Стратегии защиты жизни в природе

Большинство биологических особей – микроорганизмов, растений и животных, рождаются для того, чтобы погибнуть в борьбе за существование. Деревья чаще умирают естественным путем и погибают стоя. Что касается диких животных, то лишь немногим из них удается дожить до старости (дожить до старости и умереть от нее не означает одно и то же). Хищники или болезни убивают их прежде, чем они станут физически немощными. В этом проявляется прогресс и беспощадность естественного отбора.

Принято считать, что растения и животные не способны задумываться о назначении и смысле своей жизни. Но это человеческая оценка, а люди и сами не отличаются совершенством, и человеческая жизнь с позиции некоего высшего разума  также может показаться неразумной и бестолковой. Не зная о том, что природа обрекла многих из них на гибель, биологические особи, как представляется, любят и ценят жизнь, и отчаянно борются за свое существование. Живая природа являет собой пример колоссальной жизненной силы во всех ее мыслимых и немыслимых проявлениях. Именно в дикой природе следует в первую очередь искать примеры совершенных защитных стратегий, отшлифованных миллионами лет эволюции.

Возможно, биологические существа воспринимают жизнь такой, какова она есть. Они живут настоящим, не переживают о прошлом и не задумываются о будущем. Биологические защитные стратегии  противодействуют явным угрозам. На непосредственную угрозу жизни животные реагируют инстинктивно, быстро, и, как правило, результативно.  Вместе с тем, благодаря остроте ощущений и чувств, которые цивилизованный человек давно утратил, дикие животные и растения часто способны предвидеть скрытые от человека угрозы. А жизнь в настоящем, возможно, делает существование животных  счастливее, чем жизнь людей, отравленная ненужными переживаниями, тревогами и ожиданиями.

В процессе эволюции выживают виды и отдельные животные, которые унаследовали или приобрели способность адекватно реагировать на опасности. Для того, чтобы разобраться с защитными стратегиями живых существ, следует определить их целевые функции и первичные жизненные потребности. Цель жизни любой биологической особи (не считая человека) практически сводится к удовлетворению четырех главных потребностей – в пище, информации, безопасности и размножении.

Считается, что живые организмы не задумываются о выборе защитной стратегии, а просто следуют своей интуиции. Инстинктивно они стремятся:
• обеспечить себя жизненными ресурсами: светом, воздухом, водой, пищей по меньшей мере на ближайшее время, а при наличии врожденного или приобретенного инстинкта к запасанию пищи – и на будущее,
• избежать явной опасности (не оказаться съеденным, убитым, не погибнуть от холода или жары),
• произвести потомство и обеспечить его выживание,
• получить информацию, достаточную для обеспечения себя пищей и безопасностью, воспроизведения и выращивания потомства.

Одного инстинкта здесь недостаточно. Жизненные потребности «подогреваются» мощными чувствами и эмоциями, которые определяют и направляют поведение всего живого на Земле. В числе главных факторов – голод, жажда, любопытство, страх и любовь.

Первичные  жизненные потребности можно выстроить в порядке их значимости.

Животные получают информацию об окружающем мире и потенциальных опасностях благодаря разнообразным органам чувств, о которых речь пойдет отдельно. Большинство животных, растений и микроорганизмов ограничиваются так сказать пассивным созерцанием окружающего мира. Поисковая познавательная активность, иначе именуемая любопытством, свойственна только высокоорганизованным животным и проявляется в повышенном интересе к незнакомым предметам, процессам и явлениям.

Наиболее любопытны малыши. По мере приобретения жизненного опыта и формирования причинно-следственных связей, достаточных для выживания, животные утрачивают врожденное любопытство. Животные не проявляют интереса к необычным и неестественным для дикой природы вещам и явлениям, если они не годятся в пищу и не являются источниками явной опасности. Некоторые ученые на основании подобных наблюдений отрицают сам факт проявления любопытства у животных. Возможно, при этом они путают любопытство и любознательность. Действительно, любознательность присуща только людям, причем далеко не всем.

Жизнь смертна, и размножение является единственным способом сохранения и развития биологического вида. Причем каждое существо заинтересовано именно в своем потомстве, а не в потомстве своих сородичей. Сильное половое влечение заставляет самцов конкурировать друг с другом, и в этом состязании обычно выигрывает самый сильный и жизнестойкий. В условиях, когда самок достаточно для всех, сильнейшие самцы обзаводятся целыми гаремами. Самки нередко выхаживают чужих птенцов, котят, щенят, но самцы обычно не отличаются подобным альтруизмом. Так, лев, победивший в схватке прошлого владыку прайда, затем убивает его детенышей, чтобы они впоследствии не угрожали его будущим потомкам. На взгляд людей это жестоко, но поведение животных нельзя оценивать мерками человеческой нравственности.

Но для того, чтобы дожить до размножения, нужно не попасться в когти хищнику, не погибнуть от увечий и болезней, уберечься от непогоды и т.д. Вместе взятое, это можно назвать потребностью в физической безопасности. Именно ей, а не размножению, не любопытству, и даже не пище уделяют первоочередное внимание большинство биологических особей. Голодное существо при явной угрозе для жизни готово бросить пищу и убежать. Мало того, многие животные в моменты сильного страха, вызванного нападением хищника, мгновенно опорожняют свой кишечный тракт для того, чтобы можно было  быстрее бежать. Причем некоторые насекомые, птицы и млекопитающие используют свои экскременты для химической атаки на нападающего, превращая процесс выделения в довольно эффективную защитную стратегию.

Удовлетворить свой аппетит или жажду можно позднее, когда минует явная опасность. Выбор между жизненными потребностями зависит от многих факторов, в том числе от темперамента животного. Мышь, чрезмерно увлекшись вкусным сыром, может не заметить подкрадывающуюся к ней кошку. Но мышь, слишком боящаяся кошки, останется голодной, а, следовательно, ослабевшей.

Тем не менее, продление рода можно отложить и на более поздний срок. Поэтому животному, которому угрожает хищник или которого мучает голод, будет не до секса. Однако стоит появиться детенышам, как жизненные ценности их родителей моментально изменяются. Самка перетерпит собственный голод, но донесет добычу детенышу. При нападении хищника родитель, защищающий потомство, часто жертвует собой и пренебрегает чувством самосохранения. Ведь потеря детёныша, на которого уже потрачено столько ресурсов, это зря прожитая часть жизни. Такое поведение целесообразно, но вряд ли животное мыслит категориями ценности и целесообразности.

Инстинкты продолжения рода также оказывают влияние на поведение животного. Влюбленное создание может игнорировать пищу и не замечать опасность. Сильное половое чувство притупляет ощущение опасности и бдительность. В качестве примера можно привести рискованное поведение самцов, которые во время брачных игр откровенно демонстрируют самкам свою яркую окраску и в буквальном смысле перестают замечать всё окружающее. Глухарь получил свое название по причине того, что во время своей брачной песни он не слышит звуков подкрадывающейся опасности.

Вероятно, такой риск также целесообразен, так как пропущенный брачный сезон равносилен бесполезно прожитому периоду жизни.
Защитные механизмы, используемые биологическими организмами, зависят от типа антагонистических отношений. Эти отношения могут быть абиотическими (защита от неблагоприятных условий среды обитания) и антибиотическими (межвидовые отношения в формах хищничества и паразитизма, а также внутривидовая конкуренция). Угрозы могут быть внешними и внутренними. Извне животному угрожают когти, зубы и клювы хищников, биологические инфекции и неблагоприятные климатические условия. Изнутри – проглоченная, но несъедобная пища, агрессивные вещества, вырабатываемые организмом, вредные отходы метаболизма.

1.1. Защита от опасной внешней среды
Падение крупных метеоритов, глобальные наводнения и засухи, длительные ледниковые периоды неизбежно сопровождались массовой гибелью биологических видов. Что и говорить, жизнь  часто оказывается беззащитной перед окружающей средой, и абиотические опасности явно доминируют над другими угрозами ввиду своей непреодолимой силе. Пожар одинаково страшен и хищнику, и его возможной жертве, и они могут бок о бок спасаться от огня.
Но и обычные естественные факторы окружающей среды (зной и холод, ветер, грозы, дождь, снег) нередко ставят живые организмы в трудные, а иногда критические условия. Животные и растения спасаются от неблагоприятных воздействий, используя убежища, изолирующий покров, впадая в анабиоз, мигрируя в другую местность. Самыми распространенными формами абиотической защиты являются:
• использование убежищ и изолирующих свойств защитных покрытий тела (кожного покрова, меха, перьев, шерсти) для ослабления опасных температур и ветровых нагрузок,
• бегство от опасности, миграция,
• торможение жизненной активности в формах спячки, анабиоза с целью уменьшения потребления ресурсов,
• накопление запасов, резерва питательных веществ в расчете на неблагоприятный период, когда невозможно будет добывать пищу,
• избавление от уязвимости (например, от листвы, хвои в зимний период).

1.2. Защита от паразитов, возбудителей болезней, ядов
 Формы паразитизма в изложении С.П. Расторгуева представлены [90, С. 62] сорняками, желающие занять место под солнцем, вирусом рака, пожирающем своего хозяина, компьютерным вирусом, разрушающим операционную систему, самим человечеством, уничтожающим биосферу Земли.  Человечество паразитирует за счет природных ресурсов зараженной им планеты, точно так же, как вирус гриппа за счет окружающего его биологического материала. [90, С. 78].

Паразитизм является формой выживания за счет использования других особей в качестве более благоприятной среды обитания. Организм атакованной особи при этом служит для паразита источником питания, довольно часто – жилищем, а иногда и защитой от иных врагов. Паразитизм может быть временным или постоянным. Паразит живет за счет «хозяина», питаясь его соками, кровью, тканями,  и в большинстве случаев для «хозяина» это опасно и даже смертельно (до поры до времени хозяином захваченного тела является сам паразит). Некоторые виды, например кукушка и воловья птица, паразитируют на родительских чувствах других видов, откладывая свои яйца в чужие гнезда. Вылупившиеся птенцы паразитов первым делом выбрасывают из гнезда хозяйских птенцов и еще не проклюнувшиеся яйца, и за это потом получают от своих приемных родителей всю принесенную ими пищу и заботу.

Заразные (инфекционные) болезни вызываются патогенными (болезнетворными) микроорганизмами. Заболевание происходит при превышении инфицирующей дозы над пороговым уровнем.
Для защиты от паразитов, болезнетворных микроорганизмов и ядов биологические особи (или их организмы) используют:
• иммунитет (лат. immunitas – освобождение от чего-л.), т. е. приобретение невосприимчивости организма к определенным вредным веществам или возбудителям болезней. По отношению к паразитам и возбудителям болезней это является формой уничтожения источника опасности, которая заключается в выращивании антител в своем организме. В результате  для паразитов среда обитания должна стать неблагоприятной и опасной. преобразование своего организма таким образом, чтобы паразиты, от которых невозможно избавиться, не могли причинить ему существенный вред. Паразит, убивающий своего хозяина, часто обрекает самого себя на гибель. Поэтому выживают такие паразитические виды, которые могут «сосать жизнь» из своих хозяев достаточно долго, не нанося существенного вреда их здоровью. В некоторых случаях паразитизм вырождается в симбиоз.
• вызов тошноты, рвоты, поноса с целью выведения из организма опасных веществ и паразитов,
• повышение температуры тела и т.д.

Как уже говорилось, животные, родившиеся и живущие в естественных условиях обитания, редко доживают до старости. Но они так же редко погибают от внутренних, приобретенных «неправильным» образом жизни, болезней. В естественной природе больные обречены. Наиболее частые причины заболеваний диких животных и растений – увечья, нехватка пищи, отравления и инфекции. Жесткие, иногда даже жестокие природные условия создают у животных мощный естественный иммунитет. Сельскохозяйственные культуры, домашний скот и птица гораздо чаще болеют. А наши домашние любимцы – кошки и собаки, от безделья и неестественной пищи поголовно страдают «человеческими» заболеваниями.

1.3. Защита от хищников

Приспособление видов – жертв заключается в том, чтобы не дать себя съесть. Для этого используются:
• естественное или искусственное убежище, укрытие,
• естественный защитный покров (костяная «броня», толстая шкура, иглы),
• несъедобные или ядовитые для хищника ткани тела,
• бегство, маневр, проворство, ловкость в уклонении от опасности,
• маскировка на фоне окружающей среды,
• попытка уничтожения хищника или причинения ему существенного вреда с использованием имеющихся у особи зубов, игл, рогов и копыт, ядовитых веществ и др.,
• демонстрация угрозы для хищника (хотя бы вызвать у него временную оторопь, достаточную для того, чтобы скрыться),
• принесение в жертву отдельной особи из стада или даже части собственного тела.

Разнообразие форм сопротивления жертв заставляет хищников непрерывно развиваться. Несостоявшийся хищник погибнет от голода. Выживают хищники, обладающие хорошей реакцией, скоростью, мощным оружием, владеющие точными ударами и сложным поведением. Как следствие, происходит совершенствование  жертв, которые также стараются стать хитрее, проворнее и неуязвимее. Конечно, есть пределы совершенству, и они ограничены возможностями биологических процессов, силовыми и скоростными реакциями.

1.4. Межвидовая и внутривидовая конкуренция

Источником конкуренции видов и отдельных особей являются одинаковая потребность в ресурсах, которых на всех не хватает. Конкуренты активно соперничают друг с другом. Растения благодаря высоте ствола и густоте листвы стараются перехватить больше живительного солнечного света, а своими корнями добыть больше влаги и минеральных веществ. Животные соперничают благодаря способности находить пищу и быстрее есть ее. Выигрывает тот, кто проворнее, сообразительнее, прожорливее. Среди животных весьма развито воровство еды. Найденные и съеденные чужие зимние запасы для удачливого означают лишний прикорм, а ограбленного ставят перед угрозой голодной смерти. Охотники рассказывают о бурундуках, которые вешаются на сучках, найдя свои запасы разграбленными.

Воруют не только еду. Среди птиц, вьющих гнезда, распространено воровство строительных материалов – веточек, соломы, глины. Из-за украденного иногда возникают шумные птичьи «разборки». Муравей, оставивший на  несколько минут без присмотра листик или веточку, которую он тащил в муравейник, может отправляться за следующим грузом, так как свою поклажу он уже не найдет.

Для обозначения своей территории и своей пищи животные используют своеобразную систему разграничения доступа, основанную на метках (пахучие вещества, подрытые корни, ободранная кора дерева). Мандатное правило доступа преодолевается правом сильного. Когда «джентльменские» способы не помогают, в дело могут пойти отравляющие вещества. Так, кусты креозота, конкурируя за грунтовую влагу, выделяют своими корнями специальные вещества, которые делают почву ядовитой для соседних растений.

Активной формой внутривидовой конкуренции становятся поединки самцов за добычу, самку, стаю или территорию. Поединки могут быть психологическими, демонстрационными и вполне натуральными, оканчивающимися смертью и увечьями.

В межвидовой борьбе часто используется ритуальное поведение – неписанная система правил, которые подлежат безусловному выполнению. Безрогий олень может вступить в борьбу за самку, и его соперник будет наносить ему виртуальные удары в расчете на соприкосновение с несуществующими рогами. Неясно только, как в этих случаях животные определяют победителя.
Во многих случаях внутривидовой конкуренции трудно разделить проявления агрессивности и защиту. Из человеческих соображений о справедливости защищающимся следует считать особь, которая обороняет свою территорию, потомство, жилье и запасы, независимо от того, кто нападает первым. Письменные договоры и обязательства среди животных не распространены, поэтому в состязании за самку, пищу и место под солнцем не может быть агрессора и защищающегося. Успех сопутствует тем животным, которые хорошо знают, когда следует нападать, а когда – спасаться бегством.

Природа, методы и творения которой часто служат для нас примером, за длительное время жестокой борьбы биологических видов за существование и эволюции сформировала у них следующие доминирующие стратегии выживания.

1.5. Формы пассивной защиты

Суть пассивной защиты заключается в том, чтобы создать между защищаемой ценностью (собственным телом и телами своих сородичей) и носителем угрозы преграду, способную эффективно ослабить опасное воздействие. Активное воздействие на источник угрозы при этом отсутствует. Изоляция используется биологическими видами как мера защиты от опасной внешней среды, хищников, болезнетворных микроорганизмов и от агрессии со стороны сородичей.

Самая распространенная стратегия защиты в мире растений и животных – изоляция от опасного воздействия окружающей среды. Изоляция от неблагоприятных температурных воздействий, загрязнений, опасных химических веществ, инфекций используется всеми без исключения биологическими особями.

Один из распространенных видов изоляции подразумевает сооружение убежища или использование уже готового укрытия. Постройки животных защищают не только от плохой погоды и от хищников. Они используются также для хранения пищевых запасов, служат «родильным домом» и убежищем для потомства, обеспечивают потребность в безопасной сезонной спячке и просто в отдыхе. Убежища, которые строят, оборудуют или используют животные, многообразны по своему назначению, внешнему виду, размерам, используемым материалам и прочности. К ним относятся норы, пещеры, берлоги, дупла, соты. Для некоторых строений названий не придумано, и их именуют по названию биологического вида: бобровые хатки, скворечники, муравейники, термитники.

Например, термитник – великолепное по своим строительным и архитектурным качествам убежище. Но населяющие его термиты весьма агрессивны, способны коллективно постоять за себя и не очень нуждаются в пассивной защите. Вероятно, такое монументальное и прочное убежище служит в основном для защиты насекомых и их беззащитного потомства от неблагоприятных климатических факторов, например, от тропических ливней.
В укрытии нуждаются не только жертвы, но и хищники (тем более, что многие из них служат кормом для более сильных хищников). Даже такому опасному хищнику, как медведь, нужна надежная берлога, когда зверь находится в состоянии зимней спячки. Любому зверю нужно убежище для выращивания своего порой беззащитного потомства. Укрытия для потомства используют даже такие опасные хищники, как крокодилы (они закапывают свои яйца в речной ил или в песок). А само логово лучше всего защищает запах хищника и вид обглоданных костей его жертв.

Защитный покров биологических особей, как правило, многофункционален. Шкура животного, чешуя рыбы, хитиновый «панцирь» насекомых, кора служат защитой от механических повреждений, агрессивной  среды и болезнетворных инфекций. Шерсть, мех и пух защищают тело от холода. Панцирь черепахи и броненосца, иглы ежа и дикобраза спасают их от хищных зубов и когтей. Раковина прикрывает нежное тело улитки не только от клюва птицы, но и от обезвоживания.

Кожный покров животных выполняет также терморегулирующие и выделительные функции и служит для выделения избыточного тепла, и продуктов метаболизма. Плотная восковая кожа кактусов, наоборот, препятствует испарению воды. Некоторые кактусы покрыты тонкой шерстью для защиты от зноя и низких температур. Шерсть помогает им также улавливать конденсат из воздуха и задерживать драгоценную влагу.

Стратегия изоляции используется и для защиты потомства. Зерна и семена многих растений надежно упакованы в непроницаемую скорлупу. Скорлупа яиц предохраняет от опасной внешней среды зародыши птиц, земноводных и пресмыкающихся. Недостаточно прочные яйца закапываются в мягкий грунт, песок или ил.
Защитная оболочка в своих природных реализациях редко бывает сплошной и непроницаемой. Так, грецкий орех или раковину моллюска трудно разбить, но можно открыть прочным лезвием.

Некоторые хищники в борьбе за существование научились преодолевать пассивную защиту своих жертв. Маленькая африканская лисичка фенек, укатив из страусиного гнезда яйцо, разбивает его прочную скорлупу, накатывая яйцо с разбегу на камень, а затем слизывает разлитое содержимое. Впрочем, маленькая лисичка хищником является только по отношению к украденному яйцу, а не к огромному страусу. Броня черепахи прочна, но некоторые хищники умеют переворачивать черепаху на спину и выедать беззащитное пресмыкающееся изнутри. Большие хищные птицы захватывают черепаху за панцирь, поднимают в воздух, и с большой высоты роняют на камни. Лисы неплохо преодолевают защитные убежища, раскапывая неглубокие мышиные норы (такой вид охоты в России называют «мышкованием»).

Угрозы биологическому организму исходят и изнутри. Так, некоторые вещества, используемые пищеварительной системой (желчь, желудочный сок), являются агрессивными не только к пище, но и к тканям собственного организма. Защитные оболочки желудка и кишечного тракта должны надежно изолировать иные ткани организма от агрессивных веществ. Определенную энергию и восстановительный ресурс организм расходует на повышенную регенерацию защитных тканей. Проникающие ранения, прободные язвы желудка, иные формы разрушения пищеварительного тракта приводят к попаданию не переваренных остатков пищи во внутреннюю полость, следствием чего бывает перитонит и общая интоксикация организма.
Биологическим клеткам и целым внутренним органам (печени, почкам) приходится бороться за очистку организма от ядов, поступающих извне, либо образуемых при переработке пищи. Сложный биологический организм состоит из различных систем: дыхания, кровообращения, пищеварения, выделения и др. Каждая из систем отделена от других изолирующими оболочками. Повреждение артерии или вены может привести не только к внешнему, но и к внутреннему кровоизлиянию. Разрыв воспаленного аппендицита вызывает тяжелейшую инфекцию и без хирургического вмешательства приводит к смерти.
 
1.6. Стратегия бегства, маневра и преследования

Движение – это способ существования материи. Способность передвигаться в пространстве отличает животное от растения. Движение является универсальным методом для того, чтобы найти еду, догнать жертву, убежать от хищника, мигрировать в поисках лучших условий жизни. Бегство от опасности – одна из задач, решаемых движением.

Уклонение от нежелательного контакта является реализацией рассматриваемого в другой главе принципа защиты расстоянием. Цель этой стратегии – установить безопасную дистанцию между собой и носителем угрозы. Для этого используются быстрые ноги, крылья или плавники. Успех стратегии решают выигрыш в реакции, скорости или упреждении во времени.

Многие представители животного мира показывают поразительное умение спасаться бегством. Белки-летяги умеют не только перепрыгивать, но и перелетать с дерева на дерево. Невероятную ловкость в передвижении по деревьям демонстрируют многие виды обезьян. Страусы могут бегать со скоростью до 70 км/час. Антилопы на коротких дистанциях развивают скорость до 100 км/час.  В некоторых случаях от животных требуется универсальное умение свободно передвигаться по суше, в воде и в воздухе. Так, летучие рыбы, спасаясь от преследования подводных хищников, выпрыгивают из воды, и благодаря высокой скорости (более 60 км/час) могут пролетать по воздуху расстояние до одного километра (это свидетельство биологов, а на взгляд физика подобное соотношение начальной скорости движения и дальности полета считается невероятным). Самым большим арсеналом способов передвижения, вероятно, владеют птицы. Многие из них способны не только резко взлетать, но и быстро бегать, умело плавать, и даже нырять.

В схватке успех дела часто решает скорость реакции, способность уклониться от зубов, когтей, отпрыгнуть от удара рогов и копыт, совершить финт. Испуганная южноафриканская газель, ускользая от внезапного нападения хищника, может прыгать в высоту до трех метров.

Животные вынуждены выбирать между безопасным удалением от хищников и близостью к источникам пищи и воды. Стадо антилоп, напуганное хищником, покидает хорошее пастбище, но затем вновь постарается вернуться  на прежнее место. Такова особенность большинства биоценозов – чем больше пищи, тем больше и опасностей.

Стратегия бегства характерна не только для жертв, но и для животных, спасающих от опасности свое потомство. Некоторые хищники переносят в зубах детенышей в безопасное место. Кенгуру и другие сумчатые животные вообще выращивают беспомощных детенышей в сумке, применяя комбинированную стратегию носимого убежища. Переносят на себе потомство некоторые жабы и пауки.

Миграция животных – еще одна разновидность стратегии бегства от опасности. Множество насекомых, рыб, животных в процессе своего существования стадами, стаями и косяками перемещаются в пространстве на расстояния до нескольких тысяч километров. Целью миграции могут являться поиск пищи (бегство от голода), сезонное переселение в климатически благоприятную местность (бегство от плохих метеоусловий), стремление вывести потомство (если для этого требуются особые условия). Миграции происходят и при перепроизводстве численности, ведь в природе не все четко рассчитано и запрограммировано. Миграция леммингов, когда зверьки пытаются переплыть море, напоминает не стратегию выживания, а наоборот, способ коллективного самоубийства. На миру, как говорится, и смерть красна. Лучше умереть коллективно и сразу, чем медленно погибать от голода и самоедства.

Большинство животных старается избегать мест, где слишком сильна межвидовая и внутривидовая конкуренция. Некоторые стаи, стада и косяки изгоняют молодых самцов, чтобы они искали себе пару «на стороне». Многие виды используют способы удаления своего потомства от тех мест, где оно появилось на свет. Этот процесс, называемый расселением, увеличивает вероятность того, что потомство будет подрастать на еще не занятой территории. Так, семена растений имеют больше шансов прорасти вдали от родителей, где больше места, солнца и влаги.

Растениям бежать некуда и нечем – их удерживают корни. Но они приспособились к распространению своих семян с помощью животных, птиц и насекомых. Так, репейник цепляется крючочками за шерсть проходящих мимо животных. Многие растения обладают вкусными плодами, которые приходятся по вкусу животным, птицам и людям. Съеденные с плодами семена проходят через пищеварительный тракт и неповрежденными «высеваются» в другом месте. Что интересно: некоторые виды семян могут прорасти только в экскрементах определенного животного.

Стратегия маневра может основываться на соображениях пользы и хитрости. Некоторым цветам для размножения необходима пыльца других растений, которая переносится ветром, водой и животными. Чтобы привлечь птиц и насекомых, цветы издают чудесные ароматы и сияют яркими красками. Переносчиков пыльцы растения «награждают» сладким нектаром. Это своеобразная реклама в живой природе.
Плоды некоторых растений (яблоко, каштан, желудь и др.) имеют круглую форму и упругую оболочку, позволяющую им при падении отскакивать от земли и откатываться от родительского дерева. Но, как утверждает пословица: «яблоко от яблони недалеко падает».
Для распространения семян растения используют ветер. Например, ветром переносятся «пропеллеры» семян клена и парашюты для семян одуванчика. Степные растения типа перекати-поле, приобретающие к моменту созревания семян шарообразную форму, перегоняются ветром на большие расстояния, по пути рассеивая семена. Для разбрасывания семян и спор растения используют даже энергию взрыва за счет избыточного давления (взрывающиеся огурцы, гороховые стручки, выбрасывание грибных спор и др.).

Движение требует расхода энергии, поэтому бегство и преследование – это затратная стратегия. Бегство должно быть разумным и результативным. Хищник может подстерегать свою жертву у водопоя, скрадывать ее во время кормления. Хищники, за исключением гепардов, бегают медленнее своих потенциальных жертв. Компенсируют они это умением скрытно подбираться на короткое расстояние и хорошо прыгать. Степная рысь – каракал – настолько быстра, что, скрытно подобравшись к  птичьей стае и высоко подпрыгнув, она успевает схватить нескольких птиц на взлете. Многие хищники, охотящиеся сообща, для ловли быстроногой добычи используют метод облавы и засады. Хищники семейства собачьих преследуют быстроногую дичь по экономной кривой, которая носит название «собачьей» или «волчьей» (это разные кривые).

Инстинктивная коллективная стратегия бегства способна привести агрессора в замешательство. При нападении крупной хищной рыбы на косяк все рыбы по какой-то команде бросаются врассыпную. Несколько рыбешек несомненно будут проглочены, но потери косяка окажутся минимальны.
Часто стратегия маневра производится в сочетании с другими защитными стратегиями. Спрятаться в норку, укрыться под панцирем – это стратегия пассивной защиты, однако до надежного убежища надо еще успеть добежать. Недаром русскоязычные слова «убежище» и «укрытие» происходят от глаголов «убегать» и «укрываться».
Бегством может завершаться иная, не вполне удачная стратегия. Так, резко взлетает бабочка или птица, которым не удалось обмануть хищника обманчивой окраской. Падает с ветки гусеница, которая недостаточно убедительно для птицы имитировала сухую веточку. Убегает, уходит или уползает, злобно ворча, самец, проигравший соревнование за самку. Грызуну или насекомому приходится покидать надежную норку, когда ее заливает водой.

1.7. Стратегия маскировки и имитации
Существование многих форм живых организмов неразрывно связано с инстинктивными проявлениями маскировки и имитации. Эта стратегия используется в основном как средство межвидовой борьбы. Насекомое может прикинуться сухим листиком или птичьим пометом, но от непогоды его это не спасет. Но без хитрости часто невозможно добыть пищу, получить свет и тепло, оставить потомство.  Кто от природы не имеет острых зубов и когтей, прочного панциря, не умеет быстро бегать и при этом еще плохо прячется – обречен на съедение. Хитрость и лукавство – человеческие свойства. Животные используют маскировку и имитацию инстинктивно – эти качества формируются у них в результате жестокой борьбы за существование. И в отличие от человека животные обманывают друг друга не словом, а видом и делом.
Стратегия маскировки, камуфляжа, мимикрии является самой разнообразной по своим проявлениям. Маскировка позволяет жертве стать либо неприметной и неинтересной для противника, либо наоборот, показаться хищнику злым и страшным существом.
Многие потенциальные жертвы используют маскирующую окраску, которая скрывает их от хищников. Зайцев-беляков трудно различить на фоне снежного покрова. Песец в летней тундре носит дымчато-серый или бурый «наряд», а зимой его мех становится белым, маскируя животное на фоне снега и льда. Некоторым видам помогает скрываться не только однотонный, но и пестрый камуфляж. Так, пятнистая шкура молодых оленей  незаметна в лесу на фоне чередующихся пятен света и тени. Даже полосатая шкура зебр с их откровенно демаскирующей окраской в знойном мареве саванны расплывается,  утрачивая четкость, особенно когда животные пасутся в стаде.
Некоторые плоские донные рыбы могут менять свою окраску в соответствии с фоном – морским дном. Так, камбала изменяет рисунок своей чешуи, плавая по каменистому дну. При этом она успевает приспособить окраску своей внешней стороны под цвет дна всего за несколько секунд. Утверждают, что донные рыбы могут имитировать даже шахматную доску, если будут лежать на ней. Очень любопытно то, как рыба это делает, ведь ее глаза расположены сверху и не могут видеть дно! Следовательно, зрительные рецепторы у нее находятся на коже, а рыба представляет собой биологический прототип передающей телевизионной трубки.
Там, где обычной раскраски под цвет поверхности фона недостаточно, в дело идет имитация пространственной формы. Длинные и тонкие тела насекомых-палочников птицам трудно увидеть, так как они напоминают сучки или веточки кустов и деревьев. Гусеницы умеют маскироваться под ветки и сучки, и даже под птичий помет. Птицы-серендаки имеют зеленое оперение и спят, уцепившись когтями за ветвь и свесившись головой вниз. В таком положении они напоминают пучок листьев. Американский опоссум при атаке хищника прикидывается мертвым. Свиноносая змея при опасности также прикидывается мертвой и при этом для правдоподобия издает мерзкий запах падали.
Многие животные используют для отпугивания агрессора устрашающие позы, которые не соответствуют их действительной обороноспособности и являются неосознанной разновидностью блефа. Бабочка – бражник в момент опасности демонстрирует «глаза» на задних крыльях. Рыбка-дикобраз при нападении хищной рыбы проглатывает много воды и чрезвычайно раздувается. Ее растопыренная чешуя не только напоминает колючий шар, который невозможно проглотить, но еще и ядовита.
Некоторые животные случайно приспособились к защите, используя внешний вид (окраску, характерную позу, звуки и запахи), имитирующие опасные для их хищников особи.  Если бы мыши могли имитировать лай, запах или иные признаки собак, то кошкам, вероятно, пришлось бы приспосабливаться к другой добыче.
Птицы, охотящиеся на бабочек, обычно клюют их в головы. Южноамериканская полосатая бабочка имеет ложную голову в конце туловища.  Похожий пример - двойная мимикрия резиновой змеи боа. При опасности змея принимает угрожающую позу (клубок, голова сверху), но вместо головы змея выставляет похожий на голову хвост. Настоящая голова при этом следит за источником опасности снизу.
Осьминоги, кальмары и каракатицы для отпугивания хищников и одновременно для маскировки «путей отхода» используют чернильную завесу из красящей жидкости. Чтобы хищники не могли обнаружить гнезда с только что вылупившимися птенцами, чайки съедают или уносят подальше от гнезда откровенно демаскирующие скорлупки яиц. Подобная деятельность кажется настолько разумной, что трудно предположить, что в ее основе лежит только случайность и естественный отбор.
Некоторые растения и животные для большинства хищников ядовиты. Ядовитые существа часто имеют яркую и выделяющуюся окраску. Природа тем самым как бы старается уберечь не только само ядовитое существо, сколько не  допустить массовой гибели других особей от его яда. Но природу не следует наделять разумом, и ей совершенно безразличны конкретные животные. Яркая, вызывающая окраска вовсе не гарантирует безопасности конкретной ядовитой гадины – ведь молодой и неопытный хищник может попробовать свою опасную жертву на вкус. В большинстве случаев несъедобная пища вызовет неприятные последствия, и хищник, исторгнувший ее из своего желудка, затем будет продолжать охотиться в своем ареале и повторно съесть гадину опасной раскраски не рискнет. Животные и птицы, живущие сообща, используют печальный опыт своих сородичей и быстрее запоминают внешний вид ядовитых растений и животных.
Кстати, многочисленные попытки травить вредных насекомых и грызунов ядами часто нерезультативны именно по причине передачи животными своего опыта друг другу. Так, первая и более опытная крыса в стае, распознав ядовитую приманку, часто мочится на нее, чтобы ее случайно не съел кто-нибудь из малоопытных сородичей.
Некоторые гусеницы и ужи имитируют внешний вид и поведение ядовитых змей. Что характерно для тактики подражания: окраска и внешность смертельно опасных животных используется другими особями довольно редко. Это непрактично, ведь хищники, часто охотящиеся в одиночку, и ставшие жертвами смертельного яда и своей оплошности, уже не смогут использовать свой печальный опыт лично, или передать его другим.  Кстати, смертельно ядовитые особи не агрессивны, и применяют свой яд только в случае крайней необходимости.
Некоторые растения образуют на своих листьях узелки и шишки, похожие на яйца насекомых. Это защищает растение от откладывания там настоящих яиц, и от образования из них гусениц, которые потом съели бы лист. Само растение до такой хитрости не додумается, помогает мутация и закрепление полезных свойств.
Постоянное использование камуфляжа и имитации неоправданно. Животные в некоторых случаях должны быть заметными (например, для привлечения сексуального партнера). Выше говорилось о примерах потери бдительности некоторых видов во время брачных игр. Но можно привести и иные примеры. Так, [108, С. 153] окраска самцов многих видов ящериц при виде на них сверху сливается с фоном местности. Однако при встрече с самкой «с глазу на глаз» самец ящерицы  выставляет напоказ свое привлекательное цветное брюшко, которое можно видеть только с одной стороны.
Животные не умеют говорить, но они могут издавать звуковые сигналы. И эти сигналы могут быть ложными, если только они сопровождают имитирующее действие. Птица, отвлекающая хищника от гнезда, прикидывающаяся раненной и беспомощной, будет при этом жалобно стрекотать. Змея или ящерица, имитируя нападение, злобно шипят. Но издавать звуки, не соответствующие реальному поведению, умеют только люди.
Хитрость, имитация и маскировка в такой же мере применяются хищниками и паразитами. Защитная окраска хищника помогает ему незаметно подобраться к жертве. Некоторые хищники способны подолгу поджидать добычу в полной неподвижности. Хитрые способы для ловли насекомых применяют некоторые растения. Насекомое, обманутое запахом и вкусом сладкого сиропа падает в сосуд-ловушку со скользкими стенками и липким дном, где переваривается и поглощается с соком растения.

1.8. Стратегия ликвидации опасности
В природе стратегия уничтожения источника опасности используется биологическими особями весьма часто и вытекает из самой природы борьбы за существование. Обычно эта защита выступает в форме реакции на явную или кажущуюся угрозу, а в противном случае она сама превращается в агрессию. Стратегия используется биологическими особями во всех формах антибиотических отношений. Уничтожить опасность, исходящую от среды обитания, животные не в силах.
Для уничтожения себе подобных животные чаще всего используют средства механического воздействия - когти, зубы, клювы, рога, копыта, иглы и прочие костяные наросты. Некоторые особи выращивают орудие для защиты в весьма необычных местах. Так, рыба-хирург для защиты имеет костяное лезвие у хвоста. Вымершие динозавры имели выступающие ороговевшие наросты на теле и на хвосте, позволяющие использовать их для нанесения повреждений.
Весьма часто в ход пускаются яды. Непосредственным оружием при этом служат ядовитые зубы, иглы, жала, колючки, плавники и даже ядовитая кожа.
Многие насекомые используют для своей защиты химическое оружие. Гусеница раковидного мотылька брызгает в нападающего кислотой. Жук-бомбардир выпускает в сторону опасности едкую струю кипящих химикатов. Ожогом для кожи человека оканчивается кратковременный контакт с крапивой или морской звездой. Весьма успешно применяют свои яды муравьи, осы, шмели. Но применение привычного оружия может обернуться неприятностью для нападающего и смертью для защищающегося. Так, жало пчелы представляет собой своеобразный гарпун, и, ужалив человека, пчела не может извлечь свое орудие из его кожи, и вырывает его вместе со своими внутренностями, чем обрекает себя на гибель.
Некоторые обитатели моря (электрический скат, угорь) используют в качестве поражающего фактора статическое электричество.
Попытка жертвы уничтожить заведомо более сильного хищника почти всегда обречена на неудачу и животные прибегают к этой стратегии лишь в безвыходной ситуации. Слабое животное, спасающееся бегством и загнанное в угол, нападает, стараясь причинить агрессору наибольший урон и выскочить из западни. В случае неудачного бегства животному ничего не остается, как повернуться к противнику и достойно погибнуть в бою.
В природе можно наблюдать довольно много случаев противостояния, конкуренции между примерно равными по силе особями. Так, волк в одиночку вряд ли рискнет напасть на матерого кабана (но стая волков это сделает непременно). Можно наблюдать довольно много случаев настоящих войн между различными биологическими видами: стаями птиц, прайдами хищников, стадами животных, муравейниками и др. В таких действиях стратегии нападения и защиты от нападения часто неразличимы.
Часто причиной агрессии является инстинкт размножения. Инстинкт нападения во время брачных игр намного увеличивается у самцов даже тех видов, которые отличаются своей природной осторожностью и трусостью. Состязание за самку является основным видом внутривидовой агрессии. Наиболее впечатляющие примеры – бои быков и оленей, кошачьи «разборки» и др. Эти схватки часто заканчивают для одной из сторон  летальным исходом или серьезными увечьями. В то же время многие виды во время брачных схваток демонстрируют «джентльменское» отношение к побежденному или более слабому противнику.
Весьма агрессивны самки, защищающие свое потомство. При этом степень их агрессии часто неадекватна грозящей опасности и заведомо превышает разумную меру самосохранения.
Обычно ликвидация источника угроз является последействием, реакцией на угрозу. Иногда эта реакция бывает запоздавшей, а в ряде случаев она становится обоснованной только при наступлении ущерба от угрозы. Но в живой природе биологические особи не связаны общественными условностями и не отягощены соображениями морали.
В качестве примера можно привести превентивное уничтожение биологической особи, которая только кажется источником опасности. Во многих жизненных ситуациях гибель грозит не источнику угрозы, а случайному носителю информации об угрозе. Например, ядовитая змея смертельно жалит неосторожного человека, который просто шел мимо и вовсе не желал на нее наступить. Вместе с тем следует отметить, что ядовитые животные вовсе не жалят всех без разбора. Большинство змей весьма неохотно пускают в ход свои зубы и предпочитают сами убраться с дороги. Видимо, змея понимает свою уязвимость, так как у смертельно ужаленной жертвы еще хватит сил убить змею. Там, где это возможно, змеи предупреждают противников об опасности угрожающими звуками. Так, гремучие змеи, опасаясь погибнуть под копытами травоядных, при звуках копыт гремят костяной погремушкой на хвосте, которую можно услышать шагов за тридцать.
Физическое уничтожение нападающего не всегда возможно. Но ликвидация угрозы не всегда означает убийства ее носителя. Жертва, например, может причинить хищнику сильную боль, чем заставит его отказаться от агрессивных намерений. Для болевого воздействия и отпугивания в живом мире используются слабые яды и едкие химические вещества (жалящие насекомые, медузы), острые колючки и шипы растений, вонючие газы и жидкости (скунсы, хорьки), иглы (еж, дикобраз), электрические разряды (скат, угорь).
Иногда для ликвидации угрозы достаточно напугать хищника (как известно, угроза страшнее самого действия). Для этого обычно используются измененный внешний вид, угрожающая поза, пугающие движения, характерные, часто отвратительные звуки. При этом применяется и смежная стратегия обмана и имитации угрозы (облика и действий). Большинство животных, применяющих эту стратегию, инстинктивно стараются выглядеть большими, ужасными и очень опасными. Так, плащеносная ящерица при опасности не только раздувает свой плащ, но и делает несколько угрожающих шагов вперед, имитируя атаку на хищника.
Уничтожение является наиболее характерной формой борьбы с паразитами и вредителями. Так, мимоза пудика обладает способностью быстро съеживать свои листья, чтобы сбрасывать с них прожорливых насекомых. Травоядные отгоняют и убивают надоедливых насекомых с помощью хвостов.
Тошнота и рвота являются естественными способами защиты пищеварительного тракта от несъедобной пищи, причем автор затрудняется отнести эту защиту к одной из поименованных стратегий.
Иммунные клетки инфицированного организма поедают болезнетворных микробов – носителей инфекций. Но для того, чтобы уничтожить подобную угрозу, надо ее безошибочно распознать. Организм, потерявший способность правильно распознавать биологическую опасность, обречен. Но противодействие организма чужим клеткам часто является и помехой. Отторжение организмом чужих тканей является препятствием пересадке органов, переливанию крови.

1.9. Стратегия жертвы
Животные способны жертвовать собой из-за потомства, а в некоторых случаях ради самого процесса размножения.  Известно достаточно примеров, когда непосредственно в момент размножения собственная жизнь родителя приносится в жертву ради блага своих потомков – например, самцы богомола, которых самки пожирают прямо во время совокупления (получая тем самым энергию, необходимую для появления яиц), или нерестовые рыбы, которые выбиваясь из сил, добираются до верховий реки, мечут там икру и затем погибают от истощения.
Самки, выводящие или охраняющие потомство, в случае опасности меняют привычную стратегию защиты и становятся способны на нелогичные, безрассудные действия (что, кстати, часто дает нужные результаты). Отвлечение хищника на легкую добычу – повадка многих птиц, высиживающих потомство. Птица уводит хищника от своего гнезда с потомством, притворяясь раненой и беспомощной. Животное при этом здорово рискует своей жизнью ради потомства или своей самки, и часто становится настоящей жертвой. Причем, если гнездо не оставлено на попечение другой взрослой особи, то яйца или беспомощные птенцы тоже погибнут.
 Защита жертвой часто используется для спасения вида (стада, стаи). Так, стая пингвинов прыгает в воду поочередно. Если первый пингвин не будет съеден хищником, то вслед за ним прыгнут и другие. Самцы орангутангов часто сообща нападают  на леопарда, несмотря на то, что он для них является очень сильным и смертельно опасным противником. Но в противном случае могут погибнуть более слабые животные стаи – самки и детеныши.
В человеческом мире грабители могут предложить своей жертве альтернативу: «Жизнь или кошелек!». Но у животных нет иных ценностей, которые можно было бы предложить в обмен на жизнь. Если животное защищает само себя, ему иногда приходится отдавать хищнику часть своего тела. «Ломкая» морская звезда, спасаясь от опасности бегством, жертвует своими лучами, которые в момент опасности становятся хрупкими и легко обламываются. Звезда может потерять даже пять своих лучей, и после спасения вновь отрастить все конечности взамен утерянных. Ящерица-сцинк при внезапном прикосновении  к своему хвосту легко отделяет  его. При этом у молодых и неопытных ящериц, которые чаще попадают в неприятные ситуации, хвост имеет яркую окраску и после отделения дергается еще несколько минут, отвлекая на себя внимание хищника. У более опытных ящериц окраска хвоста более тусклая.
Иногда достоинством является не толщина и прочность защитной оболочки, а, наоборот, ее слабость. У зайца, например, очень тонкая шкура, которая сравнительно легко рвется. Волк или лиса, ухватив убегающего зайца за бок или спину, часто остаются с клочком шкуры в зубах, а заяц бежит дальше. Ободранный бок даже не кровоточит, и, если зайцу все же удастся убежать, он вскоре обрастет и шкурой, и шерстью [2, С. 96]. Здесь имеет место комбинация двух стратегий: пассивной защиты и жертвы.
Такой же способ защиты нередко используют животные, не обладающие способностью регенерировать свои утраченные конечности. Могут пожертвовать своими непомерно длинными конечностями и кузнечик, и осьминог. Некоторые лесные мыши способны мгновенно отделить кончик своего хвоста, который ухвачен зубами или когтями хищника. Укороченный хвост не восстанавливается, но дает миг для спасения своему обладателю. Отгрызенная волчья или лисья лапа, торчащая из капкана, вообще производят на людей сильнейшее впечатление жаждой жизни и страхом животного, спасшегося таким путем.

1.10. Восстановление после повреждения
Ликвидация опасности может заключаться и в скорейшем устранении нанесенного ущерба.
Высокое растение еще может уберечь свою листву от поедания древоядными животными (принцип защиты расстоянием). Трава же не может ни убежать, ни спрятаться. Она защищается от поедания за счет ускоренного роста. Защита биологических тканей от повреждающего влияния производится не только за счет защитной оболочки (кожи, шкуры, чешуи, панциря), но и за счет их регенерации. Способностью к регенерации поврежденных тканей обладают практически все растения и животные. Заживление ран и повреждений происходит, пока действует механизм жизнеобеспечения. Даже на пне вырастают новые побеги, если его корневая система не повреждена.

1.11. Ликвидация уязвимости
Стратегия заключается в ликвидации внутренней причины угрозы – уязвимости самой системы. Так, многие растения сбрасывают листву в неблагоприятный период. В засушливое время – во избежание лишних испарений, зимой – чтобы обильным снегом не обломило ветви. В засушливых и снежных районах листва деревьев и кустарника имеет характерную форму и структуру, препятствующую испарению влаги или повреждению ветвей.
Вызывает интерес защита непривлекательностью, которая используется растительными формами. В их арсенале жесткие листья, неприятный вкус, несъедобные и даже ядовитые плоды. Но при отсутствии другой пищи животные могут использовать то, что есть. В пустынях, солончаках, на скалистых склонах, в арктических районах тоже есть жизнь. Кому вкусна верблюжья колючка, а кому – мох ягель.

1.12. Ограничение жизненной активности (отказ от риска)
В биологическом мире растения и животные, которые не в силах продолжать обычную жизнедеятельность, вынуждены временно прекратить ее. Это не означает окончания жизни, и стратегия реализуется в виде сезонной спячки, окукливания, анабиоза, метаморфоза.
Защита от длительных абиотических воздействий может осуществляться за счет экономии потребления с ограничением активной жизнедеятельности в неблагоприятный период. В таких условиях особи приходится резко ограничить свою жизненную активность и погрузиться в промежуточное состояние между жизнью и смертью. В состоянии анабиоза живут все растения в зоне умеренного и холодного климата (в зимний период), насекомые, земноводные и пресмыкающиеся при низких температурах, семена растений в условиях, неблагоприятных для роста. Зафиксировано, что семена арктического люпина сохраняют свою силу на протяжении 10-15 тыс. лет хранения во льду и после этого способны дать всходы.

1.13. Стратегия резервирования
В биологическом мире она заключается в заблаговременном создании запасов в расчете на неблагоприятный в климатическом отношении период. Защита от неблагоприятной среды обитания происходит за счет накопления ресурсов (воды, питательных веществ, кислорода). Для складирования запасов служат верблюжий горб, ствол баобаба, кладовые грызунов.
Целый ряд видов животных и растений производят на свет огромное число потомков (икра рыб и земноводных, пыльца растений и др.) и оставляют их незащищенными. В этом случае низкие шансы на выживание отдельной подрастающей особи оказываются сбалансированными многочисленностью или жизненной силой потомства, о котором можно не заботиться. Так, рыба-луна за один раз откладывает до 300 млн. икринок.

1.14. Защитные формы симбиоза
Симбиоз также может использоваться с целью защиты. Некоторые рыбы, птицы и насекомые берут на себя функции санитаров при опасных хищниках (акулах, муренах, крокодилах), причем польза от их «помощи» настолько ощутима, что хищнику не придет в голову мысль съесть или прогнать своего слугу. Животные-санитары употребляют в пищу отходы добычи хищников или поедают их паразитов, и в обмен за свою работу получают не только еду, но и безопасность. Симбиоз может объединять самые различные формы жизни. Характерный пример защитного симбиоза демонстрируют муравьи, живущие в крупных колючках акации «бычий рог». Растение привлекает насекомых пищей и убежищем, а муравьи защищают свой приют от других насекомых и растений-паразитов.
Симбиоз применяется не только для защиты, но и для охоты. Так, ярко окрашенная рыбка-клоун, живущая в морском растении-анемоне, служит приманкой для многих рыб, которые, бросаясь на нее, сами становятся добычей ядовитого растения.

1.15. Объединение усилий и специализация особей на обеспечении безопасности
Потребность в коллективной защите и совместном добывании еды развивает у животных коллективные (можно сказать – общественные) отношения.
Соображения безопасности, добывания пищи, защиты от неблагоприятных климатических воздействий, заботы о выживании потомства вынуждают насекомых, животных, рыб и птиц сбиваться в рои, стада, стаи и косяки. Способность к образованию временных или постоянных сообществ служит важным средством повышения жизнеспособности популяции и вида. Стаей можно успешно поохотиться на крупное и опасное животное. Общими усилиями легче защититься от опасности. В стаде травоядных (или древоядных) за приближением хищника следят много глаз и ушей. В некоторых стадах функцию контроля за безопасностью осуществляют несколько сторожевых животных, в то время как другие спокойно пасутся под их охраной. Сообща легче противостоять неблагоприятным метеоусловиям. Суровые морозы стада овцебыка проводят на ногах, причем матери греют телят, а взрослые быки стоят по периметру и закрывают своими телами сородичей от пронизывающего северного ветра. Стаи птиц и семейства обезьян часто отпугивают хищников своим гвалтом. Так, чайки из одной колонии в полном составе нападают на врага, желающего подкрепиться птичьими яйцами. Стимулируя друг друга и отпугивая хищника криком, они делают коллективную контратаку более успешной.
Коллективное сообщество, как правило, использует для защиты такие же стратегии, как и одиночная особь. Однако возможность «разделения труда» часто приводит к появлению животных, специализированных на определенной функции. Наиболее «социальными» являются насекомые: пчелы, муравьи, термиты, осы, шмели. В пчелиной семье три вида особей: пчелиная матка, трутни и рабочие пчелы. В муравейнике появляются и более специализированные типы. Некоторые муравьи, защищая колонию, «взрывают» себя. Другие муравьи работают охранниками, не впуская насекомых, не внушающих доверия; третьи служат «мешками» с аварийным запасом еды.
Так, некоторые рабочие муравьи из рода мирмекоцистус выродились в своеобразные резервуары для накопления и хранения сладкой пищи (медовые муравьи питаются соком сахарного дуба). Желудок и брюшко этих муравьев могут неимоверно растягиваться. Под сводами муравейника висят круглые, величиной с виноградину, муравьи, которыми в Мексике  любят лакомиться местные жители. [1, С. 130].
Специализация отдельных особей в сообществе животных имеет и отрицательное значение. Так, [41, С. 97] муравьиная семья выживает, если численность особей больше критической. Одиночный муравей, как считают специалисты, погибает из-за своей узкой специализации, поскольку неспособен удержать в памяти чрезмерно сложную для него последовательность действий для добывания и потребления пищи.
Природа не обладает разумом, но почти все, созданное ею, в высшей степени разумно и рационально устроено. Она не наделила излишним могуществом ни одну живую тварь. Нелегко представить себе животное, которое с одинаковой легкостью могло бы использовать все защитные стратегии. Любая биологическая функция совершенствуется в процессе ее частого применения, а то, что не используется – отмирает, атрофируется или забывается.  Некоторые средства и методы защиты просто несовместимы. Естественное укрытие на спине черепахи и улитки лишают их возможности быстро передвигаться. Копыта травоядных, предназначенные для быстрого и продолжительного бега, не позволяют им взбираться на деревья.
Достаточно представить себе ядовитого льва в толстой бронированной шкуре с камуфлированной окраской, передвигающегося со скоростью гепарда, и при этом чрезвычайно прожорливого. С энергетической точки зрения обладание всеми стратегиями защиты весьма затратно, и подобное существо, если бы оно родилось, просто не смогло бы себя прокормить. Такие особи в принципе не должны существовать, так как представляют опасность для остальной природы. Природа регулирует численность опасных животных, а иногда и способствует их самоистреблению.
Тем не менее, многие биологические особи используют несколько стратегий защиты. Хищник, подбирающийся к быстроногой или крылатой жертве, использует скрытные способы передвижения и защитную окраску шкуры (угрозой для него является не жертва, на которую он охотится, а отсутствие жертвы, которую можно съесть). Заяц в равной степени может использовать маскировку, скорость бега и естественные укрытия. Мелкие животные, спасающиеся бегством, не преминут использовать защитное укрытие или возможность маскировки (если преследующий хищник не пользуется обонянием). Мышь одновременно надеется на свою скорость и близость норки.
Часто одна и та же защитная стратегия используется против различных угроз. Так, костяные наросты в виде зубов, клювов, рогов, копыт, лезвий и игл предназначаются не только для защиты – ими можно нанести нападающему весьма ощутимые, а иногда и смертельные травмы.

1.16. Функции контроля и прогнозирования живых организмов
Большинство биологических особей от рождения наделено совершенной сигнальной системой, позволяющей узнавать о приближении опасности и даже предупреждать ее наступление. В дополнение к острому слуху, зрению и обонянию многие животные располагают неведомым «шестым» чувством. Существует мнение, что многие высокоорганизованные животные способны ощущать приближение неведомых опасностей, но как они это делают, нам пока неизвестно. Комбинация этих чувств позволяет животному практически мгновенно переходить от совершенно беззаботного состояния к полной боевой готовности.
Разнообразие опасностей и потенциально возможных защитных стратегий требуют развитого мыслительного центра и совершенных форм и методов контроля. Бдительность – это дежурное состояние управляющей системы. Тому, кого постоянно пытаются съесть, приходится спать с открытыми глазами. Примером постоянной бдительности может служить заяц, спящий с открытыми глазами, и всегда готовый, еще не проснувшись, пуститься наутек.
Оставим открытым вопрос о том, каким образом некоторые высокоорганизованные существа заранее чувствуют приближение большой опасности. У конкретных опасностей есть источники и носители, обладающие определенными признаками. Носитель опасности обладает признаками состояния и деятельности, и по этим признакам его можно обнаружить.
Для реагирования на явные опасности природа предусмотрела безусловные рефлексы. К существованию иных опасностей организм приспосабливается на основании обучения и жизненного опыта, формируя условные рефлексы.
Чувствительные окончания нервов, именуемых рецепторами (лат. recipere принимать), специализированы на получении информации определенной физической или химической природы. Так, для восприятия раздражителей внешнего происхождения человек располагает чувствительными элементами пяти видов (зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые и кожные). В свою очередь в каждой группе чувствительные элементы делятся по «специализации»:
• зрительные – на датчики яркости (палочки) и цветности (колбочки трех основных цветов),
• кожные – на тактильные, температурные и болевые,
• вкусовые – на датчики четырех первичных вкусов: сладкого, кислого, соленого и горького и др.
Чем больше информации приходится на данный орган чувств, тем больше в нем рецепторов и выше их чувствительность. Так, для восприятия яркости и цветности на сетчатке каждого глаза располагается около 130 млн. колбочек и палочек, для приема звука в улитке каждого уха имеется примерно 30 тыс. ресничек.
Самые совершенные и точные измерительные приборы, созданные человеком, являются лишь громоздкой и неуклюжей копией миниатюрных живых систем обнаружения, созданных природой. Биологические существа фантастически чувствительны. Они способны ощущать отдельные молекулы вещества и улавливать самые слабые, возможно еще неизвестные человеку излучения. Необычайные чувствительные органы некоторых особей трудно рассмотреть даже в микроскоп.
Система обнаружения опасностей должна контролировать не только внешнюю среду, но и состояние внутренних органов, а также положение тела в пространстве. За контроль внутренней среды отвечают так называемые интерорецепторы [42, С. 292], дающие нам ощущения голода, жажды, сытости. Ощущение боли во внутренних органах обеспечивается ноцирецепторами,  ощущение сытости – баро- и механорецепторами. Положение тела в пространстве контролируют двигательные и статические рецепторы, которые располагаются в мышцах, связках и вестибулярном аппарате.
Обработка информации от множества рецепторов происходит с помощью анализаторов. Анализатор биологической системы состоит из отдельных рецепторов, нервных «каналов связи» и участков коры головного мозга. Именно с помощью анализаторов у биологической особи создается цельное представление о действительности.
Что характерно, биологические существа обнаруживают опасность с помощью такого же «инструментария», который используется ими для восприятия окружающего мира. Биологи не зафиксировали у большинства живых существ чувствительных органов, которые специализировались бы только на предупреждении об опасностях. Но опасность может зафиксировать любой биологический датчик. Ведь опасность содержится и в остром чувстве голода, и в чрезмерно ярком свете, и в ощущении сильного холода. Разрабатывая системы информационной защиты люди должны интегрировать их в общую систему функционирования, в противном случае функции безопасности не смогут работать эффективно и экономично.
Вместе с тем, не следует преувеличивать контролирующие функции животных и растений. Они весьма специализированы и ориентированы на конкретные виды опасностей. Некоторые органы чувств за ненадобностью атрофируются. Кроту и дождевому червяку, живущим под землей, не нужны глаза. Ежу (неизвестно почему) оказалось не нужным объемное зрение. Многие животные видят мир глазами дальтоника. Летучей мыши слух и зрение заменяет совершенный акустический локатор.
Человек не способен ощутить опасные потоки электромагнитного  излучения, находящегося за пределами узкой области видимого спектра и теплового излучения. Биологические сенсоры человека не в силах обнаружить опасную концентрацию ядовитых и вредных веществ в воздухе, питье и пище.
Крики животных и птиц часто служат информацией об опасности. Вполне понятно, когда тревожный сигнал подает сторожевая особь. Так, в стае павианов обязанность подавать тревожные сигналы обычно возлагается на молодых самцов, которые наиболее удалены от стаи.
Рациональное для конкретных привычных условий поведение животных во многих нестандартных ситуациях можно назвать парадоксальным и даже откровенно глупым. Так, самка бурундука, у которой ещё нет детёнышей, обнаружив хищника, встаёт на задние конечности и издаёт громкий предупреждающий сигнал, который может привлечь внимание хищника, и привести к ее моментальной смерти. Вряд ли животное осознает опасность своих действий.
Основная защитная стратегия вовсе не является панацеей от всех угроз. Самый страшный и могучий хищник может легко погибнуть от яда или болезнетворной инфекции. Если средства контроля (защиты) отвлекают от основной задачи, они становятся вредными и ненужными.
Абсолютной безопасности ни для кого нет и не может быть. Существуют особи, которые питаются ядовитыми животными и растениями. Гепард догоняет быстроногую антилопу, птицы с острым зрением замечают и склевывают маскирующихся гусениц.
Как показывает приведенный обзор, доминирующих защитных стратегий для биологических особей практически не существует. Некоторые стратегии, как уничтожение нападающего, бегство от опасности или пассивная защита, являются почти универсальными. Такие стратегии, как обман, маскировка и имитация используются только в качестве защиты от хищников, разграничение доступа характерно только для межвидовых отношений. Вероятно никто из специалистов не пытался выяснить, как распределяются в процентах защитные стратегии среди биологических особей и какая защита претендует на то, чтобы считаться наилучшей.
Важнейший вывод, который можно сделать на основе обзора защитных стратегий живых организмов заключается в том, что подсистема безопасности не является особой надстройкой над организмом. Безопасность в буквальном смысле «растворена» в других функциях системы. Нет особых органов чувств, отвечающих только за безопасность, но зрение, обоняние, слух и вкус отвечают за безопасность в равной мере. Заболевание любого органа и любой системы может быть опасно для жизни. Защитные функции и средства организма в одной ситуации спасают жизнь, а в другой они ограничивают возможности особи.
Природа непрерывно создает и уничтожает свои творения, и ни одно из них не наделяет особи бессмертием и всемогуществом. Природе не нужны неуязвимые и бессмертные. Да и сама земная жизнь всецело зависит от космических факторов и не является вечной.

ЛИТЕРАТУРА

1. Акимушкин И. И. Мир животных: Насекомые. Пауки. Домашние животные. 4-е изд. М.: Мысль, 1998. 462 с.
2. Акимушкин И. И. Причуды природы. М.: Мысль, 1981. 240 с.
3. Алымов В.Т. Техногенный риск: Анализ и оценка: Учебное пособие для вузов/В.Т.Алымов, Н.П.Тарасова. М.: ИКЦ «Академкнига», 2006. 118 с.
4. Амосов Н. М. Раздумья о здоровье. 2-е изд., перераб. и доп. Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1987. 176 с.
5. Бакланов В. В. Введение в информационную безопасность. Направления информационной защиты: Учеб. пособие / В.В. Бакланов. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2006. ¬¬ 216 с.
6. Булыгин Ю.Е. Организация управления. Словарь-справочник / Ю.Е. Булыгин. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. 544 с.
7. Виолле-ле-Дюк Э. Крепости и осадные орудия. Средства ведения войны в Средние века / Пер. с англ. Е. В. Ламановой. М.: ЗАО  Центрполиграф, 2007. 255 с.
8. Воеводин А.И. Стратагемы - стратегии войны, манипуляции и обмана. Электронное издание.
9. Гаазе М. Г., Поспелов Д. А. От амебы до робота: модели поведения.  М.: Наука. Гл. ред. физ.-мат. лит., 1987. 288 с.
10. Гамезо М.В. Справочник офицера по военной топографии / М.В. Гамезо, А.М. Говорухин.  М.: Воениздат, 1963, 292 с.
11. Гарбузов В. И. Человек – жизнь – здоровье : (Древние и новые каноны медицины). – 2-е изд., перераб. и доп. – СПб.: АО «Комплект», 1995. – 429 с.
12. Гаррисон Г. Король и император: Роман / Г. Гаррисон, Дж. Холм. Пер. с англ. СПб.: Терра – Азбука, 1998. 544 с.
13. Гарсиа М. Проектирование и оценка систем физической защиты. Пер. с англ. –М.: ООО «Издательство АСТ», 2002, -386 с.
14. Гоббс Т. Избранные произведения. М.: 1965
15. Грановская Р. М. Элементы практической психологии  / Р. М. Грановская. Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1988. 560 с.
16. Донской Д.Д. Биомеханика: учеб. для ин-тов физ. культ. / Д.Д. Донской, В.М. Зациорский. М.: Физкультура и спорт, 1979. 264 с.
17. Доронин А.И. Бизнес-разведка. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: «Ось-89», 2007. – 528 с.
18. Дружинин В. В. Введение в теорию конфликта / В. В. Дружинин, Д. С. Конторов, М. Д. Конторов. М. : Радио и связь, 1989. 288 с.
19. Еникеев М. И. Психологический энциклопедический словарь /   М. И. Еникеев. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. 560 с.
20. Ермолович В. Ф. Криминалистическая характеристика преступлений / В. Ф. Ермолович. – Мн.: Амалфея, 2001. – 304 с.
21. Житейская наука. От смешного до великого. Антология шутливого афоризма. – Составление и предисловие: А.П. Кондрашов. – М.: «РИПОЛ КЛАССИК», 2000. – 736 с.
22. Землянов В. М. Своя контрразведка : практическое пособие / под общ. ред. А. Е. Тараса. Минск. : Харвест, 2002. 416 с.
23. Искусство войны : Антология военной мысли / сост., подг. текста, предисл., коммент. Р. Светлова. СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2006. 542 с.
24. Крысько В.Г. Секреты психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт)/Под общ. ред. А.Е.Тараса. Мн.: Харвест, 1999.
25. Норбеков М.С. Опыт дурака или ключ к прозрению. Как избавиться от очков / М.С. Норбеков. СПб.: ИД «ВЕСЬ», 2003. 316 с.
26. Окшотт Э. Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение / Пер. с англ. А.Н.Анваера. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. – 187 с.
27. Пономарев В.Т. История оружия: Вчера, сегодня, завтра / В.Т. Пономарев. – Ростов н/Д: Феникс; Донецк: Кредо, 2007. – 272 с.
28. Почепцов Г.Г. Информационные войны. -М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 2001.
29. Пщоловский Т. Принципы совершенной деятельности (введение в праксеологию). Киев. 1993. 272 с.
30. Расторгуев С. П. Основы информационной безопасности : учеб. пособие для студ. высших учебных заведений / С. П. Расторгуев. – М.: Издательский центр «Академия», 2007. – 192 с.
31. Расторгуев С. П. Философия информационных войн / С. П. Расторгуев. М., 2000. 446 с.
32. Расторгуев С.П. Инфицирование как способ защиты жизни. Вирусы: биологические, социальные, психические, компьютерные. М.: Издательство Агентства «Яхтсмен», 1996. -336 с.
33. Рони Ж. (старший). Борьба за огонь. – М.: Детская литература, 1986. 256 с.
34. Ронин Р. Своя разведка / Практическое пособие. Минск.: «Харвест», 1997
35. Русак О.Н. Труд без опасности. Л.: Лениздат, 1986. 191 с.
36. Русские сказки: Из сборника А.Н. Афанасьева. – М.:  Худож. лит., 1987. – 383 с.
37. Симаков Ю. Г. Животные анализируют мир. – М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003. – 224 с.
38. Тинберген.Н. Поведение животных. Пер. с англ. Изд. 2. Москва «Мир», 1985.
39. Управление – это наука и искусство: А. Файоль, Г. Эмерсон, Ф. Тейлор, Г. Форд. М.: Республика, 1992. 351 с.
40. Философский словарь /  Под ред. И.Т. Фролова. – 4-е изд. – М.: Политиздат, 1980. – 444 с.
41. Фор А. Восприятие и распознавание образов / Пер. с фр. А.В. Серединского; под ред. Г. П. Катыса. М.: Машиностроение, 1989. 272 с.
42. Христенко В. Е. Психология поведения жертвы. Ростов н/Д: «Феникс», 2004.  416 с.
43. Цыганов В.В. Информационные войны в бизнесе и политике : Теория и методология / В.В. Цыганов, С.Н. Бухарин. – М. : Академический Проект, 2007. – 336 с.
44. Чернова Г.В. Управление рисками: учеб. пособие / Г.В. Чернова, А.А. Кудрявцев. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. 160 с.
45. Чивилихин В.А. Память: Роман-эссе. М.: Современник, 1982. 767 с.
46. Шейнов В.П. Психология обмана и мошенничества. М.: ООО «Издательство АСТ», Мн.: Харвест, 2001. 512 с.
47. Шекли Р. Избранное: Сб. науч.-фантаст. произведений; Пер. с англ./Состав. А.Белевцева. М.: Мир, 1991. – 478 с.
48. Шнайер Б. Секреты и ложь. Безопасность данных в цифровом мире / Б. Шнайер. СПб. : Питер, 2003. 368 с.
49. Щербатых Ю.В. Искусство обмана. Популярная энциклопедия. –М.: Изд-во Эксмо, 2004. -720 с.
50. Ярочкин В.И., Бузанова Я.В. Теория безопасности. М.: Академический Проект: Фонд «Мир», 2005. 176 с.


Рецензии
Статья интересная, Валентин. Чувствуется системный подход к проблеме, однако кое-где Вы не смогли удержаться от антропоморфизма, называя, к примеру, инстинкт продолжения рода любовью. Вообще же, на мой взгляд, слово "стратегия" к животному и растительному миру не совсем подходит ибо стратегия предусматривает разработку определенных планов, то есть мыслительную деятельность, к чему животные и тем более растения в основной массе своей не способны. Тут рациональнее говорить об адекватной реакции на внешние раздражители. Тем не менее, спасибо! Тема очень интересная.
С уважением,

Татьяна Эйснер   04.05.2013 23:06     Заявить о нарушении
Большое спасибо за проявленное терпение, Татьяна!
Позвольте оправдаться.
1. Это не научная статья, новизны в ней нет.
2. Любви все особи покорны, а инстинкты и рефлексы не более, чем модели поведения.
3. У самих животных стратегий нет, но они есть у Природы!
С праздником!

Валентин Бакланов   05.05.2013 06:12   Заявить о нарушении
И Вас с праздником, Валентин!
С уважением,

Татьяна Эйснер   05.05.2013 11:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.