Сказка должна быть вкусной. Глава 13. Часть 6

Автор: Натали-Натали (Nathalie-Nathalie, http://ficbook.net/authors/Nathalie-Nathalie)
Бета: Не требуется
Фэндом: Togainu no Chi
Название: Сказка должна быть вкусной

Персонажи: Шики/Акира - основные, Нано, Рин, упоминаются другие персонажи + мои
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Мистика, Психология, POV, ER (Established Relationship)
Предупреждения: BDSM, Смерть персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Секс с несовершеннолетними, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Дисклеймер: все права на персонажей мира Togainu no Chi принадлежат их авторам
(эх... -___-), материальной выгоды не имею

Размер: Макси
Рейтинг: NC-17
Статус: в процессе написания

Описание:
Я твой, от тебя мне никуда не деться. Ведь ты – в каждом моем вдохе, в моем сердце, в моих желаниях есть только ты… Все мои действия были для того, чтобы привязать тебя ко мне… вот только и я теперь принадлежу… ты не устаешь мне доказывать эту простую истину. Так ли это плохо? Наверное, не очень…
Фанф является продолжением фанфика "Мой… мой король…". А в предупреждения я бы добавила, что автор безумно любит ХЭ =^______^=

Посвящение:
Тем, кто будет читать и оставлять тапки ) Повторюсь - люблю теплые >^_____^<

Примечания автора:
>___<
Наверное, это еще и флафф, в розовых тапочках, ага ) Ну, насколько это применимо к фендому Тогайки. Давно хотела прочесть что-нибудь подобное. Увы - не нашлось. Вот неинтересно мне описывать/читать, какими методами может вызвериться Шики если его раздраконят... О__о об этом и так все знают/пишут... Так что вот...

Публикация на других ресурсах: только мной, здесь и на http://ficbook.net/readfic/205868

Часть 6

Твой сладкий, теплый поцелуй несчастья
Вновь красками наполнит этот мир в последний миг (с)

*На всякий случай: уберите еду от себя в сторону ^__^*

В городе царили какая-то подозрительная суматошность и суетливый кипиш. Что происходит? Ах да, наверное, Рин добрался до Замка и теперь все обсуждали новость – за полтора года Игры впервые кто-то бросил вызов Иль Рэ.

Хм. Не нравится мне все это.

Я тоже направился к Замку. Необходимо остановить Рина. Потому что если он сумеет одолеть Шики… Нет, я совсем не хочу допускать такой возможности!

Я проходил как раз мимо знакомой заброшенной оранжереи, когда меня остановил окрик человека, которго я меньше всего ожидал увидеть здесь. Женщина с ярко-малиновыми волосами. Эмма. Рядом с ней стоял ее напарник. Имени его я не знал. Но это были те, по чьей прихоти я оказался здесь.

– Акира! – ее лицо отражало напряженное беспокойство. – Подойди ко мне.

Не стоило мне этого делать. Знал ведь. Тот верзила грубо, буквально в пару движений, взял меня в захват, нацепил наручники и прижал спиной к себе, обхватив согнутой рукой мою шею и приставив к виску пистолет.

– Надо же… Ты еще в Тошиме и даже живой. – Теперь голос женщины был резок, нагл и ядовит, как и цвет ее волос. – Но где твой нож? Ты здесь, а сам он за пределами города. Как это понимать, Акира? Можешь не отвечать. Это не имеет значения сейчас, когда мы нашли Нано, первый самый удачный эксперимент лаборатории Никкорэна – Энед. Николь Премьер, – выплюнула она. – Теперь вы оба в наших руках и никуда уже не денетесь. Он жив и непременно придет сюда, почуяв твою кровь, Анти-Николь.

Холодная перчатка – твердая, слишком твердая, рука жестко схватила и вывернула мою руку из-за спины. Достав складной нож, Эмма провела им по ладони. Резкая боль и горячая кровь. Если Нано придет сюда… что они сделают? Что такого произойдет, чего так боится Шики? Вернее, не хочет допускать.

Минута. Вторая. Пять. Сознание начинает уплывать. Семь. Мужчина опустил меня на землю, продолжая держать пистолет у моей головы. Теперь дуло я чувствовал макушкой, сидя у его ног и навалившись на них спиной.

– Я знала, что ты придешь. Усиленный запах его крови и, вуаля – ты здесь! Как же долго я ждала этого момента…

Торжествующее, ликующее злорадство, нездоровая радость. Она что, помешана была на мысли его найти?

– Эмма… – Я почувствовал, как ее напарник напрягся.

– Молчи, Гвен! Я так долго искала тебя… – ядовитый мед безумца в тихом голосе. – Ты не представляешь мою радость, когда я узнала, что ты жив и находишься здесь. И искала способы приманить тебя… Последний подопытный из приюта оказался удачливее всех предыдущих.

Нано с каменным лицом, абсолютно равнодушным, смотрел на ее зарождающуюся истерику.

Но что значит «подопытный»? Как я связан с той лабораторией? Это… Это из-за их опытов я не помню часть своей жизни? Но эти мысли вылетели из моей головы махом. В руке Эммы теперь был пистолет. Точно, кобура ведь есть. Как я сразу не заметил? И целилась она в Нано. Он же продолжал стоять без малейшей реакции. Только теперь смотрел на меня.

– Ты идешь с нами, Нано.

– Зачем? – он перевел пустой взгляд на нее.

– Либо я убью тебя. Я так долго ждала этого момента…

– Эмма! – голос Гвена звучал предупреждающе, а рука с пистолетом поднялась в направлении ее спины.

– Не смей мне мешать!

Прозвучал первый выстрел. Гвен. Пуля должна была попасть в плечо Нано. Но прошла сквозь него, словно он был не плотнее тумана.

Почти одновременно прозвучал второй выстрел. Эмма. Она стреляла в своего напарника. Третий, четвертый выстрелы – и он падает безвольной грудой за моей спиной. Я боюсь отвернуться от действий перед собой. И я не хочу видеть ее напарника. Он мертв. Его кровь растекается рядом со мной. И подо мной. Смешивается с моей. Так мокро и мерзко. А лицо женщины искажается гримассой удивления, ужаса и осознания своей ошибки. Миг – и она дико кричит от боли. И почти сразу же падает. Ее глаза пусты. Из спины идет кровь. А в руке стоящего за ней Нано – ее еще бьющееся и дымящееся сердце.

– Теперь я точно убил тебя. Сердце – не рука. Вырвав его, я точно убил тебя. Прощай.

Грусть и сожаление. Шлепок в красную лужу бесполезного органа. Нано смотрит на меня. С пальцев его стекает кровь. Кровь повсюду, ее очень много. И от ее запаха меня просто выворачивает. От ее чувства на своей коже – просто дикое желание выпрыгнуть из шкуры, только бы избавиться от этого липкого и мерзкого, отвратительного ужаса. Никогда я не замечал, как ее много у человека. Ни один раз не видел смерти так ярко. _Живая смерть…_ Не словно сломанная кукла. Передо мной лежит женщина, еще минуту назад совершенно живая. За моей спиной лежит тело мужчины, еще минуту назад бывшего более чем живым. А передо мной стоит Нано. Живой, с лицом мертвеца. У трупов лица и то живее!

Я попытался отползти от него, но натолкнулся на тело Гвена. Это стало последней каплей. Меня тут же всего сжало изнутри и вытолкнуло все содержимое желудка. Горло обожгло кислотой и желчью. А глаза видели только кровь. Много крови. Очень много. Очень. Второй неконтролируемый спазм, и я едва не падаю в нее лицом. И только тогда понимаю, почему не упал сразу. Меня держит Нано. Приподняв и наклонив головой к земле.

– Тебе надо перевязать руку.

– Отпусти меня!..

– Нет. Ты не сможешь стоять сам.

Оттащив меня к стене и прислонив к ней, он обшарил тело мужчины. Найдя ключи от наручников, вернулся ко мне.

Освободив руки, заглянул в мое лицо. Оно сейчас было живым. Подхватив под мышками и придерживая меня, он завел меня внутрь сада, огражденного стеклом. Затхлый воздух смешался с запахом крови в моем носу. Меня едва снова не вырвало. С трудом, но мне удалось сдержать этот порыв.

Усадив меня на памятный мне диван, он куда-то ушел, а вскоре вернулся со старой аптечкой в руках. Ну да, по идее, она должна была быть здесь. Странно, что она до сих пор здесь.

– Ты можешь ополоснуть руки водой. Она грязная, но тебе это не повредит.

Ржавая, с запахом железа. Как запах крови. Гадость.

Сейчас Нано был совсем иным, нежели в тот раз, когда он буквально похитил меня. Лично мне такие изменения не понятны совсем. Что он за личность? И я молчу уже о том, какие странные вещи он может делать.

– Дай мне свою руку. Здесь нет антисептиков, но промыть рану надо.

И это он называет – промыть? Поднеся мою ладонь к своему лицу, он глубоко втянул ее запах.

– И верно – усиленный запах. Из-за этого вещества твоя кровь идет сильнее и рана не скоро затянется.

А потом он начал ее облизывать. Слизывая новую кровь и вытягивая ее из ранки. Было неприятно и… тянуще. Противно и… возбуждающе. К счастью, это быстро закончилось. Перетянув ладонь бинтом, он отпустил мою руку.

– Вот, так лучше. Ты ведь ищешь своего _друга_, не так ли? Он здесь. Не совсем здесь, но скоро будет тут. Его тоже влечет твой запах. Потому что в нем сейчас моя кровь.

– То есть?

– Райн. Его делают из моей крови. Я бы на твоем месте уже давно перестал доверять тому _другу_.

– А остальные игроки?

– Они не в счет. Они были простыми людьми. А над твоим другом тоже когда-то потрудилась Энед. А теперь… – он удержал мои глаза своим пристальным взглядом, его голос сменил звучание и интонацию, зазвучал как приказ: – Забудь, что ты слышал этой ночью про Энед, про меня. Я всего лишь убил тех, кто послал тебя сюда. Ты можешь уйти из этого города. Ты уйдешь из этого города. Так ведь, Акира? И ты забудешь все, что произошло за последний час.

– Да…

– Ты сделаешь это?

– Да…

– Я задержу твоего друга, а ты остановишь битву в Колизее.

– Да…

И он исчез.

Я пришел в себя. В оранжерее. Хм. Почему-то рука болела и была перевязана. Рядом со мной лежал нож-бабочка. А выйдя из дверей на улицу я наткнулся на два трупа. Я знаю этих людей. Как они оказались здесь? И вообще – как _я_ оказался здесь? Мысли с трудом пробивались в мою голову, она начала болеть. Лучше не думать обо всем этом. Точно, я искал Кейске. И… Точно, сегодня же будет битва с Иль Рэ.

Битва. Какое пафосно-отвратительное слово.

Нужно остановить Рина. Я не хочу ни его смерти, ни, тем более, смерти Шики. Хотя в возможность последнего события я не верю. Или не хочу верить? В любом случае – решение одно. И мне нужно поторопиться.

Пробившись через охрану у ворот и минуя ее внутри Замка, я выбежал к дверям в тот самый зал. Сейчас они были открыты. И у дверей тоже стояла охрана. Откуда только взялись, спрашивается? А в зале было не так уж и много человек. Теперь – еще меньше.

Амфитеатром скамьи, судейский стол и посередине круглая сцена со ступенями с противоположных сторон. За столом сидит Арбитро со своей «собачкой», за спиной у него стоят каратели и еще пара человек охраны. А на сцене были те, кого я и ожидал увидеть. Все-таки быть простым наркоторговцем было бы слишком мало для Шики. И Рин не обманул меня, как и моя интуиция.

Мягкий шаг на старые ступени.

При виде знакомой фигуры внизу живота привычно отдалось тянущей сладкой болью. Несмотря на обстоятельства, на него нельзя было смотреть без желания. Убить или быть с ним – выбор останется за тобой, но уж точно нельзя остаться равнодушным.

Сейчас я хотел остановить все это. Шики заметил меня. Он не поворачивался, но каким-то образом понял, Что заставило напрячься Арбитро и обернуться Рина. Напрасно, Рин. Находясь рядом с Ним, все свое внимание следует уделять Ему. Если не хочешь поплатиться за это своей жизнью.

Все это я пропустил мимо сознания, уже сбегая по лестнице вниз, туда, где Шики использовал заминку брата и выбил у него из рук кинжалы в один прием. Честно, мне было очень страшно. Отчего? Я не знал, что мне делать. Просто я должен быть здесь. И я хотел остановить их. Но не понимал – как?! А еще я понял, что даже сейчас Шики всего лишь играет. Даже если учесть, что он вел себя серьезнее и собраннее, нежели в драке со мной. В нем чувствовалась неприязнь к этому фарсу и желание закочить все это поскорее. Я не слушал, что он говорил Рину, стоя рядом с ним с опущенной катаной. Я видел сейчас только его спину и ноги. Он был без плаща. Вся его подтянутая фигура внушала боязнь, аура злобы отталкивала и притягивала одновременно. И даже в этот момент я хотел его. Просто броситься ему на шею и почувствовать его губы на своих. Раствориться в его объятьях. Уже одиннадцать дней у нас не было секса. И пусть я сейчас должен быть против него. Пусть он лишь играет со мной. Пусть он заставил меня пережить немало унижений. Пусть я ненавидел всех в этом городе за испорченную жизнь моего друга. Пусть здесь невозможно остаться собой. Сейчас я был именно собой. И причиной этому – желание быть наравне с этим человеком. Бывают такие люди, находясь рядом с которыми хочется быть сильнее. Не расслабиться и довериться. Это можно в порядке исключения. А именно быть сильнее. Быть достойными их. Я хотел быть рядом с ним. И сейчас я просто хотел его. Мы провели с ним много дней и ночей, которые я вряд ли смогу забыть. Черт возьми, я даже ревновал его к его катане! Ведь она была с ним все время… И она же останется с ним на всю его жизнь. Нет, я не хотел бы быть ей. Я хотел бы быть лучше. Незаменимей.

Последний шаг и я на сцене. Тишина, повисшая в зале, оглушает. Рин продолжает стоять с опущенной головой, замерев словно статуя. Шики стоит рядом с ним, спиной ко мне. Но я чувствую его скошенный взгляд, его настороженную напряженность. Поборов свою нерешительность, я поднял один из кинжалов Рина и подошел к нему. Шики не станет на меня нападать. Не станет же, правда? Потому что я не смогу с ним драться. Не потому, что у меня нет хорошего оружия. Не потому, что не хочу. Я не хотел проигрывать. Проигрывать ему. Проигрывать себе. Проигрывать вообще. И все же… что-то заставило меня прийти сюда и произнести то, чего я не хотел бы ему говорить.

– Я буду твоим противником. Вместо Рина.

– Котенок решил поиграть? – холодная насмешка. Он недоволен. Серьезно недоволен. И все еще стоит ко мне спиной. Пусть. Так мне будет легче. Я не хочу видеть его лица, того выражения, которое может быть в алых глазах, оно может обжечь мою душу.

– Я больше не твой котенок. Мне надоело играть.

– У тебя не будет права передумать.

Кажется, сейчас я слышал сожаление.

– Оно мне не нужно. Рин, уходи отсюда. Встретимся позже, где ты и говорил.

– Он не уйдет. Малыш сломался. Разве ты не видишь?

– Это иное. И повернись уже ко мне, мать твою!

– А вот это было лишним… – он наконец-то удостоил меня своим вниманием. И мысленно я успел не раз пожалеть о своих словах. Он никогда еще не смотрел на меня так. Казалось, для него не существовало ничего, что могло нас связывать когда-либо. Только холодное презрение и молниеносная решимость убить меня. Так же, как я хотел бы убить любого, кто сломал мою жизнь. Не месть, просто желание избавиться, как он назойливой мухи. Или от предателя.

Шаг в направлении ко мне, удар в грудь, и я тут же отлетаю от него на несколько метров, спиной ударяюсь о барьер перед скамьями, не успеваю упасть – мое горло сжимают его пальцы, спокойный взгляд полон холодной и расчетливой жестокости. Настоящий убийца.

Похоже, от увиденного Рин пришел в себя. Но его слова потонули в шуме взрыва и обвалившихся плит потолка. Следом прогремел еще один, уже в самом зале, прямо на месте арены.

Рина сбросило с нее волной, а Шики навалился на меня, успев отвернуть в сторону мою голову и пряча свою в моем плече.

– Началось… – тихий шепот с нотой обреченности. Он будто ждал этого дня. – Последний раз я тебя отпускаю. Вали отсюда!

– Не тебе мне указывать!

Крики на судейских местах стали слышны громче, взрывы прозвучали дальше по городу.

Приблизив свое лицо к моему, он провел носом вдоль моей щеки, прошептал в ухо:

– Я хочу видеть. Покажи мне его, знак твоей принадлежности мне!

Меня пробрало до корней волос от такого его голоса – горячего, нетерпеливого, страстного и вместе с тем – холодного.

– Его нет.

– Не лги мне, – почти целуешь меня висок. – От моего котенка пахнет чужой кровью… Чтобы это было последний раз. А сейчас… Беги так, чтобы я тебя не поймал. Иначе тебе не жить. Не забывай – я на службе у Арбитро.

Отпихнув меня от себя, так, будто это сделал я, он отвлекся, поднимая выроненный меч и следя взглядом за тем, что происходит наверху. Сейчас не время было медлить и раздумывать. Схватив поднявшегося Рина за руку, я побежал наверх, к выходу. Шики же направился к Арбитро по другой лестнице.

Выбегая в двери, я слышал, как тот блондин в маске истошно вопил, чтобы меня поймали живым и не дали уйти. Лабиринт коридоров, пыль и осколки от разбитых бюстов, опрокинутые статуи. Кашель от пыльного тумана и наконец – свежий воздух. По всему городу гремят взрывы, над городом кружат самолеты без знаков. Крики игроков и паника. Забежав в пустой переулок, я остановился, чтобы отдышаться.

– Рин. Приди в себя. Нам надо выбираться отсюда. Кажется, мы заблудились. Мне нужна твоя помощь.

Но тот просто стоял, безвольно повесив руки и не подавая признаков жизни. С опущенной головой и поджатыми губами.

«Его влечет твой запах…», – вдруг пробилось в мое сознание. От кого-то я сегодня слышал эти слова… Они пробивались на поверхность сознания сквозь толщу прочих переживаний с огромным трудом, слышны были словно издалека и с помехами. Голова снова начинала раскалываться.

– Рин!

Подняв голову, он повернул ее к другому выходу из этого закоулка. Ухмыляясь, там стоял Кейске.

«Его влечет твой запах…», – голос звучал все громче, сдавливая виски. Он мне казался смутно знакомым.

– Я нашел тебя, А-ки-ра!.. – нараспев протянул Кейске. Счастливая улыбка психа и уродливый смех.

Рин бросился на него с кинжалами, к счастью, он успел найти второй. Но эмоции мешали ему, как и всегда. Сказалось и потрясение, пережитое недавно. И то, что Кейске был под кайфом. Он просто увернулся от нападения и, поймав Рина, с разворота швырнул его в стену. Тот сдавленно охнул и сполз по ней без сознания.

Что ж, оно, пожалуй, к лучшему даже. Только у Кейске был тесак, куда крупнее кинжалов Рина, а у меня только маленькая бабочка. Но не это имело значение. Я был уже вымотан, а порез на правой ладони сильно кровоточил и болел. А голова… меня уже начинало тошнить от боли, грязный переулок между домами поплыл волнами.

«Его влечет твой запах…», – голос кричал. И я узнал его. Я слышал его не раз в этом городе. Он хотел, чтобы я ушел… Но как же… Шики?.. Я ведь…

– Я ненавижу тебя, Акира! – размахивая своим оружием, ко мне подходил мой бывший друг. От его рычащего голоса меня мороз продирал по коже. – Всегда, я всегда хотел видеть не твою улыбку… Я хотел видеть боль на твоем лице! Я хотел убить тебя!..

Не его слова и тон пугали меня. А то, что я не в состоянии оказать ему сопротивление. Глупая будет смерть…

«Его влечет твой запах…», – голос начал затихать. Боль в голове была такой, словно в ней разрывались снаряды, те, которые подорвали зал Колизея, или даже хуже. Она слепила и не давала потерять сознание, но убивала рассудок.

– Его влечет мой запах… – шелест, сорвавшийся с моих губ. Точно. Кровь… Моя кровь должна привлечь не только Кейске. Но и… Шики. Он мне плохого не сделает. В нем я уверен. Потому что…

– _Я твой, Шики…_

– Что ты там бормочешь, Акира?! – Кейске был уже совсем рядом.

– _Я всего лишь твой потерявшийся котенок…_

Дрожащими пальцами я стянул повязку с пореза. Как раз вовремя. Этой же ладонью я перехватил лезвие направленного на меня оружия. Боли я уже не чувствовал. Кровь пошла сильнее. Ее запах сильнее обычного… Пусть. Он должен прийти. _Потому что я…_

Ножом в левой руке я смог проткнуть руку Кейске и оттолкнуть его. На него это сейчас не подействует, но все же ослабит атаки. Не давая ему встать, я попытался дотянуться до его рта кровоточащей ладонью. Хоть как-то его надо остановить…

Чувствительный пинок в живот – и он меня откидывает.

Не удалось. Новой попытки не будет. Потому что я уже не смогу… Шики… От обиды мне хочется плакать. Что-то же надо делать…

Начался дождь. Уже такой привычный, он шел почти каждый день. Первые холодные капли упали на лицо, мгновенно согреваясь от моего жара, скатывались к земле. Вода перебивает запах…

Интересно, чем он сейчас может быть занят?..

Кажется, я ненадолго потерял сознание. Почему я еще жив и более того – по-прежнему лежу на мокром асфальте? По лицу бьют струи ливня. Где-то слева от меня непонятный шум. С трудом повернув голову набок, я вижу двух дерущихся людей. Один из них – размытое белое пятно, а второй – в черном плаще. В свете фонаря с соседней улицы блеснуло длинное изогнутое лезвие.

– Шики…

Чья-то теплая рука накрыла мои губы, призывая молчать. Нано. Он что-то говорит, но я не могу разобрать его слов. Бесцветные от холода губы словно о чем-то упрашивают, уговаривают меня. Я… не понимаю его слов. Но я чувствую, как во мне просыпается ненависть. Поверх моей – накладывается чужая, и мысли – несвойственные мне. Я не могу их разобрать, но они о нас с Шики. Я не могу сопротивляться им. Они переплетаются с моими, путают меня. Но голова успокаивается и это радует. Я тянусь навстречу новым мыслям. Я чувствую холодные пальцы на висках. Обрывки памяти мелькают картинками передо мной, становясь ярче или исчезая. До меня доносится слабый равнодушный голос.

– Как ты можешь быть привязан к тому, кто убил твоего друга? Он ведь твой друг… Ты будешь ненавидеть его убийцу. Это не даст тебе забыть... Ты будешь помнить только свою ненависть. Ты сам найдешь ей причины. Ты вернешься, чтобы отомстить. Ты сам выберешь способ наказать того, кто унижал тебя. Только ненависть, Акира… ты слышишь меня? Только ненависть… Ты заберешь Рина и уйдешь из города, чтобы вернуться. Быть может, потом ты сможешь вспомнить все. Но до тех пор… только ненависть, Акира. Самое яркое из чувств и не дающее покоя ни на одном свете… Ты будешь помнить только ее…

Он говорил еще что-то, но я уже не слушал. Я видел только то, что сейчас Кейске ранен и нападает на Иль Рэ. Поскальзывается на мокром камне асфальта и буквально сам нанизывает себя на его меч. Неверяще распахивает глаза и хватает ртом воздух, как рыба, вытащенная из воды. В этот момент он прежний, мой слабый и влюбленный в меня друг. Из разжатых пальцев со звоном падает нож. С чавкающим звуком металл покидает его грудь и тело мертвой грудой падает на землю. Нет, он еще не мертв. Он еще жив. Но его смерть… я увижу ее очень скоро. Его рот раскрыт, но я не слышу его крика. Я вижу только, как он корчится в агонии и скребет пальцами по камням, сдирая с них кожу. К счастью, обзор мне закрыла пара чьих-то ног в черном латексе. Шики. Вздернув меня за грудки и впечатав в стену, он сжал мой подбородок пальцами, вглядываясь в мое лицо. Что он хотел там найти?

– Хм. Может, оно и к лучшему.

Не давая мне ответить, парень отбросил катану, и, подняв мои руки над головой, прижал их к стене, удерживая одной. Но это я отметил вскользь. Гораздо сильнее меня сейчас интересовали его губы, жадно впившиеся в меня. Мокрый, жадный поцелуй. Им можно было захлебнуться. Утонуть в нем, в боли от укусов. В отчаянной горечи нашего поцелуя. Словно он был последним для нежных любовников. Но разве у нас что-то было?

– Покажи мне его, – горячее хриплое дыхание возле уха. Запах, усиленный дождем. К горлу подкатила тошнота.

– Показать что?

– Знак того, что я твой хозяин.

– Я не твоя собственность! – Почему я не верю своим словам? Виски снова сдавило болью.

– Да неужели?

Подцепив низ футболки, он задрал ее вверх. И с довольством Чеширского кота уставился на мой живот. Медленно поднялся взглядом к моему лицу. Легкая и довольная улыбка. Задумчивость. Сожаление.

– Красиво смотрится. Мне нравится. И не заставляй меня ждать дольше, чем это необходимо.

– Иди ты!..

– Хм. Я буду ждать… – алая усмешка в двойном исполнении – на губах и в глазах, смешанная со смирением с безвыходной ситуацией.

Отпустив меня, он поднял катану и ушел.

– Ненавижу тебя…

В ответ на мое бурчание долетел приглушенный смешок.

У противоположной стены недалеко от тела Кейске пришел в себя Рин, дав о себе знать сначала болезненным стоном, а затем удивленно-испуганным вскриком. Еще бы. Рядом с его ногами лежал труп нашего друга.

Где-то в городе раздались выстрелы. Сначала одиночные, они превратились в очередь. Новая волна незаконченной войны? Думать было не особо когда. Слава богу, Рин пришел в себя и знал, где мы находимся. Отсюда до церкви было недалеко. Нам удалось миновать военных. На крыше одного из зданий я заметил фигуру в черном и уворачивающегося от него человека с рыжими волосами. Рассмотреть их толком не удалось – Рин дернул меня за руку и потащил дальше по переулкам.


http://static.diary.ru/userdir/2/7/1/1/2711121/77420324.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/1/1/2711121/77423111.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/1/1/2711121/77423114.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/1/1/2711121/77423121.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/1/1/2711121/77423188.jpg

http://static.diary.ru/userdir/2/7/1/1/2711121/77423245.jpg

Еще одна прелесть:
http://static.diary.ru/userdir/2/7/1/1/2711121/77428194.jpg
Жаль, что не нашлась она раньше ))


Рецензии