Песьеголовцы

Никто не знает, когда это было, да и было ли это вообще.
В стране, разрушенной постоянными войнами, появились странные существа. Тела их были человеческими, а головы псов. Называли их песьеголовцами.
 Не с войной пришли в страну песьеголовцы. Они искали плодородные земли, чтоб обосноваться, заняться земледелием, вырастить виноградники, разводить скот. На живописных склонах гор песьеголовцы построили  дома и жили мирно и дружно.
Однажды мужчины отправились на охоту в дальние леса. Не было их несколько дней, а когда вернулись, увидели, что их  дома разрушены, вокруг только обуглившиеся головешки. Жён и детей не было.

За опушкой прятался мальчик, звали его Алан. Было тогда Алану десять лет. Завидев своих, он выбежал навстречу.
Отец Алана соскочил с коня, подбежал к сыну, подхватил на руки. Так и заплакали оба.

- Когда вы уехали в дальние леса, я пошёл в берёзовую рощу поохотиться на зайцев, а когда  вернулся, увидел, как люди поджигали дома и уводили в плен всех, кто здесь был. Я затаился за опушкой. Меня люди не видели, поэтому не забрали. Они увели маму и братишек.

Чёрным, обуглившимся пятном, выглядело место, которое ещё несколько дней назад было красивым и уютным.

Песьеголовцы отправились вслед варварам, которые увели пленных. Только через несколько дней удалось нагнать.
Люди решили сделать привал. Разложили костры, стали варить похлёбку.

Песьеголовцы, наблюдали за происходящим из укрытия, и ждали подходящего момента. Этот момент настал. Люди вдоволь наелись бараньей похлёбки,  и легли вокруг костра отдыхать. Тогда песьеголовцы накинулись на них, чтоб  освободить пленных.
 Когда завязался бой, Алан освобождал пленных. Многие уже не могли подняться от усталости, ран и истощения.

Людей было больше.  Песьеголовцы яростно сражались, но один за другим падали сражённые мечом противника.

- Алан уходи! Спасайся! Уходи! – кричал отец. Он уже предполагал исход битвы и хотел, чтоб сын остался живым.
 
Алан побежал что есть духу. Он бежал, словно загнанный зверь. Когда-то отец ему говорил, что внутри каждого живёт зверь, этого зверя лучше держать на привязи и никогда не выпускать. Сейчас Алан выпустил зверя. Он бежал быстрее ветра, не замечая под ногами земли. Когда остановился, был далеко от места сражения.
 
Алан поселился в глуши большого леса.  Нашёл медвежью берлогу, там и жил. Тяжело одному, но он справлялся. Это закалило дух Алана. Теперь он не испытывал страха.
Прошло много лет. Алан каждый день   охотился и стал лучшим охотником. Чтоб стать сильнее,  находил большой камень и относил на край леса.  Чтоб стать быстрее - бегал. Чтоб стать выносливее,  купался в ручье, вода в котором и зимой и летом ледяная.

Его берлога наполнилась медвежьими шкурами. Он мог сразиться с медведем. В лесу он стал хозяином. Ни один человек не смог бы зайти на его территорию.

Алану часто снился отец. Он говорил с сыном, подсказывал, что дальше делать, иногда даже ругал. Однажды он приснился снова и сказал:

- Время пришло. Отправляйся на восток.

Утром Алан проснулся  и отправился в путь. Долго он шёл. Несколько дней и  ночей. Когда засыпал, надеялся, что отец присниться снова и подскажет, что делать дальше, сколько ещё идти. Но  отец не снился. Алан продолжал путь на восток, и пришел к городу, обнесённому частоколом. Возле городских ворот стояли стражники.  Ночью в город не пускали, городские ворота закрывались.  Кто не успел пройти днём, располагался на ночь в поле.

Алан заметил недалеко повозку с монахом. Монах устроился на повозке спать. Алан  подкрался к монаху, закрыл ему рукой рот, чтоб тот не закричал.

- Простите,  мне нужна ваша ряса, - тихо сказал он,
 Монах открыл глаза и в ужасе смотрел на Алана.
 – Я ничего плохого вам не сделаю. Только отдайте мне рясу. - Алан говорил тихо и спокойно. Не хотел, чтоб священник  поднял шум.
 -  Сейчас я уберу руку, а вы как можно тише дадите то, что  прошу. Если согласны кивните.
Монах закивал головой и Алан убрал руку.

- Я могу помочь тебе пробраться в город. Не хочу спрашивать, зачем тебе туда нужно, но догадываюсь. У воеводы дворовыми служат песьеголовцы. Если ты думаешь, что сможешь один освободить своих братьев, то ошибаешься. У воеводы много  охранников, - монах тяжело вздохнул.

Он  не испугался Алана, и искренне хотел помочь.

- В повозке есть ряса.  Возьми её. Ты один  не пройдёшь мимо стражи. Поедешь со мной на повозке. Накинешь  капюшон,  опустишь голову. Я скажу стражникам, что ты глухонемой монах из нашего прихода. Да скажу что у тебя по всему телу язвы. Тогда они  заговаривать с тобой не будут, и смотреть на тебя не захотят, - священник был полон решительности.

Едва рассвело, монах и Алан были у городских ворот.  Алан, как говорил монах, глубоко накинул капюшон и опустил голову.

- Что в повозке? – спрашивал один из стражников, второй рассматривал Алана.

- Бочки с мёдом. Везём с пасеки в монастырь, - спокойно отвечал монах.

- Ладно. Езжайте, - стражники открыли ворота.

Проехав дальше от городских ворот, священник остановил повозку.

- Дом воеводы в конце этой улицы. Ты его сразу узнаешь. Если нужна будет помощь, приходи. Видишь купола церкви? Там сможешь меня найти. Зовут меня Антоний.

На перекрёстке они расстались. Каждый отправился своей дорогой.
Алан быстро нашёл дом воеводы.  Дом и двор был огорожен резным забором. Алан затаился на противоположной стороне улицы в густо растущих кустарниках. Улочка узкая, поэтому ему было хорошо слышно все, о чём говорили во дворе воеводы. Песьеголовцы  плели рыбацкую сеть. В теньке, под деревом отдыхали охранники, наблюдая за работой песьеголовцев.

- Воевода говорил, что скоро придёт лекарь к его дочери. Сколько уже приходило лекарей да ведуний, а ничего не помогает. Как была уродиной, так и останется на всю жизнь. Не повезло ей, - говорил один из охранников.

- Да. Такое огромное пятно на всё лицо. Как клякса. Я таких родимых пятен никогда не видел, - поддержал разговор второй.

Алан прислушивался к их разговору, стараясь не пропустить ни одного слова. Он видел, как через время пришёл человек, назвался лекарем. Один из охранников провёл его в дом. Через время лекарь вышел вместе с воеводой.
- Неужели совсем ничего нельзя сделать? – спрашивал в надежде воевода у лекаря.

- Я здесь бессилен. Может, вам колдун поможет? Есть у меня знакомый колдун, который может сделать всё.
- Я щедро награжу, и выполню любое желание, - пообещал воевода.

Лекарь ушёл. Воевода долго смотрел ему вслед.
Из дома вышла девушка и подошла к отцу. Она могла быть красавицей, если б не сине-чёрное пятно на всё лицо, которое уродовало девушку.

- Лана,  зачем ты вышла? Иди в дом, - строго сказал воевода.

-  Отец, пора смирится с тем, что я уродина, - отвечала девушка.
- Как ты не понимаешь!? Я хочу породниться с королём, выдать тебя замуж за его сына, а не за шута, такого же уродливого как  ты, - кричал воевода в гневе.
Лана вернулась в дом. Воевода ещё долго  стоял у калитки.

В полдень воевода с охранниками, оседлав лошадей уехали. Оставшийся охранник  спал под деревом. Песьеголовцы по-прежнему плели сеть. Алан решил пробраться во двор. Перелез через изгородь, подошёл к углу дома и тихонько присвистнул. Так они в детстве  пересвистывались друг с другом.  Алан заметил, как один песьеголовец  вздрогнул. Алан ещё раз присвистнул.
Песьеголовец что-то шепнул собратьям. Они стали растягивать сеть, так смогли приблизиться к углу дома, где прятался Алан.
 
- Я пришёл за вами. Нужно бежать. Сейчас подходящий момент. Охранник спит, и побороть его не составит труда. Бросайте  сеть, - шёпотом говорил Алан.

- Ты, наверное, не заметил, мы прикованы, - с  горечью в голосе ответил пленник. - Мы уже не раз пытались бежать. Теперь прикованы навеки.

Охранник проснулся, поднял голову, наблюдая за песьеголовцами. Пленники стали сматывать сеть, возвращаясь на место. 
Алан снова затаился в кустах на противоположной стороне улицы.

Так прошёл день, настала ночь. Пришло время выбраться из укрытия. Алан обошёл вокруг дома, узнал, что ночуют песьеголовцы во дворе, заглянул во все окна в доме. В одной из комнат увидел воеводу. Он сидел в кресле, уставившись в одну точку, и что-то бормотал. Окно в комнату  было приоткрыто, и до Алана донеслись слова.

- Если колдун не сможет очистить её лицо, тогда расправлюсь с ней. Но сначала отыщу  незаконнорождённую дочь. Она такого же возраста. Её  и представлю всем Ланой. Скажу, что колдун  очистил лицо от пятна. Мне нужно стать родственником короля любой ценой.
 
Потом бормотание стало совсем невнятным. Воевода  уронил голову на грудь, раздался храп.

Алан подкрался к навесу с песьеголовцами. Они не спали. Алан обнял каждого, радуясь, что остались живы.

- Я что-нибудь придумаю. Обещаю. Без вас я отсюда не уйду, - обещал Алан.

Когда Алан вернулся в свой тайник, сон сморил его. Алан уснул, ему снился отец.

- Помоги девушке, – говорил отец. - Выпусти из себя зверя. В тебе великая сила. Ты сможешь.

Алан проснулся. Он не мог понять, как помочь Лане. Так и просидел, пока совсем не рассвело, размышляя. Потом решил довериться отцу, там - будь, что будет.

Алан решил представиться колдуном, которого прислал лекарь. На нём по-прежнему была ряса, на голову глубоко накинут капюшон. Он подошёл к охранникам, сказал, что от лекаря, и его ждёт воевода. Алан не поднимал головы. Охранник старался заглянуть под капюшон Алану.

- Это необычное дело. Оно касается его дочери. Пойди и доложи обо мне, - в голосе Алана звучали металлические нотки.

Охранник поторопился в дом, и скоро вернулся, открыл калитку, указывая путь.

Воевода не отводил глаз от надвинутого капюшона. Хотел попросить показать лицо, но решил, что колдуны вообще странный народ. Их как осиное гнездо, лучше не трогать, не то напустят проклятий да болезней.
Он позвал дочь.
 В комнату вошла девушка.
- Я хочу,  чтоб с лица моей дочери исчезло пятно. Просите всё, что хотите. Я  на всё согласен, - пообещал воевода и покинул комнату, не хотел присутствовать при колдовстве.

Алан повернулся к Лане.

- Не бойся. Я тебе ничего плохого не сделаю, - он старался успокоить девушку. Она дрожала.

Но в этот момент с его головы спал капюшон. Лана вскрикнула. Алан зажал ей рот рукой.

- Не кричи, прошу тебя. Я ничего плохого  тебе не причиню. Я здесь чтоб освободить своих братьев. Помоги мне в этом. Прошу тебя.

Алан ещё бы говорил, но девушка  стала вырываться. Алан старался её удержать. Лана оказалась довольно прыткая и проворная.
Алан не знал, что Лане с малых лет внушали, будто нет страшнее и опаснее существа, чем песьеголовцы. 
- Тебе угрожает опасность.  Если не поможет магия, воевода избавится от тебя, а твоё место займёт его незаконнорожденная дочь. Воевода скажет, что колдун снял с тебя заклятие, - Алан говорил так быстро, и  не был уверен, всё ли поняла Лана.

Лана на мгновенье притихла. Алан чувствовал, как по её щекам текли слёзы. Ему было жаль девушку. Алан по-прежнему держал её. Он услышал в голове голос отца: «дай огню в твоих руках догореть».
Его ладонь легла ей на лицо. Казалось, сейчас лопнет кожа на ладони, и оттуда вырвутся языки пламени. Алан уже не мог отпустить девушку. Какая-то сила его держала. Наконец он почувствовал, как руки обмякли. Алан отпустил  девушку. Она без чувств упала. Алан подхватил Лану на руки и тут увидел, что пятно с её лица исчезло. Вскоре Лана открыла глаза. Алан поставил её перед зеркалом. Она смотрела и не верила своим глазам. Не верил в это и Алан. Он отошёл от девушки в сторону, накинул спавший с головы капюшон.

- Отец! – что есть силы, закричала Лана.

Она привыкла к своему отражению и сейчас не могла понять, чьё отражение в зеркале. Пятна не было. Лицо Ланы было прекрасным.
В комнату ворвались вооружённые охранники с воеводой во главе. Воевода увидел Лану и ахнул. Охранники замерли, словно их поразила молния. Воевода упал в ноги Алану.

- Проси, чародей, что хочешь, - едва произнёс воевода.

Алан попросил отдать ему песьеголовцев в качестве награды.

Воевода  повернулся к охранникам, которые до сих пор стояли как каменные изваяния.
- Чего уставились? Освободите песьеголовых, - на этот раз грозно рявкнул он.

Скоро Алан с соплеменниками покинули дом воеводы. Они шли к монаху Антонию. Без его помощи  не выбраться из города.

 Антоний придумал, как беспрепятственно вывезти из города песьеголовцев.
Монахи монастыря уселись на подводы, между ними сели и песьеголовцы, одетые как монахи и с глубоко накинутыми на голову капюшонами. Когда подъехали к городским воротам, стражники подняли решётку.

Алан с друзьями покинули город. Воевода в это время разыскивал пропавшую дочь.
Лана не хотела больше оставаться с жестоким отцом. Она беспрепятственно вышла из города. Никто, глядя на неё не догадывался, что это дочь воеводы. Когда воевода спрашивал у городских стражей, не выходила ли его дочь из города, те отвечали, что не видели среди тех, кто ушёл. Воевода поинтересовался, не выходил ли из города странный человек с песьеголовцами, стражники отвечали, что таких тоже не было.
В это время Алан был уже далеко за городом.

Лана, ожидала песьеголовцев  за городом. Алан, увидев Лану,  застыл от удивления.

-  Что ты здесь делаешь?

- Я ушла от отца. Мне некуда идти, -  сказала Лана.

- Мой дом лес. Если ты не против жить в лесу, пойдём с нами, - предложил Алан.

Лана с радостью согласилась. Шли они долго. Когда уже почти пришли, друзья Алана решили отправиться  на родину, захотели возродить земли заново. Алан вместе с Ланой вернулись в лес, который стал им единственным домом.
Лана, глядя на Алана не замечала, что он не такой как она. Она полюбила его за смелость,  за чистоту души  и благородство.
Алан всем сердцем любил Лану. Он заботился о ней, оберегал как драгоценный сосуд. Они всегда были вместе. Такие разные, но любящие и счастливые.


PS - картинка взята из Интернет


Рецензии