными очками и пинцетом, чинил поломанный револьвер. Ватная палочка, обвязанная леской, прошла дуло насквозь – горстка черной застарелой шелухи ссыпалась на газету. Ювелирными движениями, как учил ее праотец, Марго сменила пружину экстрактора, пересадила курок для облегчения работы с барабаном.
Затем капнула масла под каждый из крепежных винтов, зафиксировала те, после чего тряпочкой натерла оружие до глянцевого блеска. На этом ее труды не закончились. Средний ящик тумбочки хранил пыльные алюминиевые коробки. Все надписи на них были сделаны по-немецки, а голограммы-акцизы имели логотип в виде заглавной буквы «М» – знак непревзойденного качества завода «Мехатроника Интерпрайзес». 
   -Дедушка разрешил, в подарок,- внучка вручила наемнику исправленный пистолет и комплект патронов,- можешь стрелять, сколько захочешь. Пожалуйста, не крути больше мушку, ее без отвертки трудно двигать. И, пожалуйста, не бей своего друга.
   -Ему не больно.
   -Я вижу. Но все равно не надо.
   -Даже дите за меня заступается,- взгрустнул явившийся из уборной Титан,- эх ты, еще друг детства.
   -Друг детства, ага,- с остывшей злобой ухмыльнулся красноглазый,- нет, благодарю покорно, в следующий раз родись-ка ты где-нибудь подальше, на Луне. Лучше всего, вообще за пределами Солнечной системы.
   -Вы такие смешные. Прямо старший и младший братик,- захихикала девчонка-чертик.
   А калека в инвалидном кресле, который обсасывал деснами самокрутку, только задумчиво посмотрел в затылки двум наемникам,- Настоящие клоуны, готовы подраться на равном месте,- не говоря ни слова, Грико мысленно пожал им руки,- ссорятся, но коли чего встанет против них… Нет, лучше не буду думать, этих амиго конец света не остановит. С «Маргаритой» один из них этот самый конец и устроит. Да, перестреляет всех ангелочков, не вынимая изо рта сигары. Тяжелая вам светит дорожка, детки, желаю удачи.
   Уличив себя в каком-то жалостливом оптимизме, оружейник выдворил из головы ажурные мысли. Всем назло открыл рот, снова приняв облик несносного матерщинника.
   -Если вы удумали целоваться, валите в отель. И захватите нашего священника, чтоб дала ему хоть какая баба. Но прежде я хочу поступить как самец, как реальный амиго. Гавайка, плясать будешь у себя дома, сперва забери свой гребаный приз. Грико Ромео Эскадре Торрес умеет проигрывать.
   На сборы ушел примерно час. Гатлинг завернули в несколько пластиковых мешков, явно украденных из морга. Корпус пулемета обвязали лифтовым тросом – ручки из любого другого материала лопнули бы под его весом. Идея взять с кладбища гроб показалась всем, кроме нового владельца «Маргариты», чистым абсурдом. Как заметил красноглазый, хоть это и звучало приказом, его напарник не будет изображать Джанго в Лондоне.
   Кроме основной клади наемникам предстояло тащить еще сумку-холодильник. В нее-то и упаковали ответ на вопрос, от чего будут питаться вращательный механизм и схемы «Маргариты».
   -Водородные батареи,- старик указал пальцем на два покрытых инеем блока,- не забывай деактивировать их, если оставишь на полке включенными, шарахнет так, что мама родная не узнает. Модель не писк сезона, зато надежная. Мехатроника использует уменьшенные копии для своей техноброни. Кончайте удивленно моргать! Наш завод выпускает много разного высокотехнологичного дерьма, о котором слыхом не слыхивали в редакции журнала «Пистолеты и пули». Если расходовать по уму, блоков хватит, пока япошки не завоюют мир гигантскими роботами. По моим подсчетам это случится лет через тридцать.
   Почесав горло, оружейник вспомнил об одной чрезвычайно важной мелочи. Без этого хрупкого и помещающегося в ладони гаджета шестиствольное орудие имело такую же практическую пользу, как корабельная мортира без наводчика.
   -Пиратская повязка?- в растерянности почесал затылок юнец.
   -Конечно, черт тебя возьми. А фрегат ждет прямо у входа.
   -Какой фрегат? До моря тыща миль.
   Имей Грико зубы, он непременно бы закусил губу при мысли, какому болвану дарит свой лучший шедевр.
   -Видишь камеру на ленте, клоун? Это визор. Он… Ох, объясню тебе как сельскому дурачку – надеваешь повязку, то есть ленту на башку, ставишь визор на глаз. И видишь в тепловом излучении все, что видит моя красавица. Когда кольцо мишени зафиксируется, можно вести огонь. В «Маргариту» встроен автонаводчик, он сам уложит выстрелы в цель.
   Счастливый и не понявший ни слова Титан снял очки. Нацепил визор. В новом образе он и правда казался лихим разбойником семи морей, если изобразить такого с электронным протезом вместо глаза.
   -Я похож на Терминатора? Ну, говорите, похож?
   -На Терминатора нет, на придурка очень даже,- отозвался Ифрит.
   Нажав кнопку лифта, он гадал, о чем сейчас думает однобровый дед. Реакция случайных типов на неправдоподобную физическую силу его товарища, как правило, была скучной – те лишь разевали рты, некоторые пытались креститься. Однако не лыком шитый калека, похоже, имел стальные нервы. Не собирался лезть под майку за распятием. Даже не пикнул, когда зеленоглазый юнец одной левой взвалил на плечо мешок с пулеметом, а правой поднял сумку-холодильник.
   Из всей компании фантастическая грузоподъемность Титана удивила только лифт. Поднимая мексиканца, внучку, и гостей, чахлая ось громко ныла. Все время издавала скрипучую мелодию, пыталась заклинить и замуровать людей в шахте.
   Перед винтовой лестницей наемники помогли будущему фараону законсервировать усыпальницу. Они выключили диодные огни витрин, обесточили подъемник. Красноглазый накрыл механоида освободившимся полотнищем из брезента. Щелкнул его по носу на прощанье.
   -Желаю удачно сгнить, Жужа.
   Свет атриума погас, окуная блестящий хром арок и потолков в непролазную тьму.

***

   Пылающая опаловыми красками, Луна чуть серебрила землю. В ее тусклом лучении надгробия отбрасывали хищные тени, а мертвые кладбищенские деревья будто тянули лапы к цепочке следов. Следы на песке это все, что осталось от двух так полюбившихся девочке гостей. Марго все еще различала пару силуэтов, уверенно шагавших в ночной простор.
   -Дедушка,- всхлипнула она,- они не вернутся...
   -От них пахнет бессмертными, но на них не было галстуков,- полуслепые глаза мексиканца устремились в звездный простор,- нам не стоило с ними связываться, но они друзья. Марго, никогда не верь брюнетам в галстуках, все они такие же, как директриса нашего завода. Как Грезе. Все они швыряются деньгами, лгут тебе в лицо. И режут людей. Мы люди, Марго. Мы для них скот.
   -Деда, о чем ты говоришь?   
   -Не слушай старого инвалида. Просто помаши им… Они ДРУЗЬЯ. Вместе им все по плечу. Моя «Маргарита» еще спасет их жизни... Ведь оружие,- огладил внучку старик,- для того и нужно. Помни это, когда будешь собирать свой пулемет.


Рецензии
Чудная новелла, как по мне.
Девочка-чертик - очень колоритная. Просто зайка. Я ее полюбил всем сердцем))
Почему вы это не издаете, Дана?

Лев Рыжков   11.05.2013 14:07     Заявить о нарушении
Я только за, но хочется с иллюстрациями, сейчас ищу художника. (: Да только кто ж меня напечатает так, как мне бы хотелось это видеть?

Дана Кэрролл   11.05.2013 22:15   Заявить о нарушении
Всякие чудеса возможны)) Не теряйте оптимизма))

Лев Рыжков   11.05.2013 22:38   Заявить о нарушении
Благодарю покорно. (: Верим, надеемся. (:

Дана Кэрролл   11.05.2013 23:34   Заявить о нарушении