О плагиате Тихого Дона

СОДЕРЖАНИЕ:

1. С ЧЕГО ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ
2. АВТОР "ТИХОГО ДОНА" - ФЁДОР КРЮКОВ?
3. КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ Ф.Д КРЮКОВА
4. И ВСЁ ТАКИ... БЫЛ ЛИ ПЛАГИАТ?



1. С ЧЕГО ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ

 Первые слухи о плагиате "Тихого Дона" появились в 1928 году, после выхода первого и второго томов романа в журнале "Октябрь", главным редактором которого был до 1929 года Александр Серафимович, тоже уроженец Дона. Следует отметить, что редактор сделал очень много для того, чтобы имя М Шолохова стало известным не только на Дону, но и в СССР.

 Первая и основная причина сомнений в авторстве Шолохова заключалась в том, что молодой автор в необычайно сжатые сроки создал грандиозное произведение, демонстрирующее хорошее знакомство с жизнью донского казачества с её бытовыми деталями, знание многих местностей на Дону, событий Первой мировой и Гражданской войны, происходивших, когда Шолохов был ещё ребёнком и подростком. Часть критиков утверждает, что высокий художественный уровень "Тихого Дона" резко контрастирует с уровнем шолоховских "Донских рассказов", непосредственно предшествовавших гениальному роману.

 Критики также отмечали, что имеющиеся в "Донских рассказах" признаки плохого знания казачьего быта, совершенно не характерные для романа. "Тихий Дон" демонстрирует высокий уровень эрудиции автора, прекрасное знание им истории Первой мировой войны, отличное знакомство с реалиями описываемого периода. При этом в тексте нередко встречаются грубейшие противоречия и ошибки, которые автор с таким уровнем знаний, казалось бы, просто не мог допустить.
 
 Из распространившихся слухов следовало, что Шолохов присвоил рукопись из полевой сумки безвестного белого офицера, расстрелянного большевиками. Александр Серафимович категорически отвергал такие утверждения, объясняя их наличие завистью некоторых советских писателей к неожиданной славе 22-летнего гения. В одном из своих писем Серафимович писал: "Нашлись завистники — стали кричать, что он у кого-то украл рукопись. Эта подлая клеветническая сплетня поползла буквально по всему Союзу. Вот ведь псы!". В то же время сохранилось свидетельство И. А. Герасимова (1922 - 1991) — русского советского писателя, драматурга и киносценариста о том, что Серафимович знал о подлинной истории авторства "Тихого Дона", но молчал об этом, не желая осложнять печатную судьбу романа.

 По мнению некоторых исследователей, Шолохов не был и единоличным редактором текста; в качестве возможных редакторов упоминаются его тесть Пётр Громославский, А. С. Серафимович и К. И. Каргин. Выдвигались также гипотезы о сомнительности авторство не только "Тихого Дона"; но и "Поднятой целины" и "Они сражались за Родину". В авторство Шолохова не верил или, как минимум, сомневался в нём ещё с конца 1920-х годов будущий академик Д. С. Лихачёв.

 Чтобы доказать своё авторство Шолохов представил в редакцию газеты "Правда" рукопись первых трёх томов и план четвёртого, с просьбой раз и навсегда разобраться с этим вопросом. По инициативе сестры Ленина Марии Ульяновой РАПП - Российская ассоциация пролетарских писателей организовала особую комиссию под председательством Серафимовича. Этой комиссии Шолохов представил также черновики и наброски всего того, что им было написано к тому времени.

 В конце марта 1929 года "Правда" напечатала письмо от имени РАППа, в котором обвинения, выдвинутые против Шолохова, были отвергнуты как злостная клевета. Под письмом стояли подписи членов комиссии: А. Серафимовича, Л. Авербаха, В. Киршона, А. Фадеева и В. Ставского.

 В 1937—1938 гг. развернулась новая кампания нападок. По словам казачьего писателя Д. Петрова-Бирюка, лично ему, а также в ростовскую газету "Молот" и в Ростовский обком партии стали поступать письма от казаков с новыми обвинениями Шолохова в плагиате. В некоторых из этих писем утверждалось, что действительным автором "Тихого Дона" был известный казачий писатель, участник Белого движения Фёдор Крюков, умерший в 1920 году от тифа; якобы с ним на стороне белых служил тесть Шолохова, П. Я. Громославский, который после смерти Крюкова и передал его рукописи своему зятю. Эту версию опроверг Прийма, указав на то, что когда Крюков в составе Белой армии отступал с Дона, Громославский отбывал наказание в Новочеркасской тюрьме за то, что воевал на стороне красных.

 С 1970-х годов на Западе и в России появляется ряд исследований в которых утверждалось, что первоначальный текст романа не принадлежит Шолохову и написан в 1910-х годах и во время гражданской войны подлинным автором, судя по всему, казаком и участником Белого движения.

 А. Т. Твардовский, Ф. А. Абрамов и М. О. Чудакова допускали возможность заимствования Шолоховым материалов (рукописи), в том числе из архива Крюкова. Об использовании Шолоховым неких никогда им не оговорённых публично источников типа чужих дневников, набросков, воспоминаний говорит даже такой его защитник, как В. Г. Бондаренко.

 По свидетельству З. Б. Томашевской, дочери филологов Б. В. Томашевского и И. Н. Медведевой-Томашевской, ее родители неоднократно говорили применительно к "Тихому Дону" «о возможности отслоения подлинного текста, к этому времени уже буквально утопающего в несметных и противоречивых переделках. Только с чужим текстом можно было так обращаться». Через много лет И. Н. Медведева-Томашевская начнет работу над книгой "Стремя „Тихого Дона“ (загадки романа)". Неоконченная работа была опубликована уже после смерти автора в 1974 г. в Париже.

 Израильским филологом Зеевым Бар-Селлой (Владимиром Назаровым) высказывалось мнение, что автором "Тихого Дона" был Вениамин Краснушкин (Виктор Севский). По версии Бар-Селлы, сам Шолохов своих произведений никогда не писал, а был не более чем "лицом" успешного литературного проекта советских спецслужб, на который работали многочисленные советские литераторы и, который, в конце концов, принёс для СССР престижную Нобелевскую премию.

 В 1993 году появилась книга Алексея Головнина "За чертой двадцать первого...", в которой утверждается, что "Тихий Дон" написан Николаем Гумилевым. Головнин пишет: "Избежав гибели в Петрограде, в двадцать первом году, Гумилев бежал на Дон, где занялся привычным ремеслом. Вынужденный скрываться, по вполне понятным причинам, он нашел возможность донести до нас свое творчество, заключив своеобразный „творческий“ союз с хорошо известным нам человеком...".

 В 1999 году после многолетних поисков Институту мировой литературы им. А. М. Горького РАН удалось разыскать считавшиеся утерянными рукописи 1-й и 2-й книг "Тихого Дона" — те самые, которые предъявлял Шолохов в 1929 году комиссии. Как оказалось, писатель оставил рукопись на хранение у своего друга, писателя-деревенщика Василия Кудашева, который позднее умер в немецком плену. Рукопись хранилась у вдовы Кудашева, но она из каких-то соображений всегда отрицала её существование, утверждая, что рукопись утеряна при переездах. Только после её смерти, когда всё имущество перешло к наследникам, рукопись удалось отыскать и выкупить, что позволило провести экспертизу авторства. Было проведено три экспертизы: графологическая, текстологическая и идентификационная, подтвердившие подлинность рукописи и её принадлежность своему времени — концу 1920-х годов. В заключении текстологов утверждалось:

"... Не вызывает никаких сомнений факт написания 605 страниц данной рукописи рукой Михаила Александровича Шолохова... Не вызывает сомнений и то, что текстологическое изучение данной рукописи ...позволяет с научной обоснованностью решить проблему авторства "Тихого Дона".

 Однако, даже в настоящее время, сторонники версии о плагиате продолжают настаивать на своей правоте, заявляя, что само наличие рукописей не означает, что человек, рукой которого они написаны, на самом деле является их подлинным автором. Более того, найденные рукописи в некоторых случаях были использованы ими как аргумент в пользу версии о плагиате. Ведь найденная рукопись могла быть малограмотной копией оригинала, переписанной в более поздние времена с целью маскировки плагиата.

 Более того, исследователи В. П. Фоменко и Т. Г. Фоменко, указав на неприемлемые методические ошибки предшественников компьютерного анализа Хьетсо и др.), построили собственную формальную методику проверки авторства на обширном материале творчества 27 русских писателей. На основе применения этой методики был сделан вывод, что "части 1, 2, 3, 4, 5 и, в значительной мере, часть 6 романа написаны не М. А. Шолоховым".

 Книга «Загадки творческой биографии Михаила Шолохова» была написана Р.Медведевым в 1974 — 1975 годы. Через годы, в своём предисловии к публикации в ж. "Вопросы литературы" Рой Медведев пишет:
 
 "Над каждой из своих книг я работаю обычно много лет, однако в данном случае события были ускорены, так как в феврале 1975 года в моей московской квартире был устроен обыск, значительная часть моего архива была изъята. Для меня было очевидно — и по характеру обыска, и по предупреждению Московской прокуратуры, — что именно работа над книгой о Шолохове была причиной этого нового интенсивного давления властей. В 1975 году предстояло проведение юбилейных торжеств в связи с 70-летием М. А. Шолохова, и появление даже в рукописном виде большого исследования авторства "Тихого Дона" казалось властям недопустимым посягательством на авторитет государства, а не только самого Шолохова. Если давление на меня и на моего брата в 1969 — 1970 годы (исключение из партии, первый обыск, помещение Жореса в психиатрическую больницу, угрозы и вызовы в прокуратуру) привело нас к решению ускорить издание своих книг за границей («К суду истории», «Кто сумасшедший?», «Бумаги Жореса Медведева», «Политический дневник», «Социализм и демократия»), то обыск в начале 1975 года побудил меня ускорить издание книги о Шолохове. Эта книга была очень быстро переведена на французский язык и летом 1975 года издана в Париже под заголовком «Куда течет "Тихий Дон"? Французское издание моей книги породило полемику среди литературоведов и советологов. Немало авторов соглашалось с моей точкой зрения, но два известных литературоведа — норвежский ученый-славист Гейро Хетсо и американский славист и шолоховед Герман Ермолаев — выступили с большими полемическими статьями, на которые я также ответил в западных журналах по славистике — в тех же самых, где были опубликованы критические статьи моих оппонентов. Думаю, что это был пример вполне лояльной и объективной дискуссии, в которой обе стороны заинтересованы не в навешивании ярлыков, а в поиске объективной истины...".

 После проведённой полемике Р.Медведев подготовил новое, на этот раз английское, издание книги. Оно вышло в свет в Кембридже в 1977 году под заголовком "Загадки литературной биографии Шолохова".

 Р.Медведев так сформулировал свою окончательную позицию в отношении авторства Шолохова:

 "...Я не обвиняю Шолохова в плагиате, хотя я также думаю и об использовании какой-то рукописи или даже многих рукописей и мемуаров...".


***
 Существует ещё много иных версий плагиата "Тихого Дона", в том числе и утверждающая, что автором "Тихого Дона" был А. Серафимович (А.Попов), являвшийся, якобы, родным отцом... Михаила Шолохова! Ведь мать писателя, Анастасия Даниловна, одно время жила в услужении у донского помещика Евграфа Попова, родного отца А. Серафимовича. А Михаил Шолохов, мол, незаконнорожденный...

 На филологическом факультете Санкт-Петербургского университета, якобы, была проведена электронная атрибуция текстов, и очевидным результатом, мол, явился тот факт, что Михаил Шолохов не является единоличным автором текста романа "Тихий Дон". Более того, он вообще не является основным автором этого текста. Среди претендентов на первом месте среди прочих авторов, выходит А.Серафимович. Затем Ф. Крюков ...
 
 Желающие ознакомиться с этой версией могут воспользоваться такой ссылкой:



 2. АВТОР "ТИХОГО ДОНА" - ФЁДОР КРЮКОВ?

 13 августа 1965 года в ростовской областной газете "Молот" появилась статья В. Моложавенко "Об одном незаслуженно забытом имени". В этой статье писалось:

 "...Нынешнему поколению читателей почти неизвестно имя Федора Дмитриевича Крюкова. Между тем его по праву можно считать одним из крупнейших донских литераторов дореволюционного периода. Побывайте в любой казачьей станице - там и поныне сохранилась память о нем...".

 Далее утверждалось, что русская критика конца XIX – начала XX веков именовала Крюкова не иначе, как "Глебом Успенским донского казачества". А.М. Горький, оказывается, в статье "О писателях-самоучках" называл Крюкова в числе литераторов, которые "не льстят мужику", советовал учиться у него "как надо писать правду". В.Г.Короленко в августе 1920 года сообщал С.Д. Протопопову: "От Горнфельда получил известие о смерти Ф.Д.Крюкова. Очень жалею об этом человеке. Отличный был человек и даровитый писатель...".

 В "Русском богатстве" Крюков стал к тому времени одним из ведущих редакторов, много писал для журнала, правил рукописи начинающих. Один за другим выходили из печати сборники рассказов писателя. Он начал работу над большим романом из казачьей жизни. Помешала война – Крюкова призвали в армию. Оторванный от своих рукописей, от любимых книг, он страшно тосковал.

 Революционные события 1917 года застали его на Дону, но он не смог правильно понять их и определить свою идейную позицию, растерялся. Земляки послали его делегатом на Войсковой круг, а там – как человека уважаемого и популярного в народе – избрали войсковым секретарем, – на должность, совершенно ему не нужную. Он и сам понимал это, но не нашел мужества отказаться. Лучше всего говорит об этом письмо к А.Г. Горнфельду в редакцию "Русских записок" (выходивших после закрытия "Русского богатства"), посланное из Новочеркасска в апреле 1917 года:

 "Завтра кончается казачий съезд – кстати сказать, совершенно сумбурный, бестолковый и бесплодный. Я заеду отсюда в Глазуновскую на несколько дней и затем – в Питер. Не знаю, кого из товарищей застану там. Хотя мне и угрожают тут оставить меня на какое–нибудь амплуа, но у меня пропала охота к начальствованию в данный момент, да и чувствую, что соскучился по литературе. Материалом переполнен до чрезвычайности. Попробую засесть...".

 Но увы, "не засел", случилось иное...

 В 1974 – 1975 г., в Цюрихе, Александр Солженицын написал статью "Стремя «Тихого Дона» ". В ней он писал:

 "... После смерти Горького Шолохов числился Первым Писателем СССР, мало что член ЦК ВКП(б) – но живой образ ЦК, он как Голос Партии и Народа выступал на съездах партии и на Верховных Советах... Летом 1965 передали мне рассказ Петрова-Бирюка за ресторанным столом ЦДЛ: что году в 1932, когда он был председателем писательской ассоциации Азово-Черноморского края, к нему явился какой-то человек и заявил, что имеет полные доказательства: Шолохов не писал «Тихого Дона». Петров-Бирюк удивился: какое ж доказательство может быть таким неопровержимым? Незнакомец положил черновики «Тихого Дона», – которых Шолохов никогда не имел и не предъявлял, а вот они – лежали, и от другого почерка! Петров-Бирюк, что б он о Шолохове ни думал (а – боялся, тогда уже – его боялись), – позвонил в отдел агитации крайкома партии. Там сказали: а пришли-ка нам этого человека, с его бумагами. И – тот человек, и те черновики исчезли навсегда... Я не знал, что тем же летом 1965 в застоявшееся это болото еще бросили смелый булыжник один: в моем далеком Ростове-на-Дону напечатана статья Моложавенко о Ф.Д.Крюкове... ".

 Далее А. Солженицые пишет, как прочитав статью В. Моложавенко, он поделился мнением с И.Н. - своей хорошей знакомой, о том, что факт плагиата со стороны Шолохова " доказать юридически, может быть, уже никому не удастся – поздно, потеряно, тем более открыть подлинного автора. Но что не Шолохов написал «Тихий Дон» – доступно доказать основательному литературоведу, и не очень много положив труда: только сравнить стиль, язык, все художественные приемы «Тихого Дона» и «Поднятой целины»"...

 Далее А.Солженицын пишет, как Наташа Кручинина, ленинградский терапевт, "оказалась в доверии у своей пациентки Марии Акимовны Асеевой. И та открыла ей, что давно в преследовании от шолоховской банды, которая хочет у нее вырвать заветную тетрадочку: первые главы «Тихого Дона», написанные еще в начале 1917 года в Петербурге. Да откуда же?? кто? А – Федор Дмитриевич Крюков, известный (??– не нам) донской писатель. Он жил на квартире ее отца горняка Асеева в Петербурге, там оставил свои рукописи, архив, когда весной 1917 уезжал на Дон – временно, на короткие недели. Но никогда уже не вернулся, по развороту событий. Сходство тетрадки с появившимся в 20-е годы «Тихим Доном» обнаружил отец: «Но если я скажу – меня повесят». Теперь М.А. так доверилась Натане, что обещала ей по наследству передать эту тетрадку – но не сейчас, а когда умирать будет. Это был конец 1969 года...".

 Новость поразила А.Солженицына и его друзей. Он вспоминает: "...Что делать? Оставаться безучастными? невозможно; ждать годы? – безумно – уж и так больше сорока лет висело это злодейство, да может и допугают Асееву и вырвут тетрадку? И – так ли? Своими глазами бы убедиться! И – что там еще за архив? И – от чьего имени просить? Называть ли меня? – облегчит это или отяжелит?..".

 О дальнейших событиях можно прочитать по такой ссылке:



3. КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ Ф.Д КРЮКОВА

 Фёдор Дмитриевич Крюков (1870 — 1920) — русский писатель, казак, участник Белого движения. Родился 2 февраля 1870 года в станице Глазуновской Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского. Сын атамана. Мать - донская дворянка. Всего в семье было трое детей. В 1918 году младшего брата, служившего лесником, за интеллигентный вид сняли с поезда и убили красногвардейцы.

 Фёдор Крюков учился в Усть-Медведицкой гимназии и окончил её с серебряной медалью. В гимназии Крюков учился вместе с Филиппом Мироновым - будущим командармом 2-й Конной армии, Александром Поповым - будущим писателем А.С. Серафимовичем и Петром Громославским - будущим тестем М. А. Шолохова.

 В 1892 году окончил Петербургский историко-филологический институт. Статский советник. В 1906 году был избран депутатом Первой Государственной думы от Области Войска Донского. Входил в состав Трудовой группы. 10 июля 1906 года в Выборге после разгона Государственной Думы 1-го созыва подписал "Выборгское воззвание", за что осуждён по ст. 129, ч. 1, п. п. 51 и 3 Уголовного Уложения, отбыл трёхмесячное тюремное заключение в Петербургской тюрьме Кресты. В конце 1906 и в 1907 году один из организаторов и видных идеологов Партии народных социалистов. Заведующий отделом литературы и искусства журнала "Русское богатство" (редактор и соиздатель В. Г. Короленко). Преподаватель русской словесности и истории в гимназиях Орла и Нижнего Новгорода. Воспитатель поэта Александра Тинякова. В Первую мировую войну служил в санитарном отряде под командованием князя Варлаама Геловани и написал ряд очерков из быта военного госпиталя и военных санитаров, которые перекликаются с военными темами "Тихого Дона". В Гражданскую войну выступал на стороне белых. Секретарь Войскового круга. В 1920 году отступал вместе с остатками армии Деникина к Новороссийску. Умер в госпитале монастыря хутора Незаймановского от сыпного тифа 4 марта, там же и похоронен.

 Вот что пишется о Ф.Д. Крюкове на сайте:
 http://www.philol.msu.ru/~lex/td/?pid=012182&oid=043

 "...По устным преданиям, а также в результате исследований доцента Ростовского университета М. Т. Мезенцева «переметные сумы», туго набитые литературным наследием писателя, были отправлены с нарочным для передачи сестре Крюкова, Марии Дмитриевне, в родную станицу Федора Дмитриевича – Глазуновскую. Неисповедимыми путями они осели в доме бывшего атамана Букановской станицы П. Я. Громославского. По крайней мере, до сестры архивные материалы не дошли. Пожар, случившийся в доме Крюкова в 1918 г. во время прихода большевиков в Глазуновскую, уничтожил остатки домашнего архива Крюкова. Казалось, неумолимая судьба стерла все следы творений и пребывания на земле одного из достойных ее сынов. Что, как не уверенность в том, что попавший в злые руки крюковский архив исчез для истории навсегда и имя его уже никогда не будет рядом с его литературным детищем, дало основание большевистской власти навсегда вычеркнуть имя Федора Дмитриевича Крюкова из списка известных русских писателей. И не только фамильное имя, но и многочисленные псевдонимы: А. Березинцев, А. Б., А. Б-в, И. Гордеев. Что, как не доступ М. А. Шолохова к архиву Крюкова в доме Громославского дало ему и Марии Петровне, его жене, дочери П.Громославского, основание вплоть до выступлений М. П. Шолоховой в 1990-х годах отрицать не только существование для них литературной славы Крюкова, но и даже самого этого имени. А ведь Мария Петровна училась в 1918 г. в Усть-Медведицкой женской гимназии, постоянным директором которой являлся Федор Дмитриевич! Однако происки темных сил, умалчивавших имя Крюкова для российской общественности, рассыпались прахом. Эпоха гласности вернула на положеное место многие славные имена, среди них и имя самого популярного и уважаемого на Дону писателя и общественного деятеля – Ф. Д. Крюкова. Большая заслуга в этом принадлежит А.А.Зайцу, автору академической статьи «Биография писателя Федора Крюкова», В. П. Правдюку, тележурналисту – авторам исследовательской серии телепередач «Истина дороже» по проблеме авторства «Тихого Дона», другим исследователям, связавшим проблему авторства «Тихого Дона» с творчеством Ф. Д. Крюкова: И. Н. Медведевой-Томашевской, А. И. Солженицыну, М. Т. Мезенцеву, Р. А. Медведеву, С. Э. и А. Г. Макаровым, А. В. Венкову...".


 ***
 Для желающих ознакомиться с версиями плагиата "Тихого Дона"
рекомендуются такие ссылки:

"Тихий Дон". Нерешенная загадка русской литературы XX века
http://www.philol.msu.ru/~lex/td/?pid=04

Вл. Моложавенко. Об одном незаслуженно забытом имени
http://www.philol.msu.ru/~lex/td/?pid=0423&oid=042

А. Солженицын. Стремя «Тихого Дона»

И.Н. Медведева-Тимошевская "Тихого Дона"

Зеев Бар-Селла. Записки покойника
http://tikhij-don.narod.ru/Zapiski.htm

А.Г.Макаров, С.Э.Макарова.
 Неизвестная рукопись из Донского архива Ф.Д.Крюкова
http://www.philol.msu.ru/~lex/td/?pid=012182&oid=043

Рой Медведев
http://www.newchrono.ru/frame1/Literature/QuietDon/roy1.htm



4. И ВСЁ ТАКИ... БЫЛ ЛИ ПЛАГИАТ?

 В 2005 году, в Доме ученых Санкт-Петербурга состоялось пятое Алферовское чаепитие. За круглым столом собрались известные российские ученые, представители власти и бизнеса, дипломаты и журналисты.

 По традиции обсуждались общественно значимые проблемы. На этот раз темой "круглого стола" были многолетние споры вокруг романа “Тихий Дон”. Ниже приведены краткая информация о выступлениях основных участников Алфёровского чаепития.

 Директор Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН член-корреспондент Российской академии наук АН Николай Скатов высказал такое мнение:

 - По поводу авторства “Тихого Дона” написаны тысячи страниц. Сама проблема превратилась в некий казус. Когда один-два претендента на авторство, это еще понятно, но их уже 16. Однако ситуация не столь безобидна и анекдотична, как может показаться. В свое время Нобелевский комитет поручил, может быть, не слишком яркому, но очень педантичному литературоведу, норвежцу Гейру Хьетсо исследовать текст романа с помощью ЭВМ. Хьетсо – очень добросовестный человек, автор, вероятно, самой большой монографии о Баратынском, провел это обследование по шести параметрам: изучалась лексика, синтаксические конструкции и т.д. И что же? Было безусловно доказано, что автор “Тихого Дона” – не Федор Крюков, а Шолохов. Кстати, профессор Хьетсо рассказывал мне о том, что во время встречи с уже пожилым Шолоховым в Вешенской писателю объясняли, как проводится анализ текстов. Он слушал, курил, задавал вопросы... Беседа затягивалась. Наконец, Шолохову сказали: “Ваше авторство подтвердилось”. На что тот заметил: “А так-то не ясно, что ли, было?”. Действительно, ясно, что и “Донские рассказы”, и “Тихий Дон”, и “Поднятая целина”, и более поздний роман “Они сражались за Родину” написаны одной рукой. Почему еще в 1930-е годы возникла идея о том, что Шолохову “Тихий Дон” не принадлежит? Вероятно, тогда ее подпитывала литературная зависть. В послевоенное время в конфликт оказался вовлечен другой великий писатель – Солженицын... Характерно, что в дальнейшем на эту тему Солженицын не высказывался. Надо иметь в виду, что писатель в жизни – совсем не тот ангел, каким он рисуется в воображении читателя. Я помню собственные, еще аспирантские впечатления середины 1950-х. Битком набитый молодежью зал института. Мы ждали Шолохова как откровение, как гения, как Бога. Наконец, часа через полтора появился он, похоже, подвыпивший: “А что тут говорить? Я же на съезде писателей все сказал”. Разочарование было страшное! Но это не отменяет гениального романа, который на Западе знаете, как называют? – “Война и мир” ХХ века. В книге “Как я нашел “Тихий Дон” журналист Лев Колодный рассказал о поисках черновиков романа. Мы оказались хранителями части этих черновиков, у нас их примерно 140 страниц. А сейчас найдено более 800 страниц. И тут уж последние сомнения в авторстве Шолохова отпадают, потому что на этих страницах отражен творческий процесс, вся кухня, вся писательская лаборатория представлена...

 Старший научный сотрудник Пушкинского дома Владимир Запевалов высказал утверждал следующее:

 – Черновая рукопись первого и второго томов хранилась в семье самого близкого друга Шолохова, Василия Михайловича Кудашова. В начале войны, в октябре 1941 года, он присылает в Москву письмо жене своей, Матильде Емельяновне: “Пускай меня Михаил срочно вызовет с фронта. Я должен ему вернуть рукопись “Тихого Дона”. Кудашов попал в окружение под Вязьмой и погиб. Матильда Емельяновна так и не простила Шолохову то, что он не вызвал Кудашова с фронта. Хранилась у Кудашова еще одна рукопись, впоследствии я как эксперт читал ее неделю. Меня спрашивали: стоит ли покупать ее за такие деньги? Конечно, ответил я, это творческая рукопись, один из вариантов, не вошедших в “Тихий Дон”. Эти рукописи хранились с 1929 года. Когда возникли слухи о плагиате, Шолохов привез в Москву эти два тома и вручил РАППовской комиссии в составе пяти человек. Они выступили с заявлением в “Рабочей трибуне ” 24 марта 1929 года, которое было перепечатано через пять дней в “Правде”, и слухи вроде бы развеялись. Я уверен, что никогда бы эта насквозь популистская легенда о плагиате не ожила, если бы не политический спор между Михаилом Александровичем и Александром Исаевичем. Его следствием стала книга “Стремя “Тихого Дона” (Загадки романа)”, вышедшая в 1974 году в парижском издательстве “ИМКА-ПРЕСС” с предисловием и послесловием Солженицына... И, поскольку джинн из бутылки был выпущен, покатилась волна спекуляций, захлестнувшая и наши дни. Между тем реальные загадки романа и его автора – уровня шекспировского. Начать с того, что в биографии Шолохова очень много загадок. Кто он? Его мать Анастасия Даниловна жила в услужении у донского помещика Евграфа Попова... Шолохов незаконнорожденный, и в этом угадывается особый смысл... Вторая загадка: как мог молодой человек в кратчайшие сроки создать такое произведение? С ней смыкается третья: как Сталин пропустил эту книгу в печать? Ведь генеральный секретарь РАПП Фадеев писал Шолохову: “Сделай Гришку коммунистом, иначе роман будет загублен”. При этом сетует: “Да, не коммунист он”. Думается, Шолохов сумел убедить Сталина в том, что ведь Мелехов никому не хочет служить: ни красным, ни белым. Он выходит к своему хутору, бросает под лед винтовку, подсумок, патроны и идет навстречу своей судьбе. Но его путь освещен черным солнцем...

 Из выступления директора Института лингвистических исследований РАН члена-корреспондента РАН Николая Казанского:

 - Безусловно, в каждой культурной традиции, у каждого народа, в каждой национальной литературе есть фигуры мифические (Оссиан) и писатели, чье авторство оспаривается (Шекспир). Для проверки тех или иных гипотез существуют методы филологии, включающие в себя работу над текстом, критику текста, предполагающую особое внимание к деталям и, к сожалению, гиперкритику... Для изучения “Тихого Дона”, безусловно, многое дала именно критика текста, позволившая заметить, что от издания к изданию в результате авторской правки текст романа несколько ухудшался, особенно в точности описания военных действий... Как это всегда бывает с произведениями такого масштаба, замысел романа не мог не меняться на протяжении его написания. Тем самым, дошедший до нас текст возможно изучать как содержащий несколько пластов. Кроме того, ясно, что на завершающем этапе к тексту приложил руку издательский редактор.

 ... “Тихий Дон” подобно “Войне и миру” должен был быть, по крайней мере, раз десять переписан от руки и что черновики будут найдены. Но этого нет: нет первых черновых записей, относящихся к роману, и никто не предполагал, что автор переписывал текст, многократно его исправляя. То, что ученые над этим ломают голову, с моей точки зрения, совершенно закономерно. Не будь Шолохова, не было бы этого произведения в русской культуре. Все остальное для меня вторично. То, что обсуждение, ведущееся в последние годы, приблизило роман к читателю, заставило острее прочувствовать его – на мой взгляд, самое главное.

 В заключении "чаепития" его хозяин Ж. Алферов подвёл итоги:

 - Дискуссия получилась бесконечно интересной. Думаю, что для большинства физиков, которые здесь собрались (за всех ручаться не буду), “Тихий Дон” – уникальное произведение, и авторство Шолохова несомненно. Мне лично понравилась аргументация Николая Николаевича Скатова о том, что если читать “Тихий Дон”, “Донские рассказы”, “Поднятую целину”, “Они сражались за Родину”, то виден один автор. Никогда не забуду, как однажды мы с Дмитрием Сергеевичем Лихачевым ехали в поезде, и он дал мне, тогда еще довольно молодому человеку, замечательный совет: домашнюю библиотеку всегда нужно формировать из книг, которые вам захочется перечитывать… Шолохов – именно тот автор, которого мы любим перечитывать, каждый раз находя что-то интересное и важное. В моей домашней библиотеке “Тихий Дон” уже давно, я читал его, наверное, раз десять. И буду перечитывать еще...

 Жорес Иванович Алфёров (род 15 марта 1930 г., Витебск) - советский и российский физик, лауреат Нобелевской премии по физике 2000 года за разработку полупроводниковых гетероструктур и создание быстрых опто- и микроэлектронных компонентов, академик РАН, почётный член Национальной Академии наук Азербайджана (с 2004 года), иностранный член Национальной академии наук Белоруссии, почётный член Национальной Академии наук Армении (с 2011 года). С 2011 - депутат Государственной думы Федерального собрания РФ 6 созыва от коммунистической партии Российской федерации. Член редакционного совета радиогазеты "Слово". Председатель Редакционной коллегии журнала "Нанотехнологии Экология Производство". Учредил Фонд поддержки образования и науки для поддержки талантливой учащейся молодёжи, содействия её профессиональному росту, поощрения творческой активности в проведении научных исследований в приоритетных областях науки. Первый вклад в Фонд был сделан Жоресом Алфёровым из средств Нобелевской премии.

 Более подробно об Алфёровском чаепитии можно узнать на сайте:
 http://www.philol.msu.ru/~lex/td/?pid=0235

***
 И всё таки... К какому можно прийти выводу? Не знаю, к какому выводу пришли уважаемые читатели, но пишущий эти строки, подобравший данные материалы о плагиате, склонен больше принять точку зрения Роя Медведева, - утверждавшего, что он не обвиняет Шолохова в плагиате, хотя и не исключает использование писателем какой-то рукописи или даже многих рукописей и мемуаров.

 Не совсем убедительно утверждение Николая Казанского о том, "...Не будь Шолохова, не было бы этого произведения в русской культуре. Все остальное для меня вторично...". С одной стороны, всё верно. И спасибо М.А.Шолохову за "Тихий Дон" в обоих возможных случаях. И в случае, если он его написал сам от начал и до конца; и в случае, если, обнаружив чужие рукописи, не дал им пропасть бесследно - уж тогда бы точно никто не узнал не только об истинном авторстве "Тихого Дона", но и о содержании романа.

 Однако... По всем понятиям обычной человеческой морали, такой великий роман как "Тихий Дон" обязательно должен иметь своего настоящего и общепризнанного автора, вопреки политическим и прочим "играм" и условным понятиям о "чести мундира".


******
P.S.
Нижеприведённый текст добавлен через 5 лет после публикации данной подборки материалов "О плагиате "Тихого Дона". Хочется надеяться, что он, этот текст, и ссылки к нему, позволят читателям получить ответы на некоторые спорные вопросы, касающиеся авторства знаменитого романа.

***
И всё-таки... Версию о плагиате "Тихого Дона" подтверждают воспоминания Александра Лонгиновича Ильского ( http://www.philol.msu.ru/~lex/td/?pid=012133&oid=0321 ) - профессора, доктора технических наук, который "одним из самых первых в Москве в конце августа 1927-го года держал в своих руках 500 страничную машинописную рукопись первых частей романа "Тихий Дон". Из его письма  А.Г. Макарову, изучавшему проблему плагиата "Тихого Дона",  можно узнать о следующем:

"... Я на четыре года моложе Шолохова М. А. и в тот период с конца 1927 г. по апрель 1930 г., еще молодым, работал в редакции «Роман-Газеты» в издательстве «Московский Рабочий» техническим секретарем редакции, я часто встречался с М. А. Шолоховым, регистрировал его рукописи, сдавал в Машбюро их печатать и практически участвовал во всей этой кухне, как из Шолохова сделали автора «Тихого Дона»*. Не только я, но и все в нашей редакции знали, что первые четыре части романа «Тихий Дон» М. А. Шолохов никогда не писал. Дело было так: в конце 1927 г. в редакцию М. А. Шолохов притащил один экз. рукописи объемом около 500 стр. машинописного текста*. Шолохову в то время было около 22 лет, а мне около 17. Редакция «Роман Газеты» была создана во второй половине 1927 г., состояла она из зав. редакцией Анны Грудской, молодой, энергичной троцкистки, жены крупного партийного деятеля Карьева, двух редакторов Ольги Слуцкой и Мирник, и меня – техсекретаря. В редакции были нештатные рецензенты писатель А. Серафимович, он играл крупную роль в правлении РАПП, а также к редакции была прикреплена, вроде парт-цензора и воспитателя, старая большевичка Левицкая, у которой были связи в секретариате И. В. Сталина. По статусу «Роман Газеты» она должна была знакомить пролетариат с лучшими произведениями только пролетарских писателей. А. Грудская хотела прославить свое детище «Роман Газету». Ей нужны были выдающиеся произведения, а в редакции толклась одна мелюзга. Более-менее приличных писателей раз два и обчелся. Ее план был прост. В редакции появляется «бесхозное» хорошее произведение. Его надо печатать. Образ действий был примерно таков. Она и Левицкая уговаривают Серафимовича (он был тогда, кажется, главным редактором журнала «Октябрь») напечатать сначала в журнале «Октябрь» «Тихий Дон», а уже после издать в «Роман Газете», но кто же должен быть автором этого произведения. <...> А сам Шолохов? Он, конечно, согласился. Да разве кто-нибудь отказался бы от свалившегося на него такого подарка? Он вел себя очень прилично. Сидел большую часть времени у себя в Вешенской и никуда не совался. <...> После выхода ж. «Октябрь» с публикацией «Тихого Дона» (№№ 1–10 за 1928 г.) поползли слухи, что это плагиат. Да как мог молодой человек, без опыта жизни за один год отгрохать около 500 стр. рукописи такого романа? <...>  Вторая книга романа вышла в «Роман Газете» № 12 за 1928 г., а третья в № 18 1928 г. Четвертая часть еще не была дописана. К Шолохову как к «молодому пролетарскому писателю» были прикреплены РАППом более опытные писатели (по-моему, это были Фадеев и Ю. Либединский). Четвертая часть «Тихого Дона» была опубликована в «Роман-Газете» № 7 за 1929 г. Тут уже более опытному Шолохову потребовался целый год на «написание» одной части, в то время как в молодости он за один год «написал» целых три, наиболее сильных части. Вот почему произошла смена линии романа, о которой Вы говорили. Его талант писателя вышел из него, как воздух из проколотой камеры. Четвертую часть и последующее писал другой человек, чем первые три! Чтобы доказать читателям, что Шолохов «великий писатель», редакция «Р. Г.» поручает Шолохову написать новый роман на актуальную в то время тему о коллективизации. Через некоторое время он присылает в редакцию свой новый шедевр. Но, увы! Это оказалась такая ерунда, что читая ее все просто смеялись. Тогда правление РАПП командирует в помощь Шолохову в станицу Вешенскую двух писателей А. Фадеева и Ю. Либединского, которые за счет РАПП прожили в Вешенской почти год. После чего они привезли новую редакцию «Поднятой целины», которая и была опубликована (книга  1-я) в «Роман газете». После ее выхода заработала машина средств массовой информации о создании «великим писателем» нового «шедевра» пролетарской литературы...".

***
Подтверждает плагиат "Тихого Дона" и публикация "ЗАПРЕЩЕННЫЙ КЛАССИК (страницы из книжки о Федоре Крюкове)" Андрея Чернова, размещённая на сайте ( https://nestoriana.wordpress.com/2017/11/29/td_krjukov_klassik/ ). В ней имеется английское фото 1919 года, сделанное в станице Усть-Медведицкая и обнаруженное в 2016 году в одном из британских архивов. На фото запечатлен эпизод инспекционной поездки по Дону британской миссии на Северном Кавказе. В нижнем ряду фото сидят Федор Крюков (слева с сумкой) и... стоит Петр Громославский - будущий тесть Шолохова, букановский атаман (в его руках булава в виде посоха). 

Автор публикации поясняет: "На этом фото не только главнокомандующий Донской армией Сидорин («генералик»), вручавший Дарье Мелеховой медаль за погибшего мужа, но и спесивый, в пробковом шлеме, майор Вильямсон (в романе он назван полковником). И это лишь одно фото, из многих, как будто специально снятых для того, чтобы проиллюстрировать 7 часть «Тихого Дона»... Эта фотография убивает миф о красном казаке Петре Громославском, сочиненном советскими шолоховедами. Делаю выписку: «…во время гражданской войны он не был в Новочеркасске рядом с Крюковым, жил в станице Букановской, сочувствовал большевикам, и, стало быть, был врагом Крюкова. Во время Вешенского мятежа вместе с сыном вступил в красную Слащево-Кумылженскую дружину. Летом 1919 г. был захвачен в плен белыми, судим ими и приговорен к 8 годам каторги. Отбывал наказание в Новочеркасской тюрьме вплоть до освобождения красными в 1920 году и не мог сопровождать Крюкова в его последнем путешествии…» (С. И. Сухих. Споры об авторстве «Тихого Дона». Из лекций по спецкурсу «Проблемы творчества М. Шолохова». Нижний Новгород. С. 26.). Все оказалось ложью...".

Надеюсь, что после полного ознакомления с воспоминаниями Александра Лонгиновича Ильского и публикацией Андрея Чернова, у тех читателей и писателей, кто категорически отвергал плагиат "Тихого Дона", всё-таки появятся некоторые сомнения в безупречности своей правоты.


***
Продолжение:
http://proza.ru/2012/09/21/837

Предыдущее:
http://proza.ru/2013/01/17/538


Рецензии
Основной аргумент в пользу версии плагиата тот, что последующие произведения Шолохова жалки и ничтожны.

Внук Диогена   19.06.2016 15:35     Заявить о нарушении
Категорично, но правдиво.

Владимир Касьянов   19.06.2016 21:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.