Вступай в свои владения

ВСТУПАЙ В СВОИ ВЛАДЕНИЯ

- Не понимаю, не понимаю!!! Как так можно? Пожилые,   больные, одинокие родители, брошенные здоровым преуспевающим сыном на произволы судьбы!!! Я не знаю, как к тебе относиться… Ты мне казался добрым, душевным, тонким человеком, а ТЫ, ТЫ… просто чудовище!!
Ее большие черные глаза сверкали от возмущения. Ядгар молчал, смотрел на нее как всегда своим спокойным взглядом.
- Артист! Не смотри на меня так, этому нет оправдания, теперь твой благородный бархатный взгляд, не стоит и гроша!
Она кипела и  была необыкновенна в гневе. Он  молчал, долго собирался с мыслями, затем отвернув голову, каким-то не своим голосом заговорил:
- Аська, я выдерживал только девять ударов, это был вдвое сложенный резиновый шнур от старого утюга, десятый удар мне казался легким прикосновением, а на одиннадцатом я терял сознание.
Молчание было похоже на вакуум, казалось, они оба не дышали.
- Когда я приходил в себя, он уже сидел за своим письменным столом и что-то писал, или читал. Обливаясь слезами и дрожа, я, стоял перед ним и просил прощения не понятно за что. В такие минуты, его взгляд, становился не таким злобным, как в начале экзекуции, в нем появлялось едва уловимое чувство вины, это я понимаю сейчас, а тогда, я был ребенком и ни чего не понимал, мне хотелось скорее убежать.
Ядгар опять замолчал, он так долго молчал, что Асаль подумала, что он забыл про ее существование в комнате. 
- Ты чего?- наконец не выдержала она. Он повернулся к ней и, его лицо стало не узнаваемым, это была маска, бледная искаженная, не подобрать слова… Асаль растерялась. Ядгар подошел к ней, сел на стул, обнял ее и  уткнулся головой в мягкое, ароматное тело.
- Аська, я думал, что убежал от прошлого, я не хотел его вспоминать, но оно вернулось.
- Я не   выйду замуж за человека, которого я не знаю, ты меня пойми Яр.
Когда он закончил свое повествование, была глубокая ночь, они оба стояли, крепко обняв, друг друга у окна и знали, что это подарок судьбы, что они друг друга нашли и в эту минуту они знали, что ни какая сила кроме смерти никогда их не разлучит.

                -------
Хамид и Сабина поженились, на последнем курсе медицинского института. Она была самая красивая девушка в институте и, наверное, одна из не многих красивых в Ташкенте. Тогда Хамид думал, что он самый везучий на свете человек. Бурный «адреналиновый» роман, закончился беременностью и, невеста за свадебным столом делала невероятное усилие, чтобы живот не бросался в глаза гостям. Но, не смотря на свое интересное положение, Сабина была хороша собой, и даже самые циничные из гостей не могли скрыть своего восхищения. Родители Хамида, были цветом узбекской интеллигенции, отец профессор, заслуженный деятель науки, она его преданная
подруга небезызвестная врач-терапевт. Долго уговаривали они сына одуматься, но вскоре сдались и приняли невестку как родную дочь. Сабина рассчитала все. Ее полуголодное детство, в котором были только братья, сестры. Мать, которая все время что-то продавала, чтобы их прокормить, отец, который не выходил из тюрем, ушло в прошлое. Теперь она была жена состоятельного паренька, который в неё был безумно влюблен и профессорская невестка. Вот как! Всеобщей зависти не было придела, уметь надо!
Но как это обычно бывает, «посади свинью за стол, а она и ноги туда же», Сабина стала терять контроль над своей невоспитанностью и наглостью. Чтобы не казаться плохими свекровью и свекром, родители Хамида купили молодым двухкомнатную кооперативную «двушку», и молодая пара ушла жить отдельно. Родился Ядгарчик, это имя ему дал дедушка в честь своего отца. В этот же год, когда Ярику исполнилось шесть месяцев, Хамид был зачислен в аспирантуру. Сабина несколько дней не давала мужу покоя, «рвала и метала молнии». Она тоже хочет заниматься наукой, тоже хочет писать диссертацию и, конечно, благородные свекор и свекровь решили, что нет ничего плохого в том, что невестка стремится к «высоким идеалам», нашли ребенку няню и «королева-Сабина» тоже стала аспиранткой. При первом же знакомстве со своим руководителем Сабина поняла, вернее, решила, ОН напишет ее диссертацию и еще спасибо скажет. Учить соблазнять мужчин ее не надо, он будет ей «ноги мыть и воду эту пить». И действительно, не прилагая, особых усилий она «положила на лопатки» своего «шефа» да так, что молодой профессор полностью потерял голову от чар «Клеопатры» местного значения. Не прошло много времени, и он  предложил ей руку и сердце. Хамид, до которого дошли эти слухи, пригласил на семейные «разборки» родителей. Они, обвинили Сабину в том, что она плохая жена и мать.
- Хорошо, если я тебе не нужна, я от тебя ухожу!- зарычала она, собрала свои пожитки и ушла жить к подруге. При этом ее «королевское величество» даже не подумало о сыне.
- А как же ребенок? – не унималась Ритка.
- Потом заберу. Знаешь, Ритуль из этого олуха-мамсика муж не получится, когда…а… он будет профессором…, а этот готовенький.
- Не знаю Сабинка, ты подумай, что делаешь то?
- Я уже обо всем подумала, ты расслабься.
Даже когда новоиспеченного жениха вызвал на собеседование ректор и пригрозил увольнением, чары «королевы-Сабины» победили.
- Делайте со мной что хотите, я ее люблю и на ней женюсь!
- А как же семья, двое детей?
- Я им буду помогать, детей я не брошу.
- Детей не брошу, а жену бросишь, что с ней будет. Пока ты был вшивым аспирантом, она терпела невзгоды, растила детей, создавала тебе условия для морального роста, а теперь, когда ты стал профессором, ты ее бросишь – это честно!!!
Следующим этапом был отец Хамида. Он пришел на кафедру к невестке, чтобы поговорить со своим бывшим воспитанником.
- Убейте меня Мавлян ака, но Сабину я люблю. Я уеду с ней в Африку, меня туда приглашают на работу, а Хамид даст бог ее забудет, - говорил он Мавлян Ядгаровичу.
- Только учти я тебе и этой дряни внука не отдам – это будет через мой труп!!! Так и получилось, через  несколько месяцев после развода Хамида и Сабины, Мавлян ака скоропостижно скончался от инфаркта, хотя Сабина и не собиралась забирать ребенка. Одна ошибка, сделанная по молодости-глупости, порушила жизнь хорошей семьи.   Хамид развелся с Сабиной, хотя мог послушаться совета родителей и вообще не жениться на ней, Мавлян ака – умер, Зубайда Ходжаевна тяжело заболела, так она проболела все последующие годы. Хотя она пережила своего мужа на 12 лет, это была не жизнь, а бесконечные страдания по любимому человеку. Ядгарчик был всегда рядом с бабушкой и рос очень спокойным умным заботливым мальчиком. Тринадцатилетний мальчик держал в свих хрупких руках все домашнее хозяйство и заботился о своей любимой бабушке.
                ------

- Аська, смерть бабушки положила начала моей новой жизни, которую хуже чем кошмаром не назовешь. Родители мои, отец и его вторая жена, на которой он женился через пять лет после развода с мамой, решили переехать в наш большой дом, в котором после смерти дедушки жили я и
бабуля. Меня очень быстро выставили из моей комнаты и поселили туда моего братишку Шухрата, причем отец ничего не объяснял. Он и не пытался скрывать своей неприязни ко мне. Моя комната была с любовью обставлена бабушкой. По тем временам в ней была шикарная мебель, венгерский кабинетный гарнитур. Бабашка очень старалась, скрасит мое безрадостное, как ей казалось, детство она и предположить не могла, что ждет меня после ее смерти. Теперь я жил в маленькой комнате, которую мы называли «комната с сундуками», потому, что там стояли два бабушкиных сундука, а сверху, на них были сложены одеяла. Письменным столом мне служил старый кухонный стол, а книжки я складывал на полку, на которой раньше красовались в рамках фотографии бабушкиных подруг.
Для меня перестали существовать праздники, дни рождения, летние отдыхи, новогодние гулянья, на которые они всей семьей, отец, мачеха и брат уезжали. А ездили они в горы на дачу к брату моей мачехи, который был, каким-то очень ответственным государственным работником и устраивал им шикарные досуги. При этом никого не интересовало, что мне страшно одному оставаться дома. А страшно было только сначала, первые несколько месяцев, потом это были самые лучшие минуты моего существования. Я был поставлен в такие условия, что мне и в голову не приходило обижаться на то, что меня не поздравили с днем рождения или не взяли с собой на Иссык-Куль, потому что то, что мне приходилось терпеть, по сравнению с такими мелочами были настоящим кошмаром.
У меня были обязанности, которые я должен был неукоснительно выполнять, причем четко, и так, как этого хочет отец. Малейшие промахи в моих действиях приобретали  катастрофические для меня последствия. Ну, к примеру, в прихожей или в кабинете, наведённый мной порядок был не достаточно качественным, это кончалось  экзекуцией. Этот страшный шнур от старого утюга лежал в задвижке его стола. Я должен был смирно лежать на диване лицом вниз и, желательно для меня, безропотно принимать удары, в противном случае, это в случае сопротивления, он приходил в такую ярость, которая, несомненно, была не в мою пользу. В среднем в месяц раз обязательно находился такой повод, после чего он некоторое время, видимо, чувствуя, угрызение совести меня не трогал физически. А морально, я все время слышал от него грубую ругань, напоминание о том, что я сын своей гнусной матери и все такое. И, вообще, я существовал для него разрядкой его плохого настроения, «козлом отпущения». Особенно, когда моя мама защищала свою очередную диссертации или получала новую должность, что творилось!!! Будь у меня даже «семь пядей во лбу», предлог чтобы вымесить на мне зло обязательно находился, ох и доставалось мне в такие минуты.
Самое трудное время моего общения с ним был ужин и завтрак. Обычно, за столом, во время еды, он говорил мне столько гадких слов, от которых я даже не помнил, не только вкус съеденной пищи, и вообще что я ел, а ему это доставляло особое удовольствие. И, вообще, мне кажется, когда он меня унижал, он представлял себе мою мать, на которую, на свою беду был очень похож. За три года жизни в семье отца я забыл, каким я был раньше, он  превратил в затравленного зверька. Постепенно в мою душу прочно вселился страх! Я боялся физической боли, еще больше унижений. Страх, страх, страх!!! От его шагов, голоса, от напоминания о нем и даже просто от его кашля, чиха. Покой, для моей измученной души и тела наступал лишь, когда они уезжали, а путешествовали они часто. Но этого покоя, для моего здоровья, чем дальше, тем меньше хватало. Я стал болеть. Сначала я не понимал, что со мной происходит, все время был дискомфорт в животе, постепенно это перешло в невыносимую боль по ночам. До моих болячек ни кому не было дело. Вот, например, однажды под новый год я заболел обычной простудой, разболелось горло и, когда на следующее утро они вернулись после новогодней ночи, я залежался в постели. Видно я что-то недомыл или недоубрал это  привело в бешенство моего родителя.  И я опять стоял перед ним навытяжку и бессвязно лепетал оправдания. Мысль о том, что сейчас он возьмется за свой шнур, была всегда невыносима. За обедом мачеха сказала:
- Иди к себе и не выходи, осталось еще Шухчику заразиться.
И целый день, ни одна «добрая» душа даже и не подумала заглянуть в комнату. Я так хотел пить, горел как уголь в печке и, только к вечеру видимо от скуки Шухрат зашел ко мне.
- Шух, принеси мне пить, - попросил я. Он ушел и через некоторое время я услышал голос отца:
- Ты куда?
- Он попросил пить.
- Я сам, не заходи к нему.
Мое состояние видимо было не очень и, ему пришлось делать мне уколы несколько раз в день. Ты не поверишь, он делал мне уколы, но не раз даже не спросил, ел или пил. Пошатываясь, я выходил оправляться и пил на кухне остатки заваренного чая. И, поэтому, когда у меня заболел живот, мне и в голову не пришло пожаловаться родителям. Я исхудал на столько, что моя одежда на мне повисла как на вешалке. А в доме жили мой отец, хирург, врач, и мачеха, добрая, заботливая мать и этого не видели.  Аська, от болей в животе я «лез на стену», ночи особенно были страшными. Сколько я пролил слез, и если бы не эта лекция по суициду, я бы точно повесился. У нас в школе от несчастной любви повесилась девочка, и директор школы организовала лекцию, нас всех собрали в актовом зале.
- Поймите ребята,- говорил лектор. Человек, который совершает самоубийство, каким бы способом это не сделал, очень мучается. Если вы видели документальные киносъемки, когда повешенный дергает ногами, нам со стороны это кажутся какие-то минуты, а для него проходит мучительная вечность! А те, которые травятся снотворными препаратами, засыпают и во сне задыхаются, потому что умирают от паралича дыхательного центра. Я помню девочку в клинике, которую сумели спасти, она рассказывала, что ей снился сон, как она тонула в болоте ….
В этот день, я пошел на кладбище к бабушке с дедушкой, сидел, думал, как мне жить дальше, плакал и не находил выхода. Выход, как говорится, всегда находится, и не было бы счастья, да несчастье помогло. Это же не могло длиться бесконечно, когда-то этому должен был прийти конец. 
И этот конец наступил в то утро. Дверь в мою комнату открылась и появилась голова брата.
- Идем завтракать, папа уже на тебя злится, - сказал он.
Я сделал над собой невероятное усилие, чтобы подняться. Все тело мое трясло мелкой дрожью, голова кружилась, в глазах темнело. Когда я встал, ноги дрожали от слабости. Вот в таком состоянии я появился на кухне. Чтобы не упасть, я прислонился к дверному косяку и тихо поздоровался, отец сидел спиной ко мне, чтобы пройти на свое место, мне надо было обойти стол. Я думал, как это сделать, чтобы не упасть.
Отец повернул голову и как всегда посмотрел на меня своим ненавидящим взглядом. В следующую минуту меня неистово затошнило, я заметался, самая близкая была раковина для мытья посуды. Я сделал над собой усилие и бросился к ней, а в раковине была не мытая посуда, но другого выхода не было. Из меня пошла  черная очень мерзкая гадость, а потом вылез длинный багровый червяк и растекся по краям раковины кровью.
У меня подкосились ноги и чья-то очень сильная, и знакомая рука крепко схватила меня за плечи. Первое о чем я подумал, о последствиях содеянного, что я своими рвотными массами запачкал посуду, по спине от страха опять поползли «мурашки».
- Я случайно, я сейчас все вымою с мылом, - залепетал я,  вытирая рот рукавом рубашки.
Отец крепко держал меня за плечи и смотрел на меня, широко раскрыв глаза.
- Не надо, пожалуйста, не надо, я не хотел…
Он поднял  меня на руки и понес в большую комнату.
«Господи»,- думал я – «Неужели опять все сначала ….».
Он нес меня, я крепко прижался к нему всем телом.
- Не надо, не надо, - просил я его что есть сил – Я все равно скоро умру, у меня в животе все уже сгнило, у меня, наверное, рак, у меня даже какашки черные, – лепетал я, чтобы хоть как то вызвать у него к себе жалость.
Он положил меня на диван. Мачеха быстро подложила мне под голову подушку и укрыла меня шерстяным одеялом. Я понял, что сегодня меня мучить не будут, и закрыл глаза.  Теряя сознание, я мысленно благодарил бога, за его доброту. 
Когда я открыл глаза, рядом с диваном на котором я лежал стоял стул, к стулу была привязана швабра, а на швабре висела сетка с бутылкой. В мои вены поступала приятная прохладная жидкость. Вокруг меня стояла суета. Двое друзей моего отца ужу успели приехать из клиники. Отец сидел рядом и смотрел на меня совершенно потерянным и испуганным взглядом.
- Хамид, живот у него спокойный, - сказал один из присутствующих, - можно везти в больницу и поскорей.
Меня привезли в больницу в очень тяжелом состоянии, я все время терял сознание, потому что потерял много крови, когда я в очередной раз пришел в себя я услышал тихий разговор.
- Наталка, если он умрет, ты меня сдай властям, это я его убил! – это был голос отца, я поверить не мог.
Я осторожно открыл глаза, да это был он. 
- Перестань истирить! Все будет хорошо! Как ты мог?  Хамид что с тобой происходит, мальчишку довел до последней степени истощения?! Ты хоть видел, что у него на бедрах и ягодицах!!! Чем, ты его порол, железными прутьями что ли?! Если бы я не была твоим другом, я бы точно сдала тебя властям!
- Наталка, пожалуйста, спаси его…  Спаси его! – он громко шептал, в его голосе было отчаяние.
- Спаси его! Ты что озверел совсем, ребенок то в чем виноват! Мать гулящая, бросила, а отец добивает до смерти! Это же твой сын!!!
- Господи! Это отец был уверен, что он его внук, а я всё время думал, что эта дрянь его нагуляла и мне «лоху» его подсунула!
- Идем со мной глупец, я тебе что-то покажу! Смотри!
И она ткнула пальцем в мои запястья.
- Эта родинка была у Мавляна Ядгаровича, и у тебя есть.
- Боже Наталка,  как я с этим буду жить?!  Наташа если он умрёт, я застрелюсь из отцовского ружья.
- Мы не можем допустить этого, мы должны его спасти!
«Значит, он боится меня потерять, значит, я ему хоть немного дорог, значит, я все-таки его сын и он меня любит!!!» - думал я и горячие слезы, текли по моим вискам. Все последующие дни он не отходил от меня. Когда бы я ни открыл глаза, он сидел, угрюмо опустив голову. Все время в мои вены что-то капали через капельницу и через пять дней, когда врачам показалось, что мое состояние улучшилось, ко мне пришел  энергичный и очень веселый мужчина, держа в руках, длинным черным шланг  с лампочкой. Это ужасное «сооружение» он очень быстро протолкнул в меня,  должен тебе сказать неприятнейшая процедура и что-то там у меня обнаружил, повернулся к отцу.
- Огромные, две целующиеся, одна еще подкравливает, страшно подумать, как ребенок мучился, а чем вы ему боли то купировали?
Отец стал неузнаваемый, он метался от страха и стыда, то садился, то вставал, то вздыхал, он впал в такое отчаяние, что я подумал, что смерть моя неминуема. Когда все ушли, я тихо спросил у него:
- Я умру, да?
- Нет, ты что… дурачок, не умрешь, все будет хорошо. А в глазах были неуверенность и тревога.
- А мама придет… И снова горячие слезы покатились по моим вискам.
- Зачем тебе она, зачем, не плач я больше никогда тебя не обижу, сын! – он взял мою костлявую руку и прижал ее к лицу.
Меня выписали из больницы через два месяца, за это время, несмотря на то, что я ел все пареное, протертое и диетическое я поправился на десять килограмм. Конечно, моя последующая жизнь сильно изменилась. У меня прошел страх, я был счастлив. Хотя отец, не очень то со мной общался, я чувствовал, как изменилось его отношение ко мне. Трудности были с мачехой. До эпизода с родинкой она была уверена в том, что я нагулянный, не имеющий отношение к отцу ребенок. А теперь, ей надо было мириться с мыслью, что я родной по крови брат ее сыны. 
- Я не собираюсь, здесь корячится, и варить ему по диете! Если тебе надо, то готовь ему сам или отправь его к его мамочке, пусть она его кормит! У меня нет не времени, не сил!
Её раздражал мой вид, мое существование в доме, все, что со мной связано. И, когда, через два месяца летом они собрались на Иссык-Куль, она заявила:
- Если он поедет, то я остаюсь! Я опять остался один дома. Мои родители даже не знали, что я окончил
школу, потому что я пошел в школу с шести лет. Вот тогда и случилось самое удивительное событие в моей жизни. Я, как, и все мои сверстники сдал документы в ВУЗ. А выбрал я Университет физико-математический факультет. У меня не было никакой уверенности, что я поступлю в институт
сам, потому что мои сверстники все время говорили про какой-то «блат» и что если у человека нет «блата», то он не сможет поступить. В тот год в Университет приехали группа преподавателей из МГУ и участвовали во вступительных экзаменах. Когда я сел отвечать физику ко мне подсел высокий седовласый мужчина и заставил меня решать задачи по физике, причем задачи были все сложней и сложней. Когда я решил последнюю задачу, ко мне подсели еще два преподавателя, они стали громко обсуждать оригинальность моего решения. Меня заставили решать задачи не только по физике, но и по математике. Я им «нарешал» столько задач, что все приехавшие с Москвы преподаватели собрались надо мной. Затем пришел ректор Университета и предложил продолжить беседу у себя в кабинете. Ты не поверишь, мы просидели четыре часа и, наконец, один из них сказал:
- Ребенок уже устал, наверное, голодный, его надо отпустить.
На следующий день, я был приглашен к ректору в кабинет, кроме меня был еще один мальчик. Нас поздравили с поступлением в ВУЗ, хотя все наши сверстники должны были сдавать еще три экзамена, мы были уже приняты. Ректор поздравил нас и сказал:
- Ребята Ядгар, Бахадыр, вы должны поговорить со своими родителями, спросить их разрешения учиться в Московском Государственном Университете. Если родители будут согласны, то вы оба поедите в Москву, будете жить в общежитие Университета и там учиться, а мы будем вами  гордиться!
Я постучался в кабинет отца.
- Кто?
- Я…
- Заходи,- он смотрел удивленно.
- Мне надо вам сказать…
- Говори…
Я очень сильно нервничал. 
- Что-то случилось! Я молчал и не находил слов. 
- Спокойно, спокойно … ты чего так задергался Ядгар.  Что – то случилось, когда нас не было?
- Я, просто, решил документы сдать в Университет…
- Куда?
- В Университет на физмат.
- На кокой физмат…Он растерялся, встал и уставился на меня как вкопанный.
- Ты что уже школу окончил?
Я кивнул.
- И?!
- Я сдал экзамены и поступил, но…
- Ты сам поступил в Университет?!
- Да, но…
- Что но?!
Я опять разволновался.
- Если вы будете против,  я не поеду, это не обязательно, просто эти учителя из МГУ дали мне сложные задачи, и я решил и меня туда зачислили….
- Кто? Кого? Куда зачислил?! – в полном удивлении спрашивал он. Мое сердце опять затрепетало от страха. Несмотря на все перемены, которые произошли в нашем доме после моей болезни, я по-прежнему его сильно боялся.
- Ядгар,- он взял меня за плечи, пристально заглянул в мои глаза.- Что происходит? Тебя зачислили в МГУ?
- Да, но я не давал согласия, я сказал, что я должен у вас спросить разрешения.
Он был потрясен, сел в кресло против меня и долго молчал.
- Мне иногда кажется, что я просто нелюдь. Мой сын оканчивает школу, я этого не знаю, поступает в Университет я не знаю… поступает в МОКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ!!! Я не знаю…
Он долго молчал, а я сидел, рядом почти не дышал.
- Сын… у тебя больной желудок, как же ты там один?
- Так будет хорошо и для вас с мамой и для меня… она нервничает, я ее раздражаю, она не хочет…меня видеть и почему она должна меня хотеть?! Если меня бросила родная мать, от меня отказалась, ей-то я зачем. Если я  уеду, всем будет хорошо.
Как я вообще это сказал, я до сих пор себе удивляюсь.
- Я что-то в жизни упустил, я совсем тебя не знаю сын! Ну ладно я сам тебя отвезу, я тебе буду помогать!
Но все было совсем не так. Его жена не позволила меня отвезти. Отец проводил меня и, на вокзале попросил родителей Быхадыра меня опекать. Отец Бахадыра, такой хороший дядечка, нас отвез в Москву. В общежитие  нашел нам самую хорошую комнату, нас поселил, несколько дней нас прогуливал по Москве и уехал в Ташкент. Я понял одно, то, что у меня было в кармане, 200 рублей, две по сто с изображением Ленина и немного мелочи – это все, что есть. Я очень хорошо понимал ситуацию, больше никогда я не мог рассчитывать на своих родителей и, что мне обязательно надо найти работу. Хоть я и знал, что
нам дадут не малую стипендию, но понимал, что ее на мое существование не хватит. Аська, как я жил, как учился, как я нашел себе работу в дежурной аптеке, про это я тебе рассказывал. Я окончил институт с отличием, меня оставили в аспирантуре. Все эти годы я, обязательно, на все праздники отправлял поздравительные открытки отцу. Я пытался ему звонить и всегда попадал на мачеху. В один из таких разов, она мне сказала:
- Ты можешь оставить нас в покое, ты можешь жить своей жизнью, ну почему ты не пристаешь к своей «мамочке», а к нам всегда лезешь!
Да, может быть я виноват, что после этого разговора не пытался связаться с отцом, не писал ему, не звонил, но и он не пытался меня найти и я решил, что так оно лучше…
Асаль подошла к нему, крепко обняла его.
- Я всегда буду с тобой, я всегда буду любить тебя!!!
- Я тоже, Аська у меня кроме тебя на свете никого нет!
Она заглянула ему в глаза, в глазах ее была тревога…
- Яр, ты знаешь, тебе надо поехать в Ташкент!
- Почему?- настороженно спросил Ядгар.
- У тебя погиб братишка в автомобильной аварии…
- Откуда ты знаешь!!!
- Я знаю… Просто, когда я была в Ташкенте, наши общие знакомые рассказали моим родителям про твоих…. Некоторое время она молчала, а потом добавила:
- Он на машине твоего отца с друзьями куда-то ехал, не справился с управлением и врезался в дерево. Два его друга, которые ехали на заднем сидение отделались царапинами. А твой брат умер на месте.
- УЖАС!!! – отчаянно прошептал Ядгар.
- Твоя, мама, я думала она твоя мама, твоя мачеха, после этого, от сильного переживания, пыталась несколько раз покончить с собой и, ее положили лечиться в психиатрическую больницу. Сейчас она дома, но стала очень странной, не разговаривает, бедная носит с собой фотографию Шухрата. Стали спрашивать у отца про тебя, а он молчит и за сердце хватается. Вот я на тебя и набросилась.
Ядгар встал и нетерпеливо заходил по комнате. На нем не было лица.
- Аська!!! Бедный отец, надо быстрее ехать в Ташкент.
                ----
- Ты приехал СЫН!!! - закричал Хамид, крепко обнимая высокого, крепкого мужчину, в котором едва можно было узнать того хрупкого пугливого мальчишку, когда-то уехавшего в Москву. Ядгар смотрел на отца. Тот громадный и страшный, был просто худой, больной, пожилой, несчастный человек.
- А это кто сын? – спросил он, показывая на Асаль глазами.
- Даст бог ваша невестка,- ответил Ядгар, крепко обнимая Асаль за плечи.
- Слава богу, слава богу, дети мои вы приехали. Иди сын ВСТУПАЙ В СВОИ ВЛАДЕНИЯ, помнишь, твой дед всегда нам говорил – это дом моего внука…
                Севинч               


























               


Рецензии
Яркий рассказ. Прекрасно написано. Современно. Понравилось.

Артур Грей Эсквайр   12.04.2016 22:43     Заявить о нарушении
Артур! Спасибо Вам за столь высокую оценку! Будьте СЧАСТЛИВЫ!

Севинч Севинч   13.04.2016 10:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.