Об обществе потребления

«Как-то раз восьмого марта. Бодрийяр Соссюр у Барта ... »
(В. Пелевин.)

Об обществе потребления говорят и пишут, общество потребления критикуют и обвиняют, но толку от этого нет.
Частично вина за это лежит на указанных в эпиграфе и им подобных господах, частично на всеобщем непонимании проблемы.

Бодрийяр, Соссюр и Барт, «три кита» критики общества потребления.

Фердинанд де Соссюр, «отец лингвистики», заложивший основы семиотики и структурализма, создал фундамент для исследования знаков и знаковых систем, как объектов, наделенных значением и определяющих своей внутренней структурой и взаимоотношениями ее элементов между собой и с другими явлениями в соответствующих социальных и культурных системах сами социальные и культурные явления, которые, как он считал не обладают самостоятельной  природой.

Это позволило Ролану Барту провести в жизнь главную мысль его «творчества», что авторская интерпретация смысла произведения не является однозначной и единственно возможной, выразив это в «концепции» под устрашающим названием «Смерть автора» и «легализовав» таким образом в философии явление абстракционизма, выражающееся в диктате интерпретации смысла произведения знаками и знаковыми системами из которых оно сложено.

Вдохновленный Соссюром и Бартом, Жан Бодрийяр, решил нанести удар по обществу потребления, где, по его мнению, отчужденные от жизни людей знаки предметов, существующие лишь в связи друг с другом формируют у людей потребление как цепную психологическую реакцию, направляемую «чудом», природа которого бессознательна, на создание мнимого изобилия, являющегося на самом деле дефицитом подлинных чувств и культуры, которые заменены возведённым в культ социальным разделением, равно нуждающимся как в добродетелях, так и в пороках и преследующим одну цель — создание целей для наращивания производства.

Все это Жан Бодрийяр поведал в словесной икебане, названной им «Общество потребления», допускающей с легкого пера Ролана Барта любое толкование кроме авторского. Поэтому, работа эта никого не просветив лишь оказала, подобно Хайдеггеровскому «Бытию и времени», огромное влияние на философию двадцатого столетия, и без того находящуюся в плачевном состоянии, отодвинув последнюю еще дальше от науки в хаос рефлексивных концепций, отрицающих возможность достоверности и объективности.

Несмотря на то, что «Общество потребления» Бодрийяра, хотя и критиковало «политэкономию знака», претендовало на анализ этого самого общества, таковой не был сделан, как он не был сделан и упомянутым Мартином Хайдеггером, повторившим слова «бытие» и «время» в одноименной книге сотни раз и  признавшимся в заключение, что не может дать им определения. (Стоило ли писать?!)

Поэтому «общество потребления», несмотря на все потуги философской мысли двадцатого века, так ничего и не узнало от философов ни о бытии и времени своем ни о причинах порождающих потребление, ставшее его главной задачей. На том философская мысль двадцатого столетия, было смущенная обществом потребления и его влиянием на нее саму и успокоилась.

Само же «общество потребления» продолжая потреблять, то ли боится, то ли стесняется понять почему оно является таковым, хотя ответ был дан давным-давно.

Сто лет назад умная женщина, Роза Люксембург, считавшая, что единственно возможной интерпретацией смысла произведения является именно однозначная авторская интерпретация, написала работу «Накопление капитала», в которой объяснила зачем и почему человечеству придется бесконечно наращивать потребление ради бесконечно наращиваемого производства:

«Пусть капиталист производит согласно известной нам формуле в следующей пропорции:
40c+10v+10m,
где постоянный капитал в четыре раза больше переменного, и норма эксплоатации равняется 100%. Количество товара представит тогда стоимость в 60 единиц. Предположим, что капиталист в состоянии капитализировать половину своей прибавочной стоимости и что он прибавляет ее к старому капиталу соответственно его составу. Следующий период производства можно было бы выразить в такой формуле:
44c+11v+11m=66.
Положим, что капиталист и в дальнейшем будет в состоянии капитализировать половину своей прибавочной стоимости, и что он может это проделывать каждый год. Для того чтобы он мог это осуществлять, недостаточно, чтобы он вообще находил средства производства, рабочие силы и район для сбыта, он должен находить их в определенной прогрессии, соответствующей прогрессу его накопления.»

Однако, к словам Розы Люксембург никто не прислушался. Человечество более увлечено получением бесконечности путем деления на ноль, видимо прельстившись идеей получения бесконечного изобилия из ограниченных и стремящихся к нулю ресурсов.

При этом человечество думает, что изобилие это будет состоять из предметов качественных и долговременных, забывая что для увеличения скорости оборота «потребление-производство» гораздо более подходят предметы малоценные и быстроизнашивающиеся.

Общество, глухое  к однозначным авторским интерпретациям смысла бытия и падкое на различного рода неоднозначные его интерпретации знаками и знаковыми системами, закономерно, о чем в свое время предупреждал печально известный борхесовский "филантроп", оказалось в руках той части человечества, которая стоит ниже по своему интеллектуальному развитию, но за то более деятельна и предприимчива.

И именно эта часть человечества и заставляет его другую часть осуществлять оборот  «потребление-производство», с которого первая имеет налог, называемый прибылью.
И будет наивно думать, что выйти из этой игры легко и просто.*

«У них такая власть, что они могут заставить половину мира производить гавно, а другую половину его есть», как выразился в приписываемой ему сентенции Вальтер Ратенау неплохо знакомый с наиболее деятельной и предприимчивой частью человечества.
И дело не в том, говорил ли это Вальтер Ратенау или кто другой. Мы это можем видеть сами.

Кроме того, что капиталу выгоднее всего производить именно гавно, главным его трюком, выявленным еще Марксом, всегда являлось юридическое признание того, что потребитель сам себе товаровед.
«Видели глаза что покупали, теперь ешьте, хоть повылазьте!»

И, ведь речь идет не столько о воспроизводстве товаров, сколько о воспроизводстве жизни, как формы существования.

__________
*Не будем забывать, что во времена, когда рабский труд не создавал избытка над расходами по содержанию рабов, последних просто убивали за ненадобностью.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.